Последняя ночь Бетховена

ПОСЛЕДНЯЯ НОЧЬ БЕТХОВЕНА
Перевод прозаической части либретто арт-рок-оперы "Beethoven's Last Night".
Автор оригинального текста - П. О'Нил /P.O'Neill/.
 
Действующие лица:
 
Людвиг ван Бетховен - маэстро собственной персоной в последнюю ночь своей жизни.
Судьба - сама Судьба, предстает в образе молодой и красивой женщины.
Твист (Случай) - сын Судьбы, горбатый карлик; шалун и насмешник, но не злой.
Мефистофель - дьявол собственной персоной; воплощение зла, но с соблазняющим обаянием и вкусом.
Молодой Бетховен - композитор в молодости.
Моцарт - Вольфганг Амадей собственной персоной.
Тереза - легендарная "Бессмертная возлюбленная"; величайшая любовь композитора.
Маленькая девочка - сирота, ей около шести лет.
Музы - голоса вдохновения.
 
Весной 1827 года, поздней ночью Вена переживает самую сильную в своей долгой истории грозу. В большой, неубранной комнате - Людвиг ван Бетховен, устало и тяжело опустившийся за фортепиано, на котором стоит только что завершенная рукопись Десятой Симфонии. Это последнее творение композитора, и он считает его величайшим.
 
Появляются духи - прекрасная Судьба и ее сын Твист, уродливый карлик; они пришли, чтобы сообщить Бетховену то, о чём он уже давно подозревал, - что это его последняя ночь на Земле. Их сопровождают многочисленные тени и призраки прошлого. С каждой вспышкой молнии они подходят всё ближе, и в конце концов Бетховен находит, что их шум невыносим.
 
Композитор умоляет духов оставить его, но Твист говорит Бетховену, что тени существуют только на свету, что жизнь Бетховена подходит к концу и свет гаснет; так что вполне естественно, что духи стараются цепляться за последние мгновения своего существования. Когда часы бьют полночь, беседа Твиста и композитора внезапно прерывается появлением Мефистофеля. Присутствие Дьявола заставляет всех призраков тихо съежиться в углу комнаты.
 
Мефистофель сообщает Бетховену о том, что пришел забрать его душу. Оказавшись перед угрозой вечного проклятия, испуганный композитор заявляет, что его время еще не пришло и он должен закончить свою Десятую Симфонию. Мефистофель смотрит на рукопись и с показным, несвойственным ему великодушием говорит, что даст Бетховену столько необходимого времени, сколько тому потребуется, но только если композитор скажет, какие части он хочет добавить или изменить. Бетховен вынужден признать, что Десятая Симфония - его величайшее творение, и он не изменит ни единой ноты. Обман раскрыт; Бетховен всё еще не может поверить, что вот так и должна закончиться его жизнь. Мефистофель уверяет композитора, что не только так, однако подобным образом реагирует почти каждый из тех, кого собираются приговорить к аду. Но затем он говорит Бетховену, что тот весьма удачливый человек, и поэтому он, дьявол, решил предложить маэстро то, что очень редко предлагает людям, когда их жизнь подходит к концу, - возможность использовать второй шанс.
 
Затем дьявол сообщает композитору следующее. Если Бетховен отдаст ему всю свою музыку, что позволит Мефистофелю стереть ее из памяти человечества, то дьявол вернет маэстро его душу. Бетховен подавлен. Боясь вечного проклятия и мук, он готов на всё, чтобы вернуть свою душу, но мысль о том, что он потеряет свою музыку, дело всей своей жизни, заставляет его колебаться.
 
Мефистофель, чувствуя замешательство маэстро, предлагает Бетховену час на раздумье - он удалится, чтобы потом вернуться за ответом композитора. Дьявол поворачивается, чтобы уйти, и в это время Бетховен замечает, что стрелки часов теперь вращаются быстрее, чем обычно. Когда он указывает на это Мефистофелю, дьявол отвечает, что маэстро должен считать это последним одолжением, ибо, куда бы Бетховен ни отправился, стрелки никогда не совершат оборота полностью.
 
Тени вновь выходят из углов комнаты, а Бетховен мучительно размышляет над предложением Мефистофеля. Композитор, подавленный затруднительным положением, в котором оказался, и будучи не в состоянии принять решение, пытается вспомнить подробности того, что он совершал, поступки, которые могли привести к проклятию. В ярости он обвиняет Судьбу в том, что она была так жестока к нему. Ошеломленная его обвинениями, Судьба предлагает композитору пересмотреть его жизнь и изменить то, что он пожелает.
 
Обрадованный таким неожиданным предложением, Бетховен соглашается. Когда Судьба спрашивает, с чего бы он хотел начать, композитор говорит, что прежде всего хотел бы изменить своё детство. Судьба переносит его через время, и Бетховен видит себя - ребенка, сидящего за пианино. Только что его жестоко отшлепал учитель: мальчик не смог получить придворное звание. Учитель хотел сделать из него нового чудо-ребенка, подобно Моцарту, но, в отличие от Моцарта, Бетховен неловок и неуклюж. Теперь, в одиночестве сидя за пианино, мальчик пытается утешиться, наигрывая успокаивающую его мелодию. Бетховен узнает в ней будущую Шестую Симфонию и, усевшись рядом с ребенком, завершает ее. Мальчик улыбается доброму взрослому и после недолгой беседы с ним спрашивает, смогут ли они встретиться снова и закончить композицию. Бетховен уверяет ребенка, что однажды это непременно произойдет.
 
Композитор поворачивается к Судьбе и говорит ей: «Мне не нужно такое детство. Я не хочу, чтобы моя мать умерла, едва мне исполнится пять лет. Мне не нужны ни пьяница отец, ни этот жестокий учитель. Я не хочу ребенком терпеть столько боли. Вот это! Сотри всё это из моей жизни».
 
Судьба отвечает, что всё будет так, как он пожелает, но перед тем, как она исполнит его просьбу, он должен осознать, что когда она удалит все страдания его детства, он также лишится и своего вдохновения - того, что позволило создать Шестую Симфонию. Бетховен понимает, что он не хотел бы потерять Шестую Симфонию, и отказывается от своей просьбы.
 
Затем Судьба спрашивает: «Несомненно, в твоей жизни были и счастливые минуты, волшебные мгновения?» «Были», - отвечает Бетховен. - «Подобно тому моменту, когда ты первый раз посетил Вену?» - «Подобно тому моменту, когда я первый раз посетил Вену».
 
Секунду спустя их взорам предстал восхищенный молодой Бетховен, впервые увидевший Вену. Затем Судьба и Бетховен видят встречу будущего композитора с его кумиром, Моцартом.
 
Судьба напоминает маэстро о Терезе, первой и самой большой любви Бетховена. Вместе они видят молодую пару: это первая ночь влюбленных. Молодой Бетховен уже признан величайшим пианистом, Тереза - княжна при дворе Габсбургов. Их чувства к друг другу очень сильны. Бетховен говорит Судьбе, что это счастливейший миг в его жизни. Затем Судьба спрашивает, почему всё закончилось, и он отвечает: «Потому что так должно было быть». «Почему?» - снова спрашивает Судьба. - «Ни одна женщина не захочет соединить свою жизнь с глухим музыкантом, не говоря уж о даме такой красоты и столь высокого положения».
 
Судьба переносит Бетховена в 1801 год, в его гостиную. Они видят, как композитор тяжело склонился над фортепиано. Глухота надвигается на него, и он понимает, что это неизбежно. Бетховен считает, что жизнь его кончена. Людвиг уверен в том, что если бы Тереза узнала, что он становится глухим, то наверняка оставила бы его. Не дожидаясь, пока это случится, он прекратил отношения, избегая видеть ее снова.
 
Судьба показывает ему его дом снаружи: Тереза смотрит в окно. Она видит Бетховена, склонившегося над фортепиано. Она не понимает, почему он вычеркнул ее из своей жизни. Она чувствует, что что-то чудовищно неправильно, но не знает и не может представить, что именно. Ничего из того, что Людвиг говорил ей, не могло повлиять на ее любовь к нему. Но Бетховен не верит этому.
 
Он говорит Судьбе, что теперь ему ясно, что глухота и есть причина всех его несчастий. «Удали эту хворь - и вся моя жизнь пойдет правильно. Если бы я не оглох, то продолжал бы давать концерты, и мы с Терезой были бы вместе». Судьба уверяет его, что всё будет сделано, но снова чувствует, что должна предупредить маэстро о последствиях. Она говорит, что до того, как он оглох, его карьера в большей степени была сосредоточена на концертных выступлениях, чем на сочинительстве. Музы музыки всегда говорили с ним, но только после того, как глухота полностью овладела композитором, он смог ясно слышать их голоса. «Твои выступления были великолепны, но они длились всего лишь мгновение, в то время как твои сочинения будут жить вечно».
 
Затем она показывает Бетховену его самого, всё глубже и глубже погружающегося в пропасть полной тишины, и всё это время Музы продолжают нашептывать ему... Бетховен, осознавая, что он мог потерять, вновь смягчается. Судьба переносит его в переулок возле соседнего кабачка. Прошли годы, Бетховен и Тереза постарели. Он так и не был женат, она так и не вышла замуж. Совершенно случайно Тереза видит Бетховена, который глубокой ночью покидает кабак; однако она ничем не выдает своего присутствия. Держась на расстоянии, она размышляет о том, что могло бы быть...
 
Людвиг понимает, что Терезу никогда бы не тяготило и не смущало то, что он глухой. Он подавлен, когда осознает, как могла бы сложиться их жизнь. Чтобы облегчить муки его раскаяния, Судьба показывает ему быстро мелькающие картины будущего и бесчисленных музыкантов, которых воодушевляла его музыка и которые выросли на его наследии. Она показывает Бетховену и последнее видение: композитор импровизирует вместе с музыкантами прошлого, у которых он учился, и музыкантами будущего, которых вдохновлял он сам.
 
Затем Судьба позволяет Бетховену увидеть некоторых людей из бесконечного числа тех, кто проникся его музыкой, стал счастливее, утешился и изменился благодаря ее воздействию: женщину, которая потеряла мужа и обрела покой, слушая Пасторальную Симфонию; измученного тяжелым недугом ребенка, который забыл о своей болезни, погрузившись в Оду к Радости...
 
В последний миг обзора своего жизненного пути композитор понимает, что если будут устранены те моменты его жизни, которые он считал самыми несчастливыми, то исчезнет и то вдохновение, под влиянием которого и возникло всё его замечательное творчество. Стоит изменить одну вещь - и изменится всё остальное.
 
Когда Мефистофель возвращается и видит, что его предложение отвергнуто, он быстро придумывает другое. Если Бетховен отдаст ему только свою неизданную Десятую Симфонию (ее еще никто не слышал, так что, убеждает дьявол, ее не будет недоставать, никто о ней никогда и не узнает), то он вернет маэстро его душу. Бетховен снова мучительно раздумывает. Появившаяся тень Моцарта говорит ему, что он создал величайший музыкальный шедевр; это глас Божий, и он, Моцарт, не может позволить уничтожить творение. Когда тень Моцарта исчезает, Бетховен снова укрепляется в той мысли, что он не может уничтожить свою музыку.
 
В последней отчаянной попытке заполучить Десятую Симфонию Мефистофель указывает в окно на спящую в канаве девочку. Он говорит старику композитору, что владеет жизнью этого ребенка, и в мельчайших подробностях расписывает все ужасы и страдания, которые ей предстоит пережить за короткий срок. Если Бетховен отдаст ему своё последнее музыкальное творение, то Мефистофель откажется от всех прав на этого ребенка, безвозвратно удалившись вместе со своими подчиненными из жизни девочки на веки вечные.
 
Бетховен немедленно поворачивается, полный решимости сказать последнее и твердое «нет». Слова уже готовы сорваться с его губ, но внезапно он оборачивается назад и смотрит в окно. Композитор пытается убедить себя в том, что ребенок этот ничего для него не значит - особенно в сравнении с Десятой Симфонией. Но чем больше он отказывается от девочки, тем глубже она приникает в его душу. Несмотря на все свои усилия, он не может заставить себя оставить ребенка злу и, рухнув на стул у фортепиано, говорит дьяволу, что согласен. Бетховен совершенно разбит и сокрушен духом - до его сознания доходит то, что он потерял и свою душу, и Десятую Симфонию.
 
Мефистофель, приплясывая от восторга, подбирает рукопись, не замечая, что Твист тайком подкрадывается и шепчет Людвигу: «Как ты узнаешь, что Мефистофель сдержит своё слово?» Бетховен вскакивает и повторяет вопрос вслух. Мефистофель, не отрывая глаз от добычи и изучая свой трофей, отвечает, что Бетховен может сам набросать на обороте страницы, вырванной из Библии, договор, который они затем вместе подпишут. Бетховен мельком бросает взгляд на Судьбу, которая всё еще незаметно наблюдает за происходящим. Она кивает ему: даже тени знают, что договор, написанный на священной бумаге, не нарушит никто - даже дьявол.
 
Совершенно измученный, Бетховен тихо шепчет, что согласен - но не может написать слова, которые уничтожат его любимую Десятую Симфонию. Судьба, понимая сложность ситуации, в которой он оказался, предлагает написать за композитора соглашение, и он протягивает ей бумагу. Пока он смотрит в окно, Судьба пишет следующее:
 
«Сей договор, заключенный этой ночью, 26 марта 1827 года, между нижеподписавшимися, гласит, что музыка Десятой Симфонии, созданной Людвигом ван Бетховеном, первым сыном Иоганна и Марии ван Бетховен, рожденным в Бонне, впредь переходит в собственность Мефистофеля, Повелителя Тьмы и первого ангела, падшего по божьей воле. Сие соглашение означает также, что все признаки этой музыки будут навечно стерты из памяти человечества. В обмен на уничтожение вышеупомянутой музыки Мефистофель и вся его свита обязуются удалиться из жизни ребенка, в настоящее время спящего в канаве прямо напротив окна этой комнаты. Устранение этого влияния будет начато немедленно после подписания договора и с этой поры вступит в силу навечно.
 
_________Людвиг ван Бетховен
 
_________Мефистофель»
 
 
Мефистофель читает бумагу, подписывает ее и подталкивает лист Бетховену. Даже не взглянув на документ, композитор подписывает договор. Мефистофель немедленно нависает над фортепиано, хватает рукопись Десятой Симфонии и засовывает ее в пламя горящей свечи. Бумаги охвачены стеной огня. Но когда пламя гаснет, ошеломленный дьявол обнаруживает, что рукопись не только всё еще существует, но даже не подпалена! Вот она опять в огне, поглощена пламенем - и вновь оказывается невредимой.
 
Чувствуя, что над ним подшутили, Мефистофель пронзительно кричит, требуя объяснений, но выражение лица Бетховена говорит ему о том, что композитор не меньше него изумлен таким поворотом событий. Мефистофель вновь мельком смотрит на рукопись и вдруг слышит, как в темноте раздается хихиканье Твиста.
 
Когда дьявол требует объяснить, почему карлик смеется, Твист, едва сдерживая свой восторг, говорит, что у родителей композитора был сын еще до рождения маэстро. Они назвали его Людвигом ван Бетховеном, но ребенок умер на первом году жизни. Своего второго сына они также назвали Людвигом. «Человек, которого ты видишь перед собой, - продолжает Твист, - Людвиг ван Бетховен, второй сын Иоганна и Марии ван Бетховен. Ты же приобрел Десятую Симфонию Людвига ван Бетховена, первого сына Иоганна и Марии; конечно, если он таковую когда-либо напишет». Мефистофель свирепо смотрит на Судьбу, которая отвечает ему кроткой улыбкой. Затем, швырнув рукопись Бетховену, он в расстройстве издает вопль и исчезает в вспышке дыма и пламени.
 
Бетховен удивлен столь быстрым уходом Мефистофеля и спрашивает, не вернется ли тот снова, чтобы забрать его душу. Судьба отвечает, что дьявол никогда не имел прав на душу композитора. «Но Мефистофель сказал...» - «Он дьявол, - возражает Судьба. - Он лжет». «Но... Всё же порой я был груб и жесток с людьми», - говорит, запинаясь, Бетховен. «Верно, иной раз, измученный и раздраженный своим недугом, ты срывался и вымещал зло на других, но позже всегда раскаивался и просил прощения. Часто ты проходил огромные расстояния, чтобы принести извинения за любую нанесенную тобой обиду. Поверь мне, Людвиг, ты поступал хорошо».
 
И как только она это произносит, Бетховена охватывает глубокое чувство покоя. Он спрашивает у Судьбы, что же случится далее, и она нежно отвечает ему, что теперь ему пришло время отдохнуть, ночью он увидит новый сон в блаженстве рая. И как только ее слова проникают в душу Бетховена, он ложится на диван, стоящий близ фортепиано, и погружается в волшебный сон.
 
Душа композитора покидает земной мир - и гроза постепенно стихает; духи и тени исчезают, в комнате воцаряется тишина. Внезапно покой нарушается новым появлением Твиста, который проникает в дом через окно. Он пристально осматривает комнату, его лицо расплывается в озорной улыбке. Взобравшись на фортепиано, он хватает рукопись Десятой Симфонии и затем, вскарабкавшись на книжный шкаф, бережно засовывает ее за стенку. Здесь она и останется спрятанной; мир и дальше будет жить в блаженном неведении, не подозревая о ее существовании, - до тех пор, пока однажды она не будет найдена и музыка не оживет вновь.
 
(с) Галина Рыженкова (R'G'N'), предисловие и перевод.

--------------------------------
См. также рецензии на рок-оперу "Beethoven's Last Night" (Trans-Siberian Orchestra):

http://www.proza.ru/2007/07/14-191
http://www.proza.ru/2004/07/19-120

--------------------------------


Рецензии
Спасибо,получил удовольствие. Я пишу психоаналитические статьи. Вам могут понравиться. Творческих успехов.

Владимир Добровольский   29.08.2009 01:19     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.