Штрихи к портрету

или "Спасибо, Учитель!"



Улыбку его называли «гагаринской», и фотография, где он стоит рядом с первым космонавтом, подтверждает это.
Снимок сделан на съезде комсомола: их места в президиуме были рядом.
 
Они и роста были одинакового, и возраст отличался лишь на год, и обаяние человеческое в сочетании с душевной щедростью и сильным характером - делали этих людей похожими.
 
После съезда, будучи первым секретарём обкома Комсомола Татарии, Беляев пригласит Юрия Алексеевича в Казань на открытие международного лагеря «Волга».
 
Гагарин прибудет на катере, но, подъезжая к лагерю, спрыгнет в воду и до берега доберётся вплавь.
Катер подойдёт к причалу, а гостя там не обнаружат.
В этот момент Гагарин выйдет из воды на пляже, где будут загорать и играть в волейбол  лучшие представители молодёжи нашей страны и Японии.
 
Только представьте себя в числе тех людей на пляже.

Выходит из воды парень, ничем не отличающийся от других : невысокого роста, атлетического сложения в плавках, смахивает рукой капли воды с коротко остриженных волос, улыбается, встретившись с вами глазами, и тут вы понимаете, что это – ГАГАРИН!

Никакой охраны, телохранителей. Тогда и слов-то таких не было.

Переполох был нешуточный.
 
Этот эпизод  намного ярче рассказывал сам Раис Киямович Беляев, изображая восторг и удивление тех парней и девчат на пляже.
 
Они и шутили похоже.
Не любили официоза и шумихи.
Ценили искренность и  щедрость, верны были долгу, и думали «прежде о Родине, а потом о себе».
Как их учили.
 
Сегодня Раису Киямовичу Беляеву исполнилось бы 82 года.
Но он навсегда остался 61-летним.
 
Вот и я уже стала старше его.
Работать с таким человеком - это удача, выпавшая на мою долю только раз.
Руководителя, равного ему по своим человеческим качествам,  мне встретить больше не довелось.

Раис Киямович  Беляев – первый секретарь горкома  КПСС  города Набережные Челны  с 1969 по 1987 год - был для меня УЧИТЕЛЕМ.
 
Таким, который не читает нотаций, не учит жить, не пытается переделать тебя, а неспешно-доверительно  рассказывает   в совсем (как тебе кажется) неподходящий момент о своей семье, детстве, юности, мечтах и идеалах, сомнениях и  ошибках. 
А ты сидишь на совещании и думаешь: «Ну, зачем перед всеми  душу-то так раскрывать?!»

И только значительно позднее понимаешь «зачем», но уже некому сказать за те уроки «СПАСИБО!»

Услышав о том, что собираются писать книгу о РК (так мы в горкоме называли его за глаза), я подумала, что очень сложно  выбрать  самое важное, особенно о таком  ярком  человеке... 
Не случилось мне тогда встретиться с авторами будущей книги.
 
Спасибо Петру и Татьяне Дроновым, которые  сумели собрать воедино такие разные воспоминания о романтике и философе, организаторе, друге, руководителе, сыне, муже, отце и дедушке. *

Спасибо всем тем, кто этими воспоминаниями поделился. 
Многое вспомнилось,  узнала что-то новое, а главное  поняла: уроки доброты Раиса Киямовича  запомнила не одна я. 
Нас  много – и это радует.

Несколько раз пыталась  написать свои воспоминания, и всегда не знала: с чего начать… .
На ум приходят какие-то мелочи, пустяки, но может быть это и есть штрихи к портрету?...
Ведь главное в книге рассказали.



***
Каждую весну первый букет черемухи нам в отдел приносил
Раис Киямович.         
*
Он очень нежно относился к своей маме, а поскольку семья была многодетная, и после него в семье родились еще девять детей, то он все детство видел маму беременной и кормящей. «Самая красивая женщина – это беременная женщина», -  говорил  он. И голос  становился   таким  тёплым и нежным, каким  вспоминают свою маму.

***
 Рассказывая о своём отце, директоре сельской школы , он всегда вспоминал посаженный им сад. «Места в саду много... Отец  посадил  там и берёзку, и ёлочку, и липу, и  иву. Соседи удивлялись, а он гордился своим садом...
Жизнь – миг: не успеешь оглянуться – уже пройдет... Почему я всегда куда-то торопился, ведь он так любил посидеть со мной в саду?!»

***
Как-то он сказал, что настоящую красоту человека можно увидеть только в старости. «Вот я представляю, какая  Надежда Сергеевна будет старушка: такая тихая, чистенькая, добрая  и  модная».

***
Раис Киямович говорил  по-русски с заметным татарским акцентом, а писал   абсолютно грамотно.

***
Однажды в горком приехал инструктор Общего отдела ЦК партии на предмет проверки работы с документами. Оставили его в отдельном кабинете. Через какое-то время заглядываю  в дверь, он сидит и смеётся: «Я таких резолюций ни разу в жизни не читал. Все так  одинаково скучно пишут».  И записал себе некоторые в блокнот, заставив и меня их запомнить.  Ну, например: «Нашли топор под лавкой!», «Разберитесь, с кем мы вообще дело имеем?!», «Пятикопеечный вопрос! Неужели горком ещё и этим должен заниматься?!»
 
***
Приезжая из отпуска,  он привозил сувениры  девчонкам из приемной, машбюро, уборщицам. Одна из них – Мария Афанасьевна – ежегодно на день рождения дарила ему шерстяные носки собственной вязки.
 
***
После отпуска, он всегда всех спрашивал, втягивая живот: «Я похудел?»  И все, улыбаясь, говорили: «Конечно!»

***
В горкоме был список  людей, которых Раис Киямович  поздравлял с каждым праздником, и этот список постоянно разрастался. Текст поздравлений  набирался в типографии, но в каждом поздравлении он что-то прибавлял от себя. Когда семья Беляевых переехали в Казань, то я тоже стала получать такие поздравления, которые до сих пор храню.

***
Передо мной фотография на память со всеми работниками  аппарата горкома: водители, технички, машинистки, секретари, зав. отделами – все здесь.   Мы стоим  на ступеньках  у входа в здание, окружив РК. Его переводят  в обком.  Внизу  большой фотографии, на белых полях его рукой написано: «Каждый день, каждый час каждый из вас дорог мне. Буду помнить всю жизнь».  И подпись. 
Это - правда: он каждого из нас помнил всю жизнь.

***
В фойе здания горкома находились аптечный киоск и милицейский пост, которые располагались напротив друг друга. Милиционер Иван – молодой  человек интеллигентного  вида - сидел за трибуной и, когда кто-то входил в здание горкома, он, отложив в сторону очередной детектив, вставал по стойке «смирно».   Как-то в воскресенье,  в день своего дежурства в приёмной я пришла в горком с четырехлетним сыном. Поздоровавшись с Иваном, я говорю Сашке: «Видишь, как  здесь все строго?  Будешь себя неправильно вести – милиционер сразу заберет».  Сын притих.  Поднимаемся на второй этаж в приемную. Дверь в кабинет первого секретаря  закрыта. Я спрашиваю инструктора, которого должна сменить: «Шеф на месте?» - «С утра здесь». Пауза. И сын задает вопрос, который потом не раз повторял Раис Киямович: «А кто главней: шеф или милиционер?»

***
 Я хорошо помню свадьбу старшего сына Раиса Киямовича - Айрата. Она проходила в  квартире на ул. Маяковского. Это был тот самый  сложный период, когда  оклеветанный  Раис Киямович  был в опале. На свадьбу  съехались самые близкие родственники. Из друзей были только горкомовский  водитель Камиль - земляк Раиса Киямовича и я с мужем.  Раис Киямович  взял на себя роль тамады. Поскольку большинство гостей говорили на татарском языке, (понимая по-русски), то он стал нам – двоим -  всё переводить. И делал это  так искусно,  что гости  над его переводом всех тостов и комментариев смеялись громче, чем над оригиналом.А пошутить умели все. Перевод, естественно, был авторизованным. Более весёлой свадьбы я не видела.



***
В День Победы – 9Мая 1996года ко мне в гости пришла подруга,      
которую можно охарактеризовать как наивно-восторженную учительницу, героиню многих анекдотов. Вдруг, совершенно неожиданно - звонок в дверь – и на пороге стоит улыбающийся Раис Киямович.  Он сразу проходит на кухню, где мы трапезничали, и ставит на стол бутылку водки. (Он явно шёл не к нам.)  На мой недоуменный взгляд он решительно произносит: «В такой день – это святое!».  Моя подруга, глядя на него с восхищением  и пониманием, и, проникаясь важностью момента, так подобострастно спрашивает: «А вы воевали?»  Следует пауза. Во взгляде Раиса Киямовича отразилось столько разных чувств… «Кто? Я?» - переспрашивает он, словно на что-то надеясь, и потом так безнадёжно и решительно - «Воевал!»  (он родился в 1935году)

***

После лживых наветов на Беляева одного бездарного лизоблюда в Социалистической Индустрии, я написала письмо главному редактору этого издания, в котором  пыталась объяснить, что автор статьи - что угодно, только не журналист. Просила опубликовать своё письмо с аргументами.  Но статья была заказная. Поэтому  от главного редактора   я получила отписку.

Потом были коллективные письма в ЦК. 
И случилось так, что с предложением подписать эти письма я обратилась к двум  работникам горкома, которые под разными предлогами отказались.
К другим я уже не пошла.
Многие тогда, ухватившись обеими руками за мягкое служебное кресло, "забыли" дорогу в гостеприимный дом Беляевых.
Герой Булгакова прав:"Трусость - самый страшный человеческий порок"
 
После реабилитации  Раиса Киямовича они опять "задружили" с ним,  и он  их всех простил, и говорил, и шутил, как прежде, а мне не удавалось. Даже в сторону их смотреть не могла.
Тогда Раис Киямович говорил:"Люда, будь выше!"
И я стараюсь.
 
И благодарю судьбу за встречу с таким интересным человеком – УЧИТЕЛЕМ.



Беляев Раис Киямович  умер 25 июля 1996 года на своём рабочем месте – в кабинете ректора Академии Культуры г. Казани.
В городе Набережные Челны ему установлен памятник и есть проспект Раиса Беляева.



 


*Татьяна Дронова, Пётр Дронов  «Он любил, когда шумят берёзы» .
 Издательство «Московский писатель» 2007 год.
      


Рецензии
Прекрасные штрихи к портрету замечательного человека. Я такие называл "осколками памяти". Вам повезло с Учителем, Людмила!

Михаил Бортников   05.04.2018 15:24     Заявить о нарушении
Спасибо, Михаил!
Да, мне повезло встретить такого Учителя.
С уважением,
ЛВ

Людмила Вятская   05.04.2018 16:49   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.