Краткое жизнеописание Б. Уратино, Мессии

Буратиноиды, Хой!

    На стол Отца народов легла рукопись:
"...как выяснилось, Демиург (как считали гностики) отличался не только халтурностью в ремесле, но и тем, что многие свои чудеса творил либо по пьянке, либо – с похмелья. И хотя некоторые продвинутые считали, что "Бог умер",– он был жив, скрываясь под разными сомнительными прозвищами, типа "Папа Карло" или "Карл Молоток (Marx)". Задачу, которую ставил перед собой Папа Карло, выстругивая очередного болвана, была и остается неясной до сих пор, несмотря на множество версий по этому поводу. Но факт остается фактом: последний, известный по ряду апокрифов, чурбан, вышедший из-под дрожащих с "бодуна" рук Демиурга, был назван им Б. Ур-ат-ино. Источники умалчивают о семантике его имени, а небезызвестный итальянский апокриф и вообще связан с другим именем деревянного посланника – П. Инок-кио. Тем не менее, возьму на себя смелость приоткрыть тайну его имени и смысл его миссии.
   Апологеты грубого материализма и жутко обусловленного детерминизма связывают единственную букву его имени – "Б" с состоянием самого Демиурга. А оно, как известно, было обычное – "бодун". Стало быть, Мастер дает нам – буратиноидам, намек на причины и истоки творчества: с вечера "принять на грудь", а утром – за работу. Этот стиль и метод с легкой руки материалистов(marx-истов) прочно вошел в обиход на одной шестой части Мирового Острова.
   Сторонники же Примордиальной Традиции были более изощренны и последовательны в своих раскладах. "Б"– не иначе, как "бор" (Север). В их трактовке – ссылка на сакральную суть Севера-Гипербореи. Да и сам материал (древесина), из которого был изготовлен будущий Мессия, был не какой-нибудь банальной липой или осиной... Ни больше, ни меньше – полено это было частью сломанной во время Равноденственной Бури ветки Дерева Иггдрасиль, растущего в точке Полюса. Правда, непосвященные (вроде агентов Моссада) считали его Древом Сефирот. "Ur" рассматривался традиционалистами как "земля", "гора", "пещера". Указание на приземленную сущность посланника, на тайный центр мира (Ур-Ал) и на его связи с урками.
  Об этом недвусмысленно говорила и татуировка на правой ягодице – "руна посланника, пути" – Reido. Он имел пожизненное право посылать всех туда, сюда и обратно, а также на вопрос "где?" отвечать: "В Кара-ганде!". "Ат" можно рассматривать как восходящий слог в календаре Германа Вирта, который был выкраден впоследствии одной из двадцати израильских спецслужб. "Ат" подразумевает восхождение из обычного, буратиноидного состояния в состояние Иное – "сверх-буратиноидное". Поэтому, итог –"ино". Именно этот аспект его имени озарил однажды фэна Ф. Ницше – Макса Горького, который одарил все последующие поколения афоризмом: "Человек – это звучит coolёво!" Собственно, и сам Ницше имел это в виду, назвав высшее существо "сверх-буратиноидом", т.е. Человеком.
   О первых годах будущего Пророка известно мало. По слухам, одно время к нему в гуру набивался некий Swerchok, который и подвинул хамоватого и эгоистичного Б. Уратино на путь совершенствования и Спасения. Предположительно, псевдоним "Сверчок" был получен им при посвящении в одну из тайных лож, проповедующих абсолютный андеграунд и отвязный Путь Левой Ноги. Истоки ложи восходят к одной из подпольных организаций древней Палестины времен царя Ирода – "поножовщикам". И, несмотря на конфликт поколений, Сверчку все же удалось донести до спящего разума Б. Уратино, что мир–это всего лишь картина, нарисованная поколениями тупых буратиноидов. Но познать тайну мира можно. Для этого нужно пройти огонь, воду, трубу, медкомиссию и д-урку. Правда, наш нетерпеливый герой под напором проснувшегося кундалини, тут же засунул свой длинный нос (по народной версии–фаллос) в другую – иную реальность, пробив в "картине" первую дырку. Но, будучи непосвященным, дальше идти не смог – не было "прухи". Вот тогда-то Папа Карло и посылает Б. Уратино на поиски Учителей. Попав на Карнавал Жизни, он тут же "въехал в канал", осознав, что книжные знания – это не-знания. После чего не замедлил продать книгу, завещанную ему самим Демиургом Папой Карло, и получить за нее свои первые деньги. Книгу эту последний раз видели в замке Вевельсбурге. Согласно одной из версий, книгу эту "отрыл" историк из SS Отто Ран, пытавшийся до этого безуспешно обойти Индиану Джонса в поисках Ковчега. После таинственного исчезновения Рана исчезла и книга. Называлась она: "Аз-Б.У.-ка".
   В тайну денег Б. Уратино посвятили два магистра криминального Ордена, основатель которого умер на кресте справа от И. Христа. Их клички выражали суть их миссии: Кот и Лиса (по другой версии – Собака). Кот отрабатывал т.н. "семерку", Лиса – "шестерку". И ту, и другую Зоны Падения Б. Уратино прошел достойно. Правда, для полного "въезда" его пришлось повесить вверх ногами над водой (см. Аркан «Повешенный»). И он висел так до тех пор, пока его отражение не стало им, а он – отражением. Подобный ритуал проводился и позднее – с Б.Муссолини, например. Но, к великой радости врагов из Ордена имени Патриса Лулумбы, Дуче скончался, так и не успев познать счастье прозрения. По открытым недавно сведениям из архивов НКВД, принимал участие в этом "веселье" и один из уральских колдунов, проживающий то ли в Алапаевске, то ли в Артемовском.
   С деньгами Б. Уратино разобрался быстро (как Алистер Кроули и Кеннет Энгер, он понял, что магия денег не для него). Чего нельзя сказать об его современнике – Дуремаре. Старый знахарь, считавшийся в народе обычным шарлатаном, "впаривающим" пиявок своим лоховатым согражданам. Вечный одиночка, обладающий родовой памятью: он помнил прародину своих предков – Мар (Мор). И пиявки его были вовсе не пиявки. Они только выглядели как пиявки. На самом деле это были ценцаки – духи-помощники, которых он выманивал и вылавливал из глубин своего родового бессознательного. С их помощью он "высасывал" болезнь из туловищ своих пациентов, приговаривая при этом: "У-у-у, как у вас все запущено..." И все бы было в кайф, да не прошел он Шестую Зону и попался на "бабках". Тут его Кара-Бас и "притушил". С тех пор пахал он на теневого Босса ("Был Осужден Сомалийским Судом"), а клиенты стали шугаться его, полагая, что втюхивает он им "дурь".  Б. Уратино же денежки свои зарыл. После чего испустил струю и сел в позу лотоса. А так как, происходило это уже в "Ином" мире – а стране Д-Ур-аков, то "въезд" в астрал прошел быстро и чисто. Так чисто и въехал: что мол, я и есть Дерево. В прямом и переносном смысле. Даже "стучаться в двери Травы" ему не пришлось, как БГ, который тоже въехал насчет Дерева, но перед этим крепко "дунул". К тому же "аки", населяющие страну Д-Ур, посчитали Б. Уратино за своего братана, и каналы-то ему прочистили.               
   Трудней оказалась вынужденная ремиссия к Седьмой – "семейной" Зоне. Исходящая эстрогенами Мальвина, носившая исключительно красные трусики, постоянно пыталась взять Б. Уратино в плен. Повязать с собой, со своей пылающей свадхистханой. Ведьма в седьмом поколении, она знала, что делала. Бедный и покорный Пьеро был к тому времени высосан и опустошен окончательно "развратницей Мальвиной" (как поется в забытой народной песне "Шизгара", известной в исполнении группы Shocking Blue). Не гнушалась Мальвина и зоофилией. На основе ее скандальной биографии в Мексике сняли даже телесериал: "Пахучий секрет тропиканки". Но наш деревянный герой оказался круче и, засадив ей заточенный конец, он сумел-таки крикнуть в последний миг: "Ом!", а затем произнести отвязную мантру, состоящую из нескольких звуков, схлопывающих пространство. После чего героически бежал от нее, начертав даосской кистью заклинание на заборе. Откуда и пошла культура народного графитти. Тогда же, по слухам, герой наш вляпался (в прямом смысле) в большую кучу собачьего дерьма, коего было не меряно во дворе Мальвины. Отпечаток следа будущего Пророка был потрясающ: в центре – колесо сансары, на пятке – две свастики, одна свастика на плюсне и четыре – на пальцах. Видевшие этот отпечаток впадали в транс, выпадали из окон, въезжали и уезжали.    Правда, невежественные массы приписывали этот артефакт принцу Гаутаме, известному как Б. У -дда, но суфий Р. Генон правомерно считал его очередным аватарой Б. Уратино.
   Покончив с этой дурой, страдающей мессалинизмом, Б. Уратино наконец-то добрался до заветного Золотого Ключа. Погрузившись в бездны далеко теперь не "деревянного" подсознания, он нашел его там. А где же еще? Черепаха, жившая на одном из архаичных уровней его бездонной психики, куда он добрался благодаря инкарнационной трансперсонализации, без всякого "базара" отдала ему ключ. С тех пор Традиция почетно называет Б. Уратино "Великим Обладателем Ключа От Замка Которого Нет", а Орден Шотландского Обряда даже принял в реестр своих званий новый титул.
   Следивший за его проделками и проказами Кара-Бас, давно вынашивал свой черный ("кара" – "черный" (тюрк.) замысел. Он с самого начала засылал своих агентов – крыс и пауков, выловленных их алкогольно-психозного сознания папы Карло, чтобы "пасти" Б. Уратино. Само имя Кара-Баса повергало в страх и трепет буратиноидов, погрязших в мелких страстях и животных потребностях. Так или иначе, все живущие находились под его влиянием и контролем. Поэтому, одно из его имен для посвященных было – Кукловод. Известно также, что происходил он из семьи отуреченных болгар, а дед его был Черномором. Морил всех по черному. И, по давней магической традиции, Сила его рода заключалась в бороде. Об этом знали только двое: Папа Карло и Штирлиц. Об этом уже догадывался и Б. Уратино.
   Конец истории теперь знаком всем: прозорливый и просветленный Б. Уратино кастрировал Кара-Баса, лишив его Силы и влияния. Благодарные народы, утирая слезы счастья и умиления, ринулись за новым мессией. Нещадно лупя по их деревянным головам бамбуковой палкой, он добился от них того, чего они сами давно жаждали. У кого-то открывался "третий глаз", у кого-то вообще глаза выпадали, а были и такие, у которых из точки Брамы так и перло кундалини, так и перло... В итоге, все построились и, распевая: "Б. Уратино–Хари-Кришна", свалили в светящийся туннель за нарисованным очагом в домике Папы Карло.               
   И только подозрительно настоящие вороны все кричали и кричали: "Кар-ма, кар-ма, кар- ма...".
– Нэ так все было, – постаревший генералиссимус постучал желтым пальцем по рукописи, - нэ так...  Набивая "Герцеговиной" трубку, орлиным взглядом горца он окинул карту Четвертого Рейха Советских Социалистических Республик, включающую почти всю Азию и "Миттель Еуропу". – У Рассии свой путь, а этот,– он снова постучал пальцем по рукописи –– ведет в Зону. В Тринадцатую. Вот и пакойный рыжий калдун Феликс мне об этом гаварил...


Рецензии