То что ты ищешь

"...продолжается боль,
потому что ей некуда деться,
Возвращается вечером ветер
на круги своя".
А. Галич

Я знаю, что ты не удержишься - придешь читать "чего еще она понаписала", придешь, потому что хочешь знать как у нас дела, потому что скучаешь - придешь. Все как обычно. И правила хорошего тона опять соблюдены - никто не пишет писем, но все в курсе дела. Почему я села писать этот рассказ? Мне надо тебе кое-что передать. Думаю что в результате получится весьма содержательное и поучительное сочинение на тему "как я провел лето". Хотя... В данном случае будет уместней "как провел лето ты".

Артем пришел как всегда ночью.

Да ладно ты, не напрягайся раньше времени. Хочешь первое лирическое отступление?
Всех путных детей Винни Пух учит следующему "кто ходит в гости по утрам тот поступает мудро". Когда мы были детьми, то небыли исключением - нам Винни Пух пел то же самое. Интересно, почему, когда мы выросли, то сразу перестали мудро поступать? В том числе - ходим в гости преимущественно по ночам. И с этим ничего нельзя поделать - совы мы еще те, отговорки типа "завтра рано вставать" из наших уст звучат крайне неубедительно. "Мы перестали мудро поступать" - на этом лирика заканчивается, и начинается суровая правда жизни... Прислушайся - суровая правда жизни рифмуется с... суровыми нитками. Что получается? Получается правда жизни, шитая... суровыми белыми нитками.

Ты видел Артема, так чтоб он был в хламину пьян?  А мне довелось. Знаешь, получается такой хрупкий, беспомощный ребенок, стоит в дверях, за косяк держится, качается из стороны в сторону, и улыбается, и слезы текут. Представил? Ладно, проехали, ты особо не отвлекайся. И попридержи свои соболезнования, потом их мне отдельной бандеролью вышлешь. О чем то бишь я? О пьянстве? Не-а, я об Артеме на ночь глядя.
Короче говоря - втащила я эту прелесть в дом, раздела, положила в ванну, выдала сигарет, пепельницу, и пошла нам кофе варить. На улице холод собачий, Темка насквозь промерз - во всяком случае колотило его изрядно.
Кофе мы попили, сигареты покурили, залезли в постель, где и произошла у нас следующая беседа...
Я, по уши закутавшись в одеяло: "Тём, ты мне сейчас скажешь, чего отмечаешь, или немного погодя"?
Он, опять прикуривая сигарету, слишком спокойно - "Немного погодя".
Я, положив ноги на тумбочку: "Да ладно, ты просто скажи кто козел, а уж рога то мы ему пообломаем.
Он, задумчиво улыбаясь: "Козел, скорее всего я".
- Не надоело огород городить?

Лирическое отступление: "Пустили козла в огород"...
Как ты думаешь, о ком я?

- Ты Данилу помнишь?
- Нет, у меня амнезия - вообще ничего не помню, ты, кстати, кто такой, и что в моей койке делаешь!..
- А если серьезно?
- Серьезно? Пожалуйста, - я думала, что ты о нем забыл напрочь. Тема, оглянись, полгода прошло, ты все это время молчал-молчал и сегодня вдруг вспомнил? Странно, правда? Не то что бы я любопытная, но мне чисто по-дружески интересно - с *** ли баня то сгорела? Или у нас... плановый забег по граблям? Если да, то извини, не буду мешать.

Еще немного лирики. Данечка, конечно же я тебя помню. А вот ты меня помнишь ли? Хотя как ты можешь меня забыть - я ж твоя... персональная тень отца Гамлета - не отделаешься при всем желании. Даня, ты настолько крепко врезаешься в память, что такую боль забыть практически невозможно. Если только и вправду где-нибудь амнезию схлопотать, но слишком уж это сомнительно в способе приобретения и цене.
Ты не будешь против, если мы вернемся?

- Мы с ним два месяца вместе были, как попугайчики-неразлучники. А потом он исчез. Просто ушел, слова не сказал. Помнишь - я прибежал к тебе, с пейджером в руках, и с сообщением на нем - "...сегодня уезжаю, прости...", все такое прочее?
- Ну.
- Ну, ну!.. А тогда, в конце июня, мы у тебя ночевали - я всю ночь на кухне просидел, а потом к тебе пришел...
- И?
- В тот день он мне сказал, что он ВИЧ-положительный. Ты знаешь, мне тогда не поверилось. И оно понятно - такие вещи не каждый день говорят - привычки верить или не верить нет... Об этом не думаешь, но всегда надеешься - эта чума пройдет мимо меня - это где-то далеко, а рядом нету.
Но не в этом случае. Я не поверил, потому что мне показалось - Данька врет. Я тогда ответил ему, чтоб он еще раз анализы сдал, потом поговорим. Было не страшно - одиноко. Показалось, что теперь я один на всем белом свете. И что белый свет не белый вовсе. Всю ночь искал пятый угол, а потом меня озарило - если он кровь сдавал, то должен быть след от укола. Посмотреть?
Пошел к нему, думал вот сейчас проснется, увидит, поймет, что я ему не верю, что я тогда говорить буду? О СПИДе не думал - некогда было - я занят был, в любимом человеке сомневался... Откинул одеяло, посветил зажигалкой. Ничего. Ровные руки. И вены на них - чистые. Ушел спать к тебе. Утром потащил его в душ. Думал, может вчера в темноте не увидел этого трижды проклятого следа? Знаешь, у тебя в ванной очень яркий свет - я раньше не замечал... А тогда вот заметил. Смотрел ему в глаза, и мне мешал свет. Правда и яркий свет - одно и тоже, их чувствуешь одинаково беззащитно, все видно как есть - не спрятаться.
   Данила был таким как всегда, по крайней мере, мне так казалось - ничего не изменилось. А у меня мир рухнул - он играет. Играет словами, моими чувствами, страхом, любовью, своей жизнью. Почему? Я задумался об этом... когда он уехал. А тогда - ну хоть бы слово сказал. Сиди теперь Тема, думай, что у него на сердце было - он развлекался, или выдирал меня из жизни как больной зуб, или ему вообще все равно, или... Или что? Теперь это опять стало важным. Настолько, насколько это вообще возможно. Ты чего притихла, все еще слушаешь, или уже спишь?

Любимая фраза, сказанная тоном командной строки - "Когда читаешь рассказ, когда пишешь рассказ, делай разницу между правдой и вымыслом". Только иногда это сплетается так, что автор и сам уже не помнит, что есть что. Нет, не совсем так. Все становится правдой. Все что ты хочешь. Хороший автор оправдывает ожидание читателя. Однажды это перестает касаться только его рассказов. Расскажи мне, как это - всегда и во всем быть хорошим автором?..

- Мысль сдать кровь самому появилась именно тогда, в те дни, когда Даник еще был со мной. Но все как-то времени небыло. Занятно - на все остальное - было, а на это - не было. Не верил в возможность собственного инфицирования по привычке. Даниле про его "признание года" я не напоминал - не хотел ставить его в неловкое положение, он тоже молчал. Тему СПИДа старательно обходили оба. Жить бы и жить вместе, да?

Интересно, кто из нас тогда первым вспомнил, что города бывают родными и чужими?

Данила был иногородним.
Когда он надумал вернуться к себе - я почувствовал это как внезапный страх. Что-то оборвалось внутри, неназываемое, неизбежное, ныло, казалось, если это назвать - еще хуже и скорее произойдет. Тогда я сказал себе - пусть будет то, что будет, а пока я буду ему верить. И все же... уедет? Когда? Сегодня? Завтра? Через неделю? Недолго нам осталось. Когда? Сегодня? Завтра? Мысли, бегущие круглые сутки, по кругу. По чертовому замкнутому кругу.
 Я не знал раньше, не знаю и теперь - откуда Данька взялся на мою голову? Познакомились мы в клубе, вроде бы он танцевал с кем-то знакомым. Как же того знакомого зовут? Внешне - точно помню, а вот имя... Александр? Андрей? Как-то на "а". Где же я его еще, кроме клуба, видел? Ладно, проехали. Данька отшучивался, когда я спрашивал его, откуда он. Не разрешал провожать, говорил, что те, у кого он остановился "не поймут". Не рассказывал о своей семье, даже фамилию не называл - сплошные "не", "не", "не". Тогда я часто вспоминал Маленького принца - он тоже ответами на вопросы не баловал. Сейчас я вспоминаю воспоминания.
Данила уехал. Прощальное сообщение до сих пор лежит на пейджере под замочком. Должно бы уже отболеть - столько времени прошло, от него ни звука, ни строчки. Отболело. Но неделю назад, перебирая вещи, я вспомнил Даньку и подумал - как это: проснуться утром, поехать в клинику, ждать свою очередь, подставить руку под шприц и увидеть свою кровь, потом ждать, потом... Дай, думаю, схожу. Все ходят - и я попробую. Клиника, коридоры, врачи... Несколько дней ходил как блаженный - всем все прощал и улыбался. Я увидел мир таким, каким его видят люди в последние минуты жизни, прощаясь, запоминая, чувствуя его каждой клеткой, распахнув сердце навстречу уходящему. Сегодня все закончилось - я услышал результат. Слушай, сейчас я в первый раз произнесу это вслух - я ВИЧ-положительный. Скажи, как у меня получилось?
Скажи, как у меня получилось и где мне теперь искать Даньку? Я уверен - тогда, полгода назад он шутил, баловался, да и какая теперь разница - уверен, не он меня заразил. До него я переспал с... легче вспомнить с кем не спал, и если резинки не было, то смеялся - "не бойся, не забеременею". После Данилы - без резины ни разу - шутки шутками, но думать он меня заставил. Вопрос "где я это взял, и кому теперь спасибо говорить", меня почему-то не занимает. Но Данька - он может не знать, и дальше по чужим койкам прыгать, шутник хренов. Если же он уже в курсе дела, то вместе нам будет легче. Так, или иначе, но теперь я должен сказать ему заветные слова. Он мне говорил, и я ему скажу - верну обещанное. Но для этого его еще найти надо. Кстати, ты не знаешь, где теперь случается этот сукин сын? Хотя откуда бы тебе знать.
- Не знаю, но могу помочь найти.
- Как?
- Он знает мою страничку, знает, как часто я пишу дневники. Когда по тебе соскучится - придет читать, в надежде что я и про тебя что-нибудь написала.

Если ты читаешь эти слова, то я тебя нашла. Не давая пошлых объявлений в сомнительные газеты типа: "Пропал мальчик, скрытен, обаятелен, и чем дальше, тем хуже. Тому, кто его нашел и подобрал - мои соболезнования".
Если эти слова читают все кто угодно, но не ты, то что мне еще сделать, что бы ты меня нашел?


Рецензии
Очень сильно как и все Ваши произведения. Читала вчера, но собраться с мыслями и написать что-то хорошее не смогла. Это сильно, мрачно и очень жизненно.

Лена Кас   10.08.2009 17:30     Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.