Судьба свела их в Ленинграде

Мои родители были совсем юные, когда началась Великая Отечественная война. Они оба поехали в Ленинград, чтобы продолжать учёбу после школы.

Здесь жил папин старший брат Николай, к нему после окончания десятилетки и приехал отец в 1940 году из маленькой деревни Григорово Кадуйского района Вологодской области. Папа поступил в Железнодорожное училище и стал учиться на помощника машиниста, а в конце января 1942 г. учащихся эвакуировали в город Курган. Переправлялись они по Дороге Жизни через ледяную Ладогу на грузовиках. Папа рассказывал, как ехавшая впереди машина у него на глазах провалилась под лёд...

Мама родилась в деревне Киселёво Молотовского сельсовета Калининской области. После окончании восьми классов она уехала в Ленинград и поступила в школу фабрично-заводского обучения хлебопекарной промышленности. Когда началась Великая Отечественная, ей было девятнадцать. Во время артобстрелов мама и её подруги стояли на крышах и сбрасывали зажигательные бомбы. От одной из них на маме загорелась одежда, и она чуть не упала с крыши, но девчонки её сумели спасти.

Началась блокада, есть было почти нечего, выдавали по сто граммов хлеба на день. А работа была тяжёлая. Девушек посылали чинить трамвайные пути и рыть окопы. Копать приходилось в разных районах города - в Обухове, на Славянке, на Ржевке, а жила мама в общежитии на Петроградской стороне. Вставала в 5 утра, чтобы успеть дойти пешком к 9 часам. Однажды утром, спускаясь с лестницы, мама в темноте наступила на труп человека, споткнулась и пролетела до конца ступенек. Встала и пошла по морозу через весь город на работу, а по дороге видела, что трупы лежат повсюду...

От недоедания и больших физических нагрузок у мамы стали сильно болеть ноги, в коленках почти не гнулись, и мама с трудом могла передвигаться. Чтобы получить продуктовую карточку, на работе нужно было показаться лично, иначе не верили, что человек жив. Однажды мама пошла получать карточку. Идёт, а пальто на ней болтается, как на вешалке, и опирается она на палку. Сзади быстрым шагом шли солдаты, и один из них закричал: «Бабушка, посторонись!». А маме всего двадцать лет было, она шла и всю дорогу плакала от досады, что молодой парень её за старуху принял.

В марте 1943-го маму призвали в армию. Там стали кормить чечевичной похлёбкой и отпаивали хвойным настоем, и мама немного окрепла. Служила на Ленинградском фронте в войсках ПВО разведчицей, в её обязанности входило различать по виду и звуку самолётов - наши летят или немецкие. Должна была безошибочно определить - «Мессершмит» это, «Юнкерс» или «Фокке-Вульф». За неправильные сведения могла попасть под трибунал. Но ни одной ошибки за время службы мама, к счастью, не допустила…

А папа в это время закончил Смоленское артиллерийское училище и в мае 1942 года со званием лейтенанта был  направлен на Брянский фронт, где командовал взводом в 311-м истребительно-противотанковом артполку. В декабре 1943 г. при выполнении боевого задания отец был тяжело ранен осколками мины и до начала июня 1944 г. находился на излечении в госпиталях. После выздоровления был направлен в формировавшуюся тогда 1-ю Польскую Армию. В 1944 году был награждён орденом Отечественной войны первой степени. В Польской Армии получил серебряную медаль «Заслуженным на поле боя». И ещё папа награждён медалями «За освобождение Варшавы» и «За победу над Германией». Но до Берлина отец не дошёл, и встретить Великую Победу ему пришлось в госпитале под Варшавой, где он пролежал целый год. Осколочное ранение было настолько тяжёлым, что пришлось перенести две сложных операции. И домой папа вернулся в конце 1945 года.

Мама демобилизовалась в июле 1945-го и устроилась на работу в типографию им. Урицкого печатницей. Ослабленный во время блокады организм оказался подвержен свинцовому отравлению, и у мамы отказали ноги. Почти год она не могла ходить. Но, благодаря военным врачам и своим внутренним силам, мама выкарабкалась из тяжёлого недуга и в 1946-м вышла на работу... Среди маминых наград есть медаль «За оборону Ленинграда» и орден Отечественной войны второй степени.

Познакомились мои родители через пять лет после войны, когда работали в одной школе фабрично-заводского обучения - папа секретарём комсомольской организации, а мама секретарём директора. Дружили они долго и красиво и поженились, когда им было уже обоим больше 30 лет. В начале 50-х родилась моя старшая сестра, а ещё через несколько лет на свет появилась я. У нас была хорошая дружная семья, родители отпраздновали серебряную свадьбу. К сожалению, папа ушёл из жизни слишком рано, в 1980 году. А мама прожила больше 90 лет и покинула этот мир в июле 2016 года. Мама и папа мне снятся очень часто. И там, во сне, я их вижу молодыми и счастливыми, и мне так хорошо рядом с ними, что не хочется просыпаться. Они всегда в моём сердце, самые родные и любимые. И я благодарна моим родителям за то, что подарили мне жизнь и за то, что выжили сами в той страшной войне, выстояли, отвоевав мирное небо и землю для нас, своих детей, внуков и правнуков...


*   *   *

Под траурно-торжественные звуки
Слезу прикрыла юная ладонь...
Ростральные колонны, словно руки,
Протягивают небесам огонь.

И вдруг впервые подступает к горлу
Неудержимой гордости волна:
Я здесь дышу, он мой с рожденья город,
И мир - моя судьба, а не вина...

Порой, когда меня ломали беды,
В существованье превращая жизнь,
За мною чья-то тень ходила следом,
Я в шуме улиц слышала: держись!

Шептал мороз: и не такое было...
Я и в аду, - стучало сердце мне, -
В голодном теле билось, но любило...
Захочешь жизни - вспомни о войне.

Да. Прошлое должно лечить и ранить,
И мой негромкий голос - тоже часть
Судьбы людей. Я - совесть их и память.
Мне - эту верность детям завещать.


Рецензии