Сексуальная революция

Не любит Фёдор Степанович женщин и видит в них одну только гадость.

А когда-то, в молодости, Фёдор Степанович очень любил женщин, и казались они ему какими-то неземными и загадочными созданиями.

Фёдор Степанович стар. Он настолько стар, что даже неудобно спрашивать, сколько ему лет.

И всех своих жён Фёдор Степанович боготворил. Но это было давно. А сейчас Фёдор Степанович одинок, две его жены померли, а последняя, Катерина, бесследно исчезла, и жива ли она, Фёдор Степанович не знает.

А разочаровался Фёдор Степанович в женщинах и стал видеть в них одну только гадость в девяностые годы, когда в стране разразилась и победила сексуальная революция. Секс в стране как-то быстро легализовался и прочно утвердился на общегосударственном уровне как символ времени. В стране был провозглашён лозунг: «Долой стыд!» Женщины оголились, надели мини-юбки, мини-шорты, кружевные чулки, а в телевизоре появилась реклама противозачаточных средств и пилюль для усиления сексуальной активности, нагло заявила о себе проституция, в фильмах демонстрировались откровенные сцены, открылись ночные клубы со стриптизом, массажные салоны с оказанием интимных услуг и получили распространение домашние видеосалоны, в которых за умеренную плату показывали фильмы «для взрослых».

И телевидение не осталось в стороне. В популярных телепередачах о здоровье доктора раскрывали мужскому населению страны интимные женские секреты. И раскрыли доктора мужчинам главный женский секрет. Впервые публично было произнесено прежде неизвестное мужчинам слово «менструация».

Но не все мужчины поверили докторам и даже обвиняли их в обмане. И неудивительно, не могли мужчины согласиться с наличием у женщин, чистых и неземных, какой-то гадкой менструации. Молодые-то мужчины, быть может, что-то уж и слышали, о чём-то и догадывались, а потому были как-то подготовлены к такой убойной информации, но пожилые и старые испытали настоящий шок.

И Фёдор Степанович испытал шок. Прожив со своими тремя жёнами столько лет, он и понятия не имел обо всех этих женских секретах. И не мог Фёдор Степанович уразуметь, как удавалось его жёнам в течение многих лет скрывать следы своей менструальной деятельности. Смутно помнил Фёдор Степанович, как, бывало, жёны жаловались на какое-то таинственное недомогание, отказывались от исполнения супружеских обязанностей и уединялись в ванной. Но Фёдор Степанович и подумать тогда не мог, что всё это — женские хитрости и обман.

Фёдор Степанович и чувствовал себя обманутым. И было ему обидно. Разрушилось его представление о женщинах, как о чистых созданиях, неземных и загадочных.

Но если мужчины какое-то время пребывали в шоке от нежданно-негаданно свалившейся на них информации, то женщины не только не растерялись, а открыто заявили о своих правах. И уже не таясь, и как бы с вызовом заявляли они своим мужьям: «Я сегодня не могу, у меня менструация», и смело обращались к начальству: «Я не выйду на работу, у меня месячные».

А Фёдору Степановичу в его преклонных летах уж и не до секса было, и не до женских сексуальных откровений. Но и он страдал от женского сексуального беспредела. Донимала Фёдора Степановича телереклама женских гигиенических прокладок. С утра до позднего вечера крутили её по всем телеканалам. А уж свои использованные прокладки женщины разбрасывали повсюду: у мусорных баков, под окнами дома, на площадке у мусоропровода, а какая-то неизвестная дама приклеивала свои использованные прокладки к стенам лифта.

И уж всех женщин, проживающих в доме, Фёдор Степанович подозревал в этих безобразиях, и даже свою соседку Марию Ивановну, учительницу начальных классов подозревал, которую прежде уважал и, бывало, восхищаясь её красотой, делал ей комплименты.

Бывает, захожу я к Фёдору Степановичу в гости, чайку попить, поболтать о том, о сём. А поговорить Фёдор Степанович любит. Но когда речь заходит о женщинах, Фёдор Степанович морщится и говорит: «Фу, какая гадость».

И любит Фёдор Степанович вспоминать прошлое. И кажется ему, что в те годы всё было чище: и воздух, и природа, и пища, и люди были добрее, а женщины были какими-то неземными и загадочными. А современные женщины, возмущается Фёдор Степанович, гадости-то свои, менструальные, на показ выставляют и как бы похваляются ими.

А как-то Фёдор Степанович взял с книжной полки томик стихов Пушкина и прочитал мне стихотворение гениального поэта, посвящённое женщине:

Я помню чудное мгновение,
Передо мной явилась ты,
Как мимолётное виденье,
Как гений чистой красоты.

И спросил меня Фёдор Степанович: «А вот скажи мне, Николай, мог бы Пушкин написать что-либо подобное о современных женщинах?» А я как-то и растерялся, не знал, как и ответить, не хотел женщин обидеть, и промолчал.

А как-то пили мы с Фёдором Степановичем чай и смотрели популярную медицинскую телепередачу «Жить здорово!» И всё не могли мы понять, о чём доктора-то говорят.

А оказалось, что объясняют доктора мужчинам, почему женщины во время оргазма пукают. Ну, Фёдор Степанович-то и выключил телевизор, выругался нехорошим словом и плюнул в телеэкран. И я плюнул.


Рецензии