В поход на Чужую страну собирался Король

 В поход на Чужую страну собирался Король…*

                                    Первая глава. Ян.

Яблони были кряжистыми и казались столетними. Год выдался урожайным, под тяжестью плодов сгибались ветки, и красно-желтым ковром была устлана трава – некому собрать яблоки. Погожий день баловал солнцем,  и Ян улыбался этому дню. А ведь не по своей воле сюда ехал, король-Дядя терпение терять начал: достиг совершеннолетия, так вступай в законное владение! Но так не хотелось упускать  любимое дело, ибо не только пиявки мог ставить уже, еще и кровь останавливать, и костоправом… все занятие для кронпринца – по Кодексу Королей необходимо было овладеть каким-либо навыком. А теперь все бросай и займись наследством!
 Досада улетучивалась по мере приближения к наследственному имению. Дорога из  отшлифованных временем камней змеилась  между пологих зеленых холмов, и верилось, что ее в самом деле римляне строили. А по приезду таким уютным оказался этот маленький, почти игрушечный замок! Запущенным, правда, но тем охотнее Ян приводил его в порядок согласно санитарным правилам: чтобы  и кухня блестела, и отхожие места не пугали – что же, что король без пяти минут? Дело надо делать!
Сложнее было с оранжереей, что пряталась в глубине сада – с цветами Яну иметь дело не приходилось. А, впрочем, запущенность цветника ему даже по душе пришлась: пусть не орхидеи, зато маки вперемешку с астрами буйством красок глушили друг дружку. Высокий и худой, Ян теребил рыжие свои вихры и улыбался, как улыбался солнцу.

                      Глава вторая. Прием.

У Яна все было готово для королевского приема. Мероприятие  неизбежное, вступление во владение предполагало «освящение» несколькими монархами. Впрочем, случай этот был даже кстати: за столом превалировали блюда из яблок , от фаршированного яблоками гуся до яблочного салата и «шарлотки». Пригодились и  запасы винного погреба - спустившись в подвал по приезду, Ян был обескуражен обилием бочек  разных лет выдержки…
 Точность – вежливость королей, все три гостя прибыли практически одновременно. Первым, как и ожидалось, пожаловал король-Дядя. Его золоченая карета, которую Ян помнил с детства, подъехала, грохоча, к воротам, и все такой же толстый и румяный Дядя, распахнув дверцу, все никак не мог попасть ногой на подножку – видно, с утра уже был подшофе.
Короля-Распорядителя они встречали уже вдвоем, его Ян  не помнил почти, и с любопытством всматривался в одутловатое лицо старика. Улыбнулся невольно, заметив маленькую корону на седой шевелюре – и как держится?
 Последним подъехал король-Сосед. Был он молод, и его Ян не знал вовсе. Королевский статус короной  не подчеркивал, но мания величия ему была не чужда: вышел тогда только, когда кучер распахнул  дверцу кареты.
 В замок вошли не сразу, прежде следовало ознакомиться с  наследственным имением. Ожидаемо вызвал восхищение сад, яблоки пробовали, срывая с веток, и Ян вздрагивал всякий раз, когда гулко падал на траву крупный плод: попади по голове кому из королей…  А вот за оранжерею пришлось покраснеть, да Дядя разрядил обстановку, покровительственно похлопав племянника по плечу и пообещав прислать садовника в помощь.
В общем, когда добрались до зала приемов, все были уже изрядно изголодавшимися. Сидели  по-артуровски вокруг небольшого круглого стола – маленькая  хитрость Яна, дабы не выделять никого. Первые тосты были за вновь испеченного хозяина  Замка и благодарственные алаверды Яна. Но то ли вина были хмельными, то ли  яблочные десерты пришлись по вкусу, а только пришлось Яну то и дело отлучаться то в погребок, то на кухню. И  атмосфера за столом с каждым его приходом нравилась ему все меньше.

- Что Вы нам тут о яблоках! – нависал над Соседом король-Распорядитель. – У Дяди они бы не хуже были… верно?
- Да, - король-Дядя залпом допил вино. – Были бы. Но вот с той стороны (кивает на Соседа) мешают опылению! Да, да! И не надо так на меня смотреть: а то завели моду перины у границы выбивать! Какое там опыление потом!
- Ну-ну. Еще и дуем в вашу сторону! - король-Сосед откинулся на спинку стула и закинул ногу за ногу.
- Ян! У вас сидр есть еще?

- И п-потом, - горестно заглянул в пустой бокал король-Дядя. - Что это за говор в вашем так называемом Королевстве?  Отчего шепелявите?
- Да! – рявкнул Распорядитель, отправляя в рот последний кусок пирога и пытаясь со слезящимися глазами его проглотить. – Моам? Моам муам?
- Это кто говорит? – насмешливо через пустой бокал посмотрел на собеседников Сосед. – Да есть ли у вас письменность вообще? Ян! Тут короли голодают… принесите им еще «шарлотку»!

- И наши розы вам продавать не будем! – тяжело поднялся из-за стола король-Распорядитель. – Верно?
Король-Дядя согласно уронил голову на грудь.
- Ну да. А заодно и бананы… да нам свои цветы девать некуда. Интересно: это по какому же Кодексу Вы покидаете стол без уведомления хозяина?
- А я не хочу быть за одним столом с окаянным Вашим величеством! Вы со мной? – обратился Распорядитель к Дяде, когда тот уже намеривался расположиться между тарелок с салатами.
Ян еще пытался сгладить неожиданную эту неприязнь, обещал десерт-сюрприз и фейерверки, да не склеивалась уже былая общность: король-Распорядитель, набычившись и поправляя сползающую свою корону, тащил из-за стола засыпающего короля-Дядю.
Ян помог затолкать родственника в карету и помахал вослед уезжающему Распорядителю. Последним отбыл король-Сосед.

          Глава третья. Тревожная весть.

Поздняя осень внесла иные краски в жизнь Яна. Солнечные дни сменились беспросветной хмарью, Пожухла оранжерея, так и не дождавшись обещанного садовника Дяди, оголились ветки яблонь. Тоскливые предчувствия сжимали Яну грудь холодным обручем… и к зиме они сбылись: король-Дядя объявил войну королю-Соседу. Из-за чего?! – метался Ян между  двумя антагонистами, натыкаясь на стену непонимания со стороны каждого. По здравому рассуждению конфликт должен был гасить король-Распорядитель, но, похоже, инициатором войны был именно он. Хуже всего было то, что по Кодексу Королей  Ян был обязан выступить на стороне родственника. Лихорадочно пытаясь найти лазейку, чтобы не быть втянутым в безумие, кронпринц нашел-таки выход: нигде не уточнялось, что ему надо было брать в руки оружие. А потому Ян надел через плечо сумку с красным крестом и закрыл зАмок на большой висячий замОк.

                            Глава четвертая. На войне.

Когда обстрел наконец прекратился, и перепаханное взрывами поле запестрело мерзлыми комьями на белом снегу, Ян поднял голову и огляделся. Как обычно, после такой канонады  голова гудела пустым колоколом, и словно вата в ушах – не  слышно ни голосов, ни стонов. Короткий серый день быстро угасал, следовало дождаться темноты, чтобы скрытно забрать раненых с поля боя. Ян поглубже спрятал руки в рукава шинели и привалился спиною к  дереву. У дороги белым клыком торчал ствол срезанной осколком березы, и на него следовало ориентироваться, чтобы в темноте попасть к своим, а не к врагу.
 Когда прояснилось в глазах и вернулся слух, Ян пополз навстречу еле слышному стону. У воронки, держась за ногу, корчился солдат. Ян пригляделся – раздроблена коленная чашечка. Вроде и не смертельная рана, но бывает, что умирают от болевого шока. Прибинтовав ногу к палке, привычно взял раненого под мышки и вдруг услышал голос поблизости: «И я, лекарь… и меня…»
«Потерпи пока, солдат!» -и  пошел в темноте на голос. Под чернеющим кустом лежал… ефрейтор противника! Откуда он здесь? «Ваше высочество… я ранен…» Кто такой?  - пригляделся – да это же извозчик, привозивший Соседа-короля тогда на прием! « Скажите… я как? я буду жить?» У ефрейтора осколком был разорван живот, и внутренности еще дымились рядом на снегу. «Будешь, будешь…» - сцепив зубы, Ян окоченевшими руками запихивал кишки в живот ефрейтору…

                                 Глава пятая. Домой

Март пригрел солнцем, и Ян присел на ступеньки замка. ЗамОк заржавел и не хотел открываться. На синеве неба чернели узловатые яблоневые ветки, и странно было представить, что они зацветут как ни в чем ни бывало. Ян стянул шапку и, закрыв глаза, подставил лицо солнцу. В рыжих волосах белела седина, и улыбка… да, собственно, всего лишь тень былой улыбки.

*- песня Булата Окуджавы


Рецензии
-- Странная страшная сказка о войне. Странная, потому что названа сказкой, страшная, потому что о войне. Королям нравится воевать, руками все равно какого народа. Возрастает значимость короля, и обновляются темы болтовни в королевской курилке

Анатолий Шинкин   05.04.2018 14:31     Заявить о нарушении
Образно сказано, Анатолий!

Александр Скрыпник   05.04.2018 14:49   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 33 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.