Прикосновение

   

   Саня бочком пролез в приоткрытые ворота Александровского сада и медленно
пошёл по аллее. Похрустывал под ногами снег, в жёлтом свете фонарей уныло
стояли заснеженные деревья. Настроение было скверное. Саня шёл по дорожке,
вглядываясь в лица проходящих мимо девушек.
   Вот если бы одна из них подошла вдруг и сказала: "Здравствуйте. Давайте поз-
накомимся!"
   Но девушки проходили мимо, удивлённо оглядываясь на странного парня с та-
кими жалобными глазами, в расстёгнутом пальто и сбитой на затылок шапке.
   Сане стало так горько, что даже зубы заболели. Он вышел из Александровского,
пересёк Манеж и побрёл по улице Герцена. Незаметно оказался у здания Консер-
ватории. Здесь было шумно и многолюдно. Одни вереницей спешили к освещённым
дверям, другие , выстроившись у входа, жалобно выпрашивали лишние билетики.
Саня никогда не был в этом здании и даже толком не представлял себе, что там де-
лают. Но ему вдруг ужасно захотелось попасть в большой светлый зал, затеряться
в толпе беззаботных людей. Он остановился и неожиданно для себя стал вдруг
тоже спрашивать лишний билетик. И Сане повезло - какой-то старичок продал ему
билет. Он повертел в руках незнакомый клочок бумаги и направился ко входу.
Миновав стеклянные двери, он оказался в просторном фойе. Саня растерялся: он
искал контролёра, а его нигде не было. По сторонам фойе виднелись раздевалки.
Как же так - сразу раздеваться! Но делать нечего и , недоверчиво озираясь, Саня
подошёл к гардеробу. Потом, позвякивая номерком, остановился перед зеркалом
в укромном уголке фойе. Пригладил волосы,стараясь прикрыть оттопыренные
уши, стёр капли тающего снега с бровей и ресниц, вспомнив при  этом,
как друзья посмеивались над его длинными "девчачьими" ресницами,
попытался втянуть щёки, чтобы скрыть их младенческую пухлость.
Перевёл взгляд  на свой плохонький костюмчик, нечищенные ботинки и
виднеющиеся из-под коротких брюк грубые коричневые носки.Тяжело
вздохнул и поднялся по лестнице.
   Здесь у него, наконец, проверили билет, и стало малость спокойнее. Саня поднял-
ся ещё на несколько ступенек и посмотрел вокруг. Какие-то арки, проходы, галереи,
балкончики...Он принялся рассматривать публику. Неспеша прогуливались краси-
вые женщины - то в длинных, точно у священников платьях, то в коротеньких юбочках,
от края которых невозможно отвести глаз.Громко переговаривались лохматые парни
в вельветовых куртках и джинсах. Неслышно сновали отглаженные старушки, крепко
сжимая подмышками неуклюжие сумки.
   Раздались звонки. Заглянув в свой билет, Саня разыскал табличку с надписью
"амфитеатр", вошёл в зал, и, устроившись на своём месте, огляделся. Сиденья
длинные, без перил, как на стадионе. Под потолком - красивая люстра. На сте-
нах - обрамлённые лавровыми венками портреты. Под ними - подписи со ста-
ринными твёрдыми знаками.
   Отзвенели звонки и на сцене появились музыканты. В зал понеслись негром-
кие звуки: скрип, писк, гудение, постукивание, какие-то стоны и вздохи. Потом
на минуту всё стихло и, наконец, музыканты заиграли. Саня покосился по сторо-
нам. Старушка слева слушала, разинув рот. Где-то Саня читал, что ртом тоже
можно слушать.Справа от него место осталось свободным.В соседнем ряду моло-
дой парень облокотился на переднее сидение и задумчиво уставился на сцену.
   Саня устроился поудобнее и прислушался. Звуки бежали и бежали в зал - то
громкие и нестройные, то тихие и надоедливые. От такой музыки настроение бу-
дет только хуже. Саня завертел головой. В глубине сцены он заметил множество
блестящих остроконечных труб. Люстра под потолком напоминает спутник, уты-
канный антеннами. Приглядевшись он обнаружил, что это не антенны, а трубы в
руках ангелочков, облепивших люстру.
   Звуки музыки усилились, и по залу прошло лёгкое движение. Саня посмотрел
вниз и увидел прямо перед собой бугристую лысую голову, похожую на выбитое
футбольное поле. На стадионе, когда забьют гол, можно запросто нахлобучить на
такую лысину собственную шапку - и никаких обид. А здесь - только попробуй!
Саня представил себе, что бы было и улыбнулся.
   Потом ему вспомнились ребята из цеха. Вот бы они удивились, увидев его здесь!
Петька сказал бы: "В Консерваторию ходит, всякие там фуги-вуги слушает!" Посме-
явшись про себя, Саня стал разглядывать музыкантов. Больше всех ему понравился
барабанщик. Высокий, с гладкими чёрными волосами и тонкими усиками, он ловко
орудовал палочками, успевая обрабатывать штук пять разнокалиберных барабанов.
Дирижёр не понравился. Он как-то бестолково суетился, стоя перед оркестром, не
в такт размахивая палочкой.
   Музыка лилась и лилась,сбивая и путая мысли, нагоняя уныние и дремоту. Заду-
мавшись, Саня не заметил, как оркестр смолк. Публика поаплодировала и двинулась
к дверям. Саня тоже вышел. Попробовал пробраться в буфет, но там было очень
много народу.
   - И здесь поесть любят, - с удовольствием подумал Саня.
   Медленно прогуливаясь по фойе, он размышлял: стоит ли остаться или уж уйти
сразу? Но деньги истрачены, и Саня решил остаться.
   После антракта он попробовал вслушаться в музыку: другие-то слушают! Но из
этого ничего не вышло. Он никак не мог понять, что в этой музыке слушать.
   В тот момент, когда Саня изо всех сил старался вникнуть в непонятное сплете-
ние звуков, он почувствовал, как справа от него пробежал ветерок, и кто-то сел
на свободное место. Сразу оглянуться было неловко, и он решил обождать. А по-
ка Саня придумал новое занятие: стал угадывать по звуку, какой инструмент иг-
рает. Тоненько так мотивно поёт - это, конечно, скрипка. Похоже на неё, только
погромче - виолончель. Вот эти переливы, видно из той чёрной дудки с блестящими
кнопками. Похоже на пионерский горн поёт, наверно, вон та труба с закрученной
ручкой...
   Саня устал от неподвижной позы и беспокойно заёрзал на сидении. И вдруг он
ощутил, как рука его коснулась чьей-то прохладной ладони. Коснулась чуть-чуть,
еле заметно, но Саня замер и покосился направо. Сердце его громко заколотилось:
рядом сидела прелестная девушка. Точно такая, как снилась ему много раз. Саня
даже дышать перестал, чтобы не спугнуть чудесное мгновение. Он чувствовал
шелковистую ладонь девушки, голова его кружилась, глаза туманились. И в этот
миг в наступившей вдруг тишине тоненько и дружно пропели скрипки. И замолчали.
Звук был нежный и короткий. Будто встрепенулось что-то лёгкое, ажурное - навер-
но, бабочка. У Сани по спине пробежали мурашки, и он притих в ожидании нового
звука. И снова чуть слышно звук скрипок всколыхнул тишину. Потом ещё несколько
раз, постепенно нарастая.. Нежный звук повторялся всё быстрее. Будто бабочка
замахала крыльями, полетела... Песня скрипок росла, ширилась. Вот она уже парит
в высоте зала. И тогда торжественно вступил весь оркестр. Бабочка плавно поплыла
над цветастым лугом. Сане так чётко представилась эта картина, что он зажмурил
глаза, чтобы не потерять видение. Он не заметил, сколько времени прошло, музыка
стихла. В зале дружно закашляли, будто только и ждали этого момента. Саня, по-
прежнему чуть касаясь руки девушки, осторожно посмотрел на неё. Девушка заметно
порозовела, глаза её оживлённо блестели.
   Тишину прорезали трубные звуки, и со сцены полетела лёгкая забавная мелодия.
У Сани на душе стало как-то радостно. Почему-то вспомнилось детство. Закружились
в хороводе гномы, потом из пены и брызг явилась прекрасная царевна-лебедь, вда-
леке, переваливаясь с волны на волну, побежал по морю сказочный корабль. Звуки
музыки то гремели, переполняя зал, и тогда Саня испуганно сжимался, то тихонько
журчали где-то вдали, и тогда он подавался вперёд, чтобы лучше расслышать их.
Вот напев скрипок стал тихим и задумчивым. Звенят колокольчики, поёт рожок.
   И привиделось Сане, что он маленький волшебный эльф. Стоит он на пестике
яркого цветка, держа за руку прелестную Дюймовочку. А вокруг из тысячи цветков
поют им чудесную песню крохотные сказочные человечки. Саня тесно прижал руку
к ладони девушки, и почувствовал, что она повернула порозовевшее лицо и посмо-
трела на него. Саня испуганно съёжился. Но руку девушка не убрала, и счастье его
продолжалось.
   Саня понять не мог, что с ним происходит. Кругом носилась, парила и таяла музыка,
и звуки её, только что такие холодные и непонятные, ожили вдруг и захватили его.
Он ничего больше не слышал вокруг, и ему хотелось, чтобы это никогда не кончалось.
   Внезапно рука девушки отодвинулась, и Саня очнулся. Оркестр смолк, и зал заап-
лодировал. Девушка поднялась с сидения и негромко хлопала узкими ладошками с
красивыми длинными пальцами. Она была очень миниатюрная и действительно на-
поминала Дюймовочку. Девушка обернулась, посмотрела на Саню, отчего он весь
вспыхнул, и пошла к выходу. Он двинулся за ней.
   Саня встал в очередь у гардероба и разыскал глазами свою соседку. Она стояла в
толпе на другой стороне фойе.
   - Что же теперь делать? - мучительно думал Саня.- Надо подойти к ней, что-то
сказать, познакомиться...
   Саня накинул потёртое, в масляных пятнах пальтишко и издали наблюдал, как де-
вушка надевает перед зеркалом красивую шубку из искрящегося меха и такую же
шапочку. Эта шубка совсем смутила Саню. Он даже спрятался за колонну. Девушка
тоже видела его в зеркало. Одевшись она прошла мимо него и вышла на улицу.
Саня вышел за ней.
   - Она же сейчас уйдёт, - с ужасом думал он,- Надо догнать её, остановить!
   Пробираясь сквозь толпу, девушка обернулась и в последний раз посмотрела на
Саню.
   - Ну что я ей скажу? - беспомощно прошептал он, и так и остался стоять у дверей
Консерватории...
                         -----------------
   После того памятного вечера Саня много раз приходил к зданию Консерватории , и подолгу стоял у дверей, ища глазами незнакомку. Но ему не повезло.
   Несколько раз он покупал билеты ,шёл на концерт и терпеливо вслушивался в льющуюся в зал музыку.
   Но никогда больше не смог он испытать того волшебного чувства, которое посетило его в тот чудесный вечер.
   Музыка оставила его равнодушным.
   


Рецензии