Сновидение первое

Сколько людей, будто весь город вышел на улицы. Пёстрые шали, яркие шубки, крытые бархатом, парчой и просто крашениной, тулупы - всё мелькает, шумит, толкается. Из подворотни зазывает торговец гречников: «Греш-ш-ники горячие, с пылу-жару». Дюжий мужик со сбитенником в руке, увешенный баранками, снуёт в толпе. Мальчишка в дырявом тулупе и латаных валенках следует по пятам, жадно поглядывая на густую связку.
- Пошёл, - рявкает сбитенщик, отгоняя голодранца.
«Маскерад, маскерад», - гудит улица.
- Это что же за Минерва таковская? – Обращается солидный купец, стоящий у самой обочины, к своему приятелю.
- А кто ж её знает причуда царская. Баба, видно. Теперь все ожидать можно при новой-то правительнице.

«Маскарад «Торжествующая Минерва», первое массовое развлечение императрицы Екатерины II », - проносится в голове Антона. Откуда он это знает? Что за Википедия в его голове? 

За спинами купцов каменное здание - усадьба Салтыковых, центральная часть, боковые пристройки появятся позже. Мясницкая улица, ставшая благодаря великому Петру одной из главных проезжих в Москве. Минерва – древнегреческая богиня мудрости. Четыре тысячи человек несколько дней разъезжали по московским улицам с аллегорическим представлением для народа.

Толпа засуетилась, пришла в движение, послышались окрики и звук оплеух. Мещане и разночинцы, вжатые в стены, норовили забраться повыше, чтобы не пропустить обещанного зрелища. Наконец на Мясницкую въезжают огромные колесницы, запряженные волами. Перед колесницами проносят первый шест с особым знаком для каждого отделения.

«Момус, пересмешник, древнегреческий бог насмешки и порицания, постоянно ищущий изъяны, знак первого акта уличной пьесы», - ожил голос в голове Антона.

 Момус на шесте с куклами и колокольчиками, с подписью «Упражнения для малоумных».  Хор комической музыки, исполняемой под литавры, театры кукольщиков, всадники на деревянных конях с погремушками, барабанщики и флейтисты в кольчугах.

«А сейчас, уважаемая публика, вы увидите самого Панталона, пришедшего к нам из итальянской комедии, - над шествием разносится звонкий голос оратора, доносящего до народа замысел устроителей, - смотрите, смотрите,  его несут слуги в портшезе. Этот сеньор, хоть и совсем старик, но постоянно влюблен, потому и танцует». При этих словах актёр, изображавший Панталона, спрыгивал на мостовую и устраивал неприличные кривлянья. Публика заходилась в восторге.
- Смотри, смотри, а штаны-то, да такие штаны можно и на избу натянуть.

«Глупый педант, он любит поучать. А вокруг него слуги – шуты да скоморохи». Окружение педанта извивалось и корчилось в ответ на каждую реплику своего господина.

- Всяк должен ходить ногами, а хватать руками, - изрекал научник.

Толпа смеялась, улюлюкала, свистела.
- Это что же за намёки, позволь спросить? – обращался к собеседнику знакомый нам купец. Тот лишь покачивал головой.

«Этот придира так любит мелочи, что, если, скажем, подать ему не ту миску к обеду, так и кушать не соизволит. Так и помереть с голоду может», - голос ведущего заглушил хохот.

Книгохранительница безумного враля с огромной стопкой книг, Арлекин, Забияка, храбрый дурак, - каждого нового персонажа народ встречал восторженными криками.

Два человека вели быка с рогами, приделанными на груди. Верхом на нем восседал человек с изображением окна напротив сердца. Рядом несли макет вертящегося дома.

«Момус сетовал на богов, зачем вы сотворили быка и так высоко приладили к нему рога? Ему удобнее было бы бодаться, будь эти рога на груди», - объясняли публике.
- Ишь ты, на груди, а есть-то как? – кричали с задних рядов.
«И человек Момусу не понравился. Он решил, что если бы было оконце напротив сердца, то всяк мог бы заглянуть внутрь и понять, какой он на самом деле».
- А что, Аннушка, - крикнул кто-то в толпе, заглянул бы тебе твой муженёк в грудь и разгадал, к кому ты бегаешь ночами.

- Удобно было бы, - комментировали купцы, - сразу видно, обмануть тебя хотят или как.
- Так и тебе бы в сердце-то смотрели…

«А дом не должен стоять, а должен вертеться. Скажем, попался сосед нехороший, так дом и отворотить можно».

Шествие замыкал сам Момус в маске, изображающей насмешку.

Маска стала увеличиваться в размерах, расползаться, пока не закрыла собой шумящую улицу…

На фото картина Бориса Кустодиева "Масленица"


Рецензии
Добрый вечер, Елена.
Что-то пропустила..четвёртый сон..
Поняла, что это не тот сон..
Вернулась к первому.
Интересно, ярко о прошедшем..
А может быть о будущем...
..А дом не должен стоять,
а должен вертеться...
Так и добрее можно стать .
Вернусь.
Спасибо!!

Дина Иванова 2   10.05.2018 20:30     Заявить о нарушении
Спасибо, Дина! Набрела на это описание первого маскарада юной императрицы, ну и как пройти мимо? Пишу по запискам архивным, просто в форме сновидений. Эти куски у меня вплетены в роман, над которым работаю ( мечтая закончить хоть один))). Просто подумала, что читаются отдельными мини.

Елена Гвозденко   10.05.2018 21:27   Заявить о нарушении
На это произведение написано 13 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.