Разглядывая картину син юн бока тайное свидание по

Станислав Фурта

Разглядывая картину Син Юн Бока
"Тайное свидание под луной"
(вольное подражание средневековой корейской поэзии)

Поэма получила 2-ю премию на Литературном конкурсе, организованном Культурным центром при посольстве Республики Южная Корея в 1998г.

(сокращённый вариант будет опубликован в журнале "Вышгород")

Она:

Уже пробили третью стражу -
Что же ты не идешь, любимый?
Я под шорох опавших листьев
Зябко кутаюсь в теплый плащ.
И играет светом холодным
Молодой луны узкий серпик
На громаде камней шершавых -
Что же милый мой не идет?
Жду, когда шаги раздадутся -
Те, единственные во Вселенной,
Чтоб в ночи пробудить их звуки,
Я ударила б в барабан 1.
Но под шорох опавших листьев
Только сердце в груди рыдает -
Так кричит журавль одинокий,
О любимой своей тоскуя.


Он:

Любимая, спешу к тебе навстречу,
От глаз недобрых укрываясь ночью,
И прячется фонарь - мой верный спутник -
В просторных складках грубого плаща.
О как была бы жизнь моя сладка,
Когда бы нас с тобой не разлучили!


Она:

"Наша дочь молода и красива"-
Так отец мой и мать говорили,
В жены отдали старому вану 2,
Разрешивши участь мою.
Я живу в роскошных покоях,
Где прислуга добра и учтива,
Словно в райских садах Улина 3,
Здесь неспешно время бежит.
Но мала золоченая клетка
Быстрокрылой пичуге певчей,
Не милы ни шелка, ни бархат,
И дряхлеющий ван не мил.
Я о нем лишь одном мечтаю,
С кем я в детстве еще играла,
О котором споют мне песню
Струны нежные комунго 4.
Он, мой воин, красив и статен,
Самый смелый в мужниной свите,
Говорят, что враги трепещут
Лишь при виде его меча.
От его спокойного взгляда
Распускаются хризантемы,
И от твердой его походки
Сердце гулко бьется в груди.
Я одела легкие туфли
И нефритовое ожерелье
И пошла к нему на свиданье
Под покров городской стены.
Вот и пробили третью стражу,
Гонит ветер опавшие листья,
Только мгла и ветер холодный
Для меня ничего не значат.


Он:

Любимая, приветствую тебя,
Давай же крепко за руки возьмемся
И, превратившись в пару диких уток,
Вздохнув свободно, взмоем в небеса.
И, может, на мгновенье позабудем,
Как крепко мы прикованы к земле.


Она:

Этой ночью осенней холодной
Мы с тобою вновь повстречались,
Ты меня назвал своей милой
И повел во Дворец Луны 5.
Мы с тобою вдвоем утонули,
Как Ли Бо 6, на луну любуясь,
Опрокинулся утлый ялик
В тихих водах нашей любви.
Я в одном букете связала
Все осенние темные ночи,
Что спускались на нашу Землю
С давних пор, как она стоит.
И названье дала им - Вечность,
И в букет свой вплела и эту,
Для того чтобы ты, мой милый,
Оставался со мною навеки.


Он:

Любимая, взгляни, луна сегодня
Бела, как украшение из яшмы,
Как мне рассказывал когда-то прадед,
Там яшмовою лапой белый заяц
Толчет без устали снадобие бессмертья 7.
О, если бы любовь была бессмертна!


Она:

Мы с тобою простились под утро...
Вновь Серебряною Рекою
Развели Волопаса с Ткачихой
В день седьмой и седьмую луну 8.
Я пришла во дворец роскошный
И, заплакав, сняла ожерелье,
Туфли мягкие бросила в угол,
Закусив от боли губу.
За окошком моих покоев
Снег упал на дикую сливу 9,
Дальний колокол тихо стонет,
Завораживая тишину.
Я тебе вчера не сказала,
Что попал ты к вану в немилость,
Что тебе предстоит изгнанье
До скончания лет твоих.
Ты был прям и чистосердечен,
И ретивые "Меч и Туфли" 10
Оболгали тебя государю,
И поверил им старый ван.
Я тебе подарю на прощанье
Только пояс из нежного шелка
И нефритовое ожерелье
Положу тебе в узелок.
Если вновь суждено нам родиться,
Я хотела бы стать платаном,
Я давала б тебе прохладу
В полдень жаркий в твоем саду.
Я бы лотосом стала белым
На далеком озере тихом,
Чтобы ты приходил любоваться
На цветение на мое.
Вспоминай меня, мой любимый,
Вспоминай мои нежные ласки
И своею рукою сильной
Гладь нефритовое ожерелье.


Он:

Квандон 11 заснеженный остался позади,
Любовь, богатство позади остались…
На долгие скитанья на чужбине
По повеленью государя обречён я.
Прав был один мудрец, сказавший:
"Под снега тяжестью не гнется лишь бамбук 12."


Она:

Много лет с тех пор миновало,
И неслышно подкралась старость,
Мои алые губы поблекли,
И чураюсь утех людских.
Вот уж двадцать лет пролетело,
Как покинул меня правитель,
Он теперь на далеком Пэнлае 13
Мудро властвует над людьми.
Где ты нынче, мой воин смелый?
Сохранил ли мое ожерелье?
Иль в холодном дворце из нефрита
Дожидаешься ты меня 14?
Я сижу у реки спокойной
И любуюсь листвой одона,
Что расправил ласково ветви
Над седою моей головой.
Вижу - рядом рыбак усердный
Укрепляет свою запруду,
Расправляя тонкую леску,
Он поет протяжную песню.


Он:

Кто эта женщина с потухшими глазами,
Что на меня так пристально взглянула?
Была, должно быть, сказочно красива -
Река течёт, брега её мелеют.
Возьму бурдюк свой - отопью вина...
Кто знает, что случится завтра с нами?

______________


ПРИМЕЧАНИЯ
к поэме
Разглядывая картину Син Юн Бока
“ТАЙНОЕ СВИДАНИЕ ПОД ЛУНОЙ”

От лица героини стихи написаны в стиле так называемого дворцового плача, от лица героя - в стиле сиджо - традиционных для корейской поэзии шестистиший.

1 - ...я ударила б в барабан. Существует древнее поверье, согласно которому удар в барабан пробуждает звуки Вселенной.
2 - Ван - титул правителей государств и княжеств в Китае и Корее в древности и в средние века.
3 - Райские сады Улина - речь идет о вымышленной счастливой стране, путешествие в которую описано в “Персиковом источнике” Тао Юаньмина. Стоит отметить, что корейская средневековая поэзия испытывала очень сильное влияние китайской, прежде всего из-за единой иероглифической письменности. Отсюда частые ссылки на китайские источники и сходная система символов.
4 - Комунго - корейский струнный инструмент.
5 - Дворец Луны - символ любви.
6 - Мы с тобою вдвоем утонули, как Ли Бо, на луну любуясь... Ли Бо (701-762) - знаменитый китайский поэт. Согласно одному из преданий, он утонул в реке, залюбовавшись на лунную дорожку.
7 - ...там яшмовою лапой белый заяц толчет без устали снадобие бессмертья... По преданию на луне живет яшмовый заяц, толкущий в ступе снадобье бессмертия, которое некогда вкусила красавица Чаньэ, за что и была обречена на вечную жизнь на луне.
8 - ...вновь Серебряною Рекою развели Волопаса с Ткачихой в день седьмой и седьмую луну... Волопас и Ткачиха (т.е. Альтаир и Вега), по преданию пара влюбленных, которые разлучены разлившейся Серебряной Рекой (Млечным Путем). Эта легенда о любви двух звезд стала в поэзии Дальнего Востока символом нежной любви и разлуки. Влюбленные звезды, по преданию, могут встретиться лишь раз в году - в седьмой день седьмого лунного месяца.
9 - Дикая слива мэйхуа - один из излюбленных символов в китайской поэзии и мотивов в изобразительном искусстве. Цветы и дерево мэй символизируют общие закономерности в природе и космогонические принципы.
10 - “Меч и Туфли” - символы власти, образное наименование высших сановников.
11 - Квандон – древний корейский город.
12 - Под снега тяжестью не гнется лишь бамбук - упоминается сиджо знаменитого корейского поэта Вон Чхонсока (вторая половина XIV - начало XV в.) о бамбуке, который остался зеленым в зимнюю стужу.
13 - Горы Пэнлай - обитель бессмертных, даосский рай.
14 - …иль в холодном дворце из нефрита дожидаешься ты меня… - нефритовый дворец - символ смерти, вечного упокоения в даосской традиции.


Рецензии
Ваше стихотворчество не может оставить равнодушным. Читая, просто плаваешь в каких-то лунных водах, рискуя утонуть, как Ли Бо:) Настолько ароматно, тонко, чарующе. Просто картина, шитая шелками...Вы умело пишете в разных стилях, чувствуя и зная материал. Хочется познакомиться и с другими стихами.
(исправьте-"надела" туфли. Одеть - кого, надеть - что)

Нора Нордик   25.07.2018 08:53     Заявить о нарушении
Спасибо, Нора! Написано это очень давно, но, всё равно, приятно! С уважением, Станислав.

Фурта Станислав   25.07.2018 11:03   Заявить о нарушении
А разве у хороших стихов есть срок давности?

Нора Нордик   25.07.2018 11:40   Заявить о нарушении
Спасибо ещё раз :-)

Фурта Станислав   25.07.2018 15:09   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.