Фрагмент 1 повести Осень

Черти понесли нас в Большой.
- Эндрю, скажи честно - у тебя в машине есть подслушивающие устройства? - неожиданно спросил Ник, когда я притормозил перед круговым движением.
- А что, надо выключить? - по-деловому поинтересовался я.
-  Правильно всё-таки нас инструктировали перед поездкой - русским нельзя верить!
Он извлёк из бокового кармана пиджака маленький, со спичечную коробку, прибор и щёлкнул кнопкой. Тот сразу по-комариному запищал и замигал маленьким зелёненьким светодиодиком.
- Ну что, не нашёл? - озабоченно спросил я.
- Нет, всё чисто, - облегчённо вздохнул Ник.
- Это потому, что было не заряжено!  - абсолютно серьёзно проговорил я.
Ник засопел, но промолчал.
- Так пусть пишет? - на этот раз я спросил со смехом и включил радио.
- Подожди! - Ник снова щёлкнул кнопкой на приборе и ещё раз просканировал пространство.
- Ну что? Не получается? Слабовата ещё ваша техника супротив нашей! - с удовольствием констатирова я.
- Эндрю! - Ник огляделся. - У тебя всё шуточки! А между тем у меня есть для тебя важная информация.
- Бухти, - сказал я и перестроился в левый ряд.
- Бух? - прошипел Ник. - Ты опять говоришь загадками?
- Излагай! - хохотнул я.
- Нет, давай на улице, - Ник отчего-то дал задний ход.
Честно говоря, я не придал значения его словам. Ну что интересного мог поведать мне этот юный цэрэушник? Так, какую-нибудь мелочь ни о чём. Он у себя в околотке наверняка допущен разве что кофе своим начальникам разносить.
Однако я ошибся...
Едва мы припарковались слева от Большого театра [1] и вышли из машины, как Ник, приблизившись ко мне, прошептал:

________________________
[1] Да-да! В то славное время мэром Москвы С.С.Собянин ещё не был, и штрафы за всё и вся пока никто ввести не додумался. Поэтому совершенно бесплатно и главное безнаказанно можно было припарковаться в центре Москвы где угодно.

- Эндрю! Наши ищут у вас какие-то чертежи и техническую информацию на ваше новое секретное оружие. Я точно не знаю, что это - ракета или мобильный стартовый модуль, но цель нашего приезда - именно это изделие. И ещё я знаю, что пока ничего не нашли. Именно поэтому нам разрешили задержаться ещё на месяц. Но это - тайна. Не выдавай меня!
Я отшутился и сделал вид, что его информация мне совершенно не интересна.
Честно говоря, всё это произвело на меня довольно странное впечатление. Может - спланированная операция? Про документацию я кое-что слышал, однако как и все на заводе - на уровне слухов. Якобы при вскрытии сейфа в кабинете первого заместителя генерального конструктора в нём нашли какую-то фигню, что повергло генерального просто в шок! Американы сделали вид, что это их не касается, однако же острый взгляд присутствовавшего при этом беспределе майора сразу определил - что-то здесь не так. Они явно ожидали чего-то другого!
А через пару дней по заводу поползли слухи - утверждали, что первый зам, перед своим увольнением, передал какие-то документы американам. Его якобы видели на станции  метро "Войковская" - он там встречался с кем-то из этой шатии-братии...
Но опять-таки, зачем Ник всё это мне рассказал? Ему-то это за каким?.. Проявились русские гены? Это вряд ли. Надеяться на это глупо, тем более мне, "старому, опытному кэгэбешному волчаре".
Конечно же, в действительности никаким кэгэбешником я не был. Однако "Семнадцать мгновений весны" смотрел много раз и прекрасно понимал: то, что закинул мне Ник, запросто могло быть наживкой и началом крупной игры. И в самую последнюю очередь я даже не предполагал, а так, оставлял слабенький вариант на то, что он рассказал мне всё это по душевной доброте. Хотя ждать от американа душевной доброты может только полный идиот. А я таковым не являлся.
Ладно, информацию, что называется, принял. Надо будет с ней переспать...
...Опера оказалась "Псковитянкой", на редкость нудной, длинной и в принципе - ни о чём. Но Нику, слава богу, понравилось.

*    *    *

Полученными от Ника данными я на следующий день поделился с майором. Тот как всегда выслушал, точнее принял информацию. Молча, с пуленепробиваемым лицом. Вообще, разговор у нас получился какой-то мутный, без уверенности в светлом завтра.
- Ты чего застыл? - возмутился я. - Что было в сейфе? Ты же тогда присутствовал при всей этой вакханалии.
- Врёт твой Ник! Всё уже, похоже, давно в Америке. Разбираются небось вовсю с нашей документацией. А мы - как всегда в глубокой жопе. Так-то, друг мой неаттестованный! А в сейфе - ничего интересного. Всё выгребли до нас. На тот момент -  початая бутылка коньяка,  два стакана, надкушенная шоколадка Алёнка и засохшее яблоко. Вот, собственно, и весь "улов". Да, и ещё какие-то бумаги - с десяток газет, в основном "Московский комсомолец" и таблицы выигрышей забегов на московском ипподроме. А! И нож, наш, фирменный. Больше - ничего.
Ну, нож - это понятно... На нашу «фабрику» подшипники поставлял Первый ГПЗ. Их изделия, надо сказать, всегда отличались отменным качеством. Однако иногда при чрезмерно тяжёлых испытаниях (в специальных камерах в условиях шестидесятиградусного мороза или наоборот в жуткую жару) подшипники лопались. Работяги осколки не выбрасывали, а тщательно их собирали и, переплавив, перековывали орала на мечи - делали из них «вечные» ножи. Вот такая «выкидушка» и нашлась в сейфе первого зама.
- И кто по-твоему мог обчистить сейф?
- Всё указывает на Рому, первого зама, - одними губами прошелестел  майор. - Больше некому. Там такая защита - голову сломишь! А ключи и коды были только у него. Да и вся документация обычно хранилась в этом сейфе. А стало быть всё чёрное дело - его рук. Это я виноват - прошляпил предателя!
- Так что ж вы его не арестуете? Он вроде как дома сидит.
- Если точнее - то в деревне. После больницы ему прописали сельскую  местность. Пока он пребывал в реанимации в его московской квартире произвели обыск - но, похоже, опоздали. Кто-то побывал там раньше нас. А арестовать его - во-первых, он на ладан дышит, ещё помрёт чего доброго, а нас потом за Можай загонят. А во-вторых, у меня на это нет полномочий. Я теперь вроде пешки. И проснуться ферзём мне уже вряд ли светит [1]. Наверху, похоже, всё схвачено, все путы оттуда.

_________________________
[1] - Майор применил каламбур. «Спать ложимся вроде пешки - просыпаемся ферзём» фраза из песни В.С. Высоцкого "Честь шахматной короны".

Некоторое время мы молчали.
- Да, вот попали, так попали, - наконец-то проговорил я. - Конкретней некуда... Но, вообще-то, как-то не очень верится. Он всё-таки герой соцтруда, госпремии, ордена-медали, туда-сюда... И ваши его вдоль и поперёк проверяли.
- Проверяли! А что толку? Люди меняются. А потом, чужая душа - потёмки!
- Я всё равно не верю...
- Ну, мы тут с тобой не ромашку обрываем - "веришь-неверишь", "любишь - не любишь". Может он, конечно, мягкий и пушистый! Но, документации в сейфе нет! И это - факт! Хотя, тебе видней - ты ж с ним работал.
- Да где там! - я махнул рукой. - Разве что руководящие указания получал. Это ты вхож во все щели, а у меня допуска в сектор "Д" никогда не было. Только к себе и в цеха.
- Ну, передо мной другие задачи стояли, - глухо отозвался майор.
- Да ладно тебе - "стояли"! Может наши ещё одумаются. Опохмелятся и возьмут голову в руки.
- Одумаются-опохмелятся! Это - может быть лет через десять, когда и своровать тут уже будет нечего. А пока уверенно идём ко дну. Прав мой сосед, когда говорит, что сегодняшнее дно даёт ему полную уверенность в завтрашнем дне...
- Что-то уж совсем грустно. А ты такие разговоры разве не должен пресекать?
- Когда они единичны - да! А когда хор, да такой большой как сейчас - как бы меня самого не пресекли... Мне вот интересно, что теперь будет со страной, со всеми нами?
- Ну, я-то хоть математику в школе могу преподавать. А ты - куда ты-то со своим профессионализмом?
- Не знаю. Будем думать... Смутное время не вечно.
- Эх, твои слова да богу в уши...
Разговор с майором ни оптимизма, ни ясности не добавил. Разве что настроение испортилось в хлам - ну как так можно: взять и всё выдать потенциальному врагу? И ещё этот Ник - тоже мне, нашёлся сочувствующий нашему горю...
Вообще, такого разворота со стороны Ника я, честно говоря, никак не ожидал. Вот чего угодно, но чтобы этот пионер-цэрэушник вдруг переметнулся на нашу сторону. Какой ему в этом резон? Завербовать меня? Во-первых, бесполезно, а во-вторых - какой смысл? Если мы переходим на выпуск вечных кастрюль - торговать секретами их изготовления? Или он просто молодой и наивный? Решил хорошенько, с погружением побродить по нашим тропам? Да-ну, глупость какая-то!
Верил ли я в наивность Ника? Нет, конечно! Я хоть и не учился на разведчика, но нотации "дедушки Ленина" вбили в меня уверенность, что все капиталисты - наши злейшие враги и поэтому верить можно только себе. Ну и ему, "дедушке Ленину", и то, не чаще раза в неделю, лучше сразу по понедельникам. Отверил своё и всю неделю с чистой совестью...


*    *    *


Рецензии
Видать, думал, что кинутся перепрятывать, а тут их на горячем и поймают. Черт их цэрэушников разберешь, где правду говорят, а где деза льется ароматным потоком - ничего святого. Но молодец первый зам. - вовремя понял, куда все катится и сделал правильный выбор. Таких нынче не делают, блин!

Сергей Шангин   12.01.2018 18:43     Заявить о нарушении
Сергей!
А ведь как просто угадить человека!
И работал он, видно, не за госпремии.
Тут ты прав, теперь это - редкость.

С уважением, Jerry.

Джерри Ли   12.01.2018 19:38   Заявить о нарушении