Сказки о погибели души

Друзья, этот цикл входит в состав книги "Страсти N-го уезда", которую бесплатно и без регистрации можно скачать с адреса, указанного на главной странице. Книга богато иллюстрирована!

Но это еще не всё! Существует и вариант в формате аудиокниги. 

Аудиокнигу "Сказки о погибели души" Вы можете бесплатно и без регистрации так же скачать с моего сайта, зайдя в раздел "СВОИМИ УСТАМИ" (колонка слева). Приятного чтения либо прослушивания!

















СКАЗКИ О ПОГИБЕЛИ ДУШИ


Что с тобой, скажи мне, братец?
Бледен ты, как святотатец,
Волоса стоят горой!
Или с девой молодой
Пойман был ты у забора,
И, приняв тебя за вора,
Сторож гнался за тобой?
Иль смущен ты привиденьем,
Иль за тяжкие грехи,
Мучась диким вдохновеньем,
Сочиняешь ты стихи?

Александр Пушкин


Взявшись писать сказки о наших, то есть, человеческих грехах почти сразу понял: без них, то есть, грехов, и жить скучно, и умирать обидно. Это какой-то, понимаешь, рай земной – без грехов. Подит-ка – брось камень в Иешуа! Древняя как мир схема: «не согрешишь – не покаешься». Мы ведь и живем порою только лишь для того, чтобы грешить, а когда осознаем, что КАК-ТО НЕ ТАК ЖИЛИ, обычно, уже и поздно каяться.
Если хотя бы поверхностно проанализировать мировую литературу, да и в целом искусство – человечество на поверку только и делает, что совершает неблаговидные поступки, а после расплачивается. Или не расплачивается, а скорбит, что порой даже хуже. А каются разве что в художественных произведениях да в суде. Толстой, Достоевский – сочинители, досконально изучавшие грех в разных его ипостасях. А вот науки такой, которая изучает грех, нет и в помине. Жаль – у греха ведь есть и светлые стороны… их немного, но они все же присутствуют. И морфология греха есть совершенная тайна для нас, ведь каждое общество в различные периоды своего развития имеет свой набор норм, правил или табу. Пожалуй, в истории человече6ства были периоды, когда женщина, надевшая мини-юбку, считалась грешницей, а мужчина, убивший полового соперника в поединке, грешником не считался. То же убийство – деяние относительное: в мирном состоянии общества убивать все же грешно. Но, едва начинается война, убийство превращается в рабочий процесс, передовиков которого награждают, а некоторых даже возводят в ранг святых (есть в русском православии, например, такое понятие как «святой праведный воин»).
Оно конечно, мы люди – детища первородного греха, и я порой размышляю: тот самый змей в Эдеме – он вообще-то откуда взялся? Лазутчик, что ль… А по мне – так все было заранее придумано так, чтобы мы попирали данные Свыше Законы, чтобы в душах человеческих ангелы с бесами на поле битвы сходились. Заглядываю в Книгу Бытия: «Змей был хитрее всех зверей полевых, которых создал Господь Бог…» Ага… значит, ежели верить священной книге еврейского народа, змея все же создал Яхве. И что змей Еве-то обещал: что скушав плод, они с Адамом будут как боги, ибо узнают добро и зло. Собственно так и началась человеческая история. И вот вопрос: а зачем там, в раю, древо-то росло с запретными плодами?




Сказка первая. Паша-сладкопевец

Видно, Господь устроил так, что каждому из нас одновременно даруется и отнимается. Гении редко бывают прекраснопорядочными людьми, а некоторые - так вообще отменные негодяи, а то и ублюдки. Кто общался с гениями - особенно по работе (и у меня был такой опыт, позже я о нем поведаю), а не весело прижигал с ними жизнь - соврать не даст. Красивая идея о несовместимости гения и злодейства одно время была довольно популярна, но практика жизни показала, что творческая и человекоуничтожающая деятельности протекают в столь разных плоскостях, что они соприкасаются крайне редко.
Бывают, впрочем, разные гении. Например, одаренный карманный вор тоже в каком-то смысле талант. Француз Робер Брессон когда-то снял целый синематографический фильм об изяществе карманного воровства. А у иного настолько высокохудожественный свист, что аж все нутро пробирает, или некто разрисовывает стены столь виртуозно, что хочется стену аккуратно вырезать и снести в Третьяковку. Но приходят таджики, ведомые вороватым начальником ЖЭКа и аккуратно замазывают все это великолепие черным квадратом Малевича. Чего хотят вор-щипач, свистун и уличный графиттчик? Прежде всего, творческого самовыражения. Потом - славы. Денег? Ну, не без этого. Хотя, даже вор прежде всего зарабатывает авторитет (в своей среде), ибо вершина его карьеры - статус вора в законе. А уже на авторитетное кормило и денежные птички налетают.
А есть еще и талантливые блогеры. Они так же зарабатывают статус (его еще называют "социальным капиталом"), стремясь войти в топы. Для достижения высот во Всемирной Паутине нужны не только информационные технологии, но и дар и харизма. Именно поэтому, кстати, многие деятели, успешные в офф-лайн-жизни, не в состоянии пролезть в топы жизни виртуальной. А обратный процесс, наоборот, очень даже удается. Топ-блогеры тоже хотят славы. Да и кто не хочет, чтобы в тебя на улице тыкали пальцем и говорили: "Блин, а это тот самый (та самая, то самое...), который (которая, которое...)..." Ах, ты не хочешь пальцем? Ну, значит, в тебе отсутствует комплекс Мефисто. А в большинстве он все же присутствует - и это часть нашей такой противоречивой природы. А для тыкающих пальцем и прочих хамов звезды нанимают телохранителей. Которые в том числе обороняют добропорядочных граждан от шибко выпирающей наружу харизмы медиафигур.
Все просто: на самом деле, мы хотим не чтобы в нас тыкали пальцем типа "Смотрите, вот пример для вас - он горд был, не ужился с нами. Глупец! Хотел уверить нас..." Ой, я что-то не то процитировал. А в сущности неважно. Мы хотим что-то значить в этом мире, а не быть тварью дрожащей, частичкой безликого планктона. Такая вот... истина.
 Скажу теперь крамольную и спорную вещь. Принцип "где-то прибывает - где-то убывает" работает железно. Хотя, возможно и равновесие хорошего и скверного. Такие, люди, у которых достигнут баланс, как раз и являются типичными представителями планктона. Серые они и неинтересные. Высшее достижения для них: прокричать на камеру "Я-а-а-азь!" и выложить ролик в Интернете. Так сказать, минута славы. Вот такая у меня получилась присказка в стиле "моралитэ". Ну, а теперь приступаю к сказке.
Жил мальчик Паша и он сладко пел. Наверное, лет с трех. Хотя, когда капризничал, вопил все же не сладко, а очень даже истошно. Но громко, что особенно отмечали соседи. Паша был из небогатой семьи, и родители, будучи по жизни неудачниками, надеялись, сын в будущем отыграется за все комплексы родителей.
Слава выступал на уровне детсада, школы, района, города - и всегда брал награды. В смысле, на творческих фестивалях и конкурсах. В виде грамот и дипломов - пусть это всего лишь куски картона, но все же приятно. Голос у Паши был красивый и звонкий, подкачал разве что рост. Он был миниатюрным. Когда Паша был ребенком, это умиляло зрителей: эдакий заморыш - а так трогательно пищит - аж мурашки по телу. Ну, а когда Паша стал подростком, а после и юношей, его малый рост уже мало кого торкал.
Конечно, уровень такого артиста был выше среднестатистического артистического уровня относительно небольшого города. Пашу ангажировали на концерты в разных местах - и он был всегда рад петь, ведь пение Паше доставляло несказанное удовольствие. Но, когда Паше исполнилось семнадцать лет, он осознал, что искусство к тому же должно и кормить. Все равно ничему другому его не научили. Родители придерживались той же точки зрения - в смысле, что голос есть инструмент, и работать задарма уже не комильфо. И Паша стал петь за деньги. Для сирот ли, сотрудников пенсионного фонда, милиционеров, инвалидов, работников образования - для всех Паша пел за гонорар. На качестве пения это не отразилось, ибо искусство Паше все так же доставляло душевную радость. Не хватало образования: Паша имел большую вокальную практику, но не окончил музыкальную школу и даже не знал нот. С таким багажом в Гнесинку не возьмут - а родители хотели, чтобы сын обязательно поступил в Гнесинку. Но был другой вариант: в стране аккурат набирал силу шоу-бизнес, вставала "на крыло" попса. Можно было попытать счастье на данном поприще.
Конечно, надо ехать в Москву - хотя бы разобраться, что там за тусовка и насколько она крута. Но всякая тварь земная, дабы счастье было не только испытано, но и оседлано, нуждается в продюсере. Даже осьминог Пауль так и остался бы куском мяса, если бы не грамотный продюсер и разработанный профессионалами пиар-проект. Конечно же, данным ресурсом Паша не обладал. А сладкоголосых соловьев у нас все же хватает, то есть, конкуренция на рынке вокалистов высока. Тем более что аккурат в то время папики с мешками, набитыми денежными купюрами, по глупости своей продвигали в мире попсы своих сытеньких чад. Это потом нувориши опомнились и поняли, в какую... дольче виту они кидают своих мажорных чад. И дорогие отпрыски поехали в Принстоны и Кембриджи, а бедные сыновья простонародья как и всегда - на Кавказ или на зону. Уж лучше, кстати, на второе. Ну, и, конечно провинциалы продолжили покорять мегаполисы. Многим это, кстати, удалось - прежде всего, тем, кого не шлепнули в Чечне и на загнобили в неволе.
Перво-наперво Паше не везло, ибо кастинги во всякие коллективы он тупо не проходил. Прежде всего, парнишка не устраивал потенциальных работодателей своей фактурой. Но парень был настроен решительно, и от поставленной цели не отворачивался. А на жизнь и съемный угол зарабатывал тем, что пел в церковных хорах и торговал в салоне мобильными телефонами. И вот однажды Паше реально повезло: довольно известный продюсер набирал попсовую группу, которая по его идее будет состоять из трех смазливых молодых мужчин, один из которых по проекту должен быть высоким брюнетом, второй - рыжим "котиком" среднего роста, а третий - миниатюрным забавненьким блондином. Три тембра голоса, три типа, три темперамента. Но все обязаны обладать приятными голосами. Паша не блондин и не очень-то смазливый. Но к кастингу он подготовился: перекрасился, нанял хорошего визажиста. Ну, на самом кастинге продемонстрировал все качества своего отменного органа (я имею в виду голосовые связки), который он оберегал вплоть до того, что принципиально не пил, не курил и не употреблял стимуляторов. И Паша победил.
Началась новая, настоящая артистическая жизнь. Хозяин обеспечил ребят достойным репертуаром, вложил немало средств в раскрутку (чтобы песни новоявленной группы "Все путем!" непрерывно крутились по радио и телеку) и проспонсировал плотный гастрольный график. Парни друг друга не любили (в смысле, чисто человечески), но, коли уж попали в один проект, надо отрабатывать бабло и хотя бы как-то ладить. На людях же согласно контракта необходимо демонстрировать крепкую сплоченность и несомненный драйв. Пипл надо заводить! Успех сначала был не ахти, но, по мере подъема в хит-парадах сумма гонораров возрастала очень даже заметно и двайв от этого взрастал. Конечно львиная доля прибыли доставалась хозяину, продюсеру и крыше, но пацанов в обиде не оставляли.
Пришла настоящая слава, со всеми ее темными и светлыми сторонами. Оказалось, чем более ты известен - тем меньше у тебя степеней свободы. Накапливается усталость, хочется порою просто повалятся в постели - но именно в этот вечер надо отрабатывать корпоратив или выступать на даче какого-нибудь расперившегося чинуши.
Короткое обозначение "черненький, рыженький и маленький" немного обижало Пашу, но он терпел. Это же роль - а профессионал обязан исполнять ее невзирая на какие-то там амбиции. Поклонницы западали преимущественно на черненького, частично - на рыженького, хотя, кой-что перепадало и Паше. Как любил шутить рыженький, "случается все". И случалось. В смысле, все. По большому счету, это была настоящая, полноценная жизнь. Ну, разве только чересчур уж пресыщенная не слишком приятной работой и договорными обязательствами. Усталость от этого, конечно, накапливается, но все же - терпимо. По крайней мере, бронзоветь Павел не торопился и реально пахал.
Паша осуществил свою розовую мечту: купил квартиру в Москве, причем, в элитном небоскребе на северо-западе Первопрестольной. На пентхауз денег, конечно, не хватило, но тоже - ничего себе так. Хватило и на то, чтобы приобрести однушку в девятиэтажке в Бирюлево для родителей. В Пашиной квартире все было отделано по последнему крику моды - плод совместной фантазии нашего сладкопевца и популярного дизайнера. В этом гламурном гнезде время от времени заводились пташечки - девки из светской тусовки. Открылось, что у Паши далеко не сахарный характер: он не любил, когда в случае его отъезда на гастроли хотя бы кто-то оставался в его гнезде. А в чёсе он проводил бОльшую часть жизни. Ну, и какой девушке понравится, коли тебя держат за шавку и нагло изгоняют из жилья? Это ж элементарное недоверие!
Правила чёса обязывали, чтобы наша троица из "Все путем!" пела под фанеру. Паша трудно втягивался в эдакую халтуру, ведь у него как-никак отменные вокальные данные, и ему нравится дарить свое искусство людям, которые, кстати, платят за то, что ты даришь им радость, деньги.
Первый конфликт случился именно на почве творчества: Паша потребовал у продюсера, чтобы тот ему сделал хотя бы одну партию в программе, чтобы он пел соло - и вживую. Ну, хотя бы единственную нулевочку ему бы сварганили...  Сразу же он получил жесткий облом: "Всяк сверчок знай свой шесток!" Разве Паша - сверчок? Он просто болезненно переживал, что деградирует как певец. То, что троица напевала в студии на фанеру, дорабатывалось при помощи компьютерных программ, и по сути это был синтетический продукт. Так можно облагородить самый бездарный голос, но ведь Паша может и так - без компьютера.
Паша понимал, конечно, что является винтиком в отлаженной машине шоу-бизнеса. И глубоко переживал за свой гибнущий талант. Однажды, во время интервью в студии корреспондент попросил Пашу что-то напеть вживую. И Паша дал петуха. Вечером он жестоко напился. Это дало временное облегчение. Так же однажды подарил ощущение радости бытия некий волшебный порошок. Очень скоро у Паши появился свой дилер, алкоголь же (преимущественно, виски) стал хорошим незаменимым другом, без которого он не мог заснуть.
В сущности, Паша оставался одиноким человеком. У него не было друзей, он не приглашал к себе родителей, а от черненького и рыженького он дистанцировался все более и более, общаясь с ними только по делу и коротко. Из жизни Паши почти исчезли женщины, ибо ни одна не могла вынести его вспыльчивый характер. Даже проститутки - и те не приносили должного удовлетворения (я имею в виду психологический смысл). Паша открыл для себя один коварный закон: если тебе доступны все радости и ощущения жизни, тоска от недостижимости рая земного только взрастает.
Два пропуска репетиций (Паша был с бодуна и хотел отлежаться) ему простили. На третий раз вызвал сам хозяин. Сказал: "Еще раз повториться - уволю". Наш сладкопевец не стал пререкаться с боссом (к слову, это была его первая и единственная встреча с хозяином), но про себя подумал: я же бренд, хрен ты посмеешь меня прогнать, ведь я тебе, скотина эдакая, несу золотые яйца!
Репетиций он больше не пропускал. Но опоздал однажды к самолету, когда коллектив отправлялся в гастрольный тур. Позвонил продюсер: "Пеняй на себя, засранец!" Паша полетел следующим рейсом и к концерту успел. На всем протяжении тура с ним никто не разговаривал, но он терпел. И отрабатывал как надо, выкладываясь на сцене по полной.
Тур прошел удачно, неизменно собирая аншлаги. А, когда Паша вернулся в свое гнездо, на него напала невообразимая тоска. Паша ощутил, что уже не в силах участвовать в этом гешефте, обманывать людей фанерой. Конечно, он мечтал когда-то о сольной карьере. Соберет свой коллектив, скреатирует действительно качественный репертуар. Однако... его имени-то сейчас никто не знает! Для всех он - "маленький", даже не с прописной буквы. И теперь даже не мечталось. Хотелось выпить и позвонить своему дилеру. Но подумалось: а дальше - что?
Паша открыл стеклопакет. В лицо пахнуло влажным воздухом. Вниз смотреть не хотелось, он любовался низкими серыми облаками, которые, казалось, касались крыши небоскреба. Но надо ведь оставить после себя хотя бы какое-то послание. Паша взял из принтера листок "а четыре", синий фломастер, и... вот тут он надолго завис, мучительно размышляя о том, что написать. В конце концов, вывел пошлость:
"ЖИЗНЬ - ЭТО БОЛЕЗНЬ, ПЕРЕДАЮЩАЯСЯ ПОЛОВЫМ ПУТЕМ. К ЧЕМУ ОНА?"
Он встал на подоконник, перекрестился, произнес: "Господи, за что же ты так..." И прыгнул.
Рыженький, будучи от природы человеком неглупым, узнав о погибели коллеги, едко заметил: "Он так много работал, что подумал, что он гений". На похороны и поминки собралось немало народу из светской тусовки. Но плакали только родители. Похоронили Пашу на далеком Домодедовской кладбище, красивый резной гроб "под орех" бросили прямо в воду, скопившуюся в не слишком глубокой яме. Поминали в престижном ресторане, говорили немало хороших слов о Паше-сладкопевце. Рыжий, впрочем, съязил и здесь: "Сильные идут дальше - слабые летят в вечность". Откровенно говоря, рыжему тоже не слишком приятно было, что он "рыженький", а не Сергей Гапонов (его так зовут). Но он реально был сильным человеком, который умел терпеть, не бронзовел и не распускал пальцы веером.
Еще не исполнилось сорока дней, как в коллективе появился маленький блондин Дима. Он красиво пел и уверенно держал себя на сцене. Смены кадра ни поклонники, ни равнодушные обыватели не заметили. "Шоу должно продолжаться" - таков закон этого бизнеса.










Сказка вторая. Юля, красивая стерва

Оля и Юля были подругами детства, еще с яслей. Про таких принято говорить: "не разлей вода" но на самом деле вода, бывало, девочек разливала - и еще как. В фигуральном смысле: дело в том, что Юля росла в бедной семье, в которой отец безбожно пил, а Оля - в относительно зажиточной. Много позже Юля, конечно, гордилась тем фактом, что своим трудом вырвалась из грязи в князи, точнее, в финансовые княгини, а за прилежание себя уважала. Ведь многие ее ровесницы из той же прослойки униженных и оскорбленных так и оставались втоптанными в грязь, а то и более того - спивались, будто нарочно доказывая правоту народной мудрости про яблоню и яблоки.
Так вот, я про унижение. Подарит, к примеру, Дедушка Мороз Оле на Новый Год куклу, а Юле - какого-нибудь задрипанного шоколадного зайца. Потому что у Юлиных родителей денег мало, все пропиты. Оля говорит: "Приходи, поиграй в мою куклу!" Но Юля не приходила, ей было стыдно за то, что она такая несчастная. И она подолгу не заговаривала с подругой – пока Оля не шла на попятную.
А дружили девочки в сущности по географическому признаку: они были соседками. По большому счету чада были из разных социальных слоев - Юлины родители рабочие, а Олины - интеллигенция. Когда Юлин отец в очередной раз нажирался до положения риз, он много всяких слов говорил про интеллигенцию, это было живое выражение на великорусском языке (в нецензурной его части) классовой вражды. В наше время подобное общение между отпрысками из разных сред маловероятно (интеллигенция ссучилась, а рабочий класс обыдлился), но в эпоху развитого социализма, которая пришлась на детство моих героинь, этот была распространенная практика, ведь деления людей на сорта и сословия еще не возродили. Какая-то, мне думается, мистическая связь между девочками все же существовала, ибо они дополняли друг друга. Всякий раз, выдержав паузу после очередной размолвки, Оля шла на примирение и таковое получала. Юля как бы снисходила до подруги, чем, по ее мнению, компенсировала материальное неравенство.
Оле учеба давалась легко и она училась себе в удовольствие. А Юле трудно было грызть гранит науки - и непонятно отчего, ведь дурой она не была. Наверное, Юля обыкновенный тугодум. Зато, по мере взросления девочек, становилось заметно, что из Юли вырастает красавица, а из Оли - обыкновенная серая мышка. Но это касалось только экстерьера, в плане характеров все было иначе. Оля - человек-праздник, сплошной позитив. Вот, говорят: будь проще - и люди к тебе потянутся. Но это не так, ибо тянутся не к тем, кто попроще, а к тем кто не облает и не укусит. Юля как раз гавкнуть и куснуть могла вполне.
Юля - замкнутый человек с комплексами, дружившая только с Олей, точнее, лишь позволявшая ей с собою дружить. Юля ревновала Олю ко всем, с кем она поддерживала приятельские отношения. Она считала, подруга у ее подруги должна быть одна, иначе это - предательство. Ну, бывают такие... максималистки. И вот странно: в принципе, максимализм - проявление эгоизма, а эгоисты растут в зажиточных семьях. А в нашем случае все наоборот. Наверное, дело не в достатке, а в воспитании. Оля иногда специально дразнила Юлю тем, что играла с другими девочками или мальчиками у нее на глазах. Подспудно она давала подруге знак: учись ладить со всеми, ибо только так тебе откроется вся радость существования. Но учиться коммуникативной гибкости Юля упорно отказывалась.
Но Оля жалела Юлю, понимая, что девочке из бедной семьи трудно, а значит, к ее неумным капризам надо быть снисходительной. В Оле было то, что взрослые люди именуют харизмой. Или еще - душевным обаянием. Легкость характера с лихвой компенсировала относительную внешнюю непривлекательность. И так получалось, что Оля в старших классах все же привлекала внимание немалого числа мальчиков. Юля тоже вроде бы привлекала (она - длинноногая брюнетка с выразительными глазами и длиннющими ресницами), едва только начнет юноша подкатывать - так сказанет, и такое, что у представителя сильного пола отпадает всяческое желание ухаживать за сей своенравной самодуркой.
Не родись красивой, а родись сами знаете, какой. Однажды девочки переходили проезжую часть в неположенном месте, и на них наехала машина. Оля отделалась ушибами, а Юля сломала ногу. Ходя в гипсе, на костылях, она размышляла: ну, почему кому-то дано быть богатым и здоровым, а кому-то бедным и больным? Ночи не спала, все мучила ее жаба несправедливости устройства земного бытия. На самом деле, если глубоко проанализировать ситуацию на улице, Юля сама призывала несчастье и подставилась под не слишком быстро ехавшую машину, чтобы пострадать. Пусть ее пожалеют! Хотя, в каком-то смысле это был своеобразный детский мазохизм. А Оле не надо было, чтобы ее жалели, она и отпрыгнула.
Долгое время Юля висела на хвосте у Оли в плане учебы. Та делала уроки быстро - и Юля списывала. Так же и в классе, на контрольных работах. Юля и за это чуточку ненавидела Олю, и это, в общем-то, естественно, ведь мы мало любим тех, кто до нас снисходит. Укуси руку дающего! Или я что-то не так говорю? Ну-ка, ну-ка: вспомни, как ты относился к тем, кому был должен сумму денег...
Первый относительно серьезный роман закрутился у Оли в выпускном классе. Мальчика звали Костя и он был предметом вожделения немалого числа девочек. Тем не менее, запал Костя именно на Олю. Юля глубоко переживала сей факт, и для себя решила: непременно она Костю у Оли отобьет. Обычный, вполне нормальный любовный треугольник; такое у подруг бывает часто. Настоящих чувств еще нет, зато поведением прекрасных Божьих созданий управляет жажда соперничества.
Оли применила все женские качества, чтобы привлечь Костю на свою сторону. И устроила однажды так, что Оля увидела, как Юля и Костя целуются. Ей было приятно, что она сделала больно душе близкой подруги. Оля отступила, не стала бороться за человека, в которого вроде бы, была влюблена. А Юля не знала, как она вообще относится к этому Косте. Ей доставляло удовольствие прежде всего то, что за ней увился лучший мальчик класса, приударявший за ее подругой.
У Юли было несомненное преимущество: она умела манипулировать людьми. Костю она научилась строить так, что мама не горюй. А мужики - они ведь существа простые и ясные. В отличие от женщин, которые зачастую и сами не осознают, чего хотят на самом деле. Так же Юля манипулировала и Олей, которая, хотя и могла при помощи личной харизмы вести за собой других, использовала личный дар не очень эффективно. Наверное, верх брала личная скромность. Оля после предательства подруги, конечно, стала дистанцироваться от нее, и после окончания школы девушки зажили независимо друг от друга.
Юля снисходительно согласилась выйти за Костю замуж. Причем, договорились: Юля учится в институте, а Костя зарабатывает деньги. А потом - наоборот. Ну, а дети, семейный быт - все это после того как молодые супруги получат образование. Неудачный аборт поставил крест на Юлином материнстве, но Косте она об этом не говорила. Ее цель была: получить образование. Опять же, используя свои женские достоинства и удачно подставляя коллег-студентов, она защитила диплом экономиста и устроилась в банк. Едва это произошло, Костя был изгнан. Формальный повод - его якобы измена. Юля застала Костю дома с девушкой; одному Богу и Косте с девушкой известно, что там было на самом деле. Может, что-то и было, но ведь, по-моему, не в этом дело. Если конфликт назревает, повод к скандалу всегда найдется. Костя ушел, оставив бывшей жене квартиру. И, кстати, почувствовал облегчение.
Юля, продвигаясь по служебной лестнице, становилась настоящей бизнес-леди и выдающейся стервой. Ну, в том мире, в котором она завоевывала нишу, иной быть невозможно. В разное время она сожительствовала с подполковником ФСБ, с директором крупной фирмы, с тренером по теннису. И все от нее бежали. Возможно, Юля в домашней жизни проявляла самые мягкие черты своего характера, но мужикам хотелось, чтобы вечером женщина была рядом и желательно готовила хотя бы какую-то еду. Но Юля засиживалась на работе допоздна, ибо если не засидишься - тебя подсидят такие же беспринципные стервы.
Конечно, Юля следила за судьбой Оли. И радовалась меняющемуся соотношению статусов. Оля тоже выучилась на экономиста, но устроилась она обыкновенным бухгалтером в затрапезный ЖЭК. Оля вышла замуж и родила двоих детей, мальчика и девочку. Муж ее, интруктор по вождению автомобилей, был обыкновенным неярким самцом, совершенно невыдающимся и скучным. Юля это узнала точно, ибо специально познакомилась с Кириллом (так зовут Олиного мужа), брала у него уроки вождения. Она еще думала: соблазнить или как? Но остановилась на "как", ибо, представив себя рядом с этим ничтожеством в постели, она испытала чувство легкой тошноты.
Если говорить о внешности, Юля только хорошела, ибо посещала салон красоты, бассейн и фитнес-зал. А Оля превращалась в банальную лахудру, уже и забывающую о том, что на свете существует косметика. Но все поменялось, когда, совершая воскресную утреннюю пробежку в парке, Юля увидела на берегу пруда Олю, Кирилла и их детей. Пред ней во всем своем великолепии предстала обыкновенная счастливая семья. И, хотя прошло немало лет с тех старых обид, прежняя зависть воспылала в Юле с новой силой. Юля была одинокой - вот, в чем заключалась ее беда. От разных комплексов она избавилась, ибо обрела достаток, статус и уверенность в себе. Но стала красивую женщину гложить тоска о том, что не удалось ей осуществить прочные завоевания на фронте личной жизни. А между тем, молодость прошла, и клюнуть на нее мог разве что какой-нибудь альфонс.
К Юле вернулись бессонные ночи - впервые с той поры как она сломала ногу в ДТП. Снова мысли: ну, почему у НЕЕ так хорошо, а у меня так плохо? Как вообще там, на небесах распределяются дары? Православные верующие сразу могут парировать: Бог испытывает того, кого любит. Юле даны были трудное детство, травмы (физические и душевные), чехарда с мужчинами, бездетность. Одиночество, в конце концов. Вот, ты себе самому (самой) признайся: готов (готова) ты безропотно принять подобные "дары"? О-о-о, как легко рассуждать о благодати и прочих нематериальных сущностях. Но хочется все же обыкновенного, земного счастья. Да, по большому счету, напасти - составная часть полноты жизни. Об этом когда-то Герман Гессе написал повесть "Сидхартха". Ох уж, эта литература... Пис-сатели!
Юля задумала плохое. Она вышла на бандитов, которые за приличную мзду должны были похитить Олиных детей. Мало того, что преступникам платила Оля - негодяи могли рассчитывать на солидный выкуп, ведь Юля выяснила, что Оля с Кириллом сейчас копят деньги в надежде улучшить свои жилищные условия. Главарь банды, в которую, кстати, входили и менты, сразу сказал Юле, что она - редкая мразь, но сумма гонорара была таковой, что совесть должна была пасть перед моралью.
Юля думала так: путь и Оля испытает хотя бы долю страданий, которые испытала она. Юля тоже могла иметь детей, но она возможность переживать за попавших в беду чад потеряла гипотетически. В конце концов, Юля в своих деяниях руководствовалась житейскою мудростию: все, что ни делается - все к лучшему. И, вероятно, она в определенном смысле является дланью Божией.
Бандиты выполнили работу по последнему разряду: мальчика и девочку выкрали, когда они безмятежно играли во дворе. Выкуп назначили божеский: всего каких-то двадцать тысяч евро. Приблизительно такую же сумму исполнители должны были получить в виде гонорара. Юля ведь банковский работник и по своим каналам она узнала, приблизительно сколько у родителей на счету. Детей держали в подвале одного и бандитских домов в пригороде. Инструкция жесткая: ни в коем случае никому физически не навредить, а только постращать.
Оля и Кирилл действовали как и подобает любящим родителям: осмотрительно и благоразумно. То есть, требуемую сумму сняли и перевели на счет, который был указан в послании киднеперов. Детей должны были передать на площади возле центрального городского рынка, в последний момент номер машины, в багажнике которой они упакованы должны были сообщить по телефону.
Вся катавасия с переговорами и переводом нужной суммы длилась десять дней. Юля не знала, что все эти дни и ночи поиском людей и похитителей так же занимается полиция, ибо родители все же обратились за помощью в правоохранительные органы. Будучи человеком от природы осторожным и малодоверчивым, Юля не контактировала с бандитами. В силу этого она не знала, что происходит с детьми в подвале. Но один раз звонила бывшей подруге детства, пыталась говорить успокаивающе слова. На самом деле, она наслаждалась Ольгиным страданием, ведь все было задумано именно для того, чтобы проучить.
На Юлину удачу менты работали сумбурно и малорезультативно: на похитителей они так и не вышли - слишком велик разрыв в уровне профессионализма, тем более, напомню, в банду входили как бывшие, так и действующие менты.
Конечно, полиция тут же выехала на место, когда номер машины был сообщен. Это была "копейка" темно-синего цвета. Едва группа захвата прибыла на рынок, выяснилось, что они забыли захватить с собой хотя бы монтировку. С багажником возились долго, минут, наверное, с пятнадцать. Был очень жаркий день, темный кузов авто буквально накалился от солнца, дети изнутри не откликались. Менты очень нервничали, а потому у них все валилось из рук.
Когда багажник старенькой легковушки все же удалось вскрыть, все увидели: дети не подают признаков жизни. Но это была спецоперация - и по счастью рядом были медики. Реанимационные действия позволили вернуть дыхание девочке. Но в мальчика вдохнуть жизнь не удалось.
Второй транш гонорара Юля исполнителям выплачивать не стала: грязная работа и нарушены условия договора. Она нашла в себе силы, чтобы сходить на похороны. Народу на кладбище было много, и затеряться среди толпы не составило труда. Юля видела убитых горем родителей, и ей было их искренне жалко. Себя она почти сразу после того как было получено известие о трагедии, убедила в том, что ее вины в смерти мальчика нет. Прокол допустили бандюки, а потому грех лежит на их совести. И в конце концов: Бог дал - Бог взял. Юля, когда пошла на аборт, тоже ведь приносила еще нерожденное дитя в жертву... чему? Ох, да нет на это ответа! Миллионы... да, нет - миллиарды женщин по всему миру делают это. И что же - все они являются монстрами?
Юля еще молода, ей тридцать три года и все у нее еще впереди. И Оля еще родит - она ведь везунчик, детородный орган у нее наверняка вполне исправен. И у Кирилла скорее всего - тоже (эх, надо было все же проверить, когда брала у него уроки вождения...).
Но совсем иначе думал главарь бандитов. По его мнению, Юля нарушила условия договора, не выплатив оговоренное бабло в полном объеме. Гибель ребенка - форс-мажор, в багажник детей загружали живыми и здоровыми. Согласно понятиям преступного мира, Юля - чмошница и нелюдь. И таким стервам и беспринципным людям на этой земле места нет...







Сказка третья. Вятские-хватские

Алексей родился и вырос в городке Орлов Кировской области, и он является коренным орлом. Это не иносказание: "орлами" именуют жителей Орлова. Одно время город назывался "Халтурин", в честь знаменитого некогда террориста Степана Халтурина, который в царском дворце кого-то там отправил в тартарары. Был даже музей Халтурина, в отчем доме Степана. Когда кончилась советская власть (не факт еще, что Халтурин осуществлял теракты именно во имя нашего феодального социализма...), историческое название городку, притулившемуся на правом высоком берегу реки Вятка, вернули. Но не сумели вернуть былое величие. При царях династии Романовых Орлов был значимым купеческим центром. Ныне он стал ничем - и мало кто вообще наслышан о существовании какого-то там Орлова (который, конечно, все путают с областным центром Орел).
Кто не рос в маленьком заштатном городке, ничего все равно не поймет. Но все равно скажу правду: только идиоты не мечтают свалить хотя бы куда-либо из затхлого периферийного мирка. Наверное, таков закон жизни: глубинка как костный мозг порождает кровяные тельца, отправляющееся в неведомое странствие. Тельца думают, что свободны и у них великое предназначение. На самом деле их задача в том, чтобы снабжать энергией органы, а двигаются они не вперед, а по замкнутому кругу. Это я и про кровяные тельца говорю, и про людей.
 Вот, почитайте "Городок Окуров" Максима Горького - и поймете, что так было во все времена. И кровяные тельца никогда не возвращаются в костный мозг! Мать Алексея трудилась медсестрой в райбольнице, отец - дорожным рабочим. Обычная работяжная семья, обитающая в кирпичном доме столетнего возраста, построенном орлом-мещанином, предком Алексея. Дом крепок, может, простоит еще пару сотен лет. Если, конечно оползень не случится. А вот жизнь в городе гнилая и невыразимо скучная. По крайней мере, в глазах Алексея.
Алеша, окончив школу, подался в Киров. Устроился на оборонный завод, участвовал в сборке какой-то военно-космической хрени неясного назначения. В те времена военно-промышленный комплекс Державы уже успел изрядно захиреть, и за сборку хрени платили мало. А жить приходилось в грязном общежитии, в комнатке на четыре койки, где не было даже телека. Алеша, как и многие его сверстники, увлекся компьютером. Только, в отличие от туповатых приятелей, Алексей не прожигал вечера и ночи за "думами" и "дюкнюкемами" а серьезно изучал программную и материальную части компьютера. Поступил на заочное отделение местного ВУЗа на специальность "программирование" - и грыз, грыз гранит передовой науки.
Конечно же, полунищенское существование на загибающемся заводе не устраивало - и не только, наверное, Алешу. А, по большому счету, в Кирове по любому ничего денежного не найдешь. Многие ехали в Белокаменную и в Питер в поисках лучшей доли. По идее, попытать счастья в столицах стоило и Леше, но парень он был смышленый и понимал: строителем, охранником или работником торговли быть не стоит. Денег мало, а перспектив - ноль. Надо думать головой и придумывать стоящие, инновационные проекты.
Внешность у Алексея маловыдающаяся: рост ниже среднего, тщедушное телосложение. В общем, субтильный русский парень, хотя не страшный по морде лица, а в глазах даже светилось какое-то внутренне благородство. Светилось… Не иначе как все же в нем БЫЛА дворянская кровь. Другое дело, что было не в глазах, а, так сказать, в душе. А содержался там, надо сказать, любопытный контент. Я бы его назвал желанием как-то изменить - не себя, а мир, причем, в глобальном смысле. Не хотелось сдохнуть безымянным сборщиком хрени - вот, в чем суть-то.
Было это еще когда Рунет только-только оперился и пробовал делать первые робкие шаги в облачной среде. Офигительная доступность информации, который дарила нашим людям Всемирная Паутина, была на самом деле серьезным испытанием. Порносайты, социальные сети, форумы - все это вкупе заставляло пипл хотя бы на время забыть о реальных вещах, уйти от настоящих проблем жизни, предавшись эскапизму. Некоторые – так вообще погружались в это болото с головой. Виртуальность порождала видимость свободы, что влекло за собой вариант рабства. Алеша быстро понял: в этой системе, как и в природе вообще, есть хищники и жертвы. Лучше все же быть первым, нежели вторым.
Информационное пространство было целиной, непаханым полем. Приходи, столби - и возделывай! Как человек, выросший на земле (с малолетства трудился на огороде), Алексей и понимал новую реальность по-земному. То есть: не надо брать чужого, если хватает ничейного. Вокруг полно дерьма, так стоит его очистить от вонизма, слепить конфетку - и продать. Но для этого необходимо понять работу внутренних механизмов виртуального мира, понять, ЧЕГО ЛЮДИ ХОТЯТ, и создать продукт, на который клюнут.
Первый опыт создания локальной виртуальной тусовки для кировчан получился неудачным. Леша даже прогорел, поскольку потратился на покупку доменного имени. Алексей догадался: на его родной Вятке живут столь дремучие люди, которым еще расти и расти в плане информационной культуры. Путь покамест в своих "думах" сжимают шагреневую кожу жизни. И еще: создание сайта - треть работы; две трети - раскрутка. А для этого нужны серьезные средства, и не только материальные. А на Вятке средств не сыскать. В общем, Леша вступил в Большой Мир медиа-бизнеса. Хотя, и сам пока что этого не осознавал, ибо формально являлся безликим сборщиком оборонной хрени на секретном заводе.
Все деньги крутятся в столице - а потому Алексей, перекрестясь, все же махнул в Москву. Вятских-хватских там много, в том числе и орлов. Реально успешных, чего-то добившихся Алеша не знал. Волосатой лапы, чтобы куда-то пристроиться, у него не было. Пришлось наняться забивальщиком баз данных в логистическую фирму, по сути, торчать на громадном складе и переносить на компьютер цифры из накладных. Снимал комнатушку в Пушкино, много времени проводил в дороге. Но и в этом положении Алексей рук не опускал: в кредит купил мощный ноут - и работал над новыми проектами, используя каждую минутку - в перерыве, в электричке, в маршрутке. Естественно, в выходные и праздники - в своем съемном жилье. Аскетический образ жизни стал для Алеши нормой: он не имел друзей, подруг, посторонних интересов, хобби. Точнее, его хобби являлось строительство сайтов.
Конечно же, изучал западный опыт, ведет Всемирная Паутина в так называемом цивилизованном мире уже охватила все и вся, вбила в каждый мозг МАТРИЦУ. Алексей понял главную истину: человечество в подавляющем своем большинстве, как говаривал известный плейбой Александр Сергеич Пушкин, состоит из тупой бессмысленной толпы, которая в сущности не знает, куда ей идти. Надо эту массу направить - и желательно туда, куда она, руководствуясь коллективным бессознательным, сама хочет переть.
Алексей сделал сайт об астрологии и гороскопах. Напихал туда всякой фигни, которая якобы понаписана уважаемыми людьми. Конечно, надергал отовсюду составляющих для контента. И принес готовый продукт вероятным инвесторам. Те отвергли, сказали: "Неприбыльный проект". Ну, хорошо: наш доморощенный "цукерберг" потыкался туда, сюда... везде получил отворотповорот - и понял: надо самому продвигать проект, используя известные технологии раскрутки. Пришлось немножко влезть в долги, чтобы нанять троллей. Этому Алеша вообще-то в Сети научился - не его придумка. И так постепенно, постепенно астрологический ресурс, на котором каждый желающий мог, зарегистрировавшись и введя свои данные, получить личный гороскоп, стал выходить в топы, и его уже можно было найти не первых страничках поисковых систем.
Алексей свой ресурс продал одной из малоизвестных фирм, занимающейся продажей китайских амулетов. Так орел с Вятки заработал свой первый миллион. Пока еще - рублей.
Те тролли, которых Алексей нанял спервоначалу, стали пока еще нештатными сотрудниками его маленькой незарегистрированной фирмы. На персональное жилье заработанного пока еще не хватало, зато он уже снимал квартиру. Пусть на окраине Москвы, но уже не в Пушкино. Следуя далее в соответствии с поставленной задачей, Алексей работал над несколькими проектами одновременно. Он создавал сайты для автомобилистов, рыбаков, любителей йоги, фотографии и флористики. Все честно - никакой порнографии или азартных игр. Что-то раскрутить получалось, что-то - не ахти, но в общем и целом дела шли в гору.
Алеша понял, чего просит интернет-аудитория и, собственно, из кого она состоит. Это преимущественно офисный планктон, та самая тупая бессмысленная толпа, которой в сущности все равно чем заняться - лишь бы не испытывать тоску от бессмысленности существования. Нужно подарить им смысл. Точнее, создать удачный муляж смысла - дабы бедная заблудшая овечка кликала ссылку на твой ресурс и получала там видимость счастья. Последнее, в конечном итоге - это общение с подобными себе. Когда ты видишь, что другие овечки так же растеряны, как-то, что ли, становится легче. Вот, в чем волшебная прелесть Всемирной Паутины!
Ряд удачных проектов Алексей продал, неудачные - забросил. Денег стало больше, и удалось купить однушечку в Павшинской пойме и скромный "Хёнде". Алеша был тругоголиком, и в плане быта ему надо было немного. Один проект оставил себе - фотографический. Он четко уловил веяние времени: людям скучно просто так зарабатывать деньги, сидячи в офисах, нужна хоть какая-то отдушина. А фотография - кратчайший путь к творчеству. Купил гаджет - клац, клац! - и ты уже типа фотохудожник. А хочется еще и потусоваться на творческие темы, выложить куда-то свои шедевры, подучиться, наконец, этой непонятной фотокомпозиции. Алексей рискнул открыть он-лайн фотошколу, в которой специально набранные фотодеятели удачно имитировали фотографическое образование. Чтобы поднять статус своего проекта, наш "биллгейтс" организовал он-лайн фотоконкурс, в котором первые призы раздал тем людям, которых нанял для фотолохотрона. Конечно, проект требовал значительного вложения средств, но дело стоило того: Алеша открыл простой закон, согласно которому, чтобы в современном мире идея дошла до удачной реализации, нельзя скупиться на пиар. Конечно, это не его открытие, но мир все же эффективнее постигается, когда мы своей задницей ощущаем его грани. В этом плане мы все – открыватели, только локальные.
Да, талантливый парень Алексей. Одно слово: орел. Но пришлось ощутить все прелести "оборотной стороны медали". Едва Алеша стал "господином при деньгах", вокруг стали виться темные и явно подлые личности, которым твои деньги очень даже нужны. В основном, предлагали всяческие идеи, чаще всего абсурдные, в которых Алексей должен был выступить в роли спонсора или инвестора. Некоторых из них Алексей брал к себе, ибо в бизнесе нужны в том числе и беспринципные негодяи. Но в основном - отшивал, вспоминая всякий раз, что и ему когда-то дядечки при деньгах давали под зад ногой. По большому счету, Леша строил обычную, банальную бизнес-корпорацию, а в этом виде человеческой деятельности на самом деле Человеческого (с заглавной буквы) не слишком и много.
На этом первая половина сказки окончена, приступаю ко второй.
Будучи непритязательным в быту, Алеша равнодушно относился к маленьким радостям сего мира. Да и к большим, в общем-то - тоже. Нет, он не был аскетом или каким-нибудь скопцом. Просто, перед ним стояла цель: что-то значить в этом мире и занять положение, при котором ты не прогибаешься пред сильными мира сего. У него был талант, а так же имелись качества, при помощи которых есть шанс достичь самых кошмар… то есть, сказочных эмпирей. Вот, я сейчас говорю в прошедшем времени: был, был... Разве талант уходит? Это мастерство не пропьешь, а талант действительно притупляется. Вы помните, конечно, классическую формулу про один процент таланта и девяносто девять - труда. Относительность соотношения можно оспорить, но само наличие уравнения отрицать глупо. Талант действительно зарывают в землю, и вы наверняка знакомы с такими случаями.
У Алексея была мечта - и он ее достиг. Теперь он рулил своей фирмой, маленькой империей, а пред ним пресмыкались подчиненные, число которых взрастало с интенсивностью раковой опухоли. С наименьшей охотой он брал к себе своих, вятских. Не потому, что не доверял: они такие же, как и все... ушлые. Но ведь нет пророка в своем отечестве, и подспудно "свои" Алексея просто не держали за выдающегося деятеля медиабизнеса. А он таковым все же являлся.
Постоянной девушки у Алексея не было просто потому что он очень много работал. Строительство компании требовало титанических усилий, ведь нужно было контролировать ВСЕ нити управления. Компаньонов Леша принципиально не брал - учитывал истории предательства в других подобных фирмах. Пришлось сотрудничать и с "крышей" – в лице одной из влиятельных силовых структур. Эти остолопы за некоторые блага обеспечивали преференции и в нужном направлении влияли на конкурентов. Мир коррупции с одной стороны темный, а с другой - ясный: главное - интегрироваться в систему и жить с ней в ладах, тем паче они там не троглодиты и до нитки все же не обирают. Брали по-божески - меньше "церковной" десятины.
А вот временные девушки у Алеши все же были - как без них. Здесь еще один момент: орел понимал, что семья - это еще и бытовые обязательства. Жена начнет требовать то, это, а то еще станет хищной ночной птицей, которая дневную перепоет, то есть, станет манипулировать мужем и будет пытаться рулить компанией. Такие фокусы Алеше не нужны - вон, сколько плохого Елена Батурина наделала своему муженьку, Юрию Михалычу Бат... то есть, Лужкову. Практически, вычеркнула дядьку со светлых страниц истории – и все благодаря своим непомерных альфа-самским аппетитам.
Все, что Леша на раннем этапе своего становления покупал для личного пользования, в сущности, были средствами производства: это компьютеры, автомобили, коммуникаторы. Да - тачки он все же менял. А в метро уже и не заходил. Ну, это общий психологический механизм: уж лучше в пробке постоять, чем этот... ад.
Было много деловых встреч. Алексею просто интересно было: а как твой имидж влияет на результат переговоров? И он впервые воспользовался услугами пиарщика. Это была женщина средних лет по имени Маргарита. Она убежденно доказывала, что потенциальным партнерам важно не только, как и что ты говоришь, но и во что ты одеваешься, какие гаджеты юзаешь. Естественно, не последнюю роль играют прическа, степень небритости, стиль очков и галстука. Ну, и в каких заведениях назначаешь встречу.
Раньше Алеша хотя и задумывался о том, что существует мир брендов, не слишком-то серьезно относился к его значимости. Ну, какая разница, какой у тебя айфон? Пиарщица доказывала обратное: если новейший, это знак твоей успешности и того, что ты в курсе новейших технологий. То же касается одежды, обуви, автомобилей. Немало работал Леша и визажистом, веселым геем Димой, истинным профессионалом в области индустрии красоты. Алексей вообще всегда уважал профи - в любой области. Так же заказаны были ряд интервью влиятельным СМИ, проведены фотосессии - для создания портретных образов. Ну, а что касается того, что пришлось влиться в мир гламура... Ну, да: светские тусовки не радовали своей пошлостью и лживым лоском. Но ведь, с волками жить - по-волчьи выть. Алеша терпел, ибо осознавал: выпадешь из мейнстрима - сожрут, с-с-скоты. Он понимал: таковы правила игры - и даже те, кто управляет многомиллионными стадами, сколачивают свои локальные ВИП-стаи, придумывая всякие "дресс-коды" и этикет. В Орлове была своя знаковая система, В Кирове - своя, на складе на окраине Москвы - своя. Но все это были простонародные правила, довольно демократичные и очень даже вольные. На вершине пирамиды все иначе: здесь ты ограничен в выборе одежды и манеры поведения, ибо ты подчинен РИТУАЛУ. Кто же его придумал? А, непонятно - так сложилось. Высшая лига жизни - мир своеобразный и жесткий. Такое ощущение, что не тот товарищ там правит бал. А, может, и тот. Это с какой позиции посмотреть.
А, пожалуй, можно предположить, кто управляет РИТУАЛОМ. Вот, есть книжка "Капитал", написанная одним гениальным евреем полтора столетия назад. Она о том, что Капитал - надчеловеческая сущность, управляющая людьми с целью принесения прибавочной стоимости. Капитал - тот же живой организм, цель которого - выжить. Причем, любой ценой. Алексей рано или поздно должен был достичь того уровня, когда созданный им Капитал зажил сам по себе, и можно было вполне расслабиться и только умело направлять двигательную потребность твоего монстр... то есть, детища. Но приходится танцевать под дудку Закона, который установил Капитал. Потому что Капитал не просто самостоятелен, но и агрессивен. Большие рыбы пожирают маленьких.
И тут Алеша ощутил смертельную усталость. Он понял вдруг, что много лет работал даже не как папа Карло, а как раб на галере. Все это контролирование нитей бизнеса, поиски путей развития, борьба к конкурентами, варьирование между буквами закона и дефилирование по чиновничьим коридорам выжрали космическое количество душевной энергии. За эти годы накапливался стресс, но даже пиарщица не знала, как с этой напастью бороться. Да ей, в сущности, и не нужно было знать - ведь за свой гонорар она просто работала на повышение статуса своего клиента.
Итак, подкатила депрессия.
Алеша не имел вредных привычек - не курил, не употреблял стимуляторов, а удовольствия от алкогольного опьянения получать не научился. Но это - когда он еще не знал, что во внутренней жизни человека могут случаться кризисы. Алексей не делал пауз, а потому вопрос снятия стресса не возникал. Его все время подталкивали новые заботы и проблемы, и это рождало ощущение полноты жизни. На самом деле, все это была вовсе не жизнь, а... вот, неизвестно, как и обозвать ту деятельность, которой себя посвятил Алексей. Более подходящее слово: самореализация. Может быть, карьера. Или (о чем я раньше уже говорил) построение своей империи. А не было ли это вариантом игры, которую придумало существо из иного мира - того, который уровнем повыше? Алексей научился создавать развлекалово для овец. Но может быть, он сам есть "овца высшей лиги", пастырь которой, дабы Леша не скатился с роликов, придумал игру, которая именуется: УСПЕХ?
В общем - и это больше всего походит на правду - истощился запал. Когда Алеша уехал из Орлова в Киров, он всего лишь хотел вырваться из замкнутого в своей унылой самодостаточности мирка. Может быть, Алеша мог стать каким-нибудь местным маленьким предпринимателем (что-что, а коммерческая жилка у него есть) или возглавить местное отделение партии "Единая Россия". В конце концов, даже в Орлове водятся те же системные администраторы. Но захотелось завоевать большие территории, которые даже шире бассейна Вятки. И это Леше удалось вполне. А по большому счету, у всех миров - начиная от Орлова и заканчивая Силиконовой долиной - одни и те же принципы существования. Сильные идут дальше, слабые выпадают в осадок и там тешат себя философией маленького мещанского счастья. А от себя все равно убежать как-то не удается.
Однако, все предыдущие напыщенные слова - пыль по сравнению с ощущением душевной пустоты, которое влечет за собою депрессия. Алеша попробовал путешествовать. Для начала - под предлогом установления новых международных связей. Но командировки - тоже работа, и вечерами в гостиницах было ой, как хреново. За годы трудов Алексей разучился читать книги, смотреть кинофильмы, слушать музыку. Он не ходил на выставки и в театры - кульпросвет не вошел в его привычку. А привычка в сущности было только одна: работа. О, как непросто быть уработавшимся трудоголиком...
Пара путешествий в экзотические страны - просто так, развеяться и очистить мозги - дали понять: ему не интересны всякие Тибеты и Килиманджаро. Везде одно: ты приезжаешь кормить людей, для которых имитация экзотики - средство пропитания. По сути, ты для них и есть комовая база - как и юзеры ресурсов, которые разрабатывает дизайн-бюро Алексея. И все человеческое бытие, получается, делится на кормящих и кормящихся.
На самом деле, недуг Алексея имеет иное название: потеря вкуса к жизни. Пробовал он посещать лучшие рестораны, услаждать свое чрево. Очень скоро понял: лучше жареной картошечки с селедкой и луком все равно ничего не будет. Так же и с выпивкой: среднего качества коньяк и шоколад на закуску - вот и все, что надо желудку и мозгу (в плане разумного отравления).
Отдельная история про друзей. В таковые набивались многие. Были и те, кто знал про Алексея больше, чем другие. Уж лучше бы не знали... А в общем и целом, нарисовалась такая картина: Лешу окружили натуральные жополизы. И чем слаще человек пел: "Ах, Алексей Иванович, ах, как вы все правильно и красиво говорите, вот как четко вы придумали...", тем яснее становилось, что индивид глубоко ненавидит Алексея и мечтает увидеть Лешу в гробу, в белых тапочках. Ну, а при лизании Лешиной жопы у троглодита одна только мысль: "Ох, как я однажды кусну-у-у!» Внешне Алексей впечатлял своими холеностью и респектабельностью. Ни малейшего намека на внутреннее смятение, посмотришь со стороны и подумаешь: жизнь у мужика удалась! Спасибо, кстати, пиарщице, которая наказала: "Никому, никогда и ни при каких условиях не показывай даже малую свою слабость!"
Ну, а что касается женщин... История приблизительно та же, что и с друзьями. Разве что, в несколько ином ракурсе. Чего скрывать: была такая мечта "саудовского принца" найти скромную и простую девушку, которая нарожает красивых и воспитанных детей. Свалить с ней на Гоа, и жить на проценты от вкладов... Однако, по жизни Алексей видел исключительно "охотниц" пределом мечтаний которых был серебристый "Бентли", особняк на Рублевке и право раскрывать двери в элитные клубы ногой, одетой в крокодиловые шузы. Есть, конечно, варианты. Например, перепробовать все окружение и в конце концов остановиться на особи, менее зараженной потребительским психозом. А, может, рвануть на родину, в Орлов - и найти половинку там. Хотя... слава об Алексее уже ведь дошла до Вятки, и там его так же окружат жаждущие его денег. Тем более что может получиться как с котенком: возьмешь заморыша с улицы - а через полгода из него вырастет отвратительный домашний тиран, срущий в твои тапочки.
Отсутствие целепологания - вот, в чем засада. Будучи крутым айтишником, Алеша оставался крайне слабым тунеядцем. А последним надо все же уметь быть. Мы вообще-то зачем живем? Неужто для того, чтобы работать и размножаться? А как же удовольствия от жизни - хотя бы маленькие? Может быть, чревоугодники или дебилы-созерцатели - более счастливые люди, нежели высоколобые интеллектуалы из силиконовых долин? Алексей бывал в странах, население которых состоит из нищих эпикурейцев, которые абсолютно искренне улыбались ему, богатому белому человеку - и не потому, что были ему рады (рады-то они были его кошельку), а просто они сообщали знак: "Ну чё ты, суетишься, переучившийся придурок - разве не знаешь, что прекрасны весь мир и само бытие, а ты все гоняешься за несуществующим чудом..."
Ну, конечно, не обошлось без возрастного кризиса - ведь Леша аккурат переступил возраст Христа. Это явление следует всего лишь пережить - и ни в коем случае не надо строить трагедий. Но Леша попал в лапы хитрого психоаналатика (к этому модному врачевателю гламурных душ он пришел в надежде понять, что с ним происходит), который знал, что существует простое объяснение, но не торопился в этом признаться клиенту. Специалисту нужны были Лешины тугрики, а для вытягивания денежных средств достаточно убедить козырного лоха в том, то даже дюжиной сеансов здесь вряд ли обойдешься. Нужно приплести эрос, танатос, заставить чувака запоминать сновидения, напеть про бессознательное и архетипы. И главное: убедить человека в том, что у него комплексы. 
Однако, на сеансы Алексею подсесть не удалось. Все разрешилось слишком нелитературно. Когда Леше еще только намекали на то, что бизнесом ему следует поделиться, он не воспринимал угрозы всерьез. Но однажды, на одной, казалось бы, рядовой встрече потенциальный партнер сказал (без свидетелей) впрямую: "Без нас ты был бы дерьмом, собирал бы бутылки у трех вокзалов. Твой успех, каз-зёл, был организован только благодаря нашему покровительству. Короче: ты продаешь компанию, причем, по цене, которую назовем мы, и сваливаешь из Рашки".
Алеша и раньше слышал разные понты. В этом мире многие пальцы веером расставляют, строят из себя... хозяев жизни. Данному господину орел ответил жестко: "Зубки не обломай, гэбист!" - "Зря ты так, фраерок..." - прошипел самоуверенный товарищ.
Очень скоро Леше сообщили: на него заведено уголовное дело. Что самое обидное, ему инкриминировали то, чего он никогда не делал: чрезмерное увлечение... мальчиками. Якобы нашлись дети, свидетельствующие о том, что их насильно привозили на квартиру Алексея и там над ними издевались. Точка для удара была выбрана идеально: богатый хозяин крупной компании - и неженат. Всякий обыватель заподозрит неладное! Пара публикаций в желтой прессе о якобы похождениях айтишника подлили масла в огонь.
А вот, что было дальше, сказать не могу, ибо мой герой накануне посещения Следственного комитета бесследно пропал. Очень скоро владельцами фирмы стали са-а-авсем другие люди. Такая вот... сказочка.





























Сказка четвертая. Еврей-великоросс

Изначала хотел рассказать вымышленную историю, касающуюся темы умерщвления души. Я придумал собирательный образ руководящего работника, который на волне приближающегося климакса стал менять женщин как перчатки (простите уж за пошлость), но в итоге помер в одиночестве, забытый и обобранный. Коробило то, что в жизни подобный сюжет повторяется слишком уж часто, и социально-экономическая формация здесь не при чем. При социализме таких коллизий (кстати, и с альфонсами тоже) было никак не меньше, чем при нынешнем бюрократически-охлократическом строе. Так устроена жизнь: старперу кажется, что он омолодится, качая сексуальную и жизненную энергию из юной лани. Может, так оно и есть, но существует версия, что энергия как раз растрачивается, а "лань" - натуральная феминистская лахудра, только замаскировавшая истинный облик при помощи всяческих штукатурных средств. Если у вас есть любопытство, на том свете постарайтесь разыскать Эрнеста Хемингуэя и просить у него напрямую: "Каково?"
Итак, варианты сказки напрашивались сами собою, но в голове крутилась реальная история бывшего моего коллеги Ваньки Жукова. Рассудя, что жизнь по любому богаче самой изощренной фантазии, я остановился таки на жизни Ивана. В конце концов, и самому интересно разобраться наконец в этом противоречивом человеке.
Осознаю, что внешне история неказиста, как и жизнь простого журналиста. Но, ежели ради красоты сюжета я поступлюсь с правдою, тот, кто, вероятно, сидит на небесах, меня не одобрит. Там ведь, говорят, все наши ходы записываются.
Мать Вани - чистопородная еврейка, отец - натуральный великоросс. Оно конечно, по иудейским понятиям национальность передается по матери, однако, будем все же считать, имеется соотношение "фифти-фифти". А по внешности Вани не угадаешь: эдакий... худющий чернявый суржик, типа молдаванин. Следует только учесть, что Ванины родители разбежались, когда мальчик был еще младенчиком, и таки он получил еврейское воспитание. И, кстати, нельзя не учитывать, что "Иван" - имя иудейское. А ты думал - исконно русское?
С Ваней я познакомился в момент, когда его журналистская карьера пошла на взлет. Я трудился фотографом в одном популярном еженедельнике, а Жуков пришел репортером в отдел информации. Начинают журналисты почти всегда с этой должности. Я любил путешествовать, познавать Россию, но в редакции не было пишущих легких на подъем и не ворочающих… то есть, воротящих нос от командировок во всякие жопы. И я откровенно возрадовался появлению такого вот... настоящего буйного. В хорошем, конечно, смысле.
И у нас оформился тандем. Мы таскались в командировки по всяким перифериям, яко вечные жиды, причем туда, и по таким темам, какие выбирал я. А Ваня был как бы волшебное стекло, которое преображало любую реальность в интересный, а, возможно, генитальный… тьфу – гениальный текст. И в сущности этому стеклу в первое время было пофигу, куда его наставляли. У меня был план: обозреть историческую Русь, побывать во всех старинных городах. Кстати, своей цели я достиг, правда, уже без Жукова. А у Вани изначально и планов-то не было, придешь, скажешь типа "Ваня, поехали...", ну, и понеслись, яко молодые козлики. Старые козлы тоже, бывают, носятся. Но смотреть на это явление можно только с глубоким сожалением.
Несомненное качество Ивана - легкость пера. Про таких еще говорят: бойко пишет. Я же в ту пору писать не умел вообще - не то что бойко. Да и в общении он был легок. А говорил, пожалуй, больше, нежели следовало бы. Теперь, кажется, и я становлюсь таким… Так постепенно, в дороге или гостиницах, Ваня рассказал мне легенду своей жизни. Дело в том, что все, чему был свидетелем я, есть объективность. Хотя, и субъективная. А версия Жукова о своей ранней судьбе - всего лишь трактовка. Про Ваню в редакции с пиететом говорили: "Он же... поэт!" Интересно... а все поэты - такие (извините, не подобрал приличного слова)?
Мать Ванина была заведующая детским садиком, отец - спившийся хирург. Жуков вроде бы поступил в литературный институт, но бросил - ушел в армию. Есть такая станция Мичуринск-Уральский, туда заходит уйма поездов, и составы стоят подолгу, ибо в Мичуринске перецепляют локомотивы. Всякий раз Ваня нервно курил, вглядывался в толпы мичуринцев, суетившихся на перроне с ведрами, набитыми яблоками, и вопрошал: "Блин, вот бы сейчас тут возникла Любка!" Эта самая "Любка" не возникала, а Ваня поведал мне, что в городе Мичуринск, бывшем Козлове, он проходил армейскую службу и пережил довольно интересный промежуток своего существования.
Еще будучи солдатом, познакомился с местной девушкой - да так капитально, что после дембеля в Москву, в родное Тропарево-Никулино возвращаться не стал, женился. У меня есть подозрение, то его мама, Бэлла Марковна (так получилось, что с ней я познакомился, когда ее выгнали из детсадика за взятки, она некоторое время трудилась редакционной буфетчицей... пока женщину не уволили за воровство продуктов), была натуральным тираном, и Ваня хотел избавиться от ее опеки. Ваня устроился журналистом в Мичуринскую районную газету. Про свои районные будни Жуков рассказывал в стиле Довлатова, то есть, в том ключе, что журналисты только и делали, что пили, блудили и попадали в разные интересные ситуации. Тем не менее, в Мичуринске Ваня издал книжку своих стихов. Это не придумка - Жуков подарил мне экземпляр. Жаль, что я в гневе, когда Ваня окончательно пошел в разнос, книжку выкинул. Сейчас бы я вчитался в стихи Жукова с интересом. А вдруг он и вправду... гений? Но к сожалению я даже и название книжки забыл, и ни одной строчки в душу что-то не запало.
Ваня там, в Козлове реально спился. С женой разбежался - и в итоге вернулся на родину, в столицу. Здесь тоже безбожно пил, пока в подземном переходе не встретил женщину по имени Света. В принципе, Света уже становилась жертвою беспринципных деятелей медиасферы: ее бросил муж, оператор одного из центральных телеканалов, оставив ей двух дочурок. Света в подземном переходе торговала книжками - чтобы хоть как-то прокормить семью. И с ней мне удалось позже познакомиться: чистейшей прелести образец "Кроткой" Федора Михалыча, и видимо, жертвенность - ее судьба.
Ваня, простите за солдатскую прямоту (имею право, поскольку солдатом я все же был), заделал Свете третью дочурку и закодировался. Будучи человеком довольно простодушным, ребенка он записал на себя, и стал жить со Светою в совместном гражданском браке, в ее коммуналке в Замоскворечье. Ну, и с тещей - тоже. В хорошем смысле, конечно, то есть, бытовом.
Ваня гордился тем, что является многодетным отцом. И под это дело выбивал преференции: просто, приходил к нашей начальнице и говорил: "Мариванна, мне не на что содержать семью". Начальница, добрая вековуха (что конечно редкость), расплывалась пред Ваней и денег давала. Уверен, подачки в первое время действительно шли на детей. В последнее время, мне думается - тоже на детей, но не на тех.
Изначально Жуков действительно был позитивен и честен - даже перед собой. Ну, правда - красивая сказка: спившийся поэт встречает в переходе брошенную подонком женщину, несмотря на то, что у нее двое детей, становится ее мужем. Поэт бросает пить, них рождается еще один ребенок - и семья живет долго и счастливо. Сюжет для воскресного кинопойла на "России 1". Сплошное умиление, гордости и предубеждению здесь не место.
Жукова любило начальство - и довольно быстро по карьерной лестнице с должности младшего репортера Ваня взлетел до начальника отдела спецпроектов. Мы так же продолжали таскаться по России, и Ваня не строил из себя суперначальника. По крайней мере, передо мной. Когда Жуков начал снимать первых своих проституток (не в фотографическом смысле, а в буквальном), я, в общем-то его понимал: трое детей, теща, коммуналка и все такое... В конце концов, не суди и не судим будешь - и мужику надо оторваться отвлечься от проблем быта. Тем более что провинциальные шалавы в ту пору стоили ну, очень по-божески (не корите меня за игру слов, ведь и представительницы первой древнейшей профессии тоже верят в Бога - это я говорю как представитель второй древнейшей профессии).
Первое раздражение ко мне пришло, когда Жуков начал подробно рассказывать о деталях своих сексуальных контактов. И не только с проститутками. Вот, не пойму... то ли это у него был словесный понос, то ли он от эдаких "исповедей" удовольствие получал. В то время появилась у нас в редакции скромная девушка Катя Пичугина. Думаю, она все же была без комплексов. Ваня в красках поведал, как они занимались с Катей любовью на столе, постелив подшивки газет. Не знаю уж, что там было на самом деле, может, ничего вовсе не было. Но рассказывать подробности интимных встреч, мне представляется - занятие ниже плинтуса. Кто-то может предположить: мне просто завидно. Оспаривать не буду. Девушка она была обаятельная и милая, в компании в ее присутствии всегда было весело и легко. Один раз мы с Катей вдвоем ездили в командировку, и в гостинице, когда заселялись она мне сама предложила снять один номер на двоих. Если бы я не был женат, может быть, и не отказался бы. Но рассказывать кому либо о своих амурных похождениях стал вряд ли.
Следующее неприятное чувство: Ваня наглел. Он вел себя в командировках как заезжая звезда и... местные чинуши чаще всего и относились к Жукову как к заезжей звезде. То есть, потакали его капризам. Ваня плавал на волнах почитания и ловил от этого кайф. Ну, прям современный Чичиков! В криминальной среде это называется «кураж».
Помню один эпизод. Это когда Жуков вошел в раж, и как принято говорить, "Остапа понесло". Прибыв в райцентр Верхний Мамон Воронежской губернии, на встрече с главою района (мы выпивали и закусывали в секретной комнате с тылу кабинета - то есть, пил я, а Жуков закусывал и звездоболил) Ваня натурально потребовал ****ей. Что характерно, ****и действительно пришли в секретный "охотничий домик", в который нас эксклюзивно заселили. Но суть не в этом. Ваня узнал, что в том же районе, в селе Нижний Мамон обитает очень сильная целительница. Жуков сказал: "Везите" И нас повезли.
Хочу отметить: в Ване была все же харизма, людям он нравился. Или на нем лежала та самая прелесть, которой обычно наделяют не слишком чистые силы? Приехав, мы обнаружили толпы людей во дворе, которые ожидали рандеву с колдуньей. Принимала она спорадически и не всех - в общем, вела себя типа как святой грешный старец Григорий Распутин, самодурственно. Некоторые жаждущие могли ожидать даже не часами - сутками. И ведь ждали - с ними же были тяжелобольные дети, в том числе и больные раком - те, от кого отказалась официальная медицина.
Мишу она приняла без очереди. Я не пошел вообще, ибо давно еще взял за правило вообще не связываться непонятными силами. Пока курил во дворе, видел шныряющую промеж жаждущих черную собаку. Я как фотограф внимателен к деталям и придаю им первостепенное значение. В деталях вообще сидят Бог и бесы. Так вот, про бесов... еще у Гете в "Фаусте" Мефистофель выведен в образе черного пса. Я сразу же в своей памяти зарубку-то сделал.
Ваня отсутствовал минут двадцать. Выйдя, сказал, чтобы я зашел и сфоткал. Я снял обычную скромную деревенскую женщину, баба-бабой. На обратном пути Ваня поведал, что колдунья сказала: "Это тебя бывшая жена сглазила - надо сглаз снять..." Я, кстати, так и не понял, в чем проявлялся сглаз: ну, да, парнишка суетливый, нервный (Ваня на пять лет меня младше, потому его "парнишкой" и зову), но в общем и целом источает здоровье. Тем более что не пьет. А я - пью. Между прочем, подчеркнул Ваня, целительнице-то он не заплатил. Приехал как барин: "А нут-ка, тетка, цели меня, эдакую важную столичную шишку!" Рассказал, что колдунья водила, водила над ним руками, а сама аж почернела. После произнесла: "Теперь ты спасен..."
Года через три, когда планида Ванина повернулась к нему бексайдом, я рассудил: а не явилась ли цепь последующих событий платой колдунье? Хотя... думаю, Ваня все же был обыкновенным мерзавцем, в которого заселился бес. Нечистая сила почуяла, что в чуваке нет внутри стержня, который Эммануил Кант именовал "Законом внутри меня", внедрилась - и давай крутить парнишкой. Ваня (или тот, кто засел внутри него) выстроил свою систему ценностей, на вершине которой были не советь или сострадание, а... страсть. Ну, и жил в своем изуродованном в моральном смысле мирке, паразитируя на своих таланте и харизме.
Я не святой, у меня и своих грехов хватает. Думаю, настанет время, придется мне ответить за все. Но те страдания, которые я переживал в годы тесного (профессионального) общения с Ванькой Жуковым - нечто беспрецедентное и не поддающееся точному определению. Ну, представьте себе, что все о человеке думают только в положительном ключе, и только ты один знаешь, что этот человек - отменный негодяй. Ведь мы плечо к плечу проехали и прошагали тысячи километров, и я знал несколько иного Жукова, отличного от того образа, в котором он представал в среде, в которой рос карьерно. А передо мной он не стеснялся, любил рассказывать подробности своих чувственных утех. Кстати: лично мне Ваня ничего плохого не сделал. Ни-че-го!
Все наши реальные приключения, где и я порою представал не в лучшем свете, описаны в ранней моей повести "Командирока.РУ"; там я Ваню Жукова вывел под именем Миши Пукова. Фамилию исказил потому что в те годы был полон негодования. Теперь остыл, научился вроде как быть великодушным. Хотя, таковым вовсе не стал. Все же у нас в наших журналистских странствиях действительно бывали занятные случаи. Один раз мы даже попали в горячую точку, на войну. Но здесь я об этом вещать не буду.
Напрочь забыл, после какой командировки я сказал начальству: "С Иваном Жуковым больше никуда, ни за какие деньги не поеду!" Ваня, кстати, выразил недоумение, и на меня все посматривали как на шизанутого, ибо чувак был в фаворе, ну, а я... просто обычный капризненький фотограф. Фотографы вообще сплошь закомплексованные недалекие в интеллектуальном плане нытики - я мало знаю нормальных фотографов. Наверное, все постепенно накапливалось. Мне, откровенно говоря, не нравились Ванины тексты. Он стал примитивным (как пишущий человек), мог написать: "Это такая дыра, что здесь даже нет проституток!"
А один материал вообще убил: Жуков смотался в Пушкиногоры и написал в итоге... донос Александру Сергеичу, где сообщал: "А многие тут утверждают, что вы де оставили своего семени столько, что немало народу в округе такие же чернявые и кучерявые - ну, чисто маленькие Пушкины..." Я этот жанр не уважаю - даже если это просто форма публикации. Потому и не люблю журналиста Минкина с его "письмами президенту".
Еще цепляло, что Ваня запал на иконы. Как-то в Нижнем, в антикварной лавке Жуков купил "доску" за сущие копейки, и с того момента у него понеслось. И, что интересно и в Москве появились у Ваньки Жукова личные барыги-дилеры. Звонили: "Иван Викторыч, батенька, есть редчайший раритет!" Одно дело "доски" скупать в какой-нибудь Чердыни, другое - в Первопрестольной. И Ваня шел к руководству газеты, добрейшей тетеньке, напустив слезу на честные глаза, говорил: "Мариванна, мне детей кормить нечем..." И Мариванна давала, ведь дети - это святое.
Совсем я ополчился на Ваню аккурат после дефолта 1998-го. Сначала с Ваней пробовал ездить другой фотограф. Он не стал так категорично как я отказываться от поездок с Жуковым, но умел умно отлынивать. И Ваня ездил один. Так вот, должен был идти Жуковский материал, высокохудожественный очерк о том, как москвич ездит в Калугу, снимает в гостинице одну и ту же проститутку-наркоманку, и пытается ей помочь. В командировку в Калугу Ваня действительно ездил. И написал талантливый материал. Это был рассказ о... короче, Ваня там пустился рассуждать о том, почему та девочка пошла в ночные бабочки. И резюмировал: потому что ей просто нравится спать с мужчинами. Я на планерке стал вякать в том смысле, что Жуков написал инфернальный материал. Да и вообще: дефолт, кризис в стране, а мы как бы намекаем: если ты ****ь – иди на панель, тогда и прокормишь себя! Конечно, меня не поняли и даже наказали: сняли как раз мой материал (про деревенский праздник), Жуковский - оставили. Я проиграл, ибо просто дал всем понять, что испытываю к Ване личную неприязнь. Но есть тактика, а есть стратегия. А еще существует у всякой ниточки конец.
Да, не могу не съерничать: Жуков, едва только пришел в редакцию, позиционировал себя как поэт. Но стихов он не сочинял. Или не говорил мне об этом. Хотя, обо все другом все же говорил. Я это к чему говорю: наверное, мы все представляем из себя не то, кем являемся на самом деле. Век пиара - куда тут денешься. Но хотя бы что-то напоминающее заявленный род занятий делать все же надо, а то тебя могут принять за голого короля.
Теперь расскажу о подлинной причине моего давнишнего негодования. Ваня, когда мы еще катались вместе, снимал проституток все моложе и моложе. И в итоге заказывал только малолеток. Понимаю, конечно, что и Лолиты бывают такие, что пробы негде ставить. Но однажды, это было в городке Пудож, Жуков привел к себе сущую девочку. В общем... не буду больше об этом говорить. А то вы подумаете, автор подспудно завидует ловеласу. Просто, представьте себе картину: один человек знает, что другой человек любит малолетних проституток. И одновременно этого человека возносят на работе, почитают за золотое перо. Особенно Ваньку (как автора, конечно) любил (как автора) наш самый главный редактор Василий Абрамович Сергеев. Я знаю, что чувак - педофил, но кого на фиг это интересует... Речь-то идет о фаворите Главного, прочащего Жукову высокое будущее.
И, в общем-то, в одном я Ваньке Жукову благодарен - а именно, поняв, что других таких "крейзи" и легких на подъем пишущих судьба мне уже не подарит, я стал пробовать пописывать самостоятельно, и уже отправлялся в командировки в одиночку. Не скажу, что у меня получались прям крутые тексты, но я учился, причем - отталкиваясь в том числе и от примера Жукова. То есть, старался не излагать какие-то наблюдения и смотреть на окружающее свысока, а быть как бы наравне с людьми, о которых пишу. У Вани я перенял простой прием: как говоришь, как ты думаешь - так и пиши. Но такой легкости слога, как у Жукова, достичь мне все же не удалось.
И вот, представьте себе: наш самый главный редактор Василий Абрамович, будучи человеком весьма состоятельным, учреждает внутреннюю награду редакции - настоящее Золотое Перо. Такой значок из чистого золота. И торжественно на Новогоднем корпоративе вручает приз... мне. У всех варежки-то пораскрылись, ведь традиционно фотограф - второй сорт журналистского коллектива, типа обслуги, тем паче в нашем коллективе были настоящие писатели, сочинявшие целые книги. Ну, короче, настал мой звездный час.
А на Ваню Жукова свалился час иной. Попалился фаворит именно на педофилии. История вышла отвратительная. В ту пору, чтобы поступить на журфак, нужно было иметь публикации, желательно - в ведущих СМИ. А наша газета была центральная (теперь, кстати, ее нет – закрылась). И стала у нас в редакции появляться девушка 15 лет, мечтавшая о журналистском поприще. Жуков сказал девочке запросто: "Будешь со мной спать - сделаю тебе публикации!" Оно конечно, девочка должна все же царя иметь в голове и тыщу раз подумать: ложиться под мужичка, дабы получить статус протеже, или нет. Но ведь - ребенок, чего с него возьмешь? А Ваня, получается, брал. Не знаю, каким образом информация об этой пакостной истории дошла до начальства. Я-то всю эту историю узнал уже после того как все разрешилось. Кажется, девочка все же проговорилась своим родителям. Но все же замечу: дело замяли, и та юная журналисточка больше у нас не появлялась.
Надо сказать, с Жуковым я в ту пору уже не разговаривал, о перипетиях егойной судьбы узнавал лишь понаслышке. Знал, что Ваня набрал кредитов в банке, причем, под поручительство некоторых коллег. Когда органы начали трясти этих коллег, они о-о-очень много нецензурных слов говорили. Вот, мне сейчас вспомнился поэт Пушкин Александр Сергеич: он тоже жил не по средствам и залез в ужасающие долги. Жуков, строго говоря, был такой же... не от мира сего и с ветром в голове. Но замечу: после Пушкина остались стихи. А после Жукова что осталось? Одна книжка в виде брошюрки, изданная в городе Козлов (ныне Мичуринск) малым тиражом.
Дальше - больше. От рака умерла Ванина мама, Белла Марковна. Хоронили ее за счет редакции. Ванька недолго думая продал квартиру на "Юго-Западной", приобрел какое-то жилье в Подольске, а с излишком денежных средств поступил не знаю как. Вскоре еще одна новость: квартира в Подольске обменена на "усадьбу в Кашире". Те, кто с Ваней еще общался, говорили: данная "усадьба" - половина полуразвалившейся халупы.
Возможно, человек действительно попал в беду: залез в долговую яму и там трепыхается. Ужас состоял в том, что Ванька Жуков сорвался и жестоко запил. Однажды мы столкнулись в метро - торопились на планерку. Я выпивающий человек, и со мною тоже бывает всякое. Но я увидел перед собой человека, полностью пребывающего во власти алкоголя, от которого просто невыразимо несло даже не перегаром, в помойкой. Он кротко так произнес: "Ну вот, видишь..."
"Денег не дам!" - резко ответил я. Ничего кроме отвращения к этому, с позволения сказать, человеку я не испытывал. Вот и весь разговор. Это было последнее наше с Жуковым общение. В дальнейшем меня ждала немалая журналистская практика - в том числе я не раз писал о деятелях, вытаскивающих таких вот... совсем пропащих. Все они, будто сговорившись, утверждали: абсолютно опустившихся людей нет, человека спасти не поздно никогда. Но я тогда себя убеждал: "бывает зверь жесток, но и ему знакома жалость, нет жалости во мне - а, значит, я - не зверь". И, думается, убедил.
Еще несколько раз Жуков приходил к нашей добренькой Мариванне и просил денег на кодировку. Она давала - но эти подачки исчезали неизвестно куда. Конечно, собрание икон было пропито. Что там происходило с семьей Ваньки Жукова, не знаю. Я вообще в то время выставил своеобразный заслон всякой информации о Жукове. Но свежие новости пробивали и этот барьер.
Последняя новость: Жуков сел в тюрьму. Никто не знал: за долги ли, или за что еще, но речь почему-то шла о мошенничестве. С этого момента следы Ивана, славянского еврея, теряются. Уже тринадцатый год о нем не слуху - не духу. Оно, конечно, и с меня стоило бы спросить: "Ну, ты - умник, блин, а хотя бы твое серое вещество пошевелилось в ту сторону, что где-то женщина поднимает троих детей?" Оправдываться? Вообще говоря, Свету я видел лишь дважды в жизни. И с какого бодуна я должен ей помогать? Когда я встретил ее во второй раз, подмывало сказать: "Беги от этого урода, он душу дьяволу продал - и вообще... псих". По понятным соображениям, я этого не сказал. Может быть, зря. Ясно, что мое заявление было бы воспринято адекватно - с чего это я вдруг в чужую личную жизнь вторгаюсь. Теперь бы, может, и стоило бы вторгнуться, ведь, может быть, люди страдают. Но боюсь: а вдруг на шею сядут. И еще: если б такой вот "Ванька Жуков", эдакий вечный студент прохладной жизни, был один такой... Люди в моем окружении пускаются во все тяжкие с завидной постоянностью.
И еще один момент, очень сложный в философском плане, причем, крайне спорный. А вдруг этой Свете и в самом деле нравятся такие вот... заблудшие бараны, бессовестные самцы. И, вероятно, она является для эдаких мятущихся душ, живущих страстями, катализатором. О, как я сказанул.
Ежели судить строго, Ванька Жуков и в самом деле жил страстями, причем, торопился жить, буквально прожигал отпущенное достояние (я сейчас имею в виду нематериальную его часть). Вот, я рассказал про человека, а теперь задумался: описан ли подобный тип в литературе? Неслучайно я применил словосочетание "мятущаяся душа". Человек без сомнения страдал, а ежели Ванька жив, он и сейчас, наверное, страдает. Только вот - чем? Для меня это непонятно, ибо я живу совсем другими вещами. Чаще всего я движим "рацио". Да - и у Достоевского в "Карамазовых" и у Толстого в "Воскресении" подобные типы описаны, причем - во всех подробностях. Я же здесь дал лишь абрисный рисунок, намек на характер - и ко мне пришло странное облегчение.
Жуков эдак ненавязчиво пытался втянуть меня в свою игру - в смысле, чтобы и тоже стремился пользоваться услугами проституток и вообще... рвать моральные нормы. Чего скрывать - искушение было велико. Справился ли? Не буду говорить. В конце концов, это мое личное дело. Тогда... чего я тогда в личное дело Ивана Жукова сунулся? Скажу: чтобы самому разобраться. Такое бывает, что зафиксированное на бумаге, излитое в текст помогает установить порядок в голове. Установил ли? Думаю, да.
Вспоминается сентенция Антона Палыча Чехова: что прикажете делать с человеком, который наделал всяких мерзостей - а потом плачет как ребенок? Вопрос-то риторический, ибо делать ничего не надо. Нет, солгал: делать надо не с ним, а с собой. Потому что в определенной мере и я тоже - "Ванька Жуков". Но - что? Может, дедушка на деревне знает...








































Сказка пятая. Ухи объевшийся

Конечно, здесь напрашивается сказка про Рому Абрамовича, который скупал, скупал, скупал яхты, в то время как на принадлежавших ему шахтах гибли, гибли и гибли люди. Почему погибали шахтеры - ясно: не вкладывались деньги в безопасность. Но вот - почему скупались яхты... ответ знает только ветер, а игроки "Челси" и даже сам Рома Абрамович истинных причин данного безумия не знают. Может быть, ухи объелся какой-нибудь заколдованный злым Посейдоном? Кто-то коллекционирует пивные пробки, кто-то яхты, а кто-то ничего не коллекционирует. Это ж так индивидуально. А сумасшедшую ушицу далеко не во всех ресторанах подают. Кстати: а он чаем не цыган?
 Но это не сказка. К тому же история Абрамовича слишком уж страшная и беспросветная. И ведь, проблема в том, что Абрамович в той или иной мере сидит в каждом из нас. Ежели ты козел и тебя пустили в огород - это ж не над огородом издевательство, а над тобою. Убей в себе Абрамовича... а зачем? Вы же наверняка замечали, что улицы наших городов украшены одним единственным вопросом: "ЗАЧЕМ?" А вопрос-то как раз об этом самом... то есть, о том, надо ли вообще в себе хотя бы кого-то убивать. Пусть пока поживет и погуляет в огороде... рванина, забывший заповеди раввина.
А все же я расскажу о таком же большом человеке бизнеса. Хотя он и двумя-тремя рангами поменьше, да и вообще типа как Ходор. Были в его биографии и моменты высокого взлета. Только... жадность фраера сгубила. Ну, нет - это я сказанул "мемом" для красного словца, на самом деле Василий Григорич Жулин фраером не был. Именно про Жулина хочу поведать потому что сам, вместе со всею моею, конечно, семьею стал жертвой егойной финансовой компании "Доступное жилье". Для моей семьи весь этот гешефт кончился печально. Но я все же не сел в тюрьму (хотя, зарекаться не буду). А Жулин - сел, ему вкатали десятерик строгача. А вкупе с ним посадили его жену, дочь и главного бухгалтера.
Вася Жулин - человек талантливый и деятельный. Из глубинки, кстати, родом - с Тамбовщины. Натуральный образом прорвался из грязи в князи. С детства мечтал стать военным - и таковым стал. Прошел немало ступеней армейской карьеры, а когда, аккурат после путча 91-го откинулся... тьфу! - то есть, демобилизовался, был уже в звании полковника. Время в начале 90-х было интересное и продуктивное. Про "лихие" - все это миф, ибо сейчас у нас убивают, грабят и насилуют никак не меньше. Просто, тогда у нас была гласность и писали обо всем, а сейчас - "согласность", и СМИ освещают лишь те преступления, информация о которых просачивается наружу нашей избы суверенной стабильности и вызывает резонанс.
Изначально компания Жулина называлась "Боевое братство", и традиционно он брал к себе бывших военных. Занимались всем, конечно же, легальным, но однажды попробовав построить многоквартирный дом, Жулин и его команда поняли: дело выгодное и интересное. На самом деле, конечно, строили не они - подрядчики. Фирма Жулина выбивала разрешения и финансировала проекты. Но кто строил нечто большее личной дачи, знает, что собрать нужный пакет документов - ой, как потрудиться-то надо. И столько всех этих свиных рыл подмазать надо!
По второму образованию Жулин - психолог (по первому - политработник, иначе говоря - комиссар), и людей он знает хорошо. На самом деле, поступками гомо сапиенс управляют вовсе не любовь, сострадание и совесть, а жадность, алчность и корысть. Кто хочет оспорить сей закон, вэлком в клуб любителей лирической поэзии - там вам будет комфортнее. А Жулин - человек реальности, понимающий человеческое общество даже лучше, чем следовало бы. Три основных мотива человеческого поведения Вася Жулин использовал грамотно и метко – по-суворовски. Правда, в определенный момент он забыл, что и сам является человеком, а, следовательно, им движет то же, что и всеми. Но было поздно - сверху спущено было "добро" на смыкание наручников на могучих Васиных запястьях.
Итак, оказалось, что даже с учетом откатов подрядчикам и взяток чиновникам строительный бизнес - очень даже прибыльное дело. Главное - чтобы была надежная крыша. Не над зданием, конечно, а над компанией. Первые проекты получились удачными, и вскоре "Боевое братство" преобразилось в финансово-промышленную корпорацию "Доступное жилье". Оно конечно, с фамилией "Жулин" бизнес делать не слишком перфектно, но несомненная харизма, умение управлять людьми и капиталами, жесткость и слава "финансового гения" свое дело сделали. 90-е стали для Жулина и его корпорации золотым веком, и Жулин знавал только победы.
Теперь расскажу о своей сермяжной судьбе. И для меня 90-е были временем, не потраченным зря. Ну, это я так думал, когда заработанные кровные нес в Жулинскую контору. Меня не убили на войне, не загнобили менты или гэбешники, а не спился, и к началу нулевых семья скопила энную сумму денег. И ничего ни у кого я не украл - все это были гонорары за результат моей журналистской деятельности. В ту пору, одновременно с приходом к власти Путина, непрерывно взрастали цены на недвижимость. А жилищные условия все же улучшить хотелось. На готовую квартиру не хватало никак: едва подкопишь - стоимость квадратного метра вновь взлетает в небеса безумия. Ну, стали мы искать варианты. И в конце концов, судьба-злодейка привела нас с женой в "Доступное жилье".
Это был шикарный многоэтажный офис в самом центре Первопрестольной. Потрясла вежливость персонала: такое создавалось впечатление, что мы не в России, а где-то в Европе, в гостинице шесть звезд (понимаю, конечно, что там максимум пять, шесть бывает только в Турции, но это я для красоты слога сказанул). "Доступное жилье" строило в нескольких местах столицы, и в десятках городов Подмосковья, можно было выбирать и выбирать. Выбрали, блин. Ну, конечно, это были только проекты, но на сайте компании, которая, к слову, позиционировала себя как "социально ответственная", утверждалось, что "выход на объект не сегодня-завтра".
На вопрос "почему такая скромная цена?" менеджер, сама учтивость, ответствовал:
- Наш генеральный, - он имел в виду, конечно, Жулина, - финансовый гений, у нас серьезная крыша и мы не платим взяток.
Просто, ясно, по-военному.
Много позже, когда я уже читал материалы уголовного дела о мошенничестве, узнал, что вся "финансовая гениальность" заключалась в том, что компания жила на доходы от "будущих периодов" - то есть, на те деньги, которые принесут лохи типа меня. А взятки платились - и еще как: чиновникам дарились не квартиры даже - целые этажи в тех домах, которые все же были построены (ради пиара).
Что касается нашего объекта... раз в два месяца я туда приезжал и наблюдал одну и ту же картину: в парке гуляют родители с малышами. Менеджеры, когда мы звонили в "Доступное жилье", неизменно говорили:
- Ну, что вы волнуетесь... на следующей неделе мы выходим на объект.
Конечно, это было элементарное разводилово, классическая строительная пирамида. Моя семья влилась в ряды обманутых дольщиков - и мы остались без денег и без жилья. Долго о наших страданиях размусоливать не буду. Мы ведь в какой-то мере стали жертвами собственной корысти. Хотели сэкономить - вот и напоролись на то, за что боролись. Жулин одно время был на короткой ноге с самим Юрием Михалычем Лужковым, он мелькал в теленововостях (конечно, позже мы узнали, что эфирное время покупалось на деньги дольщиков), страна была увешена билбордами "Доступного жилья".  И кругом - реклама, реклама, реклама... «Мы строим доступное жилье, мы надежные и социально ответственные!» Ну, типа «Мы строим коммунизм».
А что касается "крыши"... мне представляется, Жулин, подумав, что он и вправду финансовый гений, начал скупиться на отстегивания. Либо система вытягивания денег из доверчивых граждан, кормившая армию чинуш и силовиков, просто истощила свои ресурсы.
Хочу все же порассуждать о личности Жулина - чтобы понять, в какой степени он был монстром. Не бывает абсолютных злодеев. Таково мое убеждение. Зато существует граница, за которой обаятельный жулик. совершив метаморфозу, превращается в мерзкого злодея. Отап Бендер эту границу не пересекал, но сын турецкоподданного - литературный персонаж, а Василий Жулин - реальный человек, совершавший, возможно, иррациональные ошибки.
Вживую Жулина и его семейство я видел только один раз, на скамье подсудимых в Басманном суде - когда давал показания в качестве потерпевшего. Решеток в судах уже нет, но есть бронированные стекла, так вот, за стеклом сидел кроткий двухметровый гигант, вкрадчивым голосом задававший мне вопросы (Жулин себя защищал сам). И не только мне, конечно, но и другим потерпевшим. Помню, один мужик поведал о том как контора Жулина его, отставного военного пустила по миру, а Жулин спросил:
- Что же вы батенька, ко мне-то не обратились...
- Обратишься тут... - Ответствовал вояка. - Вы что, забыли, что в бронированном бээмвэ передвигались - и в сопровождении взвода охраны?..
Ну, да: ягненок некогда был не совсем кротким. Верхний этаж офиса в центре - его резиденция. Сложнейшая система охраны построена так, чтобы наверх не допустить никого. На нижних этажах царствует культ "финансового гения", и Жулин с Жулихой (женой) - цари и боги этого мира. В завершающей части восходящей линии своей карьеры Жулин уже был не "генеральным", а "президентом", корпорация же стала "транснациональной", ибо бабло собирали в том числе и с лохов самостийной Украины и суверенного Казахстана. Число российских же регионов, охваченных аферою "Панамы", то есть, "Доступного жулья", превысило мыслимые пределы.
Надо учесть, что время было такое. Страна вставала с колен после дефолта 98-го, нефтедоллары заполняли наши кошельки (и мои журналистские гонорары, к слову, - это тоже слитые и перелитые нефтедоллары). Ажиотаж на рынке жулья... то есть, жилья набирал обороты - да и люди надеялись на лучшее, ибо на смену глупому и пьяному царю Борису пришел кризисный молодой непьющий менеджер царь Владимир. Жулин и его подельники не одни такие были, имелись акулы помельче и понахрапистее.
Вот, я сказал ранее: жадность сгубила. Это не совсем так - Жулин просто потерял адекватность оценки ситуации. К тому же его подкосил... Интернет. Преимущество жуликов - нехватка достоверной информации у плебса. Но жертвы "Доступного жулья"... то есть, жилья - стали находить друг друга во Всемирной Паутине. Когда стала появляться информация, что Жулин ездит по стране и заключает инвестиционные контракты на строительство целых микрорайонов, в то время как на объектах, в которых должны были жить мы, вкладчики, и конь не валялся, более-менее адекватные лохи поняли: наступил метастаз, раковая опухоль разрастается в геометрической прогрессии. И этот начинающийся крах пирамиды стали обсуждать в блогосфере.
Надо Жулину отдать должное: он стал на форуме обманутых дольщиков напрямую общаться с лохами - и буквально упрашивать: "Мы же в одной лодке - не раскачивайте, дамы и господа!" А однажды даже сказанул: на "Титанике плыли разные люди - но Смерть прибрала всех!" Это была Жулинская ошибка. Даже тупые в курсе, что на "Титанике" пассажиров третьего класса заперли и у них не было шансов спастись.
И все же черты русского офицера Жулин в себе нес. Другой бы не снизошел до общения с теми, кто считал себя обманутым им же. Жулин пытался доказать: его заказали конкуренты. Имеет место запланированная черная пиар-компания, и некие силы хотят отобрать у сильной социально ответственной корпорации ресурсы. Жулин не убегал за кордон, не прятался от госорганов. В то время как в ряды в ряды обманутых влились и сотрудники "Доступного жулья", которым месяцами не выплачивали содержания. Многие из них, кстати, тоже являлись дольщиками.
В общем и целом, имел место крах этой немаленькой транснациональной конторы. Люди, ставшие жертвою аферы, перекрывали трассы, выходили на несанкционированные митинги, занимали недостроенные объекты (если они вообще начали строиться - наш так и не начали) и объявляли голодовки. В общем, жизнь кипела взбесившимся гейзером.
И Жулина таки арестовали. Теперь его тоже охраняли - только уже за госсчет, а не за наш. Хотя... опять же - за наш, ведь тюрьмы содержатся на средства налогоплательщиков. Бронированный бээмвэ седьмой модели неизвестно куда испарился, да и вряд ли он понадобился бы в СИЗО. Пропали и некоторые топ-менеджеры: они, как видно, оказались менее благородными и более осмотрительными - и вовремя свалили за кордон. А может, их шлепнули – или перевели на другую нелегальную работу? С наших силовиков станется… Конечно, когда я на суде смотрел на несвятое семейство, мне было приятно. Жулиха хамовито вела себя и когда была в фаворе, а в аквариуме –так вообще бесилась. Ее ошибка была в том, что она занимала в корпорации какую-то должность; сидела бы в сторонке – не повязали бы. Жена Жулина ненамного старше его дочки от первого брака, Жуленыша, которую прожопили за то, что она была у папика юристом, и по версии следствия разрабатывала мошенническую схему. Ее было реально жалко - женщина была вся какая-то убитая. А про бухгалтера, бывшего военного, седого исхудавшего мужика, и вообще говорить нечего: он реально пребывал в депрессии, ибо просто оказался крайним.
Все вроде бы как надо, воры сидят в семье. Но... где деньги, Зин? Помнится, у русского человека издавна было два вопроса: кто виноват и что делать. Но всегда наличествовал и вопрос третий: куда делись мои деньги? Итак: где тугрики, Василий Григорич? Уважаемый Басманный Суд на этот вопрос не ответил. Так же, впрочем, непонятно, куда делись деньги МММ, Хопра-Инвест, Властелины и многих других "Панам". Ответ-то известен: они перекочевали из одних карманов в другие. Любопытно, что у Жулина в топ-менеджерах числились некоторые нынешние т.н. политики, которые в настоящее время прочно засели в Госдуме и других высших блатных властных структурах. Не исключаю, что они купили свои должности на наши лоховские пять золотых. Вероятно, Жулин являлся лишь вершиной айсберга, гигантской машины по отъему бабла у населения. И, когда махина рухнула, все они по своему обычаю с легкостию сдали своего босса.
Позже, когда я изучал материалы уголовного дела, сравнивал с тем, что творилось с "Панамой", величайшей аферой всех времен и народов. Там, причем, в нескольких вариантах, так же работала схема "политик-финансист-лохи". Обкатанная модель подошла и здесь. Пока живут на свете мудаки типа меня, кому-то это, стало быть, с руки.
Поймал себя на мысли, что таки оправдываю гражданина Жулина, строю версию, согласно которой его подставили. Читал показания нынешних властьимущих: "Меня Жулин вовлек обманным путем в совет директоров, обещал платить десять тыщ евро в месяц, а платил, скотина, пять. Я такой бедный нечастный ягненок, в последние месяцы он не платил вообще..." Напомню: все советы директоров собираются лишь время от времени, и бабло тикает лишь за то, что члены правильно голосуют. Но это так - в качестве ремарки.
Ну, да: в этой истории действительно жадность проявили очень и очень многие. И обогатилось немало, с позволения сказать, людей. А сели лишь четверо, остальные же довольствовались статусом свидетелей, а то и потерпевших. Вот, есть банда наперсточников. Предположим, ее накрыли, а свинтили лишь главаря. Пацаны, которые наперстки крутили и раскручивали лохов, оказались... потерпевшими. Ведь хозяин им не заплатил за работу! Такова история "Доступного жилья" в переложении на классический лохотрон.
Мне очень интересно все же было: в какой момент у Жулина реально поехала крыша и он потерял нити управления своим детищем? Я пришел к такому выводу: как только Вася ступил на паркеты большого начальства, стал якшаться с Юрием Михалычем - мужик почувствовал себя ГОСУДАРСТВЕННЫМ ЧЕЛОВЕКОМ. Практически, небожителем. И у него возникло ощущение, ради которого альпинисты лезут в гору: "я сижу тут, царь горы как король на аманинах, а внизу копошатся какие-то там муравьишки... ах, нет, если приглядеться: людишки... у ты, какие малипусенькие – забавно!" Не так давно одна депутатша написала в своем твиттере: "Лежу на пляже лучшего курорта мира. Могла ли я, простая русская баба, представить себе, что я вот так буду лежать, а мне будут прислуживать бывшие мои соотечественники..." Это всего лишь курорт. Вы и сами не раз наблюдали, как некоторые быдлатые наши граждане ведут себя на курортах и в культурных столицах как варвары. Например, в Венской опере босые вонючие ноги на перила кладут.
А представьте себе, когда быдло занимает кресло в красивом кабинете? Плюс к тому - ежели включается жадность - этот процесс уже неостановим, ибо каждая новая яхта перестает удовлетворять эго уже на следующее утро. Жулин не скупал яхт или футбольные клубы (хотя – кто ж его знает…). Но это (или приблизительно то же) делали другие участники гешефта.
Но Жулину суждено было стать лицом аферы.  Практически, он прославился, вошел в историю человеческих глупости и подлости, ибо являлся медиа-фигурой. Ну, и еще один... националистический момент. У каждого почти олигарха-еврея был свой "МММ": например, у Березы - "ЛогоВАЗ". А Жулин - русский (и этим все сказано - это я вспоминаю рефрен из фильма одного гениального негодяя, Никиты Сергеича Михалкова "Сибирский цирюльник"). И на суде Жулин настаивал, что все бы построил, все бы вкладчики получили свое - если бы не происки конкурентов. Типа, еврейская мафия учинила разгром социально ответственной компании.
Но, вообще говоря, сказка еще не окончена. Рано или поздно, Жулин, Жулиха и Жуленыш на свободу с чистой совестью выйдут. Вероятно, они убудут из страны, поселятся где-нибудь на Сейшелах. Наверняка ведь некий объект недвижимости в Жулинском загашнике припасен. И заживут наши герои долго и счастливо. Но есть одна закавыка. "Доступное жулье" внедрилось в Кавказский регион, и в нескольких городах горских республик обмануты были сотни граждан. Это русские великодушны (или ты не согласен с данным утверждением?). А кавказец (я имею в виду - настоящий) оскорбления не прощает ни-ког-да. И меч карающий вполне может добраться и до Сейшел.






















Сказка шестая. Идеалист Срунин

Все знают, что гнев, вообще говоря - это нехорошо. Гневливый человек - грешник, причем, отъявленный. Но... как тогда отнестись к такому явлению как ПРАВЕДНЫЙ ГНЕВ, то есть, к реакции на попрание чего-то святого? Я сейчас не имею в виду пусек-мусек - ясное дело, что лучше убить шесть человек, нежели танцевать в храме, что доказывает отношение значительной части российского общества к убийству офисным планктоном Виноградовым шестерых. Общество всколыхнула именно художественная акция пусек, а про юриста Виноградова уже как-то и забыли. В США массовые расстрелы - вообще распространенный вид спор… то есть, преступлений, это у нас "евсюковщина" - покамест редкость. И все равно – про подобного типа зверства (а, пожалуй что не зверства, а «человечества»…) мы не склонны помнить подолгу. Ведь что такое какой-то там Евсюков по сравнению, например, с Пол Потом…
Не надо посягать на святое. В нашем обществе цена жизни человека не слишком велика, и уж точно человеческая жизнь не свята. Ну, затопило Крымск, погибли люди. И кто наказан? Такова национальная традиция: на шахтах Абрамовича гибнут люди, и хозяин искренне переживает разве что о неудачных играх «Челси». Капитализм, если кто не в курсе - это система эксплуатации, и за что мы боролись - на то и...
А почему юриста Виноградова обозвали "русским Брейвиком"? Да просто потому, что некоторая часть человечества искренне считает, что Брейвик совершил ПРАВИЛЬНЫЙ поступок. Заметьте: Брейвик убивал за ИДЕЮ. А юрист Виноградов - за то, что девушка бросила. Но не все так просто. Виноградов тоже придумал ИДЕЮ - о том, что человечество - вирус, поразивший планету Земля, тупиковая ветвь. Казалось бы, бред. Но в таком случае, следует запретить все творчество Джонатана Свифта.
Раскольников тоже страдал ИДЕЕЙ о "твари дрожащей, право имеющей". За ИДЕЮ русские косили русских на Гражданской войне, то же самое творилось и на американской Гражданской войне. А за каким славяне убивают славян на Донбассе? Вот я – не знаю, может, вы умнее и скажете, за что.
Идеи могут быть разные. Например, идея "очистим город". Услышав или прочитав данный лозунг, кто-то возьмет метлу и пойдет мести улицу, кто-то накормит уличных псов отравленной едой, а кто-то, вооружившись винчестером, рванет к вокзалу, соберет всех бомжей, вывезет их за город и там расстреляет. Дог-хантера можно понять - а вдруг собака искусала его ребенка, и малыш стал заикаться? Им руководит праведный гнев - и пусть все защитники несчастных зверушек идут в жопу. А вот уничтожителя бомжей нельзя ни понять, ни простить. Потому что он просто банальный фашист.
Если Вы сейчас едите в метро, оглянитесь вокруг себя. Приблизительно половина из тех, кого Вы увидите - чурки или хачи. Вас это устраивает? Вот и Брейвика не устраивало. Он выбрал радикальный способ. И получил ведь, сволочь такая, геростратову славу!
Все знают, кто такой Герострат и почему он прославился в веках. А что данный индивидуум сжег? Вот это знает далеко не всякий: храм Артемиды в Эфесе, одно из Семи Чудес Света. Теперь вопрос на засыпку: а кто является автором и строителем означенного шедевра культовой архитектуры? Вот я, к примеру, не в курсе. Получается, разрушители сильнее созидателей, и люди их оттого лучше помнят? Ну, там - Александра Македонского, Тамерлана, Наполеона Бонапарта. А здесь есть тонкость. После трагедии в Эфесе по греческим городам ездили глашатаи и кричали: "Не смейте поминать имя Герострата, забудьте имя Герострата!" - "Кого-кого мы должны забыть?" - спрашивали греки.
Та же петрушка - с Гитлером и Брейвиком. Целые библиотеки понаписаны о фашизме и его тлетворности. Это ли не пиар... Погодите - еще и про Брейвика понапишут. Как я, к примеру...
Самая деструктивная из идей - религиозная. Я имею в виду религии, а не веру. На самом деле, мы помним, что Герострат сжег ХРАМ, тем самым посягнув на веру. Своей пиар-акцией вышеозначенное лицо достигло цели. Сжигали в человеческой истории всякое (вот я думаю: неужто храм Артемиды был деревянным?), но именно посягательство на святыни наиболее эффективно в плане резонанса. Пуськи-муськи явно не дуры, тем более грамотные ребята - их пиар-технологи. Никого не надо убивать и ничего не стоит сжигать. Достаточно просто оскорбить религиозные чувства. Ну, к примеру нарисовать карикатуру на пророка Мухаммеда или снять промо-ролик несуществующего фильма "Невинность мусульман". Настоящие верующие люди поймут: человек натворил бед и теперь ему отвечать перед Высшим Судом. Но в дело вступают религиозные фанатики, у которых свои проверенные тысячелетиями методы: дыба, костер, плаха и прочие инквизиторские (или садомазохистские?) штучки.   
А потому - бойтесь идеалистов никак не меньше, чем служителей Желтого Дьявола! Именно они с молчаливого согласия серой массы порождают террор и репрессии.
Итак, жил на свете Срунин. В принципе, он был хороший человек, и даже благородный. Но так получилось, что суждено ему было родиться в мире людей, где доброта, порядочность и благородство по-настоящему ценятся только в произведениях высокого искусства. Родился Срунин в маленьком сибирском городке, на берегу красавицы-Оби. Жизнь, надо сказать, у Срунина удалась: в результате тяжкого труда он завоевал столицу нашей Родины город Москву, занял пост начальника отдела продаж крупной государственной корпорации, поимел квартиру в престижном районе. В личном плане - удалось развязать себя от семейных уз, а с женскою частью особых проблем не возникало, ибо в корпорации многие вопросы решались именно через постель. Ну, это я вкратце  - на самом деле жизнь и карьера Срунина были весьма насыщенны и полны перипетий. Но, по большому счету, это неважно.
 Будучи топ-менеджером, однажды Срунин ощутил на своей душе всю тяжесть явления, которое иногда называют "буржуазной тоскою". Оно у меня уже описано в рассказе «В яблочко», которое входит в состав данного сборника, надеюсь, ты его уже прочитал. Вроде бы, все есть - а чего-то не хватает. Все дело в том, что дело делается как бы уже само по себе, и остается значительный временной лаг, и он все больше начинает напоминать пугающий вакуум. Раньше свободного времени не было - все дела, дела... Карьерно, когда ты уже на шестом десятке – должность начальника отдела - потолок, толкаться локтями, предавать, наушничать уже как бы и не надо. Ты на короткой ноге с более высоким начальством, тебя держат за своего и ценят - потому как ты не жулик и не вор, а честный служака. Но откуда эта вся депрессуха?
Пробовал Срунин увлекаться дайвингом, стрит-рейсингом, даже пейнтболом. Все не то (хотя, и помогает в плане коннектинга). Срунин понял: его ценят как начальника, служаку, профессионала своего дела. Но хотелось бы еще и состояться как... автор, художник, творец.
Срунин припомнил, что когда-то в своем сибирском городке он увлекался фотоделом. Ну, там - проявители, закрепители, бачки. Фотоаппарат "Смена", увеличитель "Юность". Еще ведь мальчиком он ходил в фотокружок в дом пионеров. А сейчас фотография в моде, ведущие блогеры, прославившиеся в сети Интернет - сплошь фотографы. Ну, почему бы не влиться в армию творческих людей? Да к тому же на корпоративе один его коллега принес профессиональный зеркальный аппарат и стал демонстративно им фоткать. Все вокруг: "Ах, фотохудожник!" Срунин посмотрел на фотки коллеги: говно-говном, в детстве он лучше снимал на старенькую "Смену". Ага, смекнул Срунин, а все же у меня есть вкус и талант. Да, до времени все это отсыпалось... пора будить!
Срунин привык подходить к делу основательно. Он, изучив вопрос по фотографическим журналам и Интернет-сайтам, приобрел фотоаппарат лучший, чем у коллеги. И с более высококачественным объективом. Чтобы быть в тренде, он прошел индивидуальный курс художественной фотографии у одного известного фотомастера.
Робко, осторожно Срунин показывал результаты личных фотографических опытов коллегам. Они выражали восторг: "Батенька, да вы просто мастер, художник!" Или просто: "Ва-а-ау!" Срунин понимал: если человек твой подчиненный - он другого и не скажет. Не самоубийца же. Равные тебе тоже правды не сообщат, ведь Срунин в отместку может и подставить. Ну, а что касается вышестоящих...
Срунин однажды устроил в одной не самой периферийной галерее свою персональную фотовыставку. Не пожалел денег на аренду зала! И там услышал только стандартное "Ва-а-ау!" - причем, от всех без исключения. Я имею в виду, гостей, даже высокопоставленных. Оказалось, и творческая выставка - тоже род тусовки, а глубинная суть фотоискусства всем глубоко похеру. Что касается фотографического истеблишмента... он Срунинской выставки просто не заметил. В Белокаменной одновременно таких проходит несколько десятков, у истеблишмента своя тусовка - и в ней они лижут друг дружку как львицы в прайде. Эх, как бы в этот прайд войти!
Ничего плохого не говорил и тот Мастер, который учил Срунина художественной фотографии. Мастер умный и опытный, он знает: скажешь что-нибудь не то этому денежному мешку - он ножками затопает, закричит: "Ты, тля - а ну-ка вертай взад мое бабло!" Такое в педагогической практике Мастера, к сожалению бывало - и не однажды. Но Срунин этого не знал; он выслушивал от Мастера обычное "Вы небесталанны..." и в это верил.
В заграничных командировках Срунин выкраивал время, чтобы высокохудожественно снимать. Коллеги и близкие оценивали результат высоко, и в своей среде Срунин обрел стойкую репутацию фотохудожника. Как минимум давно был посрамлен коллега, который на давнишний корпоратив приволок крутой зеркальный фотогаджет и продемонстрировал полную свою несостоятельность. По сравнению с тем чайником работы Срунина смотрелись шедеврами. Однако, удовлетворения не было. Как той бабке из сказки про золотую рыбку, Срунину уже надоело обретаться в ранге "столбового дворянина фотографии", а хотелось завоевать своим творчеством весь мир. 
И вот однажды Срунин записался на выездной мастер-класс с Мастером, который тот проводил в Африке. Это была очень интересная поездка. Срунин целыми днями снимал, снимал, а вечерами его творения заценивал Мастер. Вернулся домой Срунин как Одиссей - "пространством и временем полный". Коллеги, рассматривая фотографии Срунина, говорили уже не "Ва-а-ау!", а "Ва-а-ау-ва-а-ау-ва-а-ау!!!"
Срунин понял: в замкнутом пространстве ценителей, многие из которых тупо от тебя зависят, хрен сыщешь правды о себе. Не надо ведь забывать: Срунин - сибиряк, знающий цену всему этому... столичному высокопоставленному и низковисящему гламуру. Сделать новую выставку? Опять не заметят - выльется все в междусобойный корпоративчик. Нанять пиарщиков? Да, вроде, это не маркетинг, черт подери. Такой талант, как он, и сам себя пробьет.
Что же... надо продвигать свое творчество в сети Интернет. Срунин довольно глубоко изучил сетевые ресурсы, на которых тусуются снимающие люди разного толку - вплоть до самого серьезного. Он понимал, что "яндекс-фотки" и вся прочая открыточная лабуда - не его уровень. И в конце концов он нашел сайт, на котором выставляют свои творения те, кто считает себя продвинутыми мастерами. Там же,  кстати, тусовался и Учитель, лауреат многих премий и лицо в фотографическом мире очень даже известное. Два Срунинских поста с подборками фотографий замечены не были. А вот третий пост породил реплику от некоего фотографа Моисеева:
"По-моему, это говно. И вообще, ваши эти выездные мастер-классы - сплошное разводилово, ибо организаторы вывозят клиентов на хорошую фактуру, где и обезъяна сфоткает. А клиенты думают: какой я гениальный фотограф! Устроили тут... вип-охоту".
Срунин ни разу в своей фотографической жизни не слышал в свой адрес критики, и у него отсутствовал на оную иммунитет. Данный факт он понимал - не дурак все же. С одной стороны, он уже был рад тому, что уже пошла критика. Пусть ругают, главное - заметили. Но с другой стороны... почему это - говно? Срунин внимательно изучил посты от других пользователей ресурса и составил для себя мнение: с какого бодуна этот вредный Моисеев (уж не еврей ли...) так резко отозвался о творчестве именно Срунина? Есть фотографы явно хуже. Он написал ответ:
"Потрудитесь объяснить: почему говно, и при чем здесь вип-охота?"
"Да просто, снято ниже плинтуса. А вип-охота - потому что для вас типа натаскали медведя на овсы, привели вас на номер - вы мишку и хлопнули. А теперь думаете, какой вы замечательный охотник. А что касается говна - внимательно посмотрите свой же пост".
Полночи Срунин не мог заснуть. Размышлял: как же так - ниже плинтуса? Нет - явно выше плинтуса, и даже на достойном уровне. Я же, размышлял Срунин, не утверждаю, что являюсь гением. Но считаю свой уровень неплохим. А то, что на одной из фотографий  слоненок какает... это репортаж про сафари, и что африканское животное срало на всех этих туристов из Европы - знак, некий образ. Я художник и я вижу тему именно так. Утром он написал:
"Моисеев, мерзавец, вы мне нахамили и потрудитесь извиниться"
"А за что?"
"Вы обошлись со мной некультурно и по-хамски"
"Но если, я считаю, что вы сняли говно и ваш уровень ниже плинтуса - разве за это извиняются?"
Следующую ночь Срунин не спал вообще. Он старательно изучал посты самого Моисеева, силясь понять: по какому такому праву этот негодяй смеет столь одиозно судить. Ничего особо выдающегося в фотографиях Моисеева Срунин не находил - они явно были технически слабы, да и в плане композиции оставляли желать лучшего и явно проигрывали Срунинским фотоработам. 
Вот ты, дорогой читатель, наверняка в недоумении: какие-то несчастные фотки, а тут - бессонные ночи, кровное оскорбление... Да и вообще - какая-то мышиная возня, ссора малышей в песочнице. О-о-о, читатель - ты не знаешь жизнь. С видимых пустяков начинаются многолетние кровопролитные войны. И хороший человек из-за мелочной обиды становится очень даже опасным зверем. Бывает даже, ВЫСОКИЕ ИДЕИ придумываются только потом – чтобы прикрыть, например, тот факт, что один политик обозвал другого карликом.
Войны, вообще говоря, разжигают подлецы. Но Срунин не таков. Он человек великодушный и благородный, и он написал в адрес Моисеева:
"Ты - гадкий бездарь, какое право ты имеешь, мразь, унижать меня и выставлять мальчиком для битья! Ты ответишь за свое хамство, лысый пидор с маленьким достоинством. По-лю-бэ!"
О том, что Моисеев лысый, увидел на его личной страничке. А про достоинство - это специально, вариант формы вызова на дуэль. Хотя, некоторое удовлетворение Срунин таки получил. Дело в том, что наконец-то на работы Срунина стали обращать внимание другие члены творческого сообщества. Но они, что обидно, встали на сторону Моисеева! На Струнине буквально топтались - и не за фотографии, а за его резкую реакцию. Но Срунин, выросший в маленьком сибирском городке, в достаточно агрессивной среде, за себя стоять умеет. Он давал словесный отпор всем критикам - мелким людишкам, ведомым стадным чувством - и отвечал достойно и конкретно:
"На себя посмотри, придурок, яйца курицу не учат!"
В общем, начался обычный сетевой холивар, который, как известно, разыгрывается для развлекухи. Казалось бы, серая масса должна была Срунина затюкать. Но явная "кусачесть" Срунина у ряда посетителей вызвала чувство жалости... и уважения. Это как в большую тюремною камеру ввели новичка, который, едва его задел кто-то из старожилов, принялся рвать на себе рубаху и кричать: "Ур-р-роды, я вас всех ненавижу!" Психов, вообще говоря, стараются не задевать. Именно потому данная категория людей и выходит в лидеры.
И здесь возникла реплика Мастера:
"Вы же небесталанны, и творчески мыслите. По-моему, просто надо публиковать хорошие фотографии и не публиковать плохие - вот и все".
Срунин расценил слова Мастера как предательство. На него напали отвратительные шакалы - и стали разрывать в клочья, а Учитель не встал на его сторону!
Самое ужасное состояло в том, что Срунину начало казаться, что коллеги по работе (неважно уже - старшие или младшие...) втихую начинают посмеиваться над его увлечением. Ну, типа: пусть дитё потешится... Срунин знал: как фотохудожник он прогрессирует, и он бы наверняка был бы замечен на избранном интернет-ресурсе, причем, экспертное сообщество заценило бы произведения Срунина без оглядки на его погоны и кошелек. Срунин имеет привычку: идти к поставленной цели невзирая на трудности. Но, но, но... вспышка хамства со стороны бездарного Моисеева похоронила надежды.
И было много бессонных ночей. Срунин в полной мере переносил нравственные страдания от душевных ран, нанесенных подонком. И в Струнине взрастало то самое чувство, которое я обрисовал в начале данной сказки: праведный гнев. "Если не я - то кто же?" Зло, размышлял Срунин, плодится потому что люди боятся, а то и ленятся его наказать, и добро должно быть с кулаками. Этот мерзкий Моисеев вот так с легонца растоптал его, Срунина, душу, а завтра растопчет еще одну, а послезавтра - еще...
...Перво-наперво Срунин попросил подчиненных себе айтишников блокировать сайт Моисеева и его электронную почту. А еще заслать туда какой-нибудь вредоносный вирус. Ребята неплохо справились с заданием. Срунин не за себя ратовал, а за тех, кому подонок Моисеев будет палки в колеса ставить в будущем.
Естественно, продолжил разоблачительную работу в сети Интернет. Нашел все виртуальные места, где тусуется Моисеев, и там сообщил правду о том, кем на самом деле является данная особь. Срунин знал: он спасает человечество от страшной напасти, ибо выявил: Моисеевым движет зависть. Он ненавидит Мастера и всех других достойных людей за то, что они успешны, а он - лузер, неудачник. Вот он мелко и мстит, засирая ресурсы своими якобы мыслями.
Собственно, Срунину нужно было только одно: чтобы Моисеев извинился за свое хамство, публично покаялся. Срунин - человек хороший и великодушный, он простил бы. Но Моисеев не извинялся. Он восстановил свой сайт, завел другую почту и вел себя так, будто ничего не случилось.
Тогда Срунин решил применить иной метод, как говорится, офф-лайн.
Однажды темным вечером, когда Моисеев возвращался домой, его окликнули: "Мужик, дай закурить!" Моисеев привычно ответил: "Не курю...", и ускорил шаг. "Тогда дай денег на сигареты!" - "Бог даст!" - "Ты чего - борзый что ль?" Моисеева сбили с ног и принялись методично месить ногами. Сколько их было, Моисеев так и не разобрал.
Моисеев валялся в снегу без сознания несколько часов. Мимо прошло немало людей, но никто не остановился, все думали: пьяный. Чего с него возьмешь, с пса. Впрочем, один раз подошел какой-то человечек и обчистил Моисеевские карманы. В конце концов, спасла Моисеева старушка-соседка: узнала и вызвала "скорую". Несколько пальцев на руках врачам спасти не удалось: глубокое обморожение. Гораздо хуже, что в результате кровоизлияния в мозг Моисеев лишился речи. Ну, что же, подумал Срунин, прочитав несколько строчек в криминальной хронике: собаке - собачья... Срунин - сибиряк и человек, взращенный на понятиях улицы и законе тайги: зло обязательно должно быть наказано, а деятельность негодяев - пресечена, иначе они расползутся по всей планете и сотворят уже не мелкое, а МИРОВОЕ зло.
Исполнители полного гонорара не получили, пришлось им ограничиться авансом. Заказчик велел через посредника передать, что спортсмены переусердствовали и нанесли клиенту слишком тяжкие телесные повреждения. Заказ был: просто научить уму-разуму, а не увечить человека. Под Богом все же ходим, и меру знать надо.
Срунин знает: надо проявлять взаимное уважение и выбирать слова. А за базар рано или поздно придется отвечать. По-лю-бэ.  Именно потому что Срунин ценит элементарные правила человеческого бытия, он и взлетел столь высоко по карьерной лестнице. Однако, метод подействовал: фотоработы Срунина уже никто не критикует, на его личности никто не "оттаптывается". Срунин продолжил свое триумфальное восхождение по творческой лестнице. Практически – триумф воли.
 







































Сказка седьмая. Верунчик


Вот такие у меня получаются сказочки. Депрессивные, ядрена-матрена. Ну, да я там, выше сносочку дал: это притчи. Вы разве не замечали, что притчи в отличие от сказок кончаются хреново? Ну, чтобы назидательный эффект получился более весомым. Сказка подразумевает чудо, волшебство, а я, грешный, как бы в это дело не верю. Да: я вгоняю тебя, уважаемый читатель, в уныние. Так и тема, за которую я взялся специфическая: смертные грехи. Остался последний, и второй по тлетворности (после гордыни, которая страшнее потому как пораженный данным душевным недугом ставит себя наравне с Богом) грех, который я только что уже обозначил: уныние. Я и сам вначале удивился, что сказки-притчи про гордыню и уныние у меня закончились одинаково. Но после осознал: оба явления – одного поля ягоды. И они горьки.
Надеюсь, ты отнесешься ко мне снисходительно, читатель, ведь в повестях и рассказах, которые содержатся в этой книжке, немало оптимизма, иронии и даже юмора. Да, я помещаю моих героев в сложные жизненные ситуации - но они ведь трепыхаются, борются. А что касается сказок о погибели души... на самом деле, я рассказал о реальных людях и подлинных событиях.  Некоторые перипетии я испытал на собственной ж... то есть, шкуре. Или являлся свидетелем. Выслушай заключительную историю. Предупреждаю: она особенно печальна.
Вера и Андрей - родные брат и сестра. Им 14 и 17 лет... было. Как говорится, вся жизнь впереди. То есть, была впереди. Обычная  городская семья, ничего особенного. Мама - почтальон, отец - электрик. Живут в двушке на окраине города почти душа в душу. Точнее, жили. Поскольку условия стесненные, женщины спят в комнате, мужчины - в зале. Зато мужики вместе болеют за футбол, а мама с дочкой любят сериалы. Родители, дабы избежать очевидной войны между детьми за компьютер, поднатужились и купили вдобавок к стационарному компьютеру еще и ноутбук, да еще и роутер с вай-фай - чтобы чада за Интернет не перегрызлись. У Верунчика во всей власти - стационар, у Андрюхи - портативный компьютер. Вот, я не знаю, на каком времени остановиться - на настоящем или прошедшем. Ну, да ладно - неважно. Андрей окончил школу, собирается в армию. Служить хочет - даже очень. Увлекается спортом (он пловец), и после армии имеет поступать на физкультурный. Если получится, конечно. А может, и по контракту останется служить. Ну, это - ежели войдет во вкус. Для принятия решения надо сначала послужить, пороху понюхать.
Глубокой осенью Андрей с приятелем Пашей стояли на остановке, в самом центре родного областного центра, на проспекте Ленина. Они возвращались с тренировки. К ним подошел парнишка лет пятнадцати от роду и попросил сигаретку. Андрей по-отечески заметил:
- А не рано тебе курить-то?
- Не-а, - искренне ответил пацан.
- Зря. Куренье - зло. - Вообще-то Андрей и Паша не курят. Ну, балуются иногда, конечно, да и пивко, бывает попивают. Но очень-очень редко.
- А тебя бибёт, что для меня вредно, а что - нет?
- Да. Брат, ты - русский, а, значит, должен быть трезвым и не губить генофонд никотином.
- Какой я тебе брат?!
- Ты забыл. Все люди братья.
- Паш-шол ты.
- Юноша, та не прав.
 Андрей аккуратно сгреб пацана и выдворил его за пределы остановочного павильона.  Но аккуратно, стараясь не проявлять эмоций. Это глупо - расходовать душевную энергию на всякую шушеру.
Тот пропал. Однако, судьба - явление зловредное. Прошло три минуты, пять, семь... автобус не появлялся. Зато на восьмой минуте возник тот самый пацанчик. С дружками-ровесниками и крайне агрессивно заряженный. Обиженный сразу вытащил "перо": "Ну, ты чё, фраер..." Андрей сразу понял: чувак пошел по беспределу. Одного бы он завалил - без проблем. Может быть даже, двух, а вдвоем с Пашей - и четверых. Но их, ублюдков, было шестеро. Вообще говоря, Андрюха - не спец по единоборствам. Он пловец, как и его друган Паша. Андрей заметил, что спутники пацана держат руки в карманах, это скверный знак. С ними надо быть предельно осторожными. Андрей произнес:
- Чего тебе снова надо, друг...
- А вот ничего. Ты ответишь. По-лю-бэ.
И пацан махнул ножом. Андрей легко увернулся. Он понял: на его стороне ловкость, и справиться с этим отморозком нет проблем. Но со всех сторон стали подступать соратники юного беспредельщика, и в их руках сверкали ножи. Это было неприятно.  Хотелось дать в морду, вырубить недотепу, но было страшно: а вдруг в этот момент появятся менты - и Андрея повяжут как агрессора?
Паша побежал во двор, и за ним увязались сразу четверо. Вот, подумал Андрюха, составить бы ему тандем - тогда бы они дали придуркам достойный отпор. Но соединиться не получилось, хотя, по идее надо было. Андрей так и не узнал, удалось ли другу выйти из конфликта достойно. На самом деле Паше попросту посчастливилось оторваться от погони. С Андрюхой вышло иначе. И глупее. Он стал носиться по проспекту Ленина, среди автомобилей, в надежде, что на беспредел обратят внимание водители. Проезжающие не реагировали на происходящее, а прохожие вообще делали вид, что типа ничего не происходит. Какие-то мальчики снуют по проезжей части... мало ли что: может, какой-нибудь флеш-моб. Да и вообще: встрянешь - тебе же хуже будет, ножом пырнут. Андрей безумно носился по улице, а за ним - мальчики с "перышками". Он думал: "Вот сшибу одного, он под колеса завалится - я же виноват буду..." Мальчики действовали вовсе "неподецки". Они кричали "Мочи-и-и-и!!!", и носились, чувствуя кураж. В конце концов, Андрей заставил остановиться легковушку. Буквально прыгнул на капот - тот и тормознул. Он резко раскрыл дверь, заскочил в салон и сказал водителю:
- В полицию позвони...
Водила, мужик возраста выше среднего, ответил:
- А не пошел бы ты... коз-зел.
Тут один из пацанов резко отворил дверь - и сразу двое начали тянуть Андрея наружу. Он сопротивлялся, да это было и нетрудно. Какая-то нелепая ситуация: казалось, никто принципиально не желает встревать в разборки молодого поколения. Андрей почувствовал это отчуждение - и вышел. Тут же живот пронзила резкая боль, он понял: перо таки воткнули. Он попытался схватить одного из ублюдков, но вышло неловко. Он сделал несколько шагов - и понял: раненый он явно не бегун. 
Странно, но боли уже не было. И подростки пропали. Он стоял посередине проспекта Ленина, и мимо него проносились автомобили. Андрей пощупал живот - и ощутил теплоту: из раны сочилась кровь. Подкатила тошнота; сразу почему-то ослабли ноги - и захотелось присесть. Он опустился на колени. Уже стемнело. Андрей пытался дать знак водителям - чтобы остановились, помогли - однако, машины, замедлившись, решительно его объезжали. А где же Пашка? Неужто они и его тоже...
Андрей терял силы, не мог даже сидеть, к тому же он начал слепнуть. Очень, до безумия хотелось жить. Однако, он уже лежал на асфальте, и из-под него истекал ручеек крови... Успев прохрипеть: "Помоги-те...", юноша провалился в небытие.
Все же у кого-то хватило ума позвонить "03". Медики на месте констатировали смерть от кровопотери. Андрею не повезло: случайно задета была жизненно важная артерия.
...После похорон отец ушел в глубокий запой. Это проверенное средство отгородиться от горя. Мать сидела на антидепрессантах - вела себя как сомнамбула. А что касается Верунчика...
Вот, поживите вчетвером в двухкомнатной малогабарике. Вера часто ссорилась с братом, да и возраст ее переходный, когда мозг атакуют гормоны, с которыми девочка еще не научилась ладить, не располагал к дипломатии. Это внешне в семье царило благополучие, а "в тесноте и не в обиде" живут разве только в книжках или очень-очень счастливые, святые люди. Бывало, сталкивались по пустякам - например, если Андрей журил сестру за не помытую после еды тарелку. Вера тогда вспыхивала, убегала из дома и часами бродила по унылым дворам и пустырям.
Конечно, получив известие о смерти брата, Верунчик перепугалась, плакала. Но особенно не переживала и даже поймала себя на отвратительной мысли: "Ага, допрыгался..." Но постепенно, прочувствовав атмосферу тлена, воцарившуюся в квартире, стала осознавать: случилось очень-очень страшное. Теперь Верунчик уходила из дома, чтобы не дышать этим воздухом, который весь пронизан погибелью. 
Наиболее адекватный выход Вера находила в Интернете, в сети "Вконтакте". Брат ее "воспитывал", не позволял подолгу зависать в Сети, в нынешней же ситуации ограничивать было уже некому - родители вообще говоря и рады были, что у дочери есть отдушина. Верунчик зарегистрирована была под вымышленным именем, кстати, мужским, и от семейной трагедии она ничего на своей страничке не написала. Однако, она дала несколько постов, посвященных теме Смерти. Пошлые, стандартные мыслишки о тщетности земного бытия и о тайне, сокрытой там, за порогом. Ее френды - как настоящие, так и вымышленные (то есть, те, кто тусуется как и она под придуманными никами) - реагировали своеобразно: "Вау, ты вошел в клан ЭМУ. Ф-фу... отстой!"
Верунчик стала заглядывать на всякие "готические" ресурсы, где тема Смерти стояла во главе угла. Оказалось, тусуется там довольно много разномастного пипла, некоторые из которых действительно умны и оригинальны. Но Верунчику всего-то четырнадцать, в ней весьма сильно витальное начало. А потому, по ее мнению, "маниакальному безумию Смерти" она не подвержена. Впрочем, подсознательно работал иной механизм, и независимо от действия разума ее «внутреннее я» творило иное.
Что касается дел земных, более всего убивало то, что уголовное дело превратилось в висяк. Следователь никак не мог выйти на след злоумышленников. Или не хотел. Паша, который смог убежать и не пострадал, не смог помочь следствию изобразить хотя бы предполагаемый фоторобот, сослался на то, что находился в состоянии стресса и ничего не запомнил. Стандарт: "виновные лица не установлены". Не было найдено орудие убийства, нож, так же не установлен был ни автомобиль, в который запрыгнул Андрей, ни его хозяин. Вообще, свидетелей (кроме Паши) не было, и следователь, кажется, не проявлял особого рвения при их поиске. Ссылался на занятость - на нем и так "висят" шесть мокрых дел.
По правде говоря, некому было теребить следователя. Особо близких родственников у семьи нет, друзья Андрея все время как бы в делах... Верунчик разок попробовала сунуться в следственный отдел, но дядька на проходной сказал: "Куда ты, девочка... в наши кабинеты даже не всех взрослых пускают..."
На двадцать первый день после смерти брата, точнее, в двадцать первую ночь Вере приснился Андрей. Было так: она вышла на обрыв реки, которая протекает через их город, в месте, которое в народе называют "лукой". Вера любила там гулять - потому что народу мало. Внизу она увидела человека, идущего вдоль кромки воды. Что-то защемило в сердце: знакомая походка. Верунчик всмотрелась: Андрюха! Странно... обычно брат ее раздражал, она все время ждала, что Андрей по своему обычаю начнет ее грузить. Но сейчас она ощутила, что, если брат сейчас уйдет, она его не увидит больше никогда. Верунчик крикнула: "Андрю-ю-юшка-а-а!!!"
Он остановился. Слава Господу, услышал. Вера соскочила с обрыва и кубарем покатилась вниз, к воде. Вся измазавшись в песке, она подскочила к Андрею, который замер на месте, будто памятник. Не дойдя, наверное, метров полутора, Вера вдруг нерешительно остановилась. Еще секунду назад она была готова броситься в объятия брата, положить ему голову на плечо - и разрыдаться. Но сейчас...
Это был вроде бы Андрей, а вроде бы и он. Точно - его черты лица, телосложение, осанка. Но что-то не так. Верунчик поняла: Андрей смотрит на нее так, как не смотрел никогда. Такой вроде бы спокойный, равнодушный взгляд, но испытующий, напряженный. Наверное, так взирают из ДРУГОГО мира. Неожиданно для самой себя Вера спросила:
- Ты сейчас... где?
- Я-то... - Андрей отвечал заторможено, как будто раздумывает о чем-то очень важном, а его отвлекают разговорами. - Далеко. Очень далеко. Как ты меня нашла?
Верунчик не могла понять: это сон или явь? Все было так... естественно.
- Я не знаю. Шла - смотрю: ты... Это... ты?
- Странно. Как будто такое уже было. У тебя нет такого чувства?
- Нет. И как там тебе? - Веруник боялась назвать брата по имени.
- Обычно. Ничего нового. Все та же пус-то-та. А ты совсем взрослая стала. Я и не заметил.
- Что ты. Ведь я еще ребенок. Метр пятьдесят два.
- Нет. Ты повзрослела. Хочу сказать тебе... - Андрей замолчал, будто смутился.
- Ну? Говори.
- Понимаешь... я понял. Не существует "когда-нибудь", "обязательно", "непременно". А есть только "здесь" и "сейчас". Это очень важно. Ты запомни: только "здесь" и "сейчас".
- Господи... зачем я должна это помнить?
- Потому что... должна. Не задавай ненужных вопросов. У нас мало времени.
- Мы, что... больше так вот не увидимся?
- Этого не знает никто.
- А почему ты не спрашиваешь про маму с папой?
- Что я должен спросить?
- Им плохо. Особенно - маме. Я знаю...
- Разве это имеет какое-нибудь значение?
- А что же тогда... имеет?
- Ничего. Я же тебе сказал: такие вопросы несущественны. Все. Мне пора.
- А мне?
- Что - тебе?
- А мне-то куда идти.
- Куда и шла. И не надо сворачивать, будет только ненужная суета.
Андрей развернулся, шагнул - и... пропал в трясущемся эфире. 
Проснувшись, Верунчик ощутила: ей было хорошо во сне, легко. А здесь - страх и страдание. Она пошла на кухню. Отец в мужской комнате похрапывает, мама то ли спит, то ли делает вид, что спит. После похорон Андрея родители так и не соединились, живут отдельно. Интересно, подумала Вера, а вдруг привидения - это не сказка, и дух Андрея где-то рядом? Он все видит, слышит, понимает. Не зря же говорят, что дух покойного не покидает Землю сорок дней! Но ни-ка-ких внешних знаков. Только заунывное гудение труб в глубине стен. То ли дело во сне!
Верунчика передернуло: она ведь должна была попросить у брата прощения! За то, что огрызалась, дерзила, не слушала. Обязательно была должна! Вот дура-то...
Вдруг Вера вспомнила: ноутбук брата родители положили с глаз подальше, на холодильник. Она взяла прибор, сдула с него пыль. Надо же... уже накопилась. Включила. Система загрузилась сразу же с броузером, на открытой страничке Андрея в Фейсбуке. Такое бывает после того как компьютер внезапно вырубается с открытыми окнами. Он будто хочет спасти юзера, потерпевшего крах. Да-а-а... в виртуальности, оказывается, так легко восстановить внезапно оборвавшуюся жизнь. А офф-лайн всё почему-то - жесть. Верунчик осознала: ведь она совершенно не интересовалась сетевыми делами брата! И сейчас, получается, Верунчик может продолжить прерванную он-лайн жизнь Андрюшки!
Андрей, оказалось, завел аккаунт под своим настоящим именем. И аватарка: Андрей стоит, мужественно сложив руки на груди, на... той самой "луке". Она же ни разу не заглядывала на страничку брата, ее тусовка не в Фейсбуке, а Вконтакте! Мистика... 
У него всего пять френдов и три подписчика. И записи он делал крайне редко. Последняя датируется днем, предшествующем гибели. Комментариев под постом нет. Верунчик прочла:
"Несмотря ни на что борись. Таково единственное правило жизни".
К чему это? Есть ли тайный смысл в послании? Верунчик не любит слишкоммногослов, твиттеровский стиль брата ей понравился, с ним бы она зафрендилась. Оказывается, он ни с кем из своих френдов так и неразвиртуализировался, иначе на его стене появились бы некрологи, или хотя бы какие-то скорбные слова. Для своих виртуальных френдов брат как бы жив. Вера написала на братовой страничке, новый, последний пост:
"Андрей ушел. С сожалению, здесь он писать уже не будет. Всем, кто любит Андрея: вы встретитесь с ним за порогом. Верьте и умейте ждать".
Вере понравилось то, что она написала. Она не стала играть "в брата", но создала завесу тайны. Зато она сыграла в Большого Брата - это круче. Пусть редкие френды Андрея хотя бы проявят недоумение. Она вышла из Фейсбука, зашла Вконтакте, на свою страничку. Вот у нее больше ста френдов - не чета Андрюшке! Господи, надо тоже что-нибудь эдакое написать. Чтобы помнили.
Минут пятнадцать у Веры кипели мозги. Она начинала фразу - но стирала, и так - несколько раз. Наконец, получилось следующее:
"Всем-всем-всем, кому я была хоть чуточку интересна. Вы хотя бы малой своей частичкой вошли в мою плоть, и я на самом деле - это вы. Сегодня я поняла, что с физическим уходом телесного существа жизнь не кончается, но переходит в иную, более совершенную форму. Помните: я уношу с собою фрагмент каждого из вас, и если кто-то из вас вдруг почувствует душевный некомфорт неясной природы, знайте: это сообщение моего сердца. Все, кого я хотя бы чем-то обидела, простите меня, и я вас прощаю. Я вас люблю!"
"О-о-о, какие я взрослые мысли изобразила", - вертелось у нее в голове. Интересно, подумалось Верунчику, а какие на ее слишкоммногослов пойдут комменты? Хотя... ночь, все же спят. Да ладно... пофиг, что напишут. Теперь уже все равно. 
Вера тихонько накинула в прихожей куртку, аккуратно отворила входную дверь и выпорхнула на лестничную клетку - прямо в тапочках. Их квартира - на пятом этаже. Верунчик пошла наверх, на девятый. Когда она карабкалась по металлической лестнице, ведущей на крышу, услышала, как хлопнула дверь. Наверняка мать проявила бдительность - интуиция ее погнала за дочуркой. Вера так торопилась, что один тапок соскочил с ноги. Она сбросила и второй. Торопливо прикрыв за собою люк, Верунчик заблокировала ее загодя приготовленной палкой. Девочка знала, что так будет - она все продумала. Слыша, как мама колотит по железу, Верунчик быстро пошла на край. Еще вчера она смотрела вниз с высоты девятиэтажки, у нее закружилась голова, и она поняла: нельзя смотреть вниз и зависать. Р-р-раз! И все...
Ее что-то удерживало, какая-то непреодолимая сила. Ну, ни фига себе слабак, подумала Вера, н-нет - моя возьмет. Она разбежалась - и-и-и...
Странно. Полет длился долго-долго. Она успела узреть весь родной двор, хотя он был во тьме. Каждый уголок знаком, все здесь такое... обрыдшее, но знакомое до боли. Еще Верунчик подробно рассмотрела в окне искаженное лицо отца. Надо же, рассудила она, какой она стал старый, сморщенный. Он на самом деле уже мертв, ибо его убило горе. Стоит вот, делает вид что жив. Вообще, подумать успелось о многом, даже слишком многом. Как будто она зависла в морозном воздухе и наступила Вечность.
У Андрюши не было девушки. Наверное, это хорошо - а то ведь тоже... убивалась бы. А если бы, пойдя в армию, он угодил в Чечню и там бы подорвался на мине? В страшном сне не приснится. Кажется, с полгода назад Андрей с кем-то гулял. Как вовремя они расстались. По крайней мере, брат узнал, что такое любовь. А Верунчик?! Вера спохватилась: а ведь она так и познала этого чувства! Ей нравится один мальчик двумя классами старше, Степа. Но Вера не знает, любовь ли это. Хотя... теперь уже это все равно. Наверное... Школа достала. Не образование - а карательная система садистских издевательств. И ради чего: выучиваешь тему, сдаешь - и... забываешь. Еще это страшное ЕГЭ, которое неминуемо грядет. Это же как клеймо. Верунчик учится так себе, хуже всего у нее с математикой. Вот, получит по ЕГЭ тридцать, а то и двадцать баллов - все, навек клеймо "тупая".
Надо будет сходить утром на "луку" - зря что ли снилось. Сходить? Вера увидела как к ней приближается земля. Медленно-медленно, но неотвратимо. Господи, подумала она, что ж ты так необдуманно поступила. Это же не компьютерная игра, здесь запасной жизни не предусмотрено. А вдруг это сон. Такой, кажется, уже снился. Да что вообще - сон, а что - явь? А все же хорошо так вот думать, мечтать! Вдруг Вера заметила, что сегодня так ярко светит Луна. Она так прекрасна, таинственна! Говорят, Луна управляет жизнью женщины. Как Вера испугалась, когда у нее впервые началось ЭТО. Но есть Интернет, в нем можно найти все объяснения. Разве только, не сказано о том, что никто не возвращается назад. Никто... Объяснения - хорошо. А где оправдания?   
Так, рассуждала она, я еще не успела подумать о чем-то главном. О чем же, чем же... Ах, да: встречусь ли я с братом? Что там - за порогом... Вдруг - пустота. Тогда - зачем все это? Господи, как я буду выглядеть там, внизу? Может, как куча жалкого дерьма. Да я и наверху так же выглядела. Чего жалеть. Что, что еще... Верунчик оторвала взор от Луны и посмотрела вниз. Вот она, земля. Совсем близко - только руку протяни. Она и протянула. Ощущение, что она неподвижно висит в воздухе, в невесомости, а на нее надвигается титаническая масса планеты.   
Вера пыталась эту махину отодвинуть рукою. Тщетно. Она слишком мала и слаба, чтобы противостоять злу. Надо было все же отравиться. Возможно, был бы шанс спастись. Наверное, уже ничего не успеть. Как глупо... Земля мягко-мягко соприкоснулась с Веруничкиным телом, девочка прижималась, прижималась к планете... ее уже всю распластало по поверхности махины - и куда-то понесло, понесло...
Вера вспомнила, наконец - захотела закричать: "Не надо, Оставьте меня, я хочу жи-и-и-и-ить!!!" Но крикнуть уже не получилось.

Не жури, читатель, автора за навязчивый мотив выбрасывания с высоты. Это придумал вовсе не я. Сюжет первой сказки продиктован историей солиста группы "Иванушки Интернешнл". Последняя сказка - художественное осмысления реальных событий, произошедших в Рязани. Такой в наше время, извините за грубое слово, тренд. Так же совершает попытку суицида героиня повести "Другая жизнь", являющейся частью этой книги. Но она выживает. Вообще говоря, прототип Ирины - моя дальняя родственница, которая реально выжила после прыжка с пятого этажа. Я рассказал о своем видении природы т.н. "смертных" грехов, то есть, путей, ведущих к погибели человеческой души. Я исхожу из той гипотезы, что душа существуют. Но право на жизнь имеют и другие мнения. 


Рецензии