Сергей Юрьевич и Альма

Сергея Юрьевича уволили с работы. Жена, не выдержав ежедневных пьянок, скандалов, безденежья, развелась с ним.

После размена квартиры Сергей Юрьевич переехал в маленькую комнатку-гостинку с общими кухней, ванной и туалетом.

В своё жилище Сергей Юрьевич перевёз кровать, стул, шкаф, доставшиеся ему после раздела имущества. Жена отдала ему и те немногие книги, которые у них были, по одному томику Пушкина, Лермонтова и книгу с загадочным названием «Вечный жид».

Сосед посоветовал Сергею Юрьевичу заняться сбором бутылок, но предупредил, что в этом бизнесе большая конкуренция.

И Сергей Юрьевич последовал этому совету. Уже утром следующего дня он вышел на свою новую работу.

Сергей Юрьевич так увлёкся, копаясь в мусорном баке, что не заметил, как к нему подошёл конкурент. Завязалась драка. Сергей Юрьевич получил сильный удар в лицо. У него был выбит передний зуб. Но постепенно Сергей Юрьевич освоился, избегал помоек, где, как он убедился, была жёсткая конкуренция, предпочитая собирать бутылки на бульварах и в ближайшем парке. Сложность этой работы заключалась ещё и в том, что Сергей Юрьевич не имел достаточных знаний в оценке бутылок по их номинальной стоимости. Цены были разные, а некоторые бутылки стоили так мало, что и брать их не было никакой выгоды.

Прошло несколько месяцев. Денег от сдачи бутылок хватало только на хлеб, картофель, лук. Оставалось немного на скромную выпивку. Но Сергей Юрьевич не был жаден до денег, а к пище был всегда равнодушен.

Сергей Юрьевич перестал следить за чистотой своего тела. Он редко мылся, месяцами не менял своё нижнее бельё. Общая ванная постоянно была занята, а на баню у него не было денег.

Пить Сергей Юрьевич не бросил. Не доставало силы воли. Да он и не хотел бросать. Редкие дни, когда он не пил, были для него очень тяжёлыми. В такие дни Сергей Юрьевич лежал на кровати и смотрел в потолок. Мыслей в голове у него не было, о жене думать не хотелось, а о чём ещё думать, он не знал.

В один из таких тяжёлых дней Сергей Юрьевич взял в руки томик Пушкина и попытался читать. Со школы он не прочитал ни одной книги, но Пушкин его увлёк и даже приободрил. За несколько вечеров книжка была прочитана. А Лермонтова Сергей Юрьевич не дочитал, «Демон» и «Мцыри» вызывали у него тяжёлые мысли.

Как-то Сергей Юрьевич пришёл домой с работы. Он принёс с собой четвертинку водки. Выпить водку он собирался утром. Но вдруг навалилась на него необъяснимая тоска. Он налил полстакана и выпил. Но тоска не проходила, и было предчувствие какой-то беды.

Ночью Сергей Юрьевич проснулся и не мог заснуть до утра. Он ни о чём не думал. Да и думать ему было не о чем. Но странное, тревожное беспокойство не проходило.
Утром он, не выспавшийся, с тяжёлой головой, допил водку и поплёлся на работу.

Несколько дней на бульваре за Сергеем Юрьевичем ходила собака. Чтобы отогнать её, он замахивался на неё палкой. Собака отбегала, останавливалась и долго выжидающе смотрела на него.

Как-то, возвращаясь домой, Сергей Юрьевич, сам не зная почему, свистнул, и собака, по-своему поняв его свист, поплелась за ним, проводила до подъезда, но войти не решилась.

Утром, когда Сергей Юрьевич вышел из дома, собака ждала его. И весь день она ходила за ним. Ему вдруг стало жалко собаку. Его тронула такая преданность, и он решил покормить её. Сергей Юрьевич свистнул. Собака, как бы угадав его мысли, подбежала к нему, виляя хвостом.

Собака лежала в углу комнаты, довольно облизываясь и выжидающе смотрела на хозяина.

Как поступить с собакой, Сергей Юрьевич не знал. Но вечером он соорудил ей постель, положив в углу старую куртку.

Ночью Сергей Юрьевич проснулся. Собака храпела. А утром Сергей Юрьевич обнаружил, что куртка под собакой мокрая: видимо, по старости собака страдала недержанием мочи.

Сергей Юрьевич задумался. Собаке надо было дать какое-то имя. Он вспомнил, как в детстве бегала во дворе собака, и все звали её Альмой. Альмой он и решил назвать собаку.

Дни шли обычным порядком. Утром Сергей Юрьевич и Альма выходили на поиски бутылок. Выстаивали очередь в приёмном пункте, заходили в магазин, покупали еду. И поздно возвращались домой.

Как-то Сергей Юрьевич вышел из дома. На последние деньги купил четвертинку водки и тут же у магазина выпил водку из горлышка. Он долго ходил по улицам. Альма понуро плелась за ним.

Сергей Юрьевич сел на скамейку, курил и смотрел на прохожих.

Альма потянула хозяина за рукав куртки. Он не сразу понял, куда она его зовёт.

Альма привела хозяина к куче мусора, сваленного у забора. «Зачем ты меня притащила сюда, дурёха?» — спросил он с раздражением. И Альма, приняв слова хозяина за сигнал к действию, бросилась к куче и со зловещим рычанием стала разгребать мусор. Сергей Юрьевич в недоумении наблюдал за собакой.

Но вот Альма успокоилась, что-то вытащила из мусора и в зубах подала хозяину.
Сергей Юрьевич обомлел. В руках у него оказался бумажник — добротный, из дорогой кожи. Сергей Юрьевич открыл бумажник, в нём были деньги — толстая пачка пятитысячных банкнот. Потрясённый, он долго не решался сосчитать зажатые в руке деньги.

Сергей Юрьевич оставил свою работу, почти не выходил из дома. Он закупал на неделю еды и водки, и жили они, ни в чём себе не отказывая.

Но была одна неприятность, которая омрачала их жизнь. Альму невзлюбил сосед.
Как-то Сергей Юрьевич выпустил Альму на улицу, лежал на кровати и смотрел в потолок. И вдруг услышал доносившиеся из коридора собачий визг и крики. Он вскочил с кровати, распахнул дверь и увидел прижавшуюся к стене испуганную Альму, а над ней размахивающего палкой соседа.

Сосед уверял Сергея Юрьевича, что собака в кухне схватила со стола кусок сала и на его глазах проглотила.

С большим трудом удалось Сергею Юрьевичу успокоить соседа. Но сосед затаил обиду и при каждом удобном случае угощал Альму пинком.

Отчасти соседа можно было и понять. Альма не могла вызывать симпатию. Она была уродлива: уши торчали в разные стороны, огромная голова с грустными, слезящимися глазами. И тявкала Альма без всякой причины, а стоило только на неё взглянуть, как она скалила зубы.

Сергей Юрьевич запил. Он не спал уже три ночи. У него был большой запас водки, и он выпивал стакан за стаканом.

Альма лежала в углу и с тревогой наблюдала за хозяином. Иногда она вскакивала, с лаем пробегала по комнате и возвращалась на свою подстилку.
Соседи с опаской проходили мимо комнаты Сергея Юрьевича. Из-за двери слышались невнятное бормотание и лай собаки.

Ночью соседи почувствовали запах гари. Выбили дверь в комнату соседа. Из комнаты с лаем выбежала Альма. На полу что-то догорало. Сергей Юрьевич сидел на кровати, закрывшись с головой одеялом…
 


Рецензии