Шкатулка баронессы Грей - Пролог

Облокотившись правой рукой на открытую крышку бюро, вполоборота к распахнутому настежь окну Ее Величество Маргарита сидела на стуле красного дерева, погруженная в собственные мысли, не замечающая давно овладевшей комнатой ночи. Глаза женщины привыкли к темноте, и она различала окружавшие ее предметы, освещенные светом луны, ничуть не хуже, чем если бы эти предметы освещала пара свечей. Бюро, несколько стульев из того же гарнитура, что и служивший сейчас Ее Величеству, огромная кровать под золотым балдахином - за прошедшее с начала ее добровольного уединения время королева невольно успела изучить мельчайшие признаки старости на имевшихся в спальне вещах.

Из-за двери, ведущей в малую гостиную, доносились негромкие голоса фрейлин королевы. При желании к этим звукам можно было прислушаться и разобрать несколько слов, чтобы понять о чем щебетали девушки. Однако Ее Величество не имела такого желания прежде, и не могло оно появиться у женщины теперь, когда дожидалась она возвращения своего супруга.

Его Величество Леонард добросовестно проработал весь день в своем кабинете, честно выслушал посланца королевы, просившей аудиенции у супруга, не кривя душой отказал, сославшись на важные государственные дела.

Королева вздохнула, вспоминая слова, переданные ей от имени супруга. В важности ожидавших короля дел Ее Величество ничуть не сомневалась: по крайней мере, для Его Величества эти дела были куда важнее вечера в обществе нелюбимой и нелюбящей супруги. И, пожалуй, учитывая взаимную нелюбовь, королева могла бы простить королю его отсутствие в этот вечер подле себя. Если бы только Его Величество Леонард не проводил сейчас время в обществе герцогини Шарлотты Норуа, и не задевал тем самым чувства и не уязвлял гордость своей супруги. Если бы только Его Величество Леонард не проводил в обществе герцогини Шарлотты каждую ночь вот уже вторую неделю...

Негромко вздохнув, Ее величество Маргарита смахнула слезинку, посмевшую появиться на мягких ресницах. Пожалуй, вернулась к своим мыслям женщина, она бы смогла простить супругу подобное поведение даже с учетом затронутых чувств. Она могла закрыть на все глаза, если бы только Леонард не был королем. Король не смел вести себя подобным образом, подавая недостойный пример своим подданным, которые, как дети, впитывают всякую гадость быстрее пользы.

- Дети... - едва слышно прошептала королева. - Как хорошо, что они еще незаметны...

Она чуть наклонила голову, коснулась левой рукой корсета в области живота. Это была еще одна причина, по которой Ее Величество не могла простить короля. Она не могла допустить, чтобы дети ее были обесчещены еще до рождения - и это, в свою очередь, было поводом к разговору, который предстояло иметь женщине в ближайшее время.

Да, сегодня Ее Величество Маргарита раз и навсегда прекратит всякие отношения с королем, разорвет узы, связывающие их, и уедет, чтобы быть счастливой с любимым человеком, пока единственным в целом мире. С ним - со своим отцом - она уже обо всем договорилась. Он обещал все устроить, чтобы Его Величество впоследствии не узнал о своем отцовстве и не посмел отнять у женщины единственное сокровище.

Чуть слышный шорох, казалось, прозвучавший в одной из стен привлек внимание королевы, возвращая к действительности. Ее Величество встала, расправила складки своего платья, поправила прядь волос, упавшую на лоб. Перед своим супругом она должна была предстать победительницей, а не побежденной.

Шорох смолк, раздался щелчок, и часть стены возле бюро отошла в сторону. В комнату ворвался тусклый свет, ненадолго ослепив привыкшие к темноте глаза Ее Величества. Впрочем, вида женщина не подала, даже не поморщившись при появлении короля со свечой в руке.

- Вы? - Его Величество поправил полу шелкового халата, стараясь скрыть свою растерянность за небрежным движением. - Моя дорогая, что вы здесь делаете?

Женщина склонилась в поклоне.

- Дожидаюсь вас, мой король.

- Это я вижу. Но зачем, позвольте узнать?

Вместо ответа Ее Величество Маргарита устремила взгляд на руку короля, сжимавшую подсвечник. Прислушалась к голосам фрейлин: девушки по-прежнему щебетали в гостиной. Все шло согласно расчету королевы.

Не дождавшись ответа и ничуть не смущенный пристальным взглядом Ее Величества, король подошел к бюро, поставил подсвечник и опустился на стул, властным жестом подзывая к себе супругу.

- Последние дни вы пугаете меня, дорогая. Вы печальны, и это плохо сказывается на вашей коже. Вы давно смотрелись в зеркало? Вы бледны, как смерть, Ваше Величество. Прошу вас исправьте это обстоятельство.

- Непременно, мой король, - отозвалась королева, не отнимая взгляда от руки супруга.

- Да, что вы там увидели?! - вскричал Его Величество, не находя больше сил игнорировать взгляд женщины.

- Ничего, мой король. В том все и дело, что ничего. Еще два дня назад я заметила, что на вашей руке нет фамильного перстня...

- Так вот, значит, кто устроил переполох и заставил слуг обыскать весь дворец. Это было ни к чему, моя дорогая.

- Но... Как же так, Ваше Величество? Ведь это перстень ваших предков!

Королева переменилась в лице. Удивление сменилось смущением, впрочем, не менее наигранным.

- Извините меня, мой король. Вы, верно, знаете, где этот перстень. Мне не следовало вмешиваться. Но я волновалась! И если вы, мой король, покажете мне ваше сокровище сейчас, вы прогоните мою печаль, как вы того и хотели.

Не сводя пристального взгляда с лица супруга, Ее Величество сделала реверанс. Король нервно сглотнул. Он, несомненно, понял, что не только ему и герцогине Шарлотте известно о месте нахождении фамильного перстня королевского рода. Как бы там ни было, когда Его Величество заговорил, голос его прозвучал уверенно:

- Я не знаю, где эта безделушка. Должно быть, обронил где-то...

Король пожал плечами и отвернулся. И потому не заметил, как сверкнули глаза его супруги, как резко выпрямилась она и гордо вскинула голову.

- Вы не перстень обронили где-то, Ваше Величество, - прозвучал стальной голос королевы. - Вы где-то обронили вашу честь.

Королева подошла к бюро, ничуть не тревожась относительно отсутствия на то дозволения Его Величества Леонарда. Отложив в сторону один из листов бумаги, лежавший возле чернильницы, женщина пододвинула королю другой, исписанный и увенчанный печатью кардинала.

- Что это такое? - напрасно щурясь, пытался прочесть король мелкий текст. - Не могу разобрать. Вы же знаете, у меня плохое зрение. Прочтите!

- Это документ о нашем разводе, мой король, - покорно пояснила Ее Величество.

- Разводе?

- Да. И я советую проявить вам мудрость, Ваше Величество, и, следуя примеру Его Высокопреосвященства, подписать эту нехитрую бумагу.

- Что?! - король поднялся и в силу своего роста грозно навис над невысокой женщиной. Впрочем, это не оказало никакого влияния на его супругу:

- Я не намерена больше оставаться вашей женой, мой король, - спокойно произнесла она, наклонилась немного, чтобы дотянуться до пера, макнула его в чернильницу и протянула Его Величеству.

Пораженный ли ее хладнокровием, удивленный ли тем, как неожиданно обернулось дело, или просто понимающий, что им обоим будет лучше в этом случае, король Леонард оставил росчерк на бумаге и закончил оформление документа своей печатью.

Продолжение следует...


Рецензии