Стук и стресс

Елене Садловской


По тёмной вечерней лондонской улице где-то в конце августа или в самом начале сентября, когда так приятны ещё тёплые предночные часы, шла молодая женщина.

Улица была малолюдна, почти пуста, редкие прохожие иногда попадались на пути одинокой особы.

Шла она очень быстро, и стук её каблуков как-то напряжённо, нервно и даже несколько агрессивно раздавался по всей округе, сопровождая передвижение героини.

Создавалось впечатление, что она от чего-то решительно бежит – то ли от обстоятельств, то ли от самой себя.

И каждый остро-пронзительный, решительно-вызывающий отрывистый звук от скорого соприкосновения, почти удара шпилькой об асфальт, создавал иллюзию побега, стремления вырваться из каких-то неведомых пут, освободиться от гнетущей обузы.

Стук-стук-стук! – звучало эхо вдогонку спешившей прохожей.

Была она легка, хороша собой, дорого и со вкусом одета, интеллигентна на вид, имела образцовую причёску, её окружал едва ощутимый запах дорогих духов. И ещё она просто излучала самоуверенность и решимость.

И было странно увидеть эту спешку и предположить, что внешне вполне благополучная женщина так стремится от чего-то избавиться, словно хочет поскорее вырваться из декораций, в которые забросила её судьба, где её постигло страшное разочарование, до крайности расстроившее и выбившее из колеи.

По целеустремлённости движений можно было догадаться, что женщина предпочла бы воспользоваться каким-нибудь средством передвижения.

Действительно, впереди была станция метро. И к ней так спешила одинокая путница.

Вслед за героиней летело не только гулкое эхо. Вдалеке вдогонку ей бежал мужчина. Он очень торопился, и звук его шагов разносился по окрестностям совсем по-другому. Поступь преследователя была тяжела, увесиста и напоминала буханье.

Но он догонял женщину. А она почти убегала от него.

Мужчина всё ближе и ближе настигал женщину на шпильках. А она, начиная слышать его шаги, только прибавляла ходу.

Нет, она не переходила на бег. Она стремительно шла. И нагнать её было трудно.

И как только мужчина оказался в поле возможной слышимости, он принялся окликать беглянку, сначала просто произнося её имя – «Элис!», потом, когда понял, что она игнорирует его призывы, – более распространённо, с отчаянием, переходящим в досаду, – «Подожди!», «Постой!», «Прошу тебя!»

Но целеустремлённая Элис не желала останавливаться и продолжала бойко, звонко и самоуверенно стучать своими тонкими каблуками по тротуару.

Казалось даже, что с каждым новым призывом подождать она начинала двигаться ещё быстрее.

Через некоторое время, сделав несколько рывков, мужчина почти поравнялся с ней и на пару шагов обогнал.

Он ловко забежал вперёд и, тяжело дыша, встал перед женщиной.

Она, не глядя на него, сделала попытку обойти мужчину, словно это просто препятствие, мешающая неодушевлённая преграда.

Но преследователь переступил и опять встал перед ней, заслонив собой дорогу.

– Ну подожди, ну Элис, ну прошу тебя! – запыхавшись, произнёс он одной фразой то, что выкрикивал отдельными призывами несколько последних мгновений.

Женщина, осознав, что просто так обойти мужчину не удастся, наконец остановилась – идти ей стало некуда – всюду на пути возникал назойливый знакомый с широко расставленными руками.

Звуки её тонких каблуков и его толстых подошв наконец стихли.

– Что тебе надо? – с вызовом спросила она.

– Ты забыла телефон! – мужчина протянул ей аппарат.

– Спасибо! – коротко и зло ответила она, взяла телефон и опустила его в сумочку.

– Опять у тебя раскрыта сумка! – заметил мужчина с обвиняющими нотками в голосе, словно напоминая о надоевшей ему привычке.

– Ну и что? – резковато спросила она и опять пошла было вперёд. – Тебя это так волнует?

– Да, меня это волнует, – настойчиво повторил он и опять весьма изворотливо преградил ей дорогу.

Вдобавок он взял её за обе руки – за предплечья – и попытался удержать.

– Пусти же меня! – возмутилась и потребовала она.

– Почему ты ушла? – задал бестолковый вопрос мужчина, хотя и так было понятно, что он чем-то обидел свою знакомую и потому она впопыхах сбежала от него почти в ночь, да ещё и забыла такую важную вещь, как телефон.

Разговор вёлся на английском, но женщина говорила с сильным русским акцентом.

– Оставь меня, пожалуйста, – резко сказала она и попыталась высвободиться.

Можно было предположить, что мужчина хотел объясниться, а женщина категорично настроена против выяснения отношений.

Но всё-таки процедура состоялась, потому что мужчина никак не давал своей даме уйти и вызывал на разговор.

И улица заполнилась другими звуками – не убегающих и догоняющих шагов, а голосов – резких, громких, обвинительных, с одной стороны, и защищающихся и пытающих примириться, с другой.

– Почему ты начал флиртовать с ними? – восклицал высокий женский голос.

– Я ни с кем не флиртовал, – оправдывался мужской баритон.

– Ты делал это нарочно, думаешь, я не видела? – возмущалась она.

– Я просто разговаривал, и мы смеялись, – пытался объяснить мужчина.

– Но почему не со мной? – в голосе женщины кипел гнев.

– А почему я должен был говорить только с тобой? – недоумевал он.

– Но ты же пересел к ним поближе! А меня оставил одну! – перечисляла последовательность проступков обиженная дама.

– Ну послушай! – призывал он утихомириться. – Нельзя же ревновать сразу к двоим!

– Ты специально! Ты не обращал на меня никакого внимания, как будто меня там вообще не было! – продолжала она.

– Ты могла бы сесть к нам поближе и смеяться вместе с нами, – призывал её мужчина.

Спор был эмоционален и долог.

Оба сердились, злились и искрили страстями.

Один не слышал другого, высказывая свои претензии и не желая слушать объяснений.

– Я привела тебя в компанию своих друзей! – возмущалась женщина.

– Ну и что? – как шарик в пинг-понге, отбивал он атаку.

– Ты должен быть со мной, раз пришёл со мной, – звучали её обвинительные слова, словно шарик ударялся о ракетку.

– Я свободный человек и могу делать всё, что хочу! – слышалось в ответ, как будто тот же шарик отскакивал от стенки.

– Вот и делай всё, что ты хочешь! И хватит меня дразнить! Пусти! Я хочу домой! – делала попытку высвободиться Элис.

– Я поеду с тобой! – не хотел смириться мужчина.

– Поезжай к себе! Я не хочу тебя видеть! – прогоняла она своего спутника.

Эмоции накалились, ссора кипела и клокотала на всю тёмную улицу.

Но прохожих, по крайней мере, вблизи в этот достаточно поздний час на улице не было.

И пара не стеснялась.

Обороты нарастали, голоса становились всё громче и громче.

Женщина требовала, чтобы её отпустили, мужчина не хотел уступать.

В конце концов, благонравный англичанин, который, однако, имел привычку и не прочь был подразнить и довести своими подкалываниями партнёршу до всплесков негодования, уничижительно и пренебрежительно выпалил:

– Уругвай!

Английское сленговое «Уругвай» в подобном контексте должно быть воспринято как русское «из-за Урала!», «с Чукотки» или даже как «село неасфальтированное».

Женщина, прекрасно знакомая с этим выражением, окончательно оскорбилась и попыталась вырваться из крепко державших её рук. Мужчина не давал ей высвободиться.

– Ах так! – в сердцах вскрикнула она и с досады в ярости оттолкнула мужчину от себя. – Ну и уходи!

А он, не ожидая подобного демарша с её стороны, по инерции сделал несколько шагов прочь от своей спутницы, пытаясь сохранить равновесие и не упасть.

– Иди-иди! – напутствовала она его.

Было очевидно, что женщина находится в состоянии аффекта и плохо понимает, что делает.

Мужчина осознал, что довел свою партнёршу до исступления, повернулся и оторопело уставился на неё.

– Ну что стоишь! Иди! Иди к ним! – кричала она в слезах и истерике, указывая рукой в ту сторону, откуда оба пришли.

Всё это выглядело довольно странно, потому что в целом оба из ссорившейся парочки выглядели интеллигентно и казались воспитанными. А сейчас они ругались и почти дрались на улице – невысокая хрупкая женщина и превосходивший её по росту и комплекции мужчина.

И тут откуда ни возьмись невдалеке от них появились прохожие – двое мужчин. Они уже давно издалека услышали звуки скандала и приглядывались к странной паре. Привлечённые криками мужчины подбежали к ссорившимся любовникам.

– Что здесь происходит? – громко спросил один – высокий и худой.

В Лондоне, как правило, нет равнодушных, и привычка вмешиваться в чужие дела развита повсеместно.

Пара опомнилась и замерла.

– Вы его бьёте! – обвинительно сказал верзила, обращаясь к женщине, и указал пальцем на её спутника.

Та, видимо, только-только начала понимать, что случилось между ней и её знакомым.

– Вы его толкнули! Я видел! Он мог упасть! – принялся обвинять женщину другой подошедший прохожий – потолще и пониже своего товарища.

– Я сейчас вызову полицию! – предостерегающим тоном пригрозил первый.

– Ну и вызывайте! – в свою очередь, возмутилась женщина.

Она даже достала из сумочки возвращённый ей телефон и решительно протянула его дылде.

Женщина давно жила в Лондоне и была осведомлена относительно местных обычаев, привычек и нравов, а потому знала, что здесь принято стучать друг на друга и вызывать полицию к месту и не к месту.

И тут её кавалер, тоже, видимо, осознав и оценив произошедшее, развернулся и неожиданно для всех быстро побежал прочь – подальше от своей ревнивой, обиженной, доведённой им до состояния аффекта дамы, от случайных свидетелей, от гипотетического разбирательства в полиции, от самой ситуации.

И теперь уже над безлюдной тёмной лондонской улицей звучали другие шаги – убегающие звуки, издаваемые широкими подошвами на асфальте.

Бросив свою спутницу, англичанин без оглядки летел по тротуару – долой от проблем и неприятностей. И его не волновало, в какой компании женщина осталась в ночи.

Бдительные прохожие, увидев, что конфликт исчерпан, удовлетворились результатом вмешательства и пошли своей дорогой.

Женщина горько вздохнула, презрительно посмотрела в спину удалявшемуся незадачливому поклоннику, положила телефон в сумку, опять забыв застегнуть её, и продолжила свой путь к метро.

И опять на улице звучал только стук её каблуков.


(«Гуманитарная миссия». Рига. 2017)


Рецензии
Читала и перечитывала: дать несколько красивейших, насыщенных точным смыслом описаний бега, чтобы посредством них охарактеризовать внутреннее состояние героев! Замечательны язык и Ваша власть над ним, дорогая Светлана!
С уважением и пожеланием успехов!
В.

Левва   14.11.2017 15:07     Заявить о нарушении
Спасибо Вам сердечное, Валентина!
Очень Вам рада!
Так приятно, что Вы всё услышали!
Предысторию мне рассказали, и она просто хранилась в памяти. А я не знала, как это можно написать. А потом почему-то придумалось: пойти от звуков на ночной улице. И сложилось.
Очень тронута и благодарна Вам за все прочтения, чуткость и хорошие слова!

С самыми добрыми пожеланиями
Светлана

Светлана Данилина   14.11.2017 23:21   Заявить о нарушении
Ну, на такую подачу нельзя было не обратить внимания! Было ясно, что автор поставил себе эту задачу и блестяще с ней справился! В этом и был особый интерес к рассказу - спасибо!!
В.

Левва   15.11.2017 12:08   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.