Ч. 12 Боялся не дожить до тюрьмы

Предыдущая страница  http://www.proza.ru/2017/09/12/1059

По возвращении на базу, Андерсон вызвал к себе старпома, командиров электромеханической и штурманской боевых частей. Предупредив их о секретности, он сообщил о задаче, поставленной перед подводной лодкой правительством.

Предстояло провести подготовку к переходу с соблюдением абсолютной секретности. Для этого составили план дезинформации. Установку нового гидролокационного и навигационного оборудования командование объяснило участием «Наутилуса», совместно с другими подводными лодками в арктических учениях в районе Гренландии и Шпицбергена.

Не вдаваясь в подробности, скажу лишь, что план дезинформации был тщательно продуман, и выполнить его было очень нелегко. Первой специальной аппаратурой, доставленной на подводную лодку, стала инерционная навигационная система N6A, по сложности сравнимая с электронным мозгом.
 
Её разработали в компании «Норт америкен авиэйшн» для управляемой межконтинентальной ракеты «Навахо». Она накапливала  информацию о курсе, скорости и многих других факторов, снабжая сведениями о местонахождении подводной лодки в любой момент.

Инженеры компании смонтировали аппаратуру быстро, и не привлекая внимания. Андерсон написал, что когда он в первый раз увидел этот массив электроники с печатными золотыми платами, то подумал, что эта штука работать не будет. Но он ошибся.

Кстати, вспомнилось. В наших корабельных ракетах и в другой аппаратуре тоже широко применялись драгоценные металлы и искусственные драгоценные камни. Долгое время их никак не учитывали, пока, наконец, по требованию военной приёмки, не ввели в формуляры записи о наличии этих ценностей и их количестве.

Когда началась смутная пора перестройки, некоторые  ушлые технически грамотные проходимцы машинами увозили куда-то технику, где в спокойной обстановке извлекали драгметаллы и драгоценные камни. Потом всё это оказывалось за рубежом.
 
На «Наутилусе» установили дополнительный компас и доработали два других для плавания в северных широтах. Доктор Лайен и его сотрудники смонтировали шесть новых усовершенствованных эхоледомеров.

Необходимые карты Арктики получили через штаб ВМС, чтобы не вызвать ненужного любопытства в гидрографическом департаменте, зачем на подводной лодке понадобились такие карты. Интересно, что кроме авиационных карт и одной русской карты с указанием глубин, в гидрографическом департаменте иных источников информации не оказалось.

Жаль, что Андерсон не сделал никаких уточнений в отношении «русской карты». В советское время все подобные карты были секретными. 25 апреля Андерсон получил приказ выйти в море. Покинув пролив Лонг-Айленд, достигли нужных глубин, подводная лодка погрузилась и взяла курс на Панаму.

Во время плавания обнаружилась микро течь забортной воды в одном из главных конденсаторов. Но точное место течи выявить не удалось. Однако эта течь оказалась лишь маленькой неприятностью. Большой – случившийся пожар в машинном отделении. Там вспыхнула изоляция турбины высокого давления левого борта. В течение нескольких лет она постепенно пропитывалась маслом.
 
Дым заполнил отсеки подводной лодки. Когда матросы ножами и плоскогубцами отрывали изоляцию, вспыхнуло пламя, высотой в метр. Его сбили огнетушителями. Люди задыхались, но продолжали срывать тлеющую изоляцию. Андерсон приказал всплыть, чтобы проветрить помещения и моряки смогли бы отдышаться на палубе. Им повезло, что был штиль.

Случись такая вещь подо льдом – это была бы трагедия. В Сан-Франциско по требованию командира из кораблестроительного управления на лодку доставили специальные дымонепроницаемые дыхательные аппараты.

 Новую обшивку для турбин поставили быстро, работали круглосуточно, а, вот, место течи не нашли.

Из Сан-Франциско перешли в Сиэтл. В пути командира подводной лодки осенило. Он решил не искать место течи, а ликвидировать её, как их ликвидируют в автомашинах, заливая в радиаторы специальную жидкость.

В Сиэтле,  по приказу командира электромеханической боевой части, шесть матросов в гражданской одежде, чтобы не привлекать внимание, разошлись по разным заправочным станциям и скупили, наверно, всю жидкость, которая там была.  На корабле залили в систему и течь прекратилась. Хорошо работала голова у командира лодки.

Подводную лодку поставили в док, а командир, в гражданской одежде, с фальшивыми документами на имя Чарльза Хендерсона, вместе с д-ром Лайенем на самолёте вылетел на Аляску.

Они добрались до маленькой деревушке Коцебу, названной так в честь российского мореплавателя, а там наняли частный одномоторный самолёт Сессна 180, на котором вылетели на разведку к Берингову проливу.

Когда они на этом маленьком, как стрекоза, самолёте осматривали лёд, Андерсон сказал Лайену: «Док, секретность этой операции нас угробит, мы не доживём до тюрьмы!» Тот ответил, что раньше он раньше он думал, что такое бывает только в книжках.

Продолжение http://www.proza.ru/2017/09/15/1989


Рецензии
Здравствуйте, Владимир!

Смотри-ка, как хорошо работал департамент американской разведки. Даже обзавелись советской и явно секретной картой глубин.
А степень засекреченности всего, что было связано с арктическим заданием, не удивляет, и была совсем не лишней. В разных эшелонах власти в США работала куча завербованных сотрудников, элементарно купленных Советами. Вот это, действительно, удивляет. Где же их хвалёный патриотизм?
Пожар - страшная штука для судна и экипажа, даже на надводном плавсредстве, и даже стоящем у причала. Не говоря уже о находящемся в море. Если где-то занялось, и проспали (такое тоже бывает, особенно у причала, и как правило, ночью), то горит всё подряд, и огонь распространяется моментально, и выгорает всё до тла. И если нам горящем судне оказался где-то в ловушке (а такое может элементарно случиться), тогда хана. К тому же любой пожар сопровождается опаснейшим задымлением. Не от огня погибнешь, так от удушья. Довелось работать на одном из судов с одним таким погорельцем. Когда он рассказывал в подробностях о той своей жуткой истории, то волос дыбом вставал. За 15 минут успела полностью выгореть вся надстройка океанского парохода. Дело было ночью, и судно стояло у причала. Благо дело, основная часть экипажа была на берегу, как обычно, с семьями или у любовниц в объятиях, и погибло лишь несколько человек, заблокированных огнём. У него самого обгорело 30 процентов кожи. Успел выскочить на причал, в чём мать родила.
Конечно, во сто крат опаснее, если серьёзное возгорание случается под водой. Не дай бог!

С уважением,
Мореас

Мореас Фрост   25.10.2017 21:05     Заявить о нарушении
Вячеслав, мне довелось видеть теплоход "Победа", бывший немецкий, в котором сгорел китайский маршал. Он застрял в иллюминаторе, был очень полный, не смог пролезть. Вид теплохода был жуткий, его ремонтировали на Морзаводе в Севстополе.
Спасибо Вам за отклик!
С дружеским приветом,
Владимир

Владимир Врубель   25.10.2017 22:30   Заявить о нарушении
Владимир, по поводу иллюминаторов. У практически всех гражданских судов, на которых я трудился, независимо от тоннажа, все иллюминаторы главной надстройки, и лобовые, и боковые, и даже задние были исключительно прямоугольной формы и достаточно большой площади. Пролезть сквозь них даже моряку с лишними килограммами, труда не составит. Как правило в надстройке обитает комсостав. А вот, большая часть команды живёт ниже главной палубы. Вот там все иллюминаторы исключительно круглые, причём маленького диаметра и одного стандарта, через которые даже хрупкая девушка не проскочит. Вот и делайте выводы. Начнись пожар, и люди там могут оказаться в западне, не выскочишь, при случае. Особенно если спишь, не сразу сообразив, что к чему. Речь-то может идти о минутах, а то и секундах. Смотря где очаг возгорания.

Мореас Фрост   25.10.2017 23:00   Заявить о нарушении
Это был теплоход старой конструкции.

Владимир Врубель   27.10.2017 16:42   Заявить о нарушении
На это произведение написано 15 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.