Как длинна ночь

 
1

Она была совсем юна, да и я тоже. Я был старше ее на три года. Мы познакомились на берегу Волги в Конаково. Я бы не сказал, что влюбился в нее с первого взгляда, но потом она заполнила для меня весь мир. Она не была писаной красавицей, но она была веселой, озорной девчонкой. Как она заразительно смеялась!
В те времена я был застенчивым юношей. Я довольно долго не решался подойти к ней и заговорить. Мы с приятелем две недели отдыхали около базы отдыха, жили в палатке. Мы взяли совсем мало денег, да и те истратили на пиво. С продуктами у нас было скудно. Мы каждое утро ловили рыбу в Волге и пекли ее на костре. К счастью, приезжал мой отец и взял для нас лодку, которую мы не сдавали целую неделю. Вечером мы купались на пляже. Там мы и заметили двух девчонок, подходящих нам по возрасту, но они не обращали на нас никакого внимания. Видимо, мы выглядели совсем нереспектабельно, хотя в те, советские времена, с этим было гораздо проще, чем сейчас. Просто власть денег над людьми была незначительной. Мы разговорились с девчонками только за два дня до отъезда. Одна из них была блондинкой, а другая брюнеткой. Мой друг выпросил у меня блондинку. Так мы их и поделили. Вечером гуляли вчетвером до поздней ночи. У них тоже заканчивалась смена, и мы решили вернуться в город вместе с ними на автобусе. Когда автобус пришел в наш город, я решился подойти к брюнетке и взял у нее домашний телефон. Это произошло в самый последний момент. Она была с родителями. Она улыбнулась и продиктовала мне свой телефон. Кто бы мог подумать, что она станет для меня самым близким человеком в течение многих лет. Я позвонил ей на следующий день, мы договорились о встрече. Она жила на центральном проспекте. Мы встретились около ее дома на автобусной остановке. Я старательно оделся довольно стильно. Ей понравился мой вкус. Я тогда еще не знал, что одежда для нее значила довольно много. Она увлекалась шитьем, чем занимается и по сей день, насколько я знаю. Мы гуляли по городу, ели мороженое. К сожалению, я не могу вспомнить, о чем мы говорили в тот первый день нашего знакомства.
После этого мы виделись с ней каждый день. Я тогда работал на заводе электронной промышленности и зарабатывал сравнительно неплохо для своего юного возраста (мне было восемнадцать лет). С каждым днем мы становились все ближе друг для друга. Я приезжал к ней домой прямо с работы, а я работал до четырех, иногда сматывался еще раньше. А она училась в школе. Я казался ей взрослым, самостоятельным человеком. Она гордилась знакомством со мной перед своими юными подругами. Мы довольно долго дружили совершенно невинно. Но дружба между мужчиной и женщиной не может продолжаться до бесконечности, к тому же мы были влюблены друг в друга. Сколько трогательной нежности было в наших отношениях! Это были самые счастливые дни в моей жизни. Она была активным, словоохотливым человеком. Честно говоря, мы иногда сорились, но на следующий день прощали друг другу любые обиды. Хотя обиды тоже были детскими и трогательными. Ее родители доверяли мне и относились ко мне очень хорошо. Они часто приглашали меня на разные семейные торжества. Ее отец делал прекрасное вино из винограда и очень гордился своим хобби. Ее брат был альпинистом. Мы с ним были одного возраста. Я познакомился с ним только через несколько месяцев после знакомства с Катей. Он зарабатывал промышленным альпинизмом и несколько раз в год ездил отдыхать в Крым. У меня до сих пор с ним прекрасные отношения. А я прекрасно играл на гитаре и знал очень много песен. Впрочем, я и сам писал песни, и у меня совсем неплохо получалось. Я с помощью гитары каждый день развлекал ее и ее подружек, некоторые из которых были влюблены в меня и тщательно это скрывали. Я этим не пользовался, мы с Катей были преданы друг другу, как никогда. Но я был настоящим психом и ревновал ее к каждому парню, с которым она только могла встретиться. Я вечно подозревал ее в измене, как потом выяснилось, совсем несправедливо. Это часто доводило ее до слез, но она терпела эту мою шизофрению, потому что искренне любила меня. Я вел себя, как настоящий Отелло, что было очень глупо с моей стороны. Я ее ревновал даже к своему лучшему другу, с которым нас связывала, кроме всего прочего, дружба наших отцов. Это было напрасно. Сейчас я был бы рад извиниться перед ними обоими. Помню один забавный момент, когда он гостил у меня. Мы легли спать втроем на моей большой кухне, на разложенном диване. Вернее, уснул только Владик, а мы с Катей занимались любовью до самого утра. Такие события возможны только в юности. Вы не представляете, с какой ностальгией я вспоминаю те счастливые годы! Я был спутником ее юности, как грозный Сатурн для прекрасной Венеры. И несмотря на хмурые времена для нашей страны, мы все же были безумно счастливы. Но шло время. Мы взрослели. Особенно заметно взрослела моя юная подруга. А ведь я был всего лишь чертовым мечтателем. Я мечтал стать рок-звездой. Я мечтал стать великим художником и много рисовал. А на самом деле я работал за гроши, и никаких реальных перспектив у меня не было. В один прекрасный момент Катя забеременела. Я предложил пожениться. Но у ее родителей были совсем другие планы на будущее своей дочери. Ее отец ничего не знал об этих событиях, а ее мать настояла на аборте. Это было весной. Катя должна была в том году закончить школу и поступить в полиграфический институт. Все именно так и произошло. В августе мы с ней поехали в Крым на две недели. Мы, вроде бы по-прежнему, были счастливы вместе, но в наших отношениях уже была та невидимая трещина, которая разлучила нас навсегда. Пришел сентябрь. Она начала учиться в институте. Потом у нее была практика в совхозе Дмитровского района. Я приезжал к ней каждые выходные. Меня на работе отправили в Научно-исследовательский институт точной технологии. По специальности я тогда был контролером деталей и приборов электронной техники. Не буду объяснять, что значат эти длинные названия. В общем, мне стали платить в полтора раза больше. Из института меня отправили учиться в техникум. И я поступил на вечернее отделение. Мы с Катей стали видеться реже, так как проблем прибавилось у обоих. У Кати появились новые друзья, с которыми ей было гораздо веселей и интересней, чем со мной. С одним из них она живет до сих пор, насколько я знаю. В конце ноября она оставила меня навсегда. Это было для меня самым тяжелым ударом в жизни. Я потерял всякий интерес к действительности. Я бросил свой техникум, потом меня выгнали из института, а потом с завода. Через полгода я очутился на почте, но это уже совсем другая история... Через несколько лет меня осчастливила другая юная девушка, которая потом вышла за меня замуж и родила мне дочь, которую почему-то назвала Катей. Я очень благодарен ей за это, несмотря на то, что она тоже сбежала от меня. Но это неудивительно – долго жить с таким чертом, как я, просто невозможно. Не просто так старые друзья называют меня Шторм. А у Кати до сих пор нет детей. Не подумайте, что я злорадствую, ведь я до сих пор люблю ее, поэтому и живу в основном один.

Черноусов Владимир, ноябрь 2004 г.


Рецензии
Очень грустные воспоминания юности. Ревновать глупо, но я сам ревновал и страдал от этого. Успехов.

Никита Заглядов 2   20.07.2017 15:43     Заявить о нарушении