Благодарение

 Поразительно красива осенняя дорога Уфа – Аккюл. По всей вероятности, это был один из последних погожих деньков осени. Несмотря на хождение по синему небу одиноких бродячих облаков и даже отдельных капелек дождя, очарование милой природы нисколько не омрачалось.
Удивительно красива наша земля! Каждое время года таит в себе своё оригинальное волшебство. Даже если собрать в кучу самых лучших художников и дизайнеров мира, ничего, краше созданного природой, им создать не удастся. Едем по ровному шоссе. Одна картина краше другой. Но, несомненно, в каждой есть своя изюминка, своя тайна. Из лесочка, кажется, вот-вот выйдет Леший или баба Яга …
Дружелюбно  улыбается разношёрстный лесной народ, разодетый  в красные, жёлтые, багровые, зелёные цвета, можно подумать, на праздник разоделись!
А эти удобно расположившиеся небольшими группками разновозрастные деревца напоминают древние дикие племена, живущие чистой естественной жизнью. Их молодняк, словно на танцевальной площадке, девушки скромно жмутся поодаль, но зато отважные юноши демонстративно выбежали, аж на середину лужайки.
А здесь, сгруппировавшись по трое, секретничают девушки-берёзки. Чуть поодаль, спарившись, спускаются с пригорка гордые величественные красавицы-ели под восторженным взглядом крепеньких юных дубков.
А эти напоминают счастливых родителей – они, словно пропустили вперёд себя деток и никак не налюбуются ими. А вот проехали мимо поселения обнажённых осин, не рано ли они скинули свои одежды? Чуть поодаль от них, торжественно расположились их родичи, по обыкновению этого времени года, облачённые в ярко-красные платья. 
А это что за наваждение! Совсем рядом, не в силах оторвать глаз друг от друга,  стоят две берёзы, но одна из них ярко-зелёная, а другая совсем жёлтая. Попробуй, разберись в секретах природы …
А небо! Там тоже идёт активная жизнь. Обитатели неба – солнце, облака и тучи постоянно перемещаются и образуют неповторимые картины. Одинокие бродячие облака то объединяются в маленькую безобидную тучку, то она нальётся до предела и превращается в зловещую тучищу, готовую пролиться нежелательным сейчас дождём. А потом, вдруг появляется кусочек ярко-синего до бирюзы неба, и солнышко хитро поглядывает на нас в щёлочку, образованную меж туч. Совсем как юная девушка в давние времена, когда родители запрещали ей выходить к гостям.
Именно эта волшебная, полная таинств дорога и привела нас к тётушке  Рабига. Доехали! Судьба 83-летней старушки похожа на судьбу многих её сверстниц. Сложную жизнь пришлось прожить и ей. Но, так же, как и придорожные деревья, человеческие дети, даже живя в совсем, казалось бы, одинаковых условиях, не могут повторить друг друга.
Говорят, никто на земле не повторился дважды. Каждый из нас единственный. Есть похожие, а точно такой или такого не было и не будет на протяжении всей истории человечества. Мало того, даже кажущаяся такой простой снежинка не повторяется дважды. Каждая снежинка индивидуальна. Как не поверить после этого в Любовь, по сути, являющуюся Богом?! 
Невольно вспоминаются рассуждения французского  философа XIX века в «Человек-машина» и «Человек-растение». Ещё тогда, а теперь нам это точно известно, люди знали, что суть человека во многом определяется пищей, которой он напитывает своё тело и, особенно, душу. Может быть, и деревья, расположенные совсем рядом способны извлекать из почвы то, что позволяет им их состояние здоровья? Почему бы нет. Ведь есть же люди, которые не могут усваивать отдельные продукты питания из-за имеющихся в них микроэлементов.
Бабушка Рабига выросла в большой семье. Кроме неё, в семье росло пять девочек и всего один мальчик. Рабига – самая старшая. И работать ей приходилось больше других и в ответе за младших быть!
Взрослая жизнь тоже непросто складывалась. Три раза пришлось ей выходить замуж. Не от хорошей жизни. Но всех мужей пережила, теперь в одиночестве коротает дни своей старости. Но, несмотря на это, ей чуждо уныние, даже смотреть на эту бабушку – одно удовольствие!
Маленькая, юркая, в длинном цветастом платье, в платке, закрывающем не только голову, но, по старой традиции, и плечи (на современную одежду так и не перешла). Ярко-голубые глаза блестят озорными искорками. Такой задор теперь и в глазах более молодых людей редко встретишь; румяные губы расплываются в радостной улыбке. Гостям здесь, по древнему восточному обычаю всегда рады. Гость – подарок Аллаха, так же, как и сосед, но, надо признать, последний порой оказывается не подарком, а сущим наказанием.
Совсем недолго порадовалась  наша бабушка первому мужу. Свадьбу сыграли накануне Великой Отечественной. Ушёл милый на фронт и не вернулся. В одном из кровопролитных боёв за Сталинград, наряду с множеством советских солдат сгинул навечно и её Файзулла.
- Хотя бы дитя от себя оставил, - по сей день сетует бабушка. Видимо, самое больное место в её жизни – бездетность.
Во второй раз довелось ей стать женой вдовца, инвалида войны, отца шестерых сыновей, мал-мала меньше. Вот и пришлось стать мамой для них, но непонятно, обрадовалась она им или нет. Нелегко пришлось наводить порядок и чистоту в сиротском вдовьем доме. 
Лафтрахман агай был намного старше Рабиги, но человек он был очень миролюбивый, покладистый и просто щедрый. В нелёгкие послевоенные годы, когда они с божьей помощью и благодаря своему трудолюбию подправили хозяйство: завели скот, развели пчёл, он оказался щедрее для родственников молодой жены, чем сама Рабига.
Так и стала жить Рабига апа в далёком ауле Мелеузовского района второй половинкой богатого на юмор, открытого душой человека. Счастливой чувствовала себя она в те годы, несмотря на непосильный труд в колхозе на трудодни, озорных мальчишек, которых даже обстирать по тем временам было нелёгкой задачей.
Но у всего хорошего, как и плохого есть начало, а раз есть начало, когда-нибудь и конец наступит. В один из прекрасных дней Лафтрахман бабай неожиданно для всех покинул этот мир. Бабушка Рабига собрала свои пожитки и вновь вернулась в родную деревню, в Гафурийский район. Видимо, не сумели приёмные сыновья стать ей родными, а, может, напротив, сама Рабига не сумела стать им истинной мамой. А может просто потянуло в родные края.
Естественно, здесь её никто с распростёртыми руками не поджидал, она была для своих многочисленных родственников как снег на голову. А бабушке в то время было уже за пятьдесят. Она грустила, ездила то к одной сестре на побывку, то к другой. 
Говорят, женщина на протяжении всей жизни притягивает к себе однотипных мужчин. Видимо, именно поэтому возникла поговорка «по казану и крышка». Тот, кто рядом с нами, не случайно с нами. Он наш человек. Удивительно трудолюбивыми оказывались все её супруги. Таким оказался и вдовец Габдулла абзый, 
Выстроили с помощью здравствующего тогда отца Рабиги новый дом, приобрели ульи и даже молодым жеребцом обзавелись. Благо, на колхоз работать больше не требуется. Возраст вышел. Весело жили они,  летом сено для скота заготавливали, мёд качали. А зимой вкусный бишбармак поглощали, гостей потчевали. Песни друг другу пели. Вроде бы и стараться не для кого, дети взрослые, самим не так много требуется, но природное трудолюбие, крестьянский прагматизм, заложенный в них с детства, не давал покоя.  Душа радовалась достатку, и силы прибывали.
Но что поделать, никто ещё не избежал смерти на этой земле. Габдулла абзый тоже был старше жены лет на десять, пришла костлявая, и унесла бабая бабушки Рабиги. Даже овдовев, не упала духом Рабига - хозяйство по-прежнему ухоженное и ладное. Но, как ни говори, тяжела жизнь без мужчины, особенно, на селе.
Это внешняя сторона жизни неунывающей бабушки. А мне так хочется что-нибудь узнать о её внутреннем мире, до которого не так легко добраться. Ведь воспитание мусульманское. Скрытными были прежние женщины.
«Как ты жила Рабига эби? Всё время в деревне, обслуживала мужей, ходила за скотиной. Что интересного было в твоей жизни, чем ты жила?!» – настойчиво спрашиваю я её, нисколько не заботясь о том, что, возможно, наношу ей глубокую рану. Что ни говори, человек же пожилой, старики ранимыми становятся. Спохватываюсь, но уже поздно. Слово, что воробей, – упустишь и не поймаешь!
«Довольна ты своей жизнью, в чём твоё счастье?» – не унимаюсь я, в душе уже готовясь к тому, что она просто отмахнётся от неприятного больного вопроса.
Но, вопреки моим ожиданиям, казалось бы, простая до примитивизма старушка ошеломляет меня своим ответом.
- И балакаем! Женское счастье – это, когда доволен тобой твой муж. За это продлевает аллах дни мои земные в сытости и благополучии. Мы – познавшие голод и холод знаем этому цену. Дан мне разум, но покойный отец не пустил нас в школу.
- Почему? – искренне удивляюсь я.
- Ну как же! Вдруг письма мальчикам писать станем!
- Рабига эби, наверное, ты обижаешься на своего отца за то, что не пришлось тебе учиться. Вот сейчас сама записывала бы свои беиты, и не надо было бы просить кого-то.
- Нет, не обижаюсь, у нас был очень заботливый отец, дай бог каждому. Не обучал – так ведь это не он придумал, время и обычаи иногда тянут нас назад, две младшие сестрёнки и брат учились. Судьба человека ещё до рождения прописана у него на лбу, - проговорила она, чуть слышно вздохнув.
А я вновь вспоминаю концепцию Льва Гумилева: каждый этнос содержит в себе только тех, кто не просто родился  в этой среде, но кто принимает все его обычаи, стереотипы.  Тех, для кого это естественно, как дыхание и питание. И бабушка Рабига на протяжении всей своей жизни не ломала издавна сложившиеся стереотипы своего народа. Если вспомнить тех берёз у дороги, то она, скорее всего, та, что умудряется остаться зелёной и свежей, несмотря на осень жизни и природы.
Спустя семь лет после этого разговора, бабушки Рабиги не стало на белом свете. Случилось это зимой. С утра зашла к ней соседка, по деревенскому обычаю взаимопомощи, принесла молока, ибо бабушкина корова ещё не отелилась.
- Рабига эби, напрядёшь мне шерсти на носки детям? – спросила соседка, - Напрядём, если позволит Аллах, - ответила старуха.
А к вечеру она умерла. Как она и предполагала, никто не умывался горькими слезами над её могилой. Не потому что её не любили, не почитали. Нет. Просто на селе смерть девяностолетнего человека воспринимается как явление вполне естественное и неотвратимое. В исламе считается, что от слёз душа умершего утопает и страдает, поэтому не рекомендуют плакать на похоронах.
Благословен тот, кто умудряется не приносить больших страданий своей кончиной оставшимся после себя!
Стоял  пасмурный зимний день. Синеющий из-за реки лес, когда-то приветливо принимающий её в свои объятья и дарящий ей силу земли, ласково прощался с одной из многих своих подопечных. Божий лес провожал её в неведомый нам мир. Будь в нём такой же довольной и благодарной, какой ты прожила в этом: ни на кого не обижаясь, никого не проклиная, всем желая добра и блага! 


Рецензии
Наслаждение и боль антиподы, но для некоторых причинять боль высшее наслаждение!

Олег Рыбаченко   13.01.2018 20:45     Заявить о нарушении
Здравствуйте, Олег!
И где же, в чём Вы увидели здесь боль или причинение боли?

Дина Норбут   14.01.2018 10:33   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.