Свобода снов

                                                      
                                                                                                                  

                                                   #freedreams               

В электричке Вики достала зеркальце в форме десятого айфона, подарок Чиха, и заколола волосы, торчащие в разные стороны.  Утром, придя в парикмахерскую она узнала, что мастер к кому она записалась заболела, так что пришлось стричься у другой девочки, новенькой. Было чувство, что та впервые взяла ножницы, мало того, что прическа страшная, неровная и челка на глазах, так еще и за ухом поцарапала.
Невольно приходилось слушать  разговор двух женщин, что сидели рядом. Одна из них, чуть постарше Вики убеждала другую, чуть помладше, повесить ловушку снов. Младшая отказывалась: “Да ну, ерунда. Я в это не верю.” “Ты что? Они сны очищают и злых духов отпугивают, не зря же их по вагонам развесили.” –  доказывала старшая, показывая на копну сена, что висела над их головами. “Может это не “ловушки снов” вовсе, а просто дизайн такой модный, типа ближе к природе” – не соглашалась та, что помладше. “Какой дизайн? В метро знаешь как хорошо теперь спиться? А по новостям шаман выступал…”
Во время этого разговора Вики так и подмывало вмешаться: “Простите, вы вообще читаете что нибудь кроме финансовых отчетов? Какие еще духи?” Но Дамир  просил держаться незаметно. Не привлекать к себе внимания им нужно всегда, а сегодня особенно. Впрочем, все знали этот пунктик Дамира, ему вечно казалось, что за ними следят. Ребята подсмеивались за глаза, но слушались: “Окей, незаметными так незаметными, не вопрос.”  Для этого Вики и  пошла сегодня в парикмахерскую, ее  розовые волосы слишком выделялись.
“Булшит” – сказала про себя Вики, когда женщины вышли – “Как можно быть такими дремучими? Столько пишут об этих “ловушках ”, а они все про шаманов говорят.” Чуть больше месяца назад, когда китайские хакеры вскрыли переписку наших спецслужб, данные о засекреченном форсайт-проекте “Сонтрава” попали в свободный доступ. Вики впервые прочла об этом на BBC, где говорилось о незаконном внедрении новейших систем слежки. Клочки сена, похожие на гнезда, что с недавних пор стали появляться  в электричках, на вокзалах, в аэропортах – в публичных местах, где люди могут спать, которые в народе тут же назвали  “ловушками снов”, на самом деле закомуфлированые нейросканеры, проникающие в мозг без ведома самого человека. Эффективны они, когда субъект расслаблен, а лучше – спит. Объяснения профессора университета Принстона о воздействии этих штук на какие-то ГАМК-нейроны в голове, от чего человек сразу засыпает, были слишком сложными, Вики лишь поняла, что во время сна сознание отключается, но электрическая активность в мозгу присутствует, и по ней можно выявить скрытые желания, намерения, интенции, наклонности и тд. А если вдобавок ввести человеку какое-то вещество в голову, типа контраста для МРТ, то можно узнать и с кем он встречается, где бывает, что делает – вообще всё. Данные, полученные с помощью нейрозахвата тут же попадают в облако и хранятся на специальных серверах. Разумеется, официальные органы отвергали эти обвинения. При этом в СМИ началась кампания о необходимости усиления борьбы с терроризмом, якобы, старая добрая слежка в интернете и прослушка уже не эффективны, преступники стали  изощреннее. Недавно глава их ведомства объявил о переходе на новую систему оперативно-разыскных мероприятий, в основе которой лежат важнейшие достижения отечественной науки в области нано-технологий, и что за этим будущее. В его речи промелькнуло, что законопослушным гражданам, которым скрывать нечего даже во сне, не стоит волноваться за свои  личные данные, тогда как террориста поймать стало значительно проще. В заключении он пошутил, что вскоре может лишиться работы, так как после окончательного перехода на это оборудование, их ведомство можно будет распустить.
Соцсети забурлили, #freedreams стало самым популярным тегом. Все стали рассказывать о своих снах, и часто с такими персонажами, способность которых сниться была под большим сомнением. У Вики, действительно, были интересные сны, которые она часто запоминала, которые иногда сбывались, так что ей совсем не хотелось, чтобы кто-то лез в них без спросу. Решив бороться за свободу снов, она примкнула к новой радикальной группе “Воля”. Непосредственно сейчас Вики ехала на свое первое боевое задание. Впрочем, это была первая серьезная акция и всей группы – до этого они ограничивались призывами быть бдительными, ни в коем случае не спать в общественных местах, расклеивали плакаты, постили тексты в соцсетях, делали одиночные пикеты и один не санкционированный митинг устроили, но их тут же разогнали. Теперь члены “Воли” (они предпочитали называть себя отрядом), решили снять одну из “ловушек” в вагоне метро, разобрать перед камерой и запостить видео в интернет. Дамир, их лидер, разработал такой план: Хелена отключит сигнализацию и хакнет CCTV камеры, в это время  они снимут “ловушку” на конечной, где поезд стоит минуты четыре. Действовать нужно ночью, когда в метро мало людей. Пока Чих и Гриф снимают нейросканер, Вики с Аварией будут отвлекать пассажиров, если конечно, возникнет необходимость. Вообще, они надеялись, что в первом вагоне никого не будет.
Пряча зеркало в карман джинсов, Вики вытянула ноги. Глянула на свои голубые rainbow: “Ботинки-то заметные, блин.” Приехав на конечную, Вики ахнула, увидев как Авария разгуливает по платформе в одежде гота. Зачем такой маскарад? – черный плащ, туфли на платформе, глаза намалевала, начес,  –  договорились же не привлекать внимания. А Вики про ботинки переживала. Недалеко стояли Чих и Гриф. К рюкзаку  Чиха был пристегнут скейт, он громко ржал о чем-то рассказывая, речь пестрела абсцентной лексикой. Вики замечала, что нравится Чиху, вообще он прикольный пацан, жаль, что совсем безбашенный – трудно было бы с ним.  Она не понимала, как эти двое могут дружить: добрый, обаятельный Чих и заносчивый Гриф, которого Вики недолюбливала. Технарь он классный, но общаться с ним, порой, невозможно. Впрочем, Вики старалась ко всем относиться ровно, их группа не место для всяких там личных отношений.
Недавно прошел дождик. Во влажном воздухе проносились запахи свежих листьев, мокрой травы, шашлыка и всего темного уюта ночного парка в мае. Вики села на скамейку и, хотя на открытой платформе было тепло, её трясло.
Шумная кампания парней зашла на станцию. “Слюшай, карасавица!?” – крикнул один из них. Вики отвернулась, сердце заколотилось, однако, они не стали цепляться и прошли в центр зала. Звякнул телефон – этот смайлик означал, что  ребята  сели в вагон на предыдущей станции и минуты через три будут здесь. Вики старалась выглядеть равнодушной. Послышался шум электрички, только она  хотела подняться, как мужчина лет 35 в черном кожаном пиджаке, темных же очках, встал точь-в-точь на её место, возле первых дверей.
Сердце ухнуло вниз. Появились огни приближающегося поезда. Вики резко вскочила и бросилась к мужчине. В свете фар мелькнул коротко стриженный затылок и перхоть на плечах. Поезд стал тормозить. Вскрикнув, Вики швырнула под колеса зеркало. Мужчина резко обернулся. Открылись двери. Мужик смотрел на неё удивленно. Вики заплакала, стараясь заглянуть на рельсы (даже глаза стали мокрыми). Она схватила мужика за рукав куртки, закрывая собой вагон и стала объяснять, что случайно уронила сейчас десятый (!) айфон под колеса (вы же видели!?), а ей нужно срочно позвонить сестре (только хотела, да телефон выскользнул), они не успели договориться о встрече (ей негде ночевать). Вика тараторила, сочиняла, плакала, при этом краем глаза умудрялась следить, как идут дела в вагоне. Ребята на удивление быстро справились и вышли в соседнюю дверь. Она пропустила мужчину и уже спокойнее спросила, может он даст ей позвонить со своего? (хорошо она хоть номер помнит). Мужчина протянул телефон. Вики  набрала что-то наугад и закричала: “Настя, жди меня под табло в центре зала! Скоро буду!”
Поезд тронулся. Они проехали вместе несколько остановок. Мужик представился Павликом. Он снял темные очки и показал шрам под глазом – не вписался в поворот однажды, когда ночью бухали. Вики тут же прониклась к нему симпатией и тоже пожаловалась на царапину за ухом. Павлик понимающе улыбнулся. Он сказал, что теперь не пьет, работает капитаном на речном судне, пригласил покататься, когда совсем тепло будет. Расстались почти приятелями. Вики даже пообещала обязательно найти теплоход “Николай Кузнецов” на Речном вокзале.
Выйдя из метро, она почувствовала крылья за спиной. Нет, конечно радоваться рано, но возможно, их первая акция выйдет удачной. “Конечно, никто и не ожидал такой дерзкой операции” – думала с гордостью Вики, – “они же считают, что мы все у них под колпаком.” Вики не шла, а летела к их штаб-квартире в Крымском переулке, что находилась в старом, запущенном доме, готовящемся под снос. Улицы были пусты, лишь сверху за Вики следили две-три любопытных звездочки. Вики казалось, что эта ночь какая-то особенная, она чувствовала себя то Мата Хари, то супергероем, то радисткой Кэт из старого советского сериала и случайно наступила в глубокую лужу.
“Хвоста не было?” – тревожно спросил Дамир у порога. Он знал уже все в общих чертах. “Сейчас чисто, а когда снимали, прикинь, чувак у вагона такой мутный показался сначала, я испугалась, думала шпионит, а потом мы познакомились, вообще клевый мужик.” Подтянулась Авария, которая тоже начала расспрашивать про мужчину в очках: ”Это легаш!” – наезжала Авария. Вики принялась отстаивать Павлика,  обьяснять, что очки у него, реально, из-за подбитого глаза, а сам он капитан  на теплоходе “Николай Кузнецов”, что ли. “А  ты чё, вырядилась? Договорились же незаметно” – вспомнила Вики.  “Нарочно, ты чё не вьезжаешь? сбить их с толку, я ж не хожу в таком прикиде. Если что, искали бы гота, скажи Дамир?” – заспорила Авария. Раздался условленный стук – пришли Чих с Грифом, их стали поздравлять, расспрашивать, потом вся группа, немного даже торжественно, прошла в пустую комнату с  белой стеной, возле которой был стол. Тут же стояла фотокамера на штативе. Гриф открыл рюкзак и осторожно достал объект. На пол посыпалась сенная труха и даже запахло деревней. Выглядела штука диковато: кто бы мог подумать, что эта охапка сена  на столе – супернавороченный дивайс, способный читать мысли. Ребята с интересом и опасением разглядывали его. “Ну че, погнали?”  – опомнился Чих. Вся группа одела детские бумажные маски: Колобок, Лиса, Дракон, Симпсон, Вики выбрала поросенка с бантиком. Дамир в маске Колобка включил камеру:
– За последнее время во многих общественных местах появились такие объекты – он показал на сено – Многие до сих пор верят, что это имеет отношение к эзотерике. На ваших глазах мы разберем  “ловушку снов”, которая час назад была снята в вагоне метро на станции Конеченская, и вы увидите, что это на самом деле. Мы,  члены группы “Воля” призываем выразить протест государству, которое ведет тотальную слежку за своими гражданами. Теперь спецслужбы вторгаются непосредственно в наше сознание и даже подсознание, убеждая, что действуют для нашего же блага. Скоро такое понятие, как частная жизнь, исчезнет навсегда. Скажем этому ”нет”, пока не стало слишком поздно!” – произнес Дамир заготовленный текст.
Гриф взял в руки объект. Остальные стояли чуть позади, следя за его действиями. Он содрал сено, и все увидели маленькую пластиковую коробку. Взяв отвертку для айфона, Гриф стал выкручивать болтики. Ребята затаили дыхание. Впрочем, дышать в бумажной маске было действительно трудно, и Вики время от времени, приподнимала её надо ртом, чтобы глотнуть воздуха. Руки опять стали постыдно дрожать. Гриф напряженно сопел, не замечая неудобства, и Вики видела его покрасневший затылок с мокрыми волосами. Наконец, он отложил в сторону последний болт и, открыв коробку, поднес её ближе к обьективу. Дамир проверил резкость. Вики увидела, что сверху в коробке лежало тоже сено. Подошедший Дамир вынул его. Под сеном почему-то были рассыпанны спички – удивленный Дамир, выложил спички. Под спичками находилось что-то белое, похожее на соль. Ребята в оцепенении смотрели на таинственный  порошок – яд?! Чих быстро сунул туда палец и лизнул его, под грозным взглядом Дамира, не успевшего возразить. “Соль, чуваки, просто соль” – сплюнул Чих, – “кальцинированная”. Это было все, что находилось коробке. “Blyaaad’!!!” – прервал паузу Гриф и топнул ногой. Дамир со злостью швырнул коробку в угол и выключил камеру.
Потом молча пили на кухне. Конечно, шампанское, что купили обмыть успех, было не лучшим вариантом для такого случая. Говорить не хотелось. Лишь неугомонная Авария изредка пыталась коммуницировать: “Гайз, это какая-то ошибка, еще одну надо spizdit’…” Ей не отвечали. Потом, она ради интереса стала искать в интернете теплоход “Николай Кузнецов” и не нашла. Спать не ложились, сидели на кухне, курили на балконе, перекидывались редкими междометиями.
“В прошлом году, помните, весь город пластмассовыми цветами украсили, как на кладбище, а в этом – “ловушками снов” – произнес Гриф ближе к утру.
До Вики внезапно дошло: “Ребят, так это же клёво! Реально, если в “ловушках” ничего нет, значит за нами не следят!? И наши сны – это только наши сны. Что мы раскисли-то? По ходу, нет вообще никаких нейросканеров?! – она вопросительно глянула на Дамира – Это фейк! Дурацкое сено.”
Дамир почесал бороду и сморщился, как от боли:
– Ну комон, Вики, ты такая наивная, нет. Тут что-то не то, не могу понять, что мы упустили в этой “Сонтраве” – он заморгал и принялся задумчиво разглядывать свои руки. 
Что Вики  знала о Дамире? Когда-то он был художником, занимался активизмом, Вики помнила несколько известных акции на Красной площади, потом он порвал с арт-сообществом, занялся исключительно андеграудной политической деятельностью. Ну и еще, вроде, у него жена и сын в Берлине. Конечно, Дамир был легендарной личностью и Вики смотрела на него снизу вверх, во всем доверяя, но сейчас стало ясно, что и Дамир не знает, как быть. 
“А чё понимать-то? – с раздражением сказала Вики, – нас развели, давай уж посмотрим правде в глаза? И мы, прикинь, сами клюнули, как лохи! Всё твоя паранойя: следят, следяяяят, везде следят. И вообще, это обычная тактика  у них – отвлекать от настоящих проблем.” 
Тут и ребят прорвало, все начали кричать. Вики убеждала, что надо возвращаться к старым, проверенным действиям –  борьбе за свободу соцсетей, телефонных разговоров, свободу печати и оставить нейро-призраки в покое. Но лишь  Гриф поддержал Вики:
– Да, похоже, такие штуки еще не изобрели – разочарованно произнес он.
– Ага, – подколола Авария, – они нам приснились.

Полшестого Вики первой вышла из квартиры – расходились по одному. Она скупо попрощалась со всеми, пожелав удачи в дальнейшей борьбе. Мокрый ботинок холодил ногу. Вчерашние крылья потерялись на кухне, куда она решила больше не возвращаться. “Хватит фантазий, – решила Вики и почувствовала облегчение – надо заниматься реальными делами. Днем позвоню в приют для бездомных животных, давно уже туда не наведывалась.” Еще, она опять покрасит волосы в розовый цвет. И отрежет, наконец, эту челку!
Вики зашла в метро. Подошел поезд. Над рекламой сверхтонкого ноутбука в вагоне висела “ловушка”, но Вики, уже ничего не боясь, нарочно села прямо под ней. Вытянула ноги в голубых ботинках и уже по привычке почесала царапину за ухом. Поезд тронулся. Только сейчас Вики поняла, как безумно устала: она зевнула, веки стали слипаться. Перед глазами поплыли события прошлой ночи: первый вагон, сено, Павлик, коробка с солью, кухня на Крымском, лицо Дамира, ребята и даже во сне продолжался их спор. Вики заклевала носом.
Несколько хмурых пассажиров в вогоне сидели уткнувшись в свои телефоны, тетка напротив разгадывала сканворды. Один лишь мужчина в кожаной куртке оторвался в эту минуту от планшета и, прищурив подбитый глаз, увидел, как едва-едва заметное радужное облачко засветилось над Викиной головой.

                                                                                                         
                                                                                                    
                                                                                                                18.05.2018


Рецензии