Кто там - это я сифилис

Раннее утро. Лето. Я отправляюсь на работу и вижу у соседнего подъезда знакомого Александра, который держит в руках несколько исписанных листочков бумаги и дает их мне с просьбой прочесть. Александр – инвалид, почти не ходит, еле передвигает ноги. Это последствия травмы. Я беру листочки и отправляюсь дальше – надо успеть на работу. Нас с Александром познакомил мой друг Андрей, который к сожалению недавно умер. Из бумажек, которые мне передал Александр я узнаю, что его выселили из квартиры, где он проживал и жить ему негде, поэтому он ночует в подъезде. А ещё на этих листочках были какие то стихи политического содержания. Честно говоря я не очень хорошо отношусь к калекам, полагая, что Господь никого просто так не наказывает.
Но в данном случае меня задело, т. к. почти так же и меня недавно лишили квартиры – просто хотелось разобраться. Поэтому после работы я опять встретил Александра – он сидел у своего подъезда на стареньком деревянном стуле. Я попытался выяснить все обстоятельства дела, за что его выселили и есть ли у него какое-нибудь жильё. По словам Александра его долго обрабатывали бандиты, подпаивали его и привозили ему девочку несовершеннолетнюю, чтобы обвинить по статье и он по видимому по пьянке что то подписал и квартира, которая досталась ему от матери после её смерти, ушла в неизвестном направлении, а ему предоставили жильё в комнате без удобств на каком то острове в дельте Северной Двины. Но он не поехал туда жить, а остался в своем бывшем подъезде. Он подал в суд на своих обидчиков, но денег на адвоката у него конечно не было. Я согласился защищать его интересы в суде т. к. был немного знаком с судопроизводством по квартирным делам – пять лет судился по аналогичному поводу. Оставалось помочь ему с жильём.
Я позвонил знакомому монаху с подворья Соловецкого монастыря и попросил приютить инвалида хотя бы ненадолго. Монах согласился и я отправил Александра на подворье. Через несколько дней мне позвонил знакомый монах и заявил, что Александр болен венерической болезнью и может заразить других насельников подворья и попросил меня забрать Александра. Я не поверил монаху и мы немного поссорились на этой почве о чем я впоследствии очень сожалел.
Я повёз Александра в инфекционную больницу, где ему поставили диагноз – сифилис в ранней стадии. В больницу его не взяли, там не было мест или не хотели возиться с инвалидом. Медсестра спросила меня – могу ли я поделать ему уколы сам. У меня был некоторый опыт – я делал уколы своей жене, витамины, поэтому согласился. Медсестра тут же выдала мне несколько ампул бициллина и столько же одноразовых шприцов.
Когда мы вышли на крыльцо больницы, я спросил Александра, как он относится к тому, чтобы оформить доверенность на меня на ведение дел по его защите, а также на получение его пенсии. Он согласился и мы отправились к нотариусу, кабинет которого был через дорогу от больницы. Там пришлось какое то время подождать но зато всё решили.
У моего младшего брата была двухкомнатная квартира в деревянном доме, где была вода и отопление. Газ там отключили, но была электроплитка. Брат недавно женился и жил с женой на съемной квартире, а эту деревяшку собирался отремонтировать и продать, чтобы улучшить жилищные условия. Я попросил у брата ключ и привез Александра в эту квартиру, чтобы он там какое то время пожил. Александр не возражал, я сделал ему первый укол, записал в карточку, которую мне дали в больнице и отправился в магазин, чтобы купить необходимые вещи: мыло, зубную щетку, пасту, нож, вилку, ложку, тарелки. Какие то кастрюли, сковородки и чайник дома были.
Александр попросил купить ему телевизор, я пообещал с пенсии это сделать. Кроме всего прочего надо было купить каких-нибудь продуктов. У меня был старенький сотовый телефон и я оставил его Александру для экстренной связи со мной. В квартире оставались некоторые книги – стихи и русская классика, и Александр первое время читал что то и ему даже было интересно, но через некоторое время он попросил, чтобы я принес ему вина, или водки, а потом ему потребовалась женщина, т. е. продолжался сценарий про «золотую рыбку». Поскольку в доме не было ванны или душа то я организовал выезд с Александром в баню. Для этого я заказал такси и мы приехали в баню на острове Краснофлотский. Я помог ему помыться и сам немного попарился и ополоснулся в душе. Обратно тоже ехали на такси – там собственно надо было переехать через мост и наш дом был на съезде с моста.
Я на самом деле пытался помочь человеку в трудной жизненной ситуации, но не знал точно как он в эту ситуацию попал, и за что он получил такое наказание. И правда ведь говорится что «благими намерениями выложена дорога в ад». Мне казалось, что я прав и делаю доброе дело.
Потом я был в суде, где увидел всю шайку «черных риэлтеров» - их защищали три адвоката, поэтому  сделать было практически ничего нельзя – судья был на стороне шайки, да и все свидетели были либо алкоголики, либо люди неадекватные, которые не могли постоять за себя и честно говоря были просто несимпатичные и отвратительные. Квартиру Александра уже успели продать два раза, так что последний покупатель был уже добросовестным приобретателем. Кроме того посмотрев на участников этой шайки, мне пришла мысль о том, что они являются «санитарами» наших джунглей и избавляют общество от слабых и ненужных ему членов.

Однако Александр вел себя в квартире по свински. Телефон утопил в ведре с мочой, привел каких то алкашей и они там весело гудели под шум телевизора, который я купил в кредит и привез Александру. Все это продолжалось несколько месяцев и в конце Александр позвонил на почту и запретил выдавать мне его пенсию по доверенности. Я пришел к нему разбираться, т. к. за телевизор надо было платить еще несколько месяцев. Соседи по дому пожаловались моему брату на поведение Александра и он приехал его выселять. Брат заказал новую железную дверь, т. к. старую уже доконали и начал сам её устанавливать. Я в это время пытался спокойно уговорить Александра покинуть этот дом, но он лег на диван и ни с места. Когда мой брат установил дверь – он пришел в комнату и тоже попросил Александра покинуть квартиру добровольно. Тот отказался. Тогда мой брат взял Александра под мышки и вытащил в коридор, я вышел и брат закрыл дверь на новый замок.
В хорошие минуты нашего знакомства Александр немного рассказывал о себе. В молодости он серьёзно занимался спортом – участвовал в соревнованиях по легкой атлетике. Не раз он вспоминал, что любил девушек, и особенно девственниц. За что ему дали прозвище «Сашка – дефлоратор». И жил он в то время на Левом берегу – так назывался район нашего города, расположенный на левом берегу реки Северная Двина.
Вот в этот район я и поехал, чтобы попытаться снять для Александра квартиру или комнату не очень дорого. Я долго ходил по домам, где были объявления о сдаче жилья, но ничего подходящего не находилось. Но вот мне открыл дверь пожилой, седоватый мужчина и мы начали разговаривать. В процессе разговора я пояснил для кого я пытаюсь снять жильё – мой собеседник переспросил имя и фамилию Александра и вдруг резко отказал – я не понял и попытался выяснить причину отказа. Он в свою очередь спросил меня насколько хорошо я знаю Александра, и я сказал, что не очень давно, может полгода или год. «Он очень плохо вел себя в молодости, поэтому никто ему в нашем районе не поможет.» - так сказал мне этот пожилой мужчина и мы попрощались.
Я навестил Александра в больнице, куда он попал после выселения, но не потому, что мы с братом его помяли, а потому, что я вызвал скорую и попросил забрать больного.   Я передал Александру слова старика о нем и он немного задумался, но я думаю ненадолго. Курс уколов я ему всё таки провел, несмотря ни на что. Последние сообщения о нем мне прислал его бывший одноклассник – мой хороший знакомый. Он написал, что Сашка живет в каком то подвале с бомжами. Каждому своё!


Рецензии
Как всегда, узнал важные подробности. Рад, что не знаком с инвалидом.

Валерий Некрасов 2   23.06.2018 23:45     Заявить о нарушении
Да Валера, тебе повезло.

Никита Заглядов 2   24.06.2018 11:27   Заявить о нарушении