Певцу подсохших профитролей

У одного из авторов сайта прочла обсуждение статьи литератора Андрея Кроткова «Пандемия графомании» на странице «Независимой газеты».
Интереснейшие мысли высказывает господин поэт и переводчик о нас с вами, авторах сетевой литературы. Оказывается, дорогие друзья, мы подобны паразитам, присосавшимся к письменной культуре, истощающие оную в предвкушении убийства. Какой миссией нас наградили! Убийцы письменной культуры, даже уважение вызывает. Не тленный мусор, как отзывались о нас раньше, не болото, а просто смерч, стирающий даже память о буквах. Почему так изменилось настроение? Чем обидели «больших», назначивших себя Писателями?

Высказывания интересны полемичностью, за которой стоят простейшие приемы вербальных манипуляций, но при этом страдает логика. Не учили логике господина в литературном институте.

Но давайте по порядку. Статья начинается оговоркой про младой возраст сетературы. А дальше по народной мудрости: «мал клоп, да…»

«Однако за названный срок сетература сумела проделать самостоятельную эволюцию. Она отмежевалась от собственно литературы и выделилась в независимую область квазилитературной деятельности, то есть непрофессиональной имитации литературного творчества».

Сделаю небольшое отступление. Один из приемов вербальных манипуляций – чередование истинных утверждений с заведомо спорными. Мне не хочется думать, что этот прием Андрей Кротков использовал осознанно.

Вернемся к высказыванию. С эволюцией согласна. Разумеется, все живые процессы эволюционируют. Но то, что мы с вами воспринимаем «болезнями роста», всю нашу бессистемность, хаотичность, «Писатели» прочитывают как деградацию. А дальше совсем странное утверждение. Что означает «отмежевание от литературы»? Что вообще господин поэт обозначает термином «литература»? И когда мы с этой непонятной субстанцией составляли единое целое? Если определять литературность как некое соответствие определенным художественным нормам, то кто оценивал качество наших работ? Допускают ли «Великие» до площадок, где мы можем быть услышаны? И как можно размежеваться (если под литературностью понимать обсуждаемость в определенных кругах) с тем, кто никогда не делился своими возможностями? И что стоит за изолированностью, не страх ли конкуренции? Ведь все мы, кто находится долгое время на сайте, читали произведения наших коллег, достойные высокого звания литературы.

Далее автор прошелся над всеми формами нашей самоорганизации: от конкурсов до союзов и членских взносов.

«Тем не менее сетература во всем многообразии ее отдельных проявлений и персон – в целом явление маргинальное. Поскольку существует она параллельно, на обочине и на задворках, помимо и взамен, не благодаря, а вопреки. Сетература – тень настоящей литературы, сумевшая отделиться от хозяина», - продолжает мысль автор.

Об эффективности наших попыток организоваться говорить не буду. Очень объемная тема, да и стоит ли ее обсуждать с человеком, заведомо убежденном в порочности любых сетевых структур? У нас много проблем, организационных, в первую очередь, но о них надо говорить с людьми, которые могут посодействовать в решении.

Но как же любят, господа «Большие Поэты» клеймить образами, вешать ярлыки. И чем гуще краски, тем аргументированнее, на их взгляд, высказывания. Позвольте от имени «маргиналов на задворках» поинтересоваться, кто непосредственно является нашим хозяином, от которого мы отделились? И где место их, несетевых, в монолите литературы? По какому признаку впаивают в эту словесную глыбу? Кто и где это решает?

Далее автор описывает жанровое разнообразие наших произведений (обратите внимание, опять-таки знакомый прием вербальной манипуляции). И тут же приводит слова неизвестного автора, о том, что сетература – постмодернистский проект, т.к. грань читателя и писателя стерта, общение происходит в интерактивном режиме. Субъективно, я бы отнесла сетературу именно к модерну, хотя бы возможностями новых форм связи с читателями. Не говорю уже о том, что, свобода самовыражения не только дает возможность для расцвета хаоса, но и является благоприятной средой для экспериментирования, поиска новых форм.

Андрей Кротков спорит с неизвестным автором. «Постмодерн» по отношению к сетевикам – слишком позитивное высказывание.

«С одной стороны, сетература – не что иное, как окололитературная художественная самодеятельность… С другой стороны, сетература – явление, спровоцированное существованием массовой культуры. Путеводный клич и основной лозунг сетературы и масскульта одинаковы – «Бездарных нет, талантливы все» и «Если постараться, то обязательно получится». Но генетическое родство и одинаковость лозунгов не означают, что масскульт и сетература – явления тождественные. Наряду со сходством между ними имеются существенные различия».

Да, действительно, самодеятельность. Позвольте спросить, не самодеятельность ли  творчество Толстого, Чехова, Достоевского?  А вот сравнение с масскультом мне кажется интересным.

Первичное впечатление именно такое. Сама атмосфера свободного творчества рождает уверенность в собственных силах у каждого. Мы это знаем как никто. Хорошо это, плохо? Не все так однозначно. С одной стороны множество слабых текстов, которые невозможно назвать литературой, а с другой, опять-таки среда для талантливых авторов. И снова мы возвращаемся к проблемам организации, к тому, что со временем обязательно систематизируется.

А дальше потрясающее преимущество масскульта, выдающее автора с головой!

«Массовая культура – коммерциализированная отрасль деятельности, живущая на самоокупаемости за счет доходной торговли «культурными продуктами» общедоступного потребительского качества, которые пользуются спросом и продаются по приемлемым ценам. Конечная цель существования массовой культуры – извлечение прибыли и личное обогащение ее деятелей…
Сетература практически не коммерциализирована, поскольку производимую ею продукцию нельзя доходно сбывать – на нее нет спроса. Текущие внутри сетературы финансовые ручейки слишком маловодны для образования крупных резервуаров – финансовых потоков-рек, финансовых капиталов-озер и личных состояний-прудиков. Почти все ручейки впадают в поддержание сетературной инфраструктуры – виртуальных ресурсов и их программно-аппаратного обеспечения. Соответственно у сетературы нет и не может быть никакой конечной цели, потому что указать такую цель невозможно».

Потрясающе!!! Масскульт потому уже имеет право на существование, что там текут денежные реки. И где отсылы, просто стенания о литературности?

«Утром, открыв глаза, девушка ахнула от восхищения. Ее спальня была уставлена вазами: восемнадцать роскошных букетов! А на подушке лежали ключи от новенького «Мерседеса». Отец был щедр на подарки.

Светлана порхнула к цветам: провальсировала от лилий к розам, от роз к орхидеям, и к пионам, и к хризантемам, и к астрам… Сунув носик в каждый букет, она выбежала из комнаты и устремилась на запах кофе. На кухне отец сам колдовал над туркой в песке, но, увидев Светлану, он распахнул объятия и воскликнул:
– Принцесса моя! Поздравляю тебя! Будь счастлива, крошка! Ураа!
– Спасибо, папочка, – обнимая отца, взвизгнула от восторга Светлана. – Ты у меня самый лучший, самый любимый, самый родной! – вскрикивала она, покрывая гладко бритые щеки отца поцелуями».

Простите, вот это может называться Литературой? И «писательница», создавшая сей опус, горделиво раздающая невежественные советы на гламурных тусовках, не вносит свой вклад в разрушение «письменной культуры»? Или деньги оправдывают все, а беда наша, наш энтузиазм, еще и поругаем?


«Но деятельность сетераторов и ее плоды не интересуют никого, кроме самих сетераторов. Издаваемые усилиями сетературной общественности и на деньги самих сетераторов книги и коллективные сборники сетературной продукции не находят спроса у читающей публики. Никто из сетераторов – за редкими исключениями – не публикуется в печатных и электронных периодических изданиях», - даже с какой-то сочувствующей ноткой. Вроде кающегося и истекающего слюной волка в предвкушении обеда. 

Интересуют, но нам хотелось бы больше! Господин пиит не догадывается, что дело даже не в качестве того, что пишем, а в отсутствии лифтов для нас? В невозможности вкладываться в пиар? В отсутствии спонсоров? Я уже молчу об обслуживающих литературный процесс структурах. Где институции критиков? Заглядывают они на наши конкурсы? Отнюдь. Здесь нет финансовых перспектив. Где литературные агенты, которые занимаются раскруткой авторов? Собственный опыт общения с литературными агентствами убедил меня, что большинство (я все еще надеюсь на исключения) этих структур созданы лишь для «честного отъема денег у бедных литераторов». Качество текстов их не интересуют, они сразу же озвучивают стоимость первой услуги. «Заплати, дружок, пять тысяч, отягощающие твой карман, и будет тебе счастье – рецензия, без которой ни одно издательство не примет». Какие пути в издательства у новых авторов? НИКАКИХ! Если только вы не пишете о ста способах производства самогона или лечении артрита горячим асфальтом. Разумеется, я не говорю об издательствах (журнальных в том числе), где писатель публикуется за свои кровные.

О цели. А разве не цель тысячи читателей? Разве не цель, в моем случае, растиражированные по всему Интернету мои обучающие статьи и сказки?

Нам перекрыли пути к «конкурсам больших». Даже номинируют на них ИЗДАТЕЛЬСТВА! Издательства, которые давно уже не рискуют работать с новыми авторами. Какие могут быть риски? Популярность чтения падает, у нас в городе осталось всего несколько книжных магазинов, в которых я не вижу очередей. Электронная книга востребованнее бумаги. Это реальность. Какой безумец от бизнеса будет рисковать, вкладывать огромные деньги в пиар неизвестных авторов? Если уж и публиковать новичков, то тех, кто уже сделал собственную рекламу и неважно, каким методом. Как «писательница», которую я цитировала.  Звезда «Дома 2», завсегдатай гламурных сборищ, имя на слуху, у нас же любят «экспертов» из скандального реалити-шоу.

«Пандемия графомании, уравнивающая в читательском восприятии классическую литературу и бездарную писанину, тем самым дезавуирует в массовом сознании абсолютную ценность классической литературы, делает ее ценностью более чем относительной. Отчетливо видно осложнение этого пандемического заболевания – прогрессирующее падение интереса к чтению, вплотную приблизившееся к грани, за которой начинается деградация письменной культуры. Как всякий паразит, графомания, паразитирующая на письменной культуре, сначала истощает и обессиливает носителя, а затем начинает его убивать. Наследство грамотных и образованных может достаться неграмотным и необразованным. После чего останется только начать все сначала – если будет кому и зачем начинать», - делает вывод автор заметки.  Вот так-то, уважаемые коллеги, мы множим неграмотность и запускаем регрессивные процессы. «И часовню тоже» мы!

А что же «самопровозглашенные»? Они горделиво стоят в сторонке? Отнюдь. Они активно зарабатывают на курсах, убеждая заплатившим, что писать может всякий.

Несколько слов о возможных мотивах Андрея Кроткова. Он был зарегистрирован на Стихи.ру. Почему-то организаторы портала посчитали необходимым прекратить оказание услуг этому автору. Но за время пребывания среди нас, он, посмеиваясь, пописывал пародии на тексты сетевых поэтов, которые теперь с усмешкой демонстрирует «именитым».

«Округу по колено замело,
И всё ещё метёт… Проснуться, что ли?
Охота пуще воли и неволи.
Засохли на тарелке профитроли,
И под кадык почти что подвело
Дурную смесь из тяжести и боли…» (Андрей Кротков «Медитация»)

Не берусь судить о качестве стихов, но певцу засохших профитролей и выдохшегося виски, не мешало бы беспристрастно изучить предмет, прежде чем вешать на «графоманское болото сетературы» все грехи.

Печально, что статья эта появилась в «Независимой газете», редактор которой, Константин Ремчуков, интеллигентнейший человек, продвигает интересные литературные проекты.


Рецензии
Я кстати тоже считаю, что сетевая литература - это весомый гвоздь в крышку гроба литературы в целом

Алексей Шульженко   08.02.2018 19:28     Заявить о нарушении
Спасибо, Алексей. Виртуальный мир завоевывает )))

Елена Гвозденко   09.02.2018 17:00   Заявить о нарушении
На это произведение написана 21 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.