Гауптвахта

Звуки автоматной очереди еще эхом метались между бараков зоны, а караул уже мчался к вышке, с которой раздались выстрелы. На это «ЧП» из административного здания также выбежали офицеры, чтобы узнать: почему и в кого стрелял часовой? Сержанту, старшему в карауле, «взлетевшему» по лестнице на вышку и обезоружившему часового, и офицерам воинской части внутренних войск – открылась странная картина. По пустырю, рядом с пенитенциарным учреждением, в сторону соседнего микрорайона пятиэтажных домом убегала девушка, а на территории, ближе к зоне, дергался в предсмертных конвульсиях ротвейлер, неподалеку от которого на земле сидел мужчина, держа на весу руку с пораненной ладонью.
Тут же к нему офицерами был вызван врач медпунка и пострадавшего увели на перевязку, а рядового Равиля Шакирова, стрелявшего с вышки в собаку, доставили к командиру части.
Злясь на то, что теперь придется заминать это дело, которое может получить ненужную огласку среди горожан, да и окружного прокурора, подполковник, сдерживая гнев, потребовал, чтобы бывший караульный рассказал все подробно.
Перепуганный таким оборотом событий, Шакиров, запинаясь, начал оправдываться, что он машинально нажал на курок и убил собаку.
- Что значит машинально?! – резкий вопрос командира заставил подчиненного вытянуться по стойке «Смирно!»  и он, как рапорт, стал отвечать более четко.
- Находясь на своем посту я увидел, как девушка (она это часто делает) выгуливает свою собаку, сняв с нее поводок. В это время по тропинке от комбината железобетонных изделий в сторону «пятиэтажек» шел молодой мужчина. Мне показалось, что девушка подала своему псу команду и он устремился к этому человеку. Тот увидел собаку и бросился бежать, а затем – споткнулся и упал. А пес, хотя девушка что-то кричала ему, с раскрытой пастью был уже очень близко от мужчины. Я испугался, что этот волкодав загрызет человека и выстрелил в собаку. Пес кувыркнулся и задрыгал лапами, а у мужчины была кровь на руке. Потом прибежал товарищ сержант и отобрал у меня автомат и меня сняли с поста.
…Вызвав дежурного офицера, подполковник приказал ему отвезти рядового до особого распоряжения в казарму, а сам мысленно начал восстанавливать картину происшедшего. Когда город начал прирастать крупными заводами, на его восточной окраине был возведен комбинат железобетонных изделий. А неподалеку от него зона для отбывающих наказание. Они, собственно говоря, и построили это предприятие и сейчас для него, по кооперации в цехах уголовно-исполнительного учреждения, изготавливали закладные петли и арматурную сетку для плит перекрытия, фундаментных блоков и стеновых панелей. Со временем, разрастаясь, жилые кварталы полукольцом почти приблизились к комбинату и зоне. Остался лишь пустырь, едва не превращенный в свалку окрестным населением. На нем отдельные жители частного сектора пасли коз, а благоустроенного жилья – выгуливали разномастных собак.
Подполковник был в курсе того, что сотрудники предприятия стройиндустрии, живущие неподалеку, дабы не ждать маршрутного автобуса и сократить путь, шли на работу и с нее по пустырю мимо зоны. И это ни у руководства учреждения, ни у часовых не вызывало никаких действий. А тут – ЧП со стрельбой.
Конечно, рядовой Шакиров будет наказан и пойдет на гауптвахту, но интуиция подсказывала командиру части, что в произошедшем что-то не так.  И он дал команду вызвать к нему тех бойцов, кто на данный момент не был в карауле.
Каждого из них подполковник расспрашивал подробно об особенностях этого поста, как ведут себя те, кто работает на комбинате, когда проходят мимо исправительного учреждения, а также те, кто пасет скот и выгуливает собак. Особо офицера интересовала девушка с ротвейлером. И уже где-то на шестой беседе, он выяснил, что девушку с собакой заметили все часовые. И не только потому, что она была их ровесница, а своим поведением. Бывало так, что по тропинке, во время нахождения на пустыре девушки с собакой, по одиночке в ту или в иную сторону шли молодые люди. И вот здесь собеседника командира части уверяли  в том, что девушка тихонько давала команду «Фас!» своему ротвейлеру, а когда он устремляется к тому, кого приказала атаковать его владелица, следовал окрик «Фу!». Собака возвращается назад, а тот, кто оказался объектом «шутки» – еще долго, как уверяли опрошенные караульные, не мог прийти в себя от пережитого испуга.
…Закончив расспросы, подполковник принялся делать обобщение. Похоже, и в этот раз девушка, веселясь, натравила собаку на проходившего мимо молодого мужчину. Может быть потому, что тот, увидев несущегося к нему ротвейлера, побежал или разгоряченный пес не услышал команду «Фу!», но нападение бойцовской собаки был неминуемо. Последствия от этого, конечно, предсказать можно, но они будут не в пользу человека. И такой исход предотвратил рядовой Шакиров, нарушивший Устав караульной службы.
Так размышлял командир части, осознавая правомерность действий своего подчиненного, но все же решив (от греха подальше и для подстраховки) объявить Шакирову десять суток ареста с отбыванием на гауптвахте.
…Мера оказалась предусмотрительной. К концу рабочего дня к нему на прием пришел мужчина с требованием объяснить: на каком основании часовой подведомственной подполковнику воинской части застрелил дорогую собаку и чуть не убил его дочь. Он это дело так не оставит, дойдет до высшего командования и у кое кого из офицеров части «полетят» пагоны. К тому же они заплатят за убитого любимца семьи.
Попытка подполковника донести до возбужденного посетителя рассказы караульных о неправомерных действиях его дочери, ссылки на мужчину, которому оказали медицинскую помощь (есть его фамилия и домашний адрес), и то, что рядовой Шакиров уже наказан – оказались тщетными. Коротко бросив: «Встретимся в суде» – мужчина вышел из кабинета.
Через два дня в воинскую часть приехал следователь городского управления полиции. Он сказал, что от гражданина Филиппова поступило заявление о неправомерных действиях военнослужащих воинской части 7214 и нанесении ему материального ущерба (убийство породистой собаки). Поэтому необходимо провести расследование и опросить ряд лиц.
…Сотруднику полиции был представлен кабинет и офицер для помощи и начался, начиная с рядового Шакирова, опрос караульных и их командиров. Дабы не терять время на обед, следователь даже согласился «перекусить» в офицерской столовой, а потом продолжил свою работу, которую закончил к вечеру.
Спустя несколько дней, он попросил командира полка приехать к нему в управление полиции. Все еще злясь на Шакирова и ожидая неприятных сообщений в управлении полиции подполковник поехал на встречу со следователем. Все пошло по-иному, чем ожидалось. Этот старший лейтенант оказался оперативным и, судя по его действиям, – добросовестным и профессиональным работником. За минувшие дни он побывал на комбинате железобетонных изделий и опросил там людей, которые ходят на работу и с работы по пустырю мимо зоны, и видели девушку и ее ротвейлера. Они, даже, выражаясь непечатно, подтвердили, как и часовые, что владелица собаки веселясь, пугает прохожих молодых мужчин, как бы натравливая на них своего питомца.
Встретился следователь и с тем, на кого готовился напасть пес и кто получил рану руки при падении и ушиб колена. Даже копию медицинского заключения по этим травмам показали подполковнику.
Взял офицер полиции показания и у девушки, которая рассказала, что так шутила с парнями, проверяя их на храбрость, да и ей было весело смотреть на то, когда они пугались собаки.
- Когда я продемонстрировал ей показания свидетелей – часовых и работников комбината, показал статьи Административного кодекса, предусматривающие конкретные наказания за ее «шуточки», то она поняла, что зашла слишком далеко: просила не наказывать ее и сказала, что готова извиниться перед пострадавшим. С тем мы и расстались. Спустя короткое время у меня в кабинете появился ее отец с письменным заявлением о том, что он отзывает свое ранее поданное заявление о привлечение к ответственности руководства воинской части и о материальных претензиях. И что он сам накажет дочь за все. Так что дело закрыто.
…А далее старший лейтенант сказал подполковнику, что действия рядового Шакирова были продиктованы спасением от явной опасности пострадавшего – гражданина Цуркана. Поэтому, у полиции к солдату претензий нет, и он, следователь, от себя лично просить командование части не наказывать строго часового, проявившего сообразительность и милосердие.
…Рядовой Шакиров все же отбыл на гауптвахте свои десять суток. Но, спустя месяц, приказом командира части, был поощрен краткосрочным отпуском за отличное несение караульной службы.


Рецензии