Концовка историй о Рыбаке

Благополучно добравшись до базовой избы, Рыбак первым делом испёк лепёшек на соде. Замешивая тесто, стряхивая с пальцев мучную пыль, с удовольствием вдыхал родной, домашний запах тёплой пшеницы, не отходил от сковороды, наблюдая, как поднимается, пузырится и твердеет тесто. Нюхал лепёшки горячие, нюхал тёплые, нюхал остывшие. Отломил ароматный румяный кусочек, медленно разжевал. Боже, как хорошо иметь дом, печку и кусок хлеба!

А вечером – брык на лежанку!
Закрыть глаза. Просто дышать.
И слушать. Как сердце поёт.

Через несколько дней вдруг захотелось к людям. Слышать голоса. Видеть коллег. Вместе работать. Шутить и участвовать в разговорах о том, о сём.

Быстро собрался и отправился в гости к соседу, молодому промысловику, Леониду Красильникову, зимовьё которого находилось много южнее, в устье большой рыбной реки. В осеннюю путину на этой рыбацкой точке издавна работали целые бригады рыбаков-сезонников.

 Помаленьку там стали «окапываться» рыбацкие жёны с детьми, частенько наведывались и холостые женщины, рыбачки или якобы рыбачки. Остроглазые и шустрые они быстро занимали «круговую оборону»: ставили палатки, где кому глянется, и жгли костры. Мужчины поначалу ворчали, но постепенно разобрались по кострам.

 Из магнитофонов полились разухабистые песни вольных, не загруженных семейными проблемами полубродяг :

"Пусть на Марс начнётся вербовка,
Я поехал бы на годок!"

Такой летучий посёлок вырастал здесь в каждый сезон. Погожими вечерами после работы, стало шумно и весело, и эхо отзывалась детскими голосами.

У Лёньки была спутниковая антенна. Внутри, в избе, – красивый ящик с аккумулятором и телевизором, а снаружи «тарелка».
Добро это досталось парню от геологов. Когда их экспедицию закрывали, начальник всё задешево продавал: трактора и машины, запчасти, бензин и солярку. Леонид у него «спутниковые железки» на юколу выменял.

Тарелка принимала несколько телепрограмм. Когда шла передача «про слоников», так называли рыбаки «В мире животных», или мультики для малышей, тогда в промысловую избу набивалось полно народу. Курили –топор вешай. Дети ложились на пол от дыма.

Видя такое дело, – малой да старой одинаково любят мультики и одинаково мешают работе по дому, – Лёнька поставил на улице большую палатку и все «железки» вынёс туда. Получился клуб, где показывали новости, кИна и слоников.
 
А потом пошла серия про выживальщиков. Тут даже бывалые рыбаки стали набиваться в "киноклуб" — до чего интересно.

Показывают мужика одного на берегу моря без палатки, без еды, без спичек. С понтом, двинет кони или нет?

«Народы» смеялись:
-Не помрё-от! Ведь кто-то же снимат. Значит, люди рядом, и еда, и вода. Можа, ему палатку втихаря ставят, когда снимальщик спит. За нос зрителя водют, голимая брехня это!

И чего там не выжить? Море. На отливу всякие крабы, да рАкушки копошатся. Найди нитку, сделай удку, лови рыбку! Вода в ручьях, травы сколь хошь, – нарвал и храпи себе! Тепло и мягко! Это ж не на мерзлоте спать, олений спальник таскать. Да чехол к нему «прорезиновый», да щепки на разжижку! И погодка в цвет: без комара и жарко. За двадцать!

Показывают ещё как выживальщик без спичек там огонь добыват: покрутит, покрутит одну палочку на другой — вот-те костёр!
Конечно, раз там жара, – всё сухое, значит. Потрёшь, и горит!
Нет, ты тута выживи!

Где сплошь мокреть, где болото, где нет дров для огня. Хворостинки собрать по кустам — это знать надо где. Но и они ведь сыро-о! Мы, быват, для первой разжижки, на груди сушим.

- "Эх, замануть бы того выживальщика!» – стали стали предлагать горячие головы. – Да зимой, зимой запустить его. Пусть попрыгат на морозе, и с киношником своим!
- А то месяц его показуют, а щетину чуть видать! Да за месяц така борода нарастёт, - Бармалей! На теле ни царапины, на одежде ни пятнышка, мордень аж лоснится! И даёт, и даёт интервья "без вранья" бодрым голосом, быдто его предел жизни настиг, а он всё превзошёл! С понтом – крутой! Да ты не то что месяц, – ты денёк посиди на воде, при комаре, без кострэ, — заскуча-а-ешь!

И стал бывалый промысловый народ вместе с детьми на полу располагаться, чтоб не падать со смеху – носы расшибать. Лучше юморных мультиков это кино полюбили.

Рыбак прожил среди весёлой компании три дня и, заряженный радостью, улыбаясь в душе, отправился восвояси: всё-таки одиночество сердцу милей, чем толпа.

Даже соседу Лёньке не поведал о вынужденном своём, почти месячном, сидении на островке, где выбравшись из ледяного кипящего моря, сушил одежду на себе, на бегу, на ветру. Среди льдин да скал кросс гонял. Босиком. Поначалу без крыши, без огня, без еды. Без ничего, просто так. Про то никому ничего не сказал.


Рецензии
Очень просто и красиво изложено. Спасибо Вам!

Виктор Арефьев   24.05.2018 16:11     Заявить о нарушении
Спасибо, Виктор!

В.

Владимир Эйснер   27.05.2018 09:47   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 33 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.