скажи спасибо, что живой...

                   «СКАЖИ СПАСИБО, ЧТО ЖИВОЙ…»
                                 Эссе
               «Кто подобен зверю, и кто может сразиться с ним?»
                                     Откровение  Иоанна. Гл. 13:4

      
      Эта фраза  неоднократно  звучала  и продолжает  повторяться  в течение всей жизни   почти всех рядовых, «простых» наших  сограждан – вчерашних  хомо  советикус и нынешних советско-буржуазных россиян. Когда  в любой интонации слышишь эту фразу, сразу вспоминается душераздирающая песня о той счастливой  русской  матери-солдатке, которой  в конце войны  очень  даже  повезло – «все три сына возратилися в село». Вернулись к матери  с войны три сына  совершенно невредимыми, но  с сединой белее снега, ибо было в их  жизни такое,  отчего  можно  поседеть в одну  ночь. Но всё в этом мире проходит, и о чём, казалось бы, ещё горевать?  Вернулись молодые воины  домой не инвалидами, не калеками,  «руки целы, ноги целы – что ещё?» В самом деле, что ещё нужно работнику и кормильцу, колхознику-скотнику  и хлеборобу? Скажи спасибо, что ещё  живой!
     Я сам  за свою долгую жизнь  эту фразу  слышал неоднократно, когда всякий  раз  выходил с большими потерями для себя из очередной, смертельно опасной ситуации, в которой, кроме меня,  оказывались в нашей стране  десятки тысяч и даже миллионы рядовых людей. Эту фразу я слышал  с раннего своего  послевоенного  детства, ею утешали инвалидов  войны и труда, выпущенных  на свободу по   амнистии Лаврентия Берии,   полуживых  узников ГУЛАГА. Этой фразой сегодня утешают ветеранов  Афганской войны, двух последних чеченских войн, жертв  террористических акций и нескончаемых, губительных социально-экономических реформ  последнего  времени.  Кому нам было говорить «спасибо»  в этой безбожной, угрюмой стране Савелия Дикого? Говорить «спасибо» самому Господу Богу? Это было тогда  как-то не по-советски, не в духе времени и морального кодекса строителя коммунизма. Говорить  «спасибо» партийному начальству и главе страны, всю жизнь клясться в беззаветной любви к  нашей советской  Отчизне? Это как-то не по-божьи   и не по-человечьи, не по-людски.
      В  словах  «Скажи спасибо, что живой», кроме утешения, звучит ещё некий   упрёк за «чёрную  неблагодарность»  спасшейся  жертвы насилия (мол-де, могло быть и хуже, могли бы поставить к стенке и шлёпнуть).  В ней  слышится и  скрытая угроза со стороны вершителей жизни и смерти  в адрес тех, кто  «чудом»  избежал гибели  и ужасов застенка (смотри, в другой раз живым от нас не уйдёшь!). И,  наконец, в  ней звучит, циничная и  подлая  издёвка  палачей и душегубов над своими, оставшимися доживать свой скорбный век   беззащитными  жертвами. Этой глумливой  и подлой фразой утешали большевики  изнасилованных в Петроградской ЧК и   потом  отпущенных домой    жен и сестер арестованных  царских офицеров. (Зинаида Гиппиус, Алексей Смирнов)
      Этой фразой видные партийцы  «успокаивали» высылаемых из России в 1922 году русских интеллигентов. Этой фразой лицемерно    утешали потерявшую в чекистских застенках ребёнка  советскую  мученицу и святую, «блокадную  Музу» -  Ольгу Берггольц её  коллеги по перу, доносившие  на неё в НКВД: «Скажи спасибо, что живая!». А она не знала – то ли благодарить за этот «дар бесценный» кого-то лично (например, Александра Фадеева), то ли проклинать своих мучителей  день и ночь  всех поимённо. И пила отчаянно и по-чёрному. Она видела всякое, подлое и великое, блокадное меню в Смольном и   человечину на рынке по 400 рублей за фунт.(1) И видела она  этих безногих и безруких героев  великой войны, как они звенели своими медалями, грязно ругались, проклинали свою жизнь,  и пьяно плакали.   
    Мне тоже пришлось не раз  наблюдать  подобные страшные сцены,  и даже видеть  суицид вернувшихся с войны солдат.
      Эту фразу в иной стране   давно бы  сдали  в архив вместе с вьетнамским,   афганским и стокгольмским    синдромом, но в России она как нигде живуча и стала почти   нашей молитвой и заклинанием. Она годится на все случаи жизни, в горе и в радости, в богатстве и бедности,  в дни побед и поражений. Она условно утешает, но не  вдохновляет человека на дальнейшие подвиги. Она не зовёт  человека жертвовать собой и как бы намекает ему, что его подвиг был никому не нужным и напрасным. Обратная, рассекреченная сторона истории Русской Смуты 1917-22  гг.  содержит сотни ранее неизвестных нам подтверждений этому. Подвиг отдельного человека (или народа) становится  никому ненужным при двух обстоятельства  – когда  победа  должна быть добыта «любой ценой» в угоду тщеславных правителей и при резкой смене  правящего режима. Например, при смене власти  во время революции или дворцового переворота. Так напрасными оказались героические  подвиги  суворовских  солдат в Альпах после убийства императора Павла I в 1801 году. Напрасной оказалась беспримерная и героическая оборона  Сморгони (1915-1918) русскими войсками, во время которой от химических атак немцев погибло множество русских солдат и офицеров, санитаров и  телефонистов. Приход к власти большевиков  и заключение ими позорного Брестского мира  в итоге  перечеркнуло  многие  людские судьбы, сделало напрасной жизнь миллионов людей, сама война была названа империалистической, а имена  героев войны не вошли в учебники истории, они   умышленно  вычеркнуты из истории  страны и памяти народной. (2)
      К ней прибегают все современные экономисты, политологи и даже историки. Потому что она универсальна для всех позорных и постыдных эпох. Она снимает всякую ответственность с наших угнетателей и  поддерживает на нужном уровне наш  вечный трагически неразрешимый христианский  комплекс вины.
      Даже 2017 год – год столетия Октябрьского переворота и  второй великой русской Смуты не обошёлся без лютой  ругани и частого употребления этой  универсальной, пригодной на все случаи жизни, фразы. Иногда её употребление  выходило за рамки самого  крайнего цинизма и пошлости, особенно, когда  спор шёл  о том, кто из  противоборствующих сторон  был свирепей и беспощадней  в борьбе за своё место под солнцем. Почти весь год прошёл  не в осмыслении   великой русской революции и Смуты, не в изучении её уроков, а в выяснении, кто больше всех из народов и народностей  бывшей Российской империи  виноват во всех бедах и насилии. Только  на   международной конференции  Зиновьевского клуба,  посвящённой  100-летию Великой русской  революции, были впервые поставлены  самые насущные сегодня вопросы: как такое  полное безобразие могло случиться и как такое безобразие больше   не повторить?  Как не допустить впредь такую тотальную измену и предательство, такое насилие, взаимную ненависть и вражду. Что надо сделать, чтобы новые поколения наших граждан никому (кроме Бога)  не говорили спасибо за то, что они пока живы?
      В  словах «скажи спасибо, что живой» есть что-то зловещее от  эпохи  пещерной антропофагии, когда  находящиеся  в загоне для скота  пленённые  женщины и дети, умоляли  вождя племени людоедов: «Не ешь меня сегодня!»
      Фраза «скажи спасибо, что живой» родилась именно тогда, в эпоху    людей палеолита  и  навсегда  определила мораль  общественных отношений в рабовладельческих сообществах  и  царствах. И  Московское государство, и Российская империя, и СССР, как советская империя, в этом отношении не стали исключением. Смиренное рабство сохранило  русских славян, но оно же их, как титульную нацию  и погубило. Пока что  не все граждане РФ  способны осознать эту истину,  не всем пошли на пользу главные уроки всех трёх великих русских Смут, в том числе «криминальная революция» Бориса Березовского  и  сатанинская «шоковая терапия» Егора   Гайдара. Пока что жертвы «великих переломов»  и дальше до конца своей убогой жизни  намерены говорить спасибо за то, что  они ещё живы. Только подлый раб  способен благодарить своих господ за свою мучительную, бессмысленную  и страшную жизнь.
      Только русскому рабу всегда льстит  почетный  статус раба великой Империи.  Только российские правители  всегда желают  быть в  высоком статусе вечного и бессменного главного «раба-кормчего»  на своей личной   имперской позолоченной галере.
       Год  столетия  революции  благополучно завершился без мордобоя и кровопролития. Никто из узкого круга мыслящих граждан так и не дождался  анализа того, что внёс Октябрь в национальное сознание, кроме разорения, насилия, братоубийства, сифилиса, тифа и каннибализма.  Никто не осмыслил  горькие уроки  Октябрьской революции, никто не сделал для себя и для страны  выводов на будущее. Страшна была реальность большевистской России с её «красным террором», военным коммунизмом и пролетарской культурой. То, что произошло при большевиках в России,  давно уже не вызывает в наших людях никакой эмоциональной  реакции, слишком оно  непоправимо и необратимо. То что произошло с русскими людьми в прошлом и породило  эту ставшую до пошлости банальной фразу: «Скажи спасибо что живой». То что произошло,  было инстинктивным  движением выживания «любой ценой». Большинство русских уже никогда не сможет выйти  из  советского состояния – яд  большевизма  пропитал их души как метастазы.  «Женщины и дети, кошки и собаки не виноваты в том, что произошло в России. Виноваты  кадровые царские офицеры, в годы революции изменившие присяге и  не спешившие под знамёна белых, где воевали в основном  мальчишки»» (Алексей Смирнов). Виноваты,  прежде всего, «силовые структуры»,полиция и органы  государственной безопасности, трусливо  предавшие верховную власть 1917-ом и в 1991-ом. Сегодня продолжаются естественные мутации погибающего и вымирающего постсоветского общества, процессы гниения, разложения, но  одновременно и создания совершенно новых народов и государств. Сейчас начался  очень сложный процесс размежевания русскоязычных масс. Они делятся на две основные группы:  малый русский народ и большой советский народ. Многим национально мыслящим русским хочется жить в компактном, социально развитом русском государстве.  Им надоели  скотоподобные советские толпы с их звероподобными вождями, за которых они голосуют за бутылку  плохой водки и кусок  ливерной колбасы. Многим  трезво мыслящим русским  стало давно ясно, что «так называемый «демократический» режим  номенклатурного капитализма ведёт дело под видом стабильности  ведёт дело к окончательному разорению и расчленению государства на отдельные ханства и небольшие страны-уделы. которые  в будущем утеряют свою суверенность.(3)
      На сегодня о русских как о сохранившейся нации  можно говорить с трудом. На выдающийся философ, социологи и логик Александр Зиновьев, считал, что последний русский умрет  в середине  нашего века. (4)
      Но этнически чистых русских ещё довольно много, чтобы они исчезли бесследно. Ещё больше  осталось представителей русско-еврейской народности, возникшей в недрах  советского бытия.  Многие из них  стали хранителями  погибших русских ценностей. Наверное,  осталось не 10 процентов  от общего числа славян, сохранивших русские религиозные и моральные ценности, к ним тяготеет  ещё от силы 10 процентов, остальные 80 процентов являются носителями советских традиций  и советской  идеологии и культуры и вычеканены  на монетном дворе ленинско-сталинского государства. Судьба потомства палачей  и жертв –    всегда трагична. В России  все палачи и жертвы одновременно. В России все люди,  всех уровней, сословий и классов, прекрасно помнят, когда они пошли служить  неправедному тоталитарному государству, сломав себя. И не каждый из них   имеет моральное право сказать другому человеку:  «Скажи спасибо, что живой».
      Вполне возможно,  что со временем  появится  и небольшая национальная и вполне сильная Россия (аналогичная  Израилю). А большинство советского  народа вымрет, частично станет рабами различных колонизаторов,  в  основном азиатских и восточных и фраза «Скажи спасибо, что живой» ещё долго будет  девизом их  жалкого и бессмысленного существования.
      Но всё-таки  при этом мучительно хочется  чуда – чтобы из нашей самодельной  тотальной душегубки вышел невредимым и целым  этнически чистый малый  русский  народ.  И конечно, чтобы заодно с ним    несколько очеловечился  и большой советский народ.
Авторские примечания.

 1.По сохранившимся свидетельствам (в том числе по дневниковым тетрадям Ольги Берггольц), партийное и хозяйственное  руководство Ленинграда не испытывало трудностей в питании и отоплении жилых помещений. Дневники партийных работников того времени сохранили следующие факты: «В столовой Смольного были доступны любые продукты: фрукты, овощи, икра, булочки, пирожные. Молоко и яйца доставляли из подсобного хозяйства во Всеволожском районе. В специальном доме отдыха к услугам отдыхающих представителей номенклатуры было добротное питание и развлечения».   
2.  Под Сморгонью немецкие химические войска широко применили  газовые  атаки против 1-ой и 2—ой русских  армий Западного фронта, в результате которых погибло много  русских офицеров и солдат.  Тогда немцы обманули русских, подмешав в баллоны с хлором и фосгеном  ароматические вещества с  запахом  свежескошенной травы, спелого арбуза  и фруктов. А посему русские солдаты не спешили надевать противогазы, а артиллеристы, чтобы ловчее было воевать и отдавать команды, снимали марлевые повязки,  а рядом  рвались  химические снаряды с  запахом миндаля. «Сняв маски, стреляли. Отбив атаку – умерли». Как вскоре оказалось,  героизм русских солдат под Сморгонью был напрасным. Им не надо было одерживать победы над немцами «любой ценой» к чему призывал их Верховный главнокомандующий  император Николай II. Всё переменилось  после Февраля 1917, когда  Верховным  главнокомандующим стал  юрист Александр Керенский,  и разложение русской армии стало стремительным, когда место в окопах заняли «рабочие и крестьяне в солдатских шинелях». Можно было воевать, а  можно и не воевать. Когда  ротные и полковые комиссаров   решали вопрос очередного наступления на немцев простым голосованием. А между тем после успешных атак русских под Сморгонью и Крево дорога на Вильно по признанию немецких офицеров была открыта, но из трёх наступавших корпусов  основная часть пехоты в наступление не пошла. Солдаты решили, что овладев  тремя линиями окопов, они больше никому ничего не должны – ни Керенскому, ни  «Отечеству», ни «России», о которых губернские  крестьяне понятия не имели. Не имея поддержки соседей, отступили  на прежние позиции  и части  из других корпусов, в том числе   и женский «батальон смерти» Марии Бочкарёвой. «Это  были уже  не прежние  русские солдаты», - вспоминал  об этих событиях генерал-фельдмаршал  фон Людендорф. А когда 18 февраля 1918 года  немцы перешли в наступление, чтобы принудить правительство Ленина-Троцкого к миру полностью разложившаяся  солдатская  масса («не прежние солдаты»)  без сопротивления хлынули в тыл, в крупные  города, чтобы  пьянствовать, буянить, насиловать, грабить и убивать. Позорный Брестский мир полностью перечеркнул все победы русской армии в первой мировой войны, сделал напрасной жизнь  полутора миллиона солдат, как  павших на полях сражений, так и ставших инвалидами и калеками неизвестно за что. Фраза  «СКАЖИ СПАСИБО ЧТО ЖИВОЙ»  стала эпиграфом   к жизни  почти всех поколений советских людей  и  постсоветского  мезозоя.  (Керсновский А. Русские подвиги // Душа армии. Русская военная эмиграция о морально-психологических основах российской вооружённой силы. М.1997. с.485).
3. Алексей Смирнов (фон Раух)  Полное и окончательное безобразие. Мемуары. Эссе. –Тель-Авив; Екатеринбург: Кабинетный учёный. 2015, сс. 354-357

4 Александр Зиновьев «Когда умрёт последний русский» // Анатолий Апостолов «За Храмовой стеной. Книга Памяти. М.2014, с.50-55)


Рецензии