Любовь зла

Если не успеешь сделать что-то вовремя, то с каждым годом исправить ошибку будет все труднее. Герои этого романа пошли на поводу своих эмоций. ОН не признался вовремя в своих чувствах. ОНА, поверив слухам, вышла замуж за первого встречного. Но любовь не собиралась уходить, причиняя боль и страдания обоим. Жить так становилось невыносимо, а изменить что-то не хватало духовных сил. Но судьба расставит все по своим местам…  И каждый получит только то, чего заслуживает…
 *Хочу дополнить, чтобы не вводить никого в заблуждение - название романа не отображает смысл пословицы "Любовь зла полюбишь и козла". К сожалению, злость любви может проявляться в разных формах.

Глава 1
Ночь вступила в свои права, город почти угомонился после дневной суеты, во многих окнах давно погас свет, по дорогам изредка проезжали машины, подсвечивая фарами мокрый серый асфальт.
 Машина скорой помощи заехала во двор больницы «Красный крест», медсестра быстро вышла из салона и помогла выходящей вслед за ней женщине.
- Давай, аккуратненько, проходи в приемный покой.
Анна медленно переставляла ноги, держала рукой живот и тихо плакала. По гримасе на ее лице было видно, что страдала она сейчас не просто от физической боли, было что-то еще, что заставило ее так сильно переживать.
В приемном покое было пусто, медсестра из «скорой», молча указала на кушетку. Анна присела, опираясь рукой о стол. Дежурная медсестра пришла не сразу, но зато, как только появилась в кабинете, тишину словно резануло раскатистым громом:
- Что случилось? - грубовато, казалось даже, нахально, обратилась она к медсестре из «скорой помощи», недовольно повернув голову в ее сторону
- Угроза выкидыша, шестнадцать недель, - ответила та.
- Давайте документы, будем оставлять...  А ты, милочка, жди доктора, в палату после осмотра пойдешь. Направо по коридору, четвертая палата, найдешь сама,- женщина резко встала и вышла из кабинета вслед за уходящей медсестрой из «скорой».
 Анна осталась одна в холодной комнате, жутко пропахшей хлоркой и медикаментами. Время тянулось, как на каторге. Анна чувствовала сильную боль внизу живота, очень хотелось прилечь и уснуть. Никто не приходил. Анна закрыла глаза и снова, как будто очутилась там, в своей квартире.
 Еще утром ничего не предвещало беды. Анна собралась отвезти старшего сына к своим родителям, за город. Муж проводил их до автобуса и пообещал встретить Анну на следующий день. Но в деревне, у родителей уже гостили дети старшего брата, и ночевать Анне было негде. Погостив у родных до вечера, она вернулась в город на последнем рейсовом автобусе. Мужу звонить не стала, решила поехать домой на такси.
Уставшая, Анюта поднялась на третий этаж и позвонила в дверь. Никто не открывал. Как же так, ведь машина мужа стоит под окном. Анна начала звонить еще, затем постучала. Тишина. «Наверное, Павел устал и спит», - подумала она и решила подняться к подруге, этажом выше.
- Анька, а ты чего не в деревне-то? – радостно встретила её Елена
- Да, племянники у родителей гостят, места и так мало, решила вернуться, а Пашка спит крепко, не слышит, как я в дверь звонила.
- А-а, ну и ладно, заходи, чайку с медком с дороги, а потом и постучимся сходим.
Анна сняла плащ и прошла в зал, потирая озябшие руки.
- О, Ань, привет! Как дела? - вышел из соседней комнаты муж Елены.
- Привет, Иван, нормально.
- Кого ждете? Еще не известно?
- Нет, да и не хочу я узнавать, ты же знаешь, не люблю я знать заранее.
Анна подошла к окну и выглянула вниз. На мгновение она замерла на месте, а потом повернулась, и резко побежала к двери.
- Что случилось? – бросилась вслед Елена: - плащ надень, в подъезде холодно.
Анна сбежала вниз по лестнице и начала стучать в свою дверь, Павел открыл через минуту и удивленно поинтересовался, почему Анна не у родителей.
- Ты мне зубы-то не заговаривай, почему дверь не открывал?
- Я спал...
- Спал? А только что из подъезда Юлька вышла, что она здесь делала? Ты клялся мне, что между вами все кончено, ты мне слово давал, как ты мог?
- Да…  Тебе уже мерещится что ли? Не было здесь никого. Спал я! Спал! Я!
Анна забежала в комнату.
- А это что? Убрать забыл или не успел? – она схватила со стола пачку дамских сигарет, смяла и бросила  ему  в лицо.
Павел больно ухватил Анну за руку и заорал, как свирепый зверь:
- Никогда, слышишь, никогда так не делай!
Анна не чувствовала своей руки от боли и тщетно пыталась ее освободить.
Елена схватила Павла за рукав.
- Отпусти её, слышишь? О ребенке подумай, животное!
Анна в это время почувствовала резкую боль внизу живота и вскрикнула. От неожиданности Павел отпустил ее руку.
- Что случилось? - Елена под руку повела Анну к дивану. - Может, к нам пойдем?
- Нет, я не могу, больно… И, кажется, кровотечение... Звони в скорую...
Глава 2
- Женщина, в смотровую проходим, - от неожиданности Анна вздрогнула и на мгновение смутилась от того, что не могла понять, где находится.
Перед ней стоял доктор и вновь повторил:
- Пройдите в смотровую комнату.
После осмотра доктор сразу же позвал медсестру и выписал назначения.
- Постельный режим, - обратился он к Анне: - А сейчас под капельницу! Если ребенка сохранить хотите, никаких походов по коридору, только лежать!
Анна прошла в палату и, не снимая халата, легла.  По телу пронеслась приятная нега, как будто двести лет она не отдыхала. В палате все уже спали, медсестра пришла ставить Анне капельницу. Женщина на соседней кровати начала недовольно ворочаться и что-то ворчать. Анна закрыла глаза, картина недавней сцены крутилась, как калейдоскоп, не давая покоя. Анна пыталась освободиться от этих воспоминаний, от мыслей, которые перебивали одна другую и старались показать, что каждая из них имеет колоссальное значение.  Время промелькнуло незаметно. Капельницу убрали, и свет в палате погас. Попытки уснуть были тщетными, Анна так и не смогла уснуть до самого утра. А утром начался обычный больничный режим – анализы, осмотры, процедуры. Только к обеду суета закончилась. Анна хотела немного вздремнуть, но тут в палату вошла Елена.
- Привет! Ну как ты? Не спала, поди всю ночь, бледная какая-то ты.
- Да-а, поспать не удалось…
Никто не решался заговорить о вчерашнем, но немного выдержав  паузу, Елена  осторожно начала:
- Ань, ну как ты думаешь с ним дальше-то жить? Сколько будешь терпеть это все? Он издевается над тобой, а ты все прощаешь, все веришь его басням. Ты о детях подумай, если на себя наплевать, им какой пример? Вон, Женька постоянно к бабушке стремится уехать, лишь бы подальше от отца такого, а сейчас малыш родится, думаешь, скандалы постоянные ему на пользу будут?
- Ленка, ну а что мне делать, скажи? К маме с папой  в деревню ехать? Им самим не сладко живется, еще я явлюсь на шею, с детками…
- Ну, ты знаешь, к чему я. Алексей тебя ждет сколько лет. Да и сама ты его забыть не можешь, а Пашку своего оставить боишься. Не пропадет он без тебя, не переживай, вон не успеешь за дверь, как он уже находит чем заняться, - Елена встрепенулась и замолчала.
- Да не могу я Алексею жизнь ломать, найдет он себе другую, без детей, а у меня уже в жизни все свершено.
- Ага, помирать еще соберись. Тебе детей растить надо и думать о них, а не о себе плакаться и на судьбу жаловаться. В общем, слушай, не хотела я тебе говорить, но теперь уже можно. Ты когда с Женькой в прошлом месяце в больнице лежала, Юлька с Пашкой твоим, в твоей квартире жила, за день до вашего возвращения смылась. Я тебя расстраивать не хотела, но вчера ты сама убедилась - был кобель он, кобелем и будет!
- Вот гад!…  Ненавижу! Лен, он же на коленях ползал, клялся, что больше не видится с ней, умолял поверить, обещал все сделать, чтоб семью сохранить. Ну, вот что мне делать, а? Я и жить так больше не могу и менять что-то не умею.
- А давай мы завтра с Лёшкой к тебе приедем, а? Давай, ну, сохнет ведь мужик. Поговорите, пообщайтесь.  Ну,  просто поговорить с человеком ты же можешь?
- Просто поговорить могу, но не в больнице же. Да и получится ли… просто…  Представляешь, приходит свататься в больницу, как Лаврентич к Алевтине, помнишь?
Подруги взглянули друг на друга и рассмеялись…
- Ну ладно, Анечка, давай-ка выздоравливай, а я побегу, обед заканчивается уже, завтра с Алексеем и с Иваном приедем вечерком.

Глава 3
Анна проснулась от шума: в соседнюю палату привезли женщину в тяжелом состоянии, весь медперсонал был встревожен, медсестры бегали туда-сюда, затем женщину на каталке срочно повезли в операционную.
- Да когда же это все закончится? Поспать не дают… Никакого покоя, - возмутилась соседка по палате, нервно переворачиваясь на бок, но уже через пару минут захрапела как свисток футбольного арбитра.
Анна закрыла глаза и задумалась. Заснуть уже все равно не удастся. Она вспомнила, что Лена пообещала прийти вечером с Алексеем, и это ее слегка напрягало.
Алексей был другом Ивана, и до свадьбы они часто приходили к Елене вместе, ну  а так как Анна жила в одной комнате общежития вместе с Еленой, ей тоже приходилось находиться в этой компании. Она тогда была еще свободна, и Алексей хоть и испытывал к ней сильную симпатию, всеми силами пытался это скрыть, а тем более, заговорить всерьез о своих чувствах не решался. Он был как непреступная крепость. Серьезный, правильный, невозмутимый. Но в глубине души он надеялся, что на свадьбе у Ивана и Елены непременно откроется Анне, он даже уже купил кулон для этого случая. Надеялся, что свадебная атмосфера поможет ему немного раскрепоститься, а Анне принять его подарок.
Анна часто замечала на себе его невольно промелькнувший взгляд и, смущаясь, придумывала повод, чтобы уйти. Она выходила на улицу и бесцельно бродила часами, лишь бы только быть подальше от него. Ее сердце билось чаще, когда он находился неподалеку, она часто вспоминала о нем по ночам, но считала себя недостойной такого парня, да и он вел себя так, будто она ему совершенно безразлична. Он был высоким красивым молодым человеком, на которого заглядывались многие девушки, когда они с Иваном приходили к Лене в гости, поэтому Анна была уверена, что на нее он точно никогда не обратит внимания.
За несколько дней до свадьбы друзей, Анне нужно было срочно съездить к родителям в деревню. Она опоздала на рейсовый автобус, пришлось добираться своими силами, таксисты заявляли такие цены, что на самолете слетать было бы гораздо дешевле. Одна надежда оставалась на частников, но и их как назло не было рядом. Почти час Анна простояла возле автовокзала и вот, наконец-то, к стоянке подъехала бордовая Королла. Водитель вышел из машины и направился к людям, толпившимся возле входа.
- На Семилужки есть желающие?
Пожилая женщина выглянула из толпы.
- Почем с человека?
- Двести пятьдесят.
- Да мы уж лучше до утра тут подождем, езжай.
Анна поспешила к мужчине.
- А я согласна, мне срочно нужно уехать.
- Нет, одну не повезу, найди еще хотя бы двух людей.
- Ой, да где ж я их найду… А давайте, я за двоих заплачу, согласны?
Водитель оглядел Анну с ног до головы, почесал затылок, поглядел по сторонам, затем нехотя произнес:
- Поехали! Может, по пути еще кого подберем.
-  Анна быстро юркнула на заднее сидение автомобиля, опасаясь, чтобы мужчина не передумал.
Водитель обошел автомобиль, попинал по колесам, поправил зеркала, сел в автомобиль и уже через несколько минут они были в пути.
- Павел, - сразу же начал беседу мужчина.
- Анна, очень приятно!
- Анна, а зачем так срочно вам в деревню надо ехать?
- Родители у меня там ремонт затеяли, а клей обойный закончился. Вот… Везу… Да и помочь немного нужно.
- А еще помощники нужны? Я готов!
Анна смутилась от этих слов. Павел то и дело поглядывал на нее через зеркало заднего вида и не мог не обратить внимание на румянец, заливший ее щеки.
- Да не смущайтесь вы, я серьезно мог бы помочь, у меня опыт большой, я занимаюсь ремонтными работами уже давно, даже небольшую фирму организовал. А помощь профессионала еще никому не была никогда лишней, при том бескорыстная.
Анна не знала, как повести себя в этой нелепой ситуации, поэтому решила промолчать.
Павел больше не стал докучать разговорами, и дальше они ехали под звуки радио, которые иногда перебивал гул мотора.
Сорок минут пути показались для Анны целой вечностью, и вот, когда до места назначения осталось всего лишь полкилометра, машина остановилась.
- Приехали, - сказал Павел.
- Нет, мне немного дальше, - возразила Анна.
-  А дальше пешком, машина заглохла, обещал я помочь, а теперь помощь мне необходима. Трактор в деревне есть?
- Есть. У отца Беларус.
- Годится, ну идемте, буду молить о помощи, не хочется мне в чистом поле свой автомобиль бросать. Давайте ваши сумки, тяжелые ведь.
- Спасибо, я справлюсь.
Анна пошла впереди, но, сделав несколько шагов, ее нога подвернулась, и Анна вскрикнула от боли. Павел тут же оказался рядом, взял ее под руку.
- Идти, конечно же, не сможете?
- Попробую.
Анна попыталась сделать шаг, но боль сковала ногу в области лодыжки, и она, опираясь о руку Павла, опустилась на землю.
- Нет, не смогу, боль сильная, а идти еще далековато. Давайте сделаем так. Я скажу вам адрес родителей, вы дойдите до них, пусть отец приедет на тракторе. И вам поможет, и меня заберет.
- Ну нет, за кого вы меня принимаете? Бросить беззащитную девушку одну, на обочине, я так не могу. Павел взял сумки Анны, поставил в багажник автомобиля, затем вернулся, взял Анну на руки и зашагал.
- Пустите меня, Вы что делаете? Я Вас не просила. Отпустите немедленно!
Она пыталась вырваться из его рук, но Павел не собирался ее отпускать.
- Успокойтесь, милая Анна! Вы только что подвернули ногу. И вам требуется немедленная помощь, а оставь я вас здесь, нога может распухнуть так, что будет уже поздно оказывать первую помощь. Я сам помочь ничем тут не могу, но доставить вас до людей, среди которых, наверняка, найдутся знатоки, я считаю своим прямым долгом. Ничего личного!
Анна немного успокоилась, да и слечь из-за какого-то вывиха перед самой свадьбой любимой подруги было как раз некстати, потому возражать она больше не стала.
Во время пути Павел пару раз останавливался для небольшой передышки. Доставил Анну быстро и качественно.
Пока мать накладывала Анне компресс, отец завел трактор и буксировал машину Павла во двор.
- Ну вот, теперь давайте ужинать и Анютке обратно в кровать, - мать пригласила всех к столу.
- Павел, что с автомобилем, - поинтересовалась Анна.
- Пустяки, понадобится полчаса, и все исправлю, как новенький будет.
- Ну ты, Паш, не спеши, вон глянь, какая туча подползает. Сейчас ливень такой даст, что ничего ты сделать и не сможешь, да и дорогу размоет у реки, что сегодня точно не проехать. Так что ты оставайся у нас, на сеновале поночуешь, а с утра, спозаранку, и займешься своим автомобилем, а там и в путь-дорогу можно будет смелее выезжать, а сейчас риск.. под ливнем, - бодро предложил отец Ани.
- Да неудобно мне… Хотя, действительно, дождь начинается не шуточный, уж лучше подождать. А я как раз Ане обещал, что помогу вам с ремонтом, с нее-то сейчас помощник никакой, так я вам за гостеприимство отплачу.
Анна поблагодарила за ужин и ушла в комнату. Отец с Павлом принялись клеить обои. Мать помыла посуду и подсела к Ане на кровать.
- А он ничего себе…
- Мам, ты о чем вообще? Это таксист, ты что там себе навыдумывала?
- Таксист то таксист, только с машиной у него все в порядке, у отца ведь глаз «алмаз», сама знаешь, он сразу выявил, что Павел этот специально историю с поломкой выдумал, виды на тебя имеет, не иначе, так что… я тут ни при чем.
Анна заволновалась, и поднялась повыше, поправив подушку.
- Только этого еще мне не хватало…
- Ну а что, ты приглядись, он парень видный, вон и руки золотые, погляди, как управляется с обоями, мигом уже почти все готово. Ну что свет клином что ли на Алексее твоем сошелся, он на тебя не смотрит даже, а ты ждешь чего то…
- Мама, я не для этого с тобой делюсь самым сокровенным, лучше вообще тебе ничего не говорить…
Анна отвернулась к стене, и слезы покатились по щеке.
- Ну что ты, - мать погладила ее по спине. - Ну прости, ну не подумав ляпнула, не подумав. Просто красавица ты у меня, достойна, чтобы рядом был хороший человек, который и по дому все умеет и тебя любить будет…
- Разберемся. А сейчас я посплю, может утром легче станет, боль отпустит.
- Ну спи, утро вечера мудренее, - мать укрыла Анну покрывалом и вышла из комнаты.
Глава 4
Утро наступило незаметно. За окном орали петухи, пели птички, и Анне ненадолго показалось, что она вернулась в детство, когда просыпаться под пенье птиц было особенно приятно.  А сейчас для нее гораздо приятнее было бы подольше поспать. Она попробовала пошевелить ногой, боль была тупая и еле ощутимая.
«Да уж, придется еще день отлеживаться точно, а то так и на свадьбу не попаду, надо ж было так угораздить. Все из-за этого таксиста, зачем он только придумал эту поломку машины, что задумал, для чего»…
На кухне уже кипел самовар, отец всегда просыпался раньше всех и заваривал очень вкусный чай со свежими травами, запах которых расходился по всему дому, не оставляя равнодушными даже самых неисправимых засонь. Вот и сейчас Анна не смогла удержаться и потихоньку побрела на кухню.
Павел возился со своим автомобилем.
- Пап, а это правда, что машина Павла была в полной исправности?
- Правда, Анечка, правда. Не знаю, для чего он это все придумал, но факт есть факт, я в таких делах не ошибаюсь.
Павла пригласили на завтрак. Мать испекла блинов, достала вишневое варенье и мед.
- Ох, так вкусно я в жизни не завтракал, - с удовольствием сообщил Павел, - Спасибо всем за радушный прием, а мне пора и честь знать. Автомобиль починил, можно ехать! Анюта, я вас подвезу?
- Спасибо, я еще задержусь, боль не полностью прошла, нужно немного отдохнуть, а то на свадьбу к подруге пойти не удастся.
- Так, а я вам помогу, доставлю до самой кровати. Иначе, как вы завтра на автобусе хотите добираться? Мест сидячих может ведь не достаться, а стоять с больной ногой больше часа, в толпе, только хуже сделаете.
- Анют, а и вправду, поезжай, в автобусе болтаться, сама знаешь, сейчас сезон такой, народу много ездит, мест может и не быть сидячих, ну на самом деле, - вмешалась мать.
- Ну да, это так. Поеду! Ради свадьбы Ленкиной, не могу пропустить такое событие!
Всю дорогу Анна и Павел молчали. Пело радио, мелькали деревья и столбы. Анна успела немного подремать, время пролетело быстро.
- Ну вот мы и к городу подъезжаем. Вас куда подвезти?
- Московская, десять.
- Это общежитие Сибмотора?
- Да, оно самое.
- А вы, простите, на заводе работаете?
- Да, я экономист.
- Ого!
- Что - Ого?
- Да нет, так просто, неожиданно. Сейчас, быстро домчимся.
- Не нужно быстро, лучше по правилам.
- Так я и так, быстро по правилам.
Через несколько минут автомобиль уже остановился у входа в общежитие.
- Ну вот, как и обещал, провожу вас до самой кровати, - в зеркале Павел увидел реакцию Анны и смущенно продолжил, - до комнаты…
Опираясь о руку Павла, Анна открыла дверь своей комнаты. Лены там не было, но зато Иван и Алексей сидели за столом и пили чай.
- Спасибо вам большое, - повернулась Анна к Павлу, я очень вам признательна за помощь, до свидания!
- Да не за что, - ответил Павел, внимательно разглядывая молодых людей. - Выздоравливайте скорее!
Павел ушел.
- Это кто был? - спросил Иван.
- Таксист… частник… помог мне… я ногу вывихнула. А Лена где?
- Да за молоком побежала в буфет, сейчас уже вернется.
Лена тут же вошла.
-О! Анька приехала! Ура! А что с ногой? Что случилось?
- Вывих, ерунда, до свадьбы заживет… До твоей…
Подруги улыбнулись.
Аня села на свою кровать. Сегодня убежать от Алексея ей не удастся, а уходить ребята совсем не собирались.
- Ребят, мне нужно поспать, а то не заживет до свадьбы… - Анна покраснела.
- Все, поняли, не дураки, давай спи, выздоравливай, а то придется свадьбу отменять. Без тебя никакой свадьбы, - улыбнулся Иван.
Ребята ушли, а Лена пододвинула стул ближе к Ане.
- Ну что ты, Аня, я же вижу, что постоянно стараешься Лешку избежать. Ну, он что тебе дорогу перешел? Ань, ну ты почему так себя ведешь все время?
Аня села на кровати, закрыла лицо руками и расплакалась как ребенок.
- Ну вот, еще не легче, а это что значит? Давай, рассказывай, все без утайки, а то я со своими свадебными подготовками что-то, видимо, пропустила. Давай, как на духу…
- Да не могу я рядом с ним находиться, и без него не могу…. - Анна разрыдалась еще сильнее.
- Вот это да! А я ни сном, ни духом. Ань, ну ты знаешь, я, тогда как подруга твоя лучшая молчать не имею права. Я просто обязана тебе тогда сказать, иначе грош цена мне как подруге.
- Рассказывай, - Анна заволновалась.
- Ну… Ваня мне сказал, что Алексей влюблен. Он на нашей свадьбе хочет нас с ней познакомить. Так что, прости, подруга, за неутешительную весть, но ты должна об этом знать…
Аня вытерла лицо руками, свернулась калачиком, укрылась вместе с головой и замолчала.
- Ну ты не уходи в себя, Анют, поговори со мной. Ну не твой он, значит, человек… Бывает... Встретишь и ты своего принца, непременно встретишь…
Раздался неожиданный стук в дверь.
- Открыто, - крикнула Елена.
Дверь открыл высокий молодой человек, весьма привлекательной внешности с букетом алых роз.
- Вы к кому? – удивилась Елена.
- К Анне.
- Ань, это к тебе, - от удивления Лена попятилась к окну.
- Не хочу никого видеть, никого!
Павел протянул букет Елене, молча склонил голову, повернулся и вышел.
- Вот те два! Сегодня день сплошных новостей! Ань, это что еще за поклонник? Не хочешь рассказать?
- Это не поклонник, это таксист, подрабатывает частным извозом. Он меня в деревню возил, из-за него я и ногу подвернула. Свалился как снег на голову.
- А он вполне ничего, галантный, ухоженный, симпатичный вполне…
- Лен, ну перестань ты а? Итак тяжело, еще вы с мамой… Не нужен мне никто, совсем никто…
- А я бы на твоем месте присмотрелась к этому таксисту…
- А и присмотрюсь! Влюблен он значит… На свадьбе познакомит… А я… Может тоже… Познакомлю… На свадьбе…
Анна встала с кровати и прошла к умывальнику. Наскоро умылась и принялась что-то искать в косметичке.
- А вот я не буду страдать по нему… Я тоже… влюблюсь.. Я ему докажу, что не он один…
Аня не могла сдержать слезу, закрыла косметичку и вернулась обратно в кровать.
- Я сейчас, - Лена вышла за дверь и уже через пару минут вернулась со стаканчиком, густо пахнущим валерьяной.
- На-ка вот, выпей, поможет.
Аня выпила содержимое стаканчика и снова завернулась в одеяло. Вскоре она крепко уснула, продолжая всхлипывать во сне как младенец.
- Ну вот и хорошо, - Лена поправила одеяло, сползающее с кровати Ани и занялась своими делами.
Глава 5
Анна проспала до утра. Разбудил стук в дверь. Это снова был Павел. И снова с букетом алых роз. Лена открыла дверь и попросила подождать пару минут. Девушки переоделись.
- Войдите!
- Доброе утро всем! Анечка, как вы? Как нога?
- Лучше, гораздо лучше. Спасибо!
Анна хотела найти предлог, чтобы выдворить Павла как можно скорее, но тут же вспомнила слова Елены: «..он влюблен…», и идея улетучилась сама собой.
В комнате повисла неловкая тишина.
- Может… чаю?
-Нет, не надо чаю, - вмешалась Анна и тут же переключилась на Павла: - А расскажите о себе. И давайте на ТЫ.
- С удовольствием! – Павел не мог скрыть чувства радости от столь неожиданного поведения Ани. - Я, как уже говорил, имею собственную небольшую фирму: квартиры ремонтируем, офисы. Ребята у меня работают, на досуге подрабатываю в такси. Сына воспитываю один…
Анна заинтересованно заглянула ему в глаза:
- А где его мама? Погибла?
- Нет, мать отказалась от него еще в роддоме, написала отказ и уехала. Ну я его забрал домой, растил как мог, соседка, баба Клава помогала. Потом мать вернулась, прощения молила, но я такое не прощаю…
Анна прослезилась:
- Я всегда считала, что только в мелодрамах мать может от ребенка отказаться, а оказывается, там все из жизни берется…
- Да ничего, я не жалею, пацан у меня что надо! Мужиком растет! Скоро три года исполнится, - с гордостью пояснил Павел.
После нескольких минут молчания, Павел продолжил:
- А ты, тоже о себе расскажи что-нибудь.
Анна только сейчас заметила, что Лены в комнате нет. Она даже не обратила внимание, когда та успела уйти.
- А что я… Как и все, живу, работаю. И кроме подруги моей любимой рядом нет никого. Родители далеко, да и подруга сейчас замуж выйдет и разъедемся. Через месяц квартиры получим от завода и хоть будем жить в одном доме, у нее будет своя жизнь… семья… а я буду возвращаться с работы и коротать вечера в пустой квартире в одиночестве… Слезы снова блеснули у края глаз.
- А зачем в одиночестве? Выходи за меня замуж, если конечно, тебя ребенок чужой не пугает…
Анна от неожиданности приподнялась, глаза ее округлились, она не знала что сказать, но подумав недолго, ответила:
- Дети это ведь самое большое в жизни счастье, и совсем не бывает чужих детей. Если дети посланы в нашу жизнь, не важно, каким путем, то они и есть самые родные и желанные. Я очень люблю детей и была бы счастлива, если бы у меня появился сразу такой уже большой малыш… Но…
Она невольно улыбнулась, и глаза наполнились легким блеском.
- Ну а что тогда нам тянуть, давайте в один день с подругой свадьбу и сыграем.
- Как? – такого поворота событий Анна не ожидала и даже испугалась, но когда в памяти ожили слова Елены «на свадьбе он нас с ней познакомит», Анна не раздумывая ответила: - ДА! Только как же, заявление ведь за месяц в ЗАГС подают.
- У меня есть связи, все устрою. Поехали, выберем для тебя самое лучшее платье…
***
К ЗАГСУ подъехали одновременно. Павел смог сделать так, что регистрацию их брака назначили перед регистрацией  Елены и Ивана.
Когда подходили  к ЗАГСу, Анна заметила Алексея. Он нервно ходил взад-вперед, держа букет белых цветов под мышкой и разглядывая в руках какую-то вещицу. Он слегка улыбался.
- Наверное, ждет свою любимую, - подумала Анна и смело зашагала к дверям. В это время Алексей бросил взгляд в ее сторону, но видимо, не узнал и опустил глаза, но потом, будто опомнившись, снова посмотрел в ее сторону и выронил из рук коробочку, из которой выпал красивый кулончик.  Сверкая в ярких солнечных лучах, он покатился и упал сквозь щель ливневого люка.
Алексей подошел к Анне:
- Что это значит? Я пришел на свадьбу Лены и Ивана. Почему ты?.. Это кто?..
Он заметно нервничал, слова путались, и он кое как мог сдерживать захлестнувшие эмоции.
- А вот и Елена с Иваном, - Анна указала на стоявшую неподалеку машину, а это… это мой жених, я тоже сегодня замуж выхожу. Ты приглашен, вместе со своей любимой…
Анна пошла вперед, а Алексей недоуменно смотрел ей вслед, затем подошел к Елене с Иваном, вручил им букет и поспешно удалился. Иван бросился в след.
- Ты чего, какая муха тебя укусила? И где та таинственная незнакомка, с которой ты обещал познакомить нас сегодня?
- Вон она, с другим под венец пошла, - Алексей махнул в сторону Анны и резко повернувшись, поспешно пошел, ускоряя шаг.
Иван был в полном замешательстве. Подошла Елена.
- Что случилось?
- Алексей, как выяснилось, в  Аньку нашу влюблен…
- Нет… Этого не может быть… Что же я натворила…
Лена бросилась догонять Аню, но процедура регистрации брака уже началась.
Лена ворвалась в зал и подбежала к Анне, путаясь в подоле своего пышного платья.
- Ань, откажись от этого брака пока не поздно, откажись… Я дура… Я беду принесла… Я не знала… Алексей в тебя влюблен… он тебе признаться сегодня хотел… откажись, Ань, ты всю жизнь потом жалеть будешь…
Анна выронила обручальное кольцо, которое намеревалась надеть на палец Павла. Кольцо долго катилось, звеня, по мраморному полу, пока не закатилось в щель под плинтусом у порога. Анна испуганно посмотрела на Павла, но он склонился к ней и прошептал:
- Не слушай никого, мы будем счастливы, а кольцо… купим новое…
- Аня, очнись… Елена пыталась вывести ее из состояния оцепенения.
Но Анна ответила уверенно и четко:
- У меня уже семья. Муж и сын, и я никогда с этой минуты не смогу предать их… Слезы хлынули из ее глаз, и она пулей выскочила в фойе…
Глава 6
Тот день стал для Анны самым настоящим проклятием. Вот и сегодня, вспоминая этот день, она заново пережила эти моменты пытки, боли и досады. Единственным, о чем она никогда не сожалела, был сын. Она смогла полюбить его как родного, Женька тоже привязался к ней и любил даже больше чем собственного отца.
Вот так, в воспоминаниях,  незаметно подкрался вечер. Наступал тот самый момент, которого Аня ждала все эти годы и которого боялась больше всего на свете.
Елена зашла в палату одна.
- Ань, там всех не запускают. Выйди на пять минут, Ваня с Лешей в зале ожиданий сидят, посидим немного, ты уже, наверное, залежалась тут, пройтись немного не повредит.
Аня встала с кровати и пошла за Леной, взяв ее под руку. Увидев ее, Алексей встал и направился навстречу. Он подарил ей букет крупных розовых хризантем и нежно поцеловал в щеку. Аня вся была в ужасном напряжении. Она не могла промолвить ни слова. Руки трясло мелкой дрожью, ноги подкашивались. Она еще крепче ухватилась за Лену и, подойдя к ближайшему дивану, поспешно уселась. Она старалась скрыть свое волнение, но стоило ей это громадных усилий.
- Лен, давай за кофе сходим, - предложил Иван.
- Отличная идея! Мы скоро, - повернулась Лена к Анюте.
Алексей присел рядом, выдерживая небольшое расстояние.
Никто не решался заговорить первым. И все же, Алексей, набравшись сил, несмело начал:
- Анютка, мы оба знаем, что произошло, и почему. Никто ни в чем не виноват, и я бы никогда не решился об этом даже заговорить, если бы ты была счастлива в браке. Но всем известно, что это не так. И я готов ждать сколько угодно, только ты не говори сейчас «нет». Я виноват лишь в том, что не мог решиться сказать тебе о своих чувствах вовремя. Я не могу себя простить за это. Но не должны же мы век платить за свои ошибки. Еще не поздно все вернуть, начать сначала.
Сердце Ани замерло, ком подкатился к горлу, язык прилип, и казалось, что больше никогда она не сможет произнести ни слова. Но в тоже время она понимала, что этот разговор может быть первым и единственным, возможно, больше никогда Алексей не решится к нему вернуться. Она всеми силами постаралась активировать свой внутренний потенциал и выдавила из себя:
- Уже поздно… Леша, я не хочу ломать жизнь еще и тебе. Лучше я одна буду тянуть этот крест… А ты.. Ты хороший.. Ты достоин лучшего…
- Мне не нужно лучшего без тебя. Пойми, ты для меня всё, счастливым я смогу быть только с тобой. А если ты о детях, то я приму их обоих как родных, и стану самым лучшим отцом на свете…
- Павел никогда не отдаст мне Женьку, а я не смогу его оставить. Он мне верит, любит меня, я не смогу его предать.
- Ну Женька уже большой, суд обязательно учтет его согласие. Официально ты его мать, поэтому он сможет сам решать, с кем ему лучше остаться. Я уверен, он выберет тебя. Я найду самого лучшего адвоката, я все решу. Только ответь мне согласием.
Анну терзали сомнения, она понимала, что жить с Павлом это все равно, что ходить по лезвию ножа. В любой момент он может не рассчитать своего удара… и тогда дети рискуют остаться без матери. Но если Женьку забрать не удастся, он покалечит ему судьбу, а она, Анна, уже не представляет своей жизни без этого славного мальчика. Перед глазами промелькнули те моменты, когда Павел избивал ее после очередной своей измены, а Женька плакал и кричал:
- Не трогай маму!!!
Слезы снова навернулись на глаза. За все время, пока Аня лежала в больнице, он ни разу не навестил ее.
- Я согласна, если Женька останется со мной, я согласна уйти от Павла, - неуверенно пробормотала Анюта.
Алексей молча обнял ее за плечи.
- Я все для этого сделаю…
Теперь Алексей каждый день приезжал к Анне в больницу с букетами цветов, ставить которые было уже просто некуда, приходилось ставить в ряд на подоконнике.
И вот приближался долгожданный день выписки. Аня и Алексей договорились, что после выписки он заберет ее к себе, а потом и Женьку привезет от Аниных родителей.
Накануне перед выпиской Аню вызвали в зал ожиданий. Пришел Павел. В руках он держал огромный букет красных роз, а когда увидел Аню, встал на колени и так пошел к ней навстречу. Все  присутствующие не сводили с него глаз, а он уверенно приближался к Анне, не обращая внимания на пристальные взгляды посторонних. Аня остановилась.
- Что ты делаешь? Встань сейчас же. Не в цирке все-таки.
- Анечка, прости… Не встану, пока не простишь. Я не могу без тебя. Плохо мне… Ну прости… Последний раз… Я больше никогда… Все для тебя и детей буду делать, для вас одних буду жить… Вы ни в чем нуждаться не будете… Анечка…
- Который раз ты клянешься, Паша, и каждый раз ненадолго  хватает. Не могу я больше, понимаешь, не могу. Может быть, тебе уйти к Юльке навсегда,  ну раз не можешь ты никак с ней расстаться, я ведь не против, иди, если с ней тебе лучше, только Женьку оставь.
- Не выйдет, дорогая, если уж я к Юльке уйду, то и Женьку заберу…. Она его родная мать…
Анна не могла в это поверить. Она оттолкнула Павла и прошла к ближайшему креслу. Присев, схватилась за живот. Резкая боль опоясала низ живота, было сложно вдохнуть, не хватало воздуха. Она пыталась что-то сказать, но в глазах вдруг резко потемнело, она откинулась на спинку кресла, закрыв глаза. Павел бросился искать врача, подбежавшие люди били ее по щекам, поливали водой, но ничего не помогало.
Подбежали санитары и быстро переложив Аню на каталку, бегом повезли в реанимацию. Павел, не дождавшись результатов, ушел из больницы.
Глава 7
На следующий день Алексей приехал к назначенному времени на украшенном шарами автомобиле, с подарком. Это было кольцо. Но дежурная медсестра сообщила, что выписку Анны отменили. Она все еще находилась в реанимации. Ребенка спасти удалось, но задержаться ей здесь теперь придется надолго. Алексею удалось уговорить, чтобы его пропустили к Анюте.
Она лежала, бледная как известь, которой были выкрашены стены. Он слегка испугался.
Присел на стул, стоявший у кровати.
- Ну что случилось, родная? Что произошло? – он нежно провел рукой по ее волосам.
- Лешенька, не нужно больше тебе сюда приходить, ничего хорошего у нас с тобой не выйдет. Я знаешь… Я не могу… Я мужа своего люблю… Прости меня… если сможешь и не приходи больше, пожалуйста…
Аня отвернулась к стене, чтобы скрыть неумолимую слезу.
- Уходи… Она старалась сдержаться, чтобы не разрыдаться при нем.
- Уходи…
Алексей молча вышел из палаты. А Анна стала плакать навзрыд. Она скомкала в руках одеяло, стиснула зубы и рыдала, горько рыдала, уже не в силах сдерживать горечь тоски.
Прибежала медсестра.
- Ну вот, запустили его сюда на свою голову, ох и попадет теперь нам всем. Просят, умоляют, обещают, а мы потом спасай их женщин, - тараторила она, нервно затягивая жгут возле вены, - ну все, переставай истерику, ребенка побереги, ты же ему сейчас хуже то делаешь… сейчас, потерпи, сейчас, все иголку поставила, сейчас прокапаем лекарство, оно тебе поможет. Поспишь и все пройдет…
В реанимации Анюта провела семь дней, затем перевели в обычную палату, где пробыть ей предстояло теперь не меньше месяца.
Лена пришла как обычно в обед.
- Привет, роднулька, ну наконец-то, как же я соскучилась! В реанимацию никого не пускали, мы извелись все, пока дождались твоего «освобождения». Ну как ты? Взгляд такой потухший? Ну чего? Гони печали все подальше, надо малыша здорового родить, а остальное все потом решится. Правда же, ребеночек сейчас на первом месте… Да?
- Да, - Аня слегка улыбнулась. Мысли о детях ее всегда утешали и радовали.
- Ну вот, так то гораздо лучше… Улыбайся почаще, ладно?
Анна кивнула.
- Мама твоя приезжала, ее тоже не пустили в реанимацию. Переживает очень. Ну, ничего, позвоню сегодня, сообщу, что все в порядке.
- Бедные мои родители, сколько им приходится из-за меня переживать…
- Все будет хорошо… Все наладится, вот увидишь. Главное, роди хорошо, а там посмотрим!
- Лена, спасибо тебе, ты одна меня всегда поддерживаешь, силы предаешь, и Ване тоже спасибо. Если бы не вы, я бы давно уже зачахла с таким мужем…
Аня смахнула слезу…
Месяц тянулся довольно долго и мучительно. Мысли о том, что Юлька, мать Жени, которая бросила его, но Павел смог ее простить, не давала покоя. Аня не ревновала мужа, нет. Ревность бывает только там, где есть любовь. Но она очень боялась, что они лишат ее сына. О расставании  с Женькой Аня даже думать не могла.
В день выписки она хотела поехать к родителям, очень соскучилась по ним и по сыну, но Павел откуда то узнал, что Аню выписали и ждал ее на выходе из больнице. Он молча взял ее под руку и проводил до машины.  От него густо пахло спиртным, но Аня понимала, что ничего сейчас не сможет изменить. Павел часто управлял автомобилем в нетрезвом виде, переубеждать его было бесполезно, только хуже можно было сделать. Дома он усадил ее в кресло и спокойным голосом сказал:
- Теперь ты будешь жить так, как я скажу! Или ты подчиняешься мне, или я забираю сына!
Слезы наполнили глаза, но Аня побоялась поддаваться эмоциям, чтобы не навредить малышу. Она сделала глубокий вдох, затем резко выдохнула, и, приложив усилия, покорно прошептала:
- Хорошо…
- Ну вот и умница! – восторженно произнес Павел и погладил ее тыльной стороной ладони по лицу. Ненависть всколыхнулась в ее душе, но дать волю чувствам она не могла теперь себе позволить. На ней была ответственность за детей. Она понимала, что теперь ей придется жить  в аду, который даже в сравнение не пойдет с ее прошлой жизнью, но поделать с этим ничего не могла.
- Если кому то вякнешь, что тебе плохо живется, если станешь упрекать меня Юлькой, если хоть раз приду и дома не убрано или обед не готов, пеняй на себя. Больше нянчиться с тобой не буду, и слезики твои меня не разжалобят. Все, что скажу, выполняешь быстро и четко. А теперь встала и вперед на кухню, там посуды много накопилось, Юлька мыть посуду не умеет.
Аня не могла ничего возразить, хотя вся ее внутренность бунтовала и кричала: «не подчиняйся, беги подальше!», страх потерять сына был сильнее собственного эго…
Слезы больше не катились из глаз, но она чувствовала, как рыдает душа, как сжимается сердце, как нестерпимая боль отчаянья разрывает в клочья ее разум.
На кухне не было чистой посуды, все лежало в раковине, на полках, на полу. В некоторых тарелках лежали не докуренные сигареты… дамские…
Анна не могла поверить, что все это происходит с ней. Она надела перчатки и начала брезгливо очищать тарелки от остатков пищи и от окурков.
Ее переполняли смутные чувства – ненависть вперемешку с сожалением, отчаянье, переплетенное со стыдом, любовь, замененная предательством.
Когда порядок был наведен, Аня с трудом добралась до дивана. И только она прилегла, вернулся Павел с бутылкой коньяка. Он включил на всю громкость музыку и после пары выпитых рюмок начал тянуть Аню за руку:
- Вставай, пошли танцевать! Надо же отпраздновать твое возвращение!
- Паша, я устала очень, мне доктор прописал постельный режим, сам выписку прочти, если не веришь.
- А я прописал тебе танцы! Вставай, не ломайся!
-Анна покорно встала.
- Давай, танцуй, чего стоишь как истукан. Танцуй, я требую, повесели меня!
Этого Аня вынести уже не могла. Лютая ярость закипала в ней с той силой, когда самой становилось страшно того, что может сейчас случиться. Она стиснула зубы, в висках бешено пульсировало, в голову хлынула кровь, она чувствовала жар и уже не могла с собой совладать.
Зазвонил телефон Павла, он вышел в соседнюю комнату, а Аня изо всех сил бросилась к входной двери и босиком выскочила из квартиры, прихватив с собой ключи и захлопнув дверь.
Пока Павел опомнился и искал запасные ключи, она добежала до квартиры Лены и стала со всех сил стучать в дверь. Открыл Иван.
- Что, опять? Проходи, присядь скорее, сейчас водички принесу, давай проходи, не стой.
Аня тряслась как осиновый листик. Зубы нервно стучали о край стакана, она ничего не могла сказать. Иван принес плед и укрыл ее.
- Давай-ка, Ань, приляг, а то пугаешь ты меня своим состоянием. Ленки дома нет, еще рожать начнешь, что я с тобой делать буду.
Аня ничего не могла с собой поделать, озноб только усиливался, слова произнести она не могла. Иван нашел в шкафу флакончик валерьянки и накапал в стакан.
- Выпей, Анечка, выпей..
Затем накапал себе и залпом проглотил.
Раздался стук в дверь. Анна испуганно посмотрела на Ивана.
- Не бойся, я ему не открою.
Иван подошел к двери:
-Паш, иди, поспи, ну не доводи ты Аню, человеком побудь. Ну, твоего ж ребенка вынашивает, побереги ты ее хоть самую малость. Иди домой по-хорошему, пока в полицию не позвонил.
- Давай, звони, я Женьку сразу заберу, она его не увидит.
Аня выскочила из комнаты, запутавшись в пледе.
- Не говори ему ничего, Ванечка, не надо…
Стук прекратился, из подъезда доносились голоса. Павел разговаривал с кем-то. Послышались удаляющиеся шаги, и голоса затихли.
- Ну вот и славно! Давай поспи маленечко, а то досталось тебе опять. Анютка, мог бы чем помочь, помог бы, да не знаю, как… Жалко мне тебя, а поделать ничего не могу… Морду бить ему бесполезно, тебе только хуже сделать, слов он никаких не понимает, как воздействовать на таких людей, я не знаю.
Аня посмотрела на него пустым потухшим взглядом, похлопала по плечу и улеглась на край дивана. Уснула она не сразу, но проспала достаточно долго.
На город опустился вечер, звезды усыпали небо и пытались заглянуть во все окна. Молодая луна блистала нежным светом, и улицы уже почти опустели.
- А с ней все в порядке? - обратился к Лене Иван, столько времени спит, это не плохо?
- Нормально все, сон помогает ей со стрессом справиться, такое пережить, бедняжечка наша…
Глава 8
Анна проснулась поздним вечером и сразу вспомнила события минувшего дня. Она съежилась, обняв коленки руками, и уставилась в окно, будто стараясь отыскать на звездном небе хотя бы каплю утешения, но его не было. Аня чувствовала внутреннюю нескончаемую боль, от которой в голову приходили самые страшные мысли. Она понимала, что нельзя даже думать об этом, но мысли сами лезли в голову, сменяя одна на другую. Аня приложила руки к вискам и сжала изо всех сил.
В комнату вошла Елена.
- Проснулась? Как поспала? Тебе полегче?
Анна подняла опухшие от слез веки и не произнесла ни слова.
- Анют, пойдем, я тебя накормлю, весь день, наверное, не ела, заморишь так дитя.
- Я не хочу ничего.
- А надо! Давай-давай, - Лена помогла подруге подняться и повела ее на кухню.
Ела Анна нехотя, медленно перебирая содержимое тарелки, затем выпила стакан сока и поблагодарила Елену.
- Ну что, пойдем дальше спать? – тихо спросила Елена.
- Нет, мне домой надо, а то он там набедокурить может, если уснет с непотушенной сигаретой опять.
- Ну, тогда я тебя провожу.
Дверь не была заперта на ключ, но в квартире никого не оказалось.
Анна облегченно вздохнула:
- Как бы было хорошо, если бы он никогда сюда не вернулся.
Она прошлась по комнатам, и, убедившись, что мужа дома нет, проводила подругу до двери.
На следующий день Павел вернулся ближе к обеду. Аня только что приготовила обед и молча налила в тарелку борщ. Павел сел за стол, потирая руки от удовольствия.
- Борщик… давно ты его не готовила, а ведь твои борщи самые вкусные! Ань, а ты чего такая хмурая, - как ни в чем не бывало, поинтересовался Павел.
Аня бросила не него нервный взгляд.
- Паш, ты вот сейчас прикидываешься, или на самом деле ничего не помнишь?
- А что я должен помнить? А-а, ты из-за того, что я дома не ночевал, так я по делу ездил, у ребят на объекте проблемы возникли с поставкой материалов, пришлось решать вопрос.
- Я о вчерашнем, ты снова вел себя как животное, неужели ты ничего не помнишь, ну, сколько можно издеваться на до мной? За что ты так? Неужели я заслуживаю такого отношения к себе?
- Анечка, прости, ну знаешь ведь, что бывают такие загоны, я сам не знаю, что со мной происходит, как будто демон в меня вселяется. Думаешь, я рад такому, нет, не рад, а бороться с этим не в силах.
- Ну… может быть, сходим к психологу? Паша, я тебя просто боюсь. Ты ведь себя совсем не контролируешь в такие моменты.
- Ань, ну не начинай, ты же знаешь, от чего это случается. Ну, клянусь, больше никогда не буду пить эту дрянь, ты только поверь в меня…
Анна недоверчиво посмотрела на мужа. Эти клятвы она слышала уже десятки раз, слово в слово, каждый раз как заезженная пластинка. И если поначалу она верила ему, старалась поддержать, помочь справиться, то сейчас эти слова уже не согревали ее душу.
Анна собрала со стола посуду.
- А давай, я помою, а ты иди, отдохни, - вызвался Павел.
Аня не была удивлена, все продолжалось по обычному сценарию Ничего нового. Теперь он несколько дней, а может даже и месяцев,  будет таким примерным семьянином, пока в очередной раз не встретит друзей,  и не выпьет с ними, потом вернется домой с бутылкой коньяка и снова начнется ад… Она уже заранее боялась этого момента и каждый раз, когда он трезвым возвращался домой, был для нее настоящим праздником. Самое страшное было в такие моменты, если дома был сын. Женька итак ненавидел отца, хотя его он никогда не наказывал, но за то, как он относится к матери, Женька его простить не мог.
Прошло несколько месяцев. Приближалась дата родов, и Аня уже приготовила сумку для роддома. Павел все это время держался, принимая участие в покупках, помогал Ане по дому, и она почти поверила, что теперь так будет всегда, но настал злополучный день. С утра у Ани сердце было не на месте. Ком предчувствия какой-то беды сдавливал грудь. Павел не вернулся домой вовремя, и Аня поняла, что сегодня что-то случится. Дверь открылась нараспашку уже после одиннадцати. Павел ввалился квартиру, держа в руках бутылку коньяка.
Аня стояла у стены, дрожа от страха и холода, который сковал все ее хрупкое тело. Она поддерживала снизу живот и не могла пошевелиться. Глаза наполнились слезой, но плакать ей было нельзя, слезы сразу активировали Павла. Он с трудом снял ботинки, швырнув их по разным углам, и прошел в зал, держась за стены.
Аня продолжала стоять в коридоре. Она знала, что сейчас все начнется, и ничего не могла с этим поделать.
«Может быть, вовремя убежать», - мелькнуло у нее в голове. Она тихонько повернула ключ в дверном замке. Павел услышал звук и выскочил в коридор.
- А куда это мы собрались? Опять к друзьям своим? Не-е-т, быстро в комнату пошла!
Он схватил Анну за локоть и толкнул в комнату. Сядь и не рыпайся!
Анна съежилась, мелкая дрожь колотила все тело, страх словно парализовал ее движения. Она сидела молча неподвижно, как обреченный зверек перед хищником.
Павел выпил рюмку коньяка, следом вторую, потом пошел   на кухню и начал доставать из холодильника банки, швыряя их на пол.
- Еды нормальной в этом доме нет? Чего молчишь? Пожрать давай мне!
Анна продолжала неподвижно сидеть, она не могла шевелиться, хотя понимала, что с  ним лучше не спорить и сделать все, о чем он просит. Но ни руки, ни ноги ее не слушались. Павел подскочил к жене, и, схватив за подбородок, поднял вверх ее лицо:
- В глаза мне смотри, не поняла что ли… быстро.. встала и пошла мне ужин делать! Свежее и вкусное!
Анна была готова сделать все, лишь бы успокоить его, но тело отказывалось подчиняться разуму.
Разъяренный, Павел накинулся на нее, схватил за грудки, дернул резким движением и отшвырнул Аню на пол. Она свернулась калачом и обняла живот руками. Свирепея от ярости, он начал пинать ее по рукам, по ногам, по голове. И только при виде крови, он немного пришел в себя.
Склонившись над Аней, лежащей без сознания, он потряс  ее за плечо:
- Глаза открой, хватит притворяться, открыла глаза, кому сказал!
Он перевернул Аню на бок, и только сейчас понял, что она без сознания, позвонил в скорую и, оставив открытой дверь, уехал  к Юльке.
Глава 9
Приехала бригада реанимационной скорой помощи. Анну срочно доставили в больницу, пришлось делать кесарево сечение. Малыш родился здоровым, а Аню срочно перевезли в операционную – потребовалась операция руки. Затем ее перевели в реанимацию с сотрясением головного мозга.
В сознание Аня пришла через несколько дней. Рядом сидел Алексей. Он дежурил около нее все эти дни. Анна приоткрыла глаза и долго не могла понять, где она. Она с трудом разжала пересохшие губы и еле слышно спросила:
- Где я? - затем провела рукой по плоскому животу и взволнованно вскочила на кровати, - а где малыш, что с ним?
Алексей нежно уложил ее на подушку:
- Все хорошо, малыш в порядке, он в соседнем крыле, в роддоме, в детском отделении. Скоро его привезут  для кормления. А ты уже решила, как назовешь сына?
Аня ответила, не раздумывая:
- Алексей! Алёшка! Я хочу назвать его твоим именем.
В этот же день Анюту перевели в обычную палату. Елена привезла к ней Женьку. Мальчик забежал в палату, бросился к Ане на шею и крепко схватил ее в свои детские объятья.
- Мамочка, не оставляй меня больше одного, не уезжай, мне без тебя так плохо, я так скучал… слезы ручейком катились по его щекам.
Аня обняла сына, и с трудом сдерживая слезы, сглатывая подкативший ком, ответила нежным любящим голосом:
- Никогда… Мы скоро с братиком домой приедем…
Лена взяла Женьку за руку:
- Жень, а пойди-ка с дядей Лёшей в буфет, мороженое покушаете, сок попьете…
Алексей увел мальчика, а Лена, пододвинув стул поближе к Аниной кровати, слегка склонилась, но ничего не могла сказать. По ее глазам было видно, что предстоит какой-то важный разговор.
- Лен, не томи, ну вижу ведь, что ты сказать мне что-то хочешь, я выдержу, я сильная. Что опять Пашка Юльку в дом приводил?.. Хуже? Пожар устроил? Ленка, не молчи…
- Нет больше Пашки… Убили его…
Аня слегка приподнялась, и в ее глазах мелькнула еле уловимая искра, толи это было чувство радости, толи удовлетворения, толи неведомой грусти. Трудно было понять по глазам, что чувствовала Аня в тот момент. Она закрыла лицо руками и посидела так пару минут, затем повернулась к Лене и сказала с ноткой сожаления:
- Я должна сейчас плакать от горя, но не могу. Мне очень жаль, конечно, очень жаль, ведь человек… Но перед глазами до сих пор стоит момент, как он пинал меня, как унижал, как издевался…
- В тот день, когда тебя в больницу увезли, он поехал к Юльке, а она с мужиком была, завязалась пьяная драка, и кавалер ее убил и Пашку и ее саму. Вот такая история приключилась. Никого еще пьянки-гулянки до хорошего не доводили.
- Да, неожиданно… И почему то очень горько…
- Ну, не переживай, Анютка, не стоит он того, получил, чего так долго искал… А ты не вздумай даже расстраиваться, а то молоко перегорит. А Лёшке твоему сейчас питание хорошее нужно, вон какого богатыря родила… - Лена на минутку покраснела и смутилась.
- Ле-ен, ты чего? Что случилось, ты изменилась в лице, что за загадочность? Еще новости есть?
Лена кивнула:
- Ага, мы с Ваней тоже скоро родителями станет… Ты же знаешь, сколько лет мы ждали этого момента.
- Ленка, как же я рада! Вот это новость так новость! Поздравляю, родная, поздравляю от всей души!
Аня обняла подругу, уткнулась ей в плечо и разрыдалась. Смешанные чувства радости и печали стали причиной этих слез.
***
В день выписки возле роддома ждали все – родители, Женька, брат с семьей и друзья. Сначала вышла Анна, следом санитарка вынесла малыша.
- Папаша кто? Вопросительно взглянула она на встречающих. Алексей несмело сделал шаг вперед, затем уверенно произнес:
- Я! - И осторожно принял малыша на руки…
Из роддома поехали к Алексею. В квартире все было приготовлено для встречи новой семьи, для начала новой жизни.
Мама Ани,  Лена и супруга брата начали собирать на стол, старших детей усадили смотреть телевизор, мужчины занялись малышом, а Аня прошла в спальню, прилегла на кровать  и уснула младенческим сном.
Впервые за много лет она почувствовала покой и уют,  тепло семейного очага, настоящую заботу любимого человека и уверенность в завтрашнем дне…


Рецензии