Круговерть

"Сегодня такие портят парты, ломают стулья, а ... завтра!? С малого все и начинается! Такие готовы на самые низкие поступки, такие могут даже Родину предать...!"
- Ты... это, не перебарщивай! - жамкал в руках макет стенгазеты пионервожатый. - "Родину" ... убрать! Слишком уж!
- Родину... , Родину нашу никому не убрать, товарищ пионервожатый! Она у нас одна! - вскинул голову внештатный корреспондент Васильев.- Наша социалистическая Родина. А эти..., могут, могут предать! Стулья - только начало! С таких галстуки пионерские ... рвать надо!
- Да...! - присмотрелся к нему вожак. - Далеко пойдешь Сережа! Насчет "Родины" - убрать!  И все...! Я сказал!


- Не спи, бля! - толкнул его в бок сержант. - Справа...смотри, бля! Кусты на горе..., там они, бля! Жопой чую!
- Фу...х! - встряхнулся лейтенант Васильев. - Сморило! Жарища! Школа приснилась! Я там стенгазету...
- Бля! Вправо смотри, лейтенант! Ща тебе духи дадут ... газету
Тяжелый армейский грузовик гнал по серпантину из Хайратона в Кабул. Трое бойцов: водитель и двое сопровождающих груз напряженно вглядывались в отвесные скалы. Ящики со снарядами тяжело громыхали в кузове.
- Я тогда там, насчет стульев...!
- Да...бля! - повернулся к нему сержант. - Вправо см....
По лобовому стеклу поползли трещины. Маленькое круглое отверстие как бы само собой появилось у сержанта на лбу.
"Как у баб индийских в фильмах! - успел подумать Сергей.
Тонкая струйка крови нехотя сползла на левую бровь, обогнула нос и завязла в густых усах уже бывшего сержанта.
- Ты вроде писать умеешь! - распорядился командир. - Отпиши родителям, мол, выполняя интернациональный долг героически погиб Ваш сын, старший сержант Ивашов в жестоком бою с превосходящим ..., ну ты понял! Представлен к награде...!
- Так ведь....! - заикнулся было Васильев.
- А как? Написать матери, что ее сына  как курицу подстрелили прямо в кабине ...! - рассвирепел майор! - Иди пиши, бля...!


- Пригнись, пригнись, сказал! - шлепнул по холке паренька Васильев.- Не на митинге...!
- Так ведь не стреляют...!
- Начнут шмалить, поздно будет.
- Не посмеют они! По своим-то! - пискнул прижатый к перевернутой мусорке паренек.
- А как посмеют!? -  усмехнулся  горько Васильев. - Матери твоей что скажу? "Погиб сын Ваш смертью храбрых в кровавой битве ... со своими...?" Так и напишем!?
В полусотне метров стояли полностью снаряженные БТР. Вокруг них залегли готовые ко всему десантники. Внезапно один из них поднялся и пошел навстречу защитникам.
- Я майор Лебедь! Кто у вас старший!- крикнул он страшным басом.
- Я! - встал тоже в полный рост Сергей. - Майор Васильев.
- Действующий!
- Так точно!
- Кого защищаешь, майор!? - кивнул на освещенные окна Белого дома Лебедь.
- Свободу!
- А под трибунал..., за свободу эту!? Не боишься?
- А ты не боишься..., по своим стрелять!?
- Никто стрелять не будет! - сдвинул брови Лебедь. - Поговорим, майор!


- Сережа! Так больше нельзя! Я так уже не могу!
Жена нервно перекинула Петьку к другой груди.
- Восемь месяцев без зарплаты! Еды дома нет! У меня вон...молоко кончается. Грудь пустая...! Уходи, уходи оттуда! Ну сколько можно!?
- Если все вот так из армии побегут, что будет?
- Да какое нам дело до всех! О себе думать надо!
- Да и куда идти-то!
- Рябов твой звонил вчера! Он...этот... теперь, начальник службы какой-то, афганцев ищет, с опытом. Вон номер оставил. Позвони, Сережа...!
- Ты понимаешь, зачем ему с "опытом"? Понимаешь...?
- Ну что же делать Сережа!? С голоду помирать..


- Ислам примешь, тогда может не убьют! - шептал ему прямо в ухо одноглазый. - Своих они сразу не стреляют!
- Где глаз-то?
- Выпал от ... напряжения! Повидал много...
Дверца зидана чуть приоткрылась, в нее просунулась страшная бородатая рожа еще одного такого же одноглазого, только чечена.
- Видал сокамерник! -  с трудом скривил разбитые губы в улыбке Васильев. - Не один ты тут одноглазый.
Чеченец сунул в дырку ободранный "стечкин", грохнул выстрел, голова одноглазого пленника раскололась как спелый арбуз, все кругом забрызгало "соком".
- Теперь ... адын! - оскалился чечен. - Что надумал майор? К Аллаху идешь, или как этот ... к вашему, как его...! Смотри! Быстро...! Везет тебе! Мулла здесь, скоро ехать будет...
- Давай! ... Не подыхать же ...!

- Получай сука, получай, получай...!
Уже вторые сутки пинали его сокамерники Матроской тишины. Васильев молча катался по полу защищая жизненно важные органы. Да разве прикроешься, когда три пары ног месят беспрерывно...!
- Не стрелял я! Не стрелял в своих! - хрипел он, выплевывая кровавые ошметки. - Обоймы, рожки набивал..!
- Обоймы ..., на сука, на..., на..., на...!!!

- Живой... мусульманин! - налил Рябов по полной. - Ну ты дал...! Я же тебя на месяц туда. Место тихое! Посидел,"участника" получил и свалил. Как ты в плен-то попал? Там и духов не было!
- За водкой поехали..., "догнаться", вот и ...! Двоих наших сразу, а я вот... мусульманин теперь!
- Значит, Христа продал! Иуда..., типа! - ощерился Рябов.
- Бог - он един! Создатель! А религии людишки напридумывали...!
- В Матросской пошмякали тебя я смотрю!
- Попинали от души!
- Думал - не вытащу! Генерал помог, в администрации он теперь. Фонды возглавляет...! Ему команда нужна, из своих. Понял, да!?  Ну... давай! Или ты не пьешь теперь? Мусульманин, ити его...!
- ...Пью!

- Двадцатку перекинь наверх! - тихо шипела телефонная трубка. - И еще пятнашку... влево! Все понял?
- Там только пенсионные остались!
- Делай, что велено!
- Что людям скажем?
- Каким людям? Где ты их видел? Есть пастухи, есть стадо! Базаришь много..., с одного очка цедим! Мысль понятна...!?
- А с фондом как? Минусуем?
- Не твоя забота...! У тебя там..., в почте билеты на Кипр, на всех, отсидись пока. Петька как?
- Уже двойки носит!
- Вот и давайте туда, по ходу, на каникулы, типа. На полгодика. Там посмотрим!


- А вот какие у нас теперь стенгазеты в школы! Интерактивные..! - директриса нежно подвела заместителя губернатора  к огромному экрану.
- Сережа! - позвала она шустрого мальчика с разноцветным галстуком на тонкой шее. - Расскажи господину Васильеву про нашу школьную редакцию.
"Родина у нас одна!" - сам прочитал вслух крупный текст Васильев. - Родину надо любить, как мать любит ребенка! Родину надо принимать всю: с достоинствами и недостатками. Предать Родину - самое последнее дело!"
- Много раз слово "Родина"! - зашипела директриса на  мальчишку. - Я же тебе говорила. Убери...лишнее!

- Не надо ничего убирать! - повернулся к ней Васильев. - Доубирались уже...!


Рецензии
Да, больно. А написано коротко и чётко. Вся судьба в нескольких эпизодах. И ничего убрать уже не получится...

Нина Аксёнова-Санина   10.02.2018 18:26     Заявить о нарушении
Странно...! Столько книг написано о революции, о судьбах людях... в то время. А вот про эти наши 90-е, как люди ломались, падали духом и воскресали...никаких романов. Вроде того, что это такой наш...позор. И чего о нем писать.
А как ученый (мой друг) стал человеком-бутербродом, ходит сейчас у метро с плакатом через все тело.
Об этом ни-ни!

Игорь Гудзь   11.02.2018 12:08   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.