Дети и взрослые. 7-И пришёл Бабай...

 




Начало: http://www.proza.ru/2017/08/29/841



Даша разболелась, мама осталась с ней дома, а мы с отцом полетели на похороны деда. Я не понимал ещё до конца, что произошло. Не знал, что обозначают слова "смерть человека", за мою жизнь у нас никто не умирал. Папа говорил с бабушкой Таней по телефону (она не захотела включать скайп), продолжая держать мобильник в руке, сел на кухне у окна и стал смотреть на хмурое воскресное утро. Долго молчал, потом сказал: "Отец умер, сердце остановилось во сне, мама даже не знала. Но почему... почему так рано... почему?" - он буквально застонал.

Наша мама промолчала, мне всегда казалось, что она боялась и недолюбливала деда. Мило улыбалась при встречах, никогда не говорила о нём с папой, а уж тем более, со мной. Правда, несколько раз сказала, типа: "Ты упёртый, как дед" или "Упаси нас бог, иметь в роду ещё одного чиновника..." А отец не так давно при мне очень серьёзно поругался с дедом: что-то не сложилось со столичной квартирой, где мы все были прописаны, но жили - в съёмной, по месту работы папы. Он кричал в скайп: "Это всё, что долбанное государство дало тебе за труды, та же хрущоба только выведенная на десятый этаж! Как жить там всем вместе, как?" А дед, я хорошо слышал, ответил:

- Никогда, ни у кого ничего не просил и не собираюсь сейчас, уйдя в отставку, этого делать. Когда нас с матерью не будет, тогда полностью распорядитесь ею. Других квартир у меня нет...

- А другие? По две-три квартиры прихватили! - успел буквально крикнуть папа, но дед отключил компьютер. Всё ещё по инерции он продолжал кричать, - упёртый, как осёл: ни получить, ни заработать, ни скопить - ничего не захотел делать. Принципы, видите ли, важнее...

- А я что говорила, - сказала мама, - весь он в этом. Да и ты - хорош, на собственную квартиру не можешь заработать...

Дальше началась откровенная ругань, и я ушёл в комнату. Думал, почему так ведут себя с дедушкой родители, что он сделал им плохого? И почему они не хотят с ним жить, тем более, полгода они с бабушкой - в деревне, на реке, в собственном доме? Ведь на лето они привозят нас с Дашкой к ним, а сами уезжают, куда захотят и не считают это плохим делом. Так и остался для меня вопрос без ответа.

На вечерний рейс билетов давно не было, отцу пришлось идти к начальнику аэропорта, и нас поместили только на утренний. Он позвонил бабушке уже по скайпу, извинился, что раньше не может вылететь, спросил, чем надо помочь, что привезти? Баба Таня, вся в чёрных одеждах, сказала, что ничего не надо, что поминки будут в кафе, а сожжение дедушки, как предложили его бывшие коллеги по работе, она отменила: он давно ещё сказал, чтобы захоронили его в землю. Попросила меня подойти к экрану, увидела, заплакала, сначала платком закрыла глаза, а потом, не выдержала, зарыдала так громко и страшно, что у меня из глаз просто побежали слёзы. Бабушка пыталась что-то сказать и не могла, получалась почти непонятная речь:

- Ма-ма-льчик наш... как он лю-лю-бил... тебя и Д-да-шу... души не ча-ял. Приез-жай скорее, де-ду-шка так много не ус-спел тебе с-ска-зать... Но я всё помню, всё пере-д-дам тебе...

Папа отодвинул меня от экрана, заговорил:

- Мама, мама! Успокойся, береги себя... Мы скоро прилетим, утром встретимся... Я все хлопоты возьму на себя. Ты только не переживай, не убивайся, береги сердце, мама...

Вечер прошёл в сборах: упаковывали огромную сумку на колёсиках, мой походный рюкзак да целую сетку свежей и вяленой рыбы принёс сосед-рыбак, узнавший про наше горе. Папа по компу заказал машину на прокат, её должны подготовить к нашему прилёту. Потом ездил на работу, сказал маме, что у кого-то перехватил сотню тысяч рублей. Мама ответила: вот, опять дети останутся без новой одежды, в чём пойдут в школу и садик. Папа вспылил, сказал, что сейчас завалит её совершенно приличной одеждой и обувью, какую уже не вмещает ни одна антресоль. А потом меня с простуженной Дашей отправили спать.

Она несколько раз спрашивала про дедушку Колю, которого просто обожала, и всё не могла понять, как умирают люди, зачем и почему они это делают. Но уснула быстро, хотя слышала плач бабы Тани, разговор с ней отца, переживала, наверное, от того, что ничего не может понять. А как ей объяснишь? Вот был дедушка Коля и вдруг его не стало, положат в гроб его, заколотят гвоздями и опустят в могилу, глубокую яму, засыплют навечно землёй, и мы больше не увидимся никогда. Никогда? Мне вдруг так страшно стало от этого слова, что я не мог лежать в кровати, встал, на цыпочках, чтобы не разбудить сестру, подошёл к окну, сначала облокотился, а потом с ногами забрался на подоконник, стал размышлять, глядя на ночные фонари и чёрные контуры старых пирамидальных тополей. Я видел фильмы с мертвецами, похороны всякие вспоминал, но я не мог представить деда в гробу, не мог: сразу першило в горле и носу, из глаз снова текли слёзы.

Дверь открылась, вошёл отец, поправил одеяло на Даше, потрогал её голову, направился к окну, обнял меня, поцеловал в лоб, стоял и молчал. Потом прижал к груди, заговорил тихо:

- Как тяжело, сынок, так тяжело... С этой дурацкой квартирой я довёл отца до могилы. Не иди на поводу у крика и эмоций, никогда. Дед так много пережил, был под следствием в 91-м году, изгнан со всех должностей, стал инвалидом с двумя перенесёнными инфарктами. Вот так отблагодарило его новое правительство за службу государству. Ох, папа, дорогой ты мой! Уже давно никто так не живёт, как ты пытался жить в стране, где деньги решают всё. А у тебя их никогда не было, а могло быть и очень много... Что сейчас говорить об этом? Но ты должен знать, Саша: я очень любил твоего деда и своего отца, я никогда его не предавал, он всегда был моим другом. Помни об этом, сынок. А сейчас давай спать. Помнишь, баба Таня рассказывала тебе сказку про Бабая: придёт, узнает, что ты не спишь, засунет в мешок и унесёт с собой. Бабушка учила детей в татарском селе русскому языку, там и нашёл её дед Николай. Вот, похоже, и за ним пришёл Бабай. Только этот не вернёт его обратно...

Хоронили деда Колю на обычном кладбище, чем страшно были возмущены его сослуживцы. Правда, их было совсем немного и говорили они о Новодевичьем или, на худой конец, о Ваганьковском кладбищах. Но баба Таня молчала, ничего не объясняла, сказала лишь какому-то представителю правительства со странным именем - Бабай Константинович: "Так захотел Николай. Я лишь выполнила его просьбу. Если вы пройдёте здесь вдоль забора, то увидите могилу первого и последнего премьер-министра страны, ему тоже, в своё время, не нашлось места в престижном пантеоне... Об этом мой муж помнил всю оставшуюся жизнь".

Говорили речи, немного и недолго, пошёл мелкий, почти грибной дождь, саван на лбу деда намок, холодил мои губы, когда я целовал его, прощаясь навсегда. Меня крепко держала за руку баба Таня, она будто боялась, что я потеряюсь в толпе прощавшихся. Священник быстро и монотонно читал над дедом молитву, потому что он был крещённый, как и я, крестившийся в знаменитом Угличском монастыре. Когда уже закапывали могилу, к бабушке подошла её подруга по дому, сказала:

- Таня, дорогая моя, поплачь, не держи в себе, это плохо может кончится...

Бабушка ответила:

- Проводим всех, останемся, Маруся, с тобой вдвоём, да ещё Саша с нами, вот, тогда и поплачем...

Подошёл представитель правительств, выразил соболезнование, добавил:

- Можно, пройдусь с молодым человеком по аллее? - и посмотрел на меня, - я верну вам внука, Татьяна Васильевна, не пройдёт и пяти минут...

- Меня зовут Бабай Константинович Доброволин, - сказал он, как только мы отошли от могилы, - по маме - я татарин... Всё остальное - неважно. Кстати, можешь звать меня Бобо, так проще. Сколько тебе лет? Скоро двенадцать... Когда подрастёшь, будешь звать меня Боб... Ты знаешь, Саша, я очень многим обязан твоему деду, да честно сказать, это он меня сделал большим человеком. Слушай меня внимательно: вот моя специальная визитка, спрячь её, там мой домашний телефон, он, обычно, не меняется. Можешь звонить в любое время. Я помогу всем, чем смогу. А ты знаешь, что очень похож на своего деда? Он был кристально честным и порядочным человеком, жил на одну зарплату, хотя создавал для других империи из новых газет и журналов... Итак, про нас, живых: со старшим внуком, Дмитрием, проще, он уже студент, крепко стоит на ногах, да и отец у него - деловой человек. А вот за тобой - нужен хороший присмотр. И я готов это сделать. Помни о нашем разговоре. А сейчас пойдём к бабушке, она уже волнуется. И, пожалуйста, никому ни слова, а то придёт Бабай и унесёт тебя в мешке... - он улыбнулся.

- Да, - сказал я, - он уже унёс дедушку. И это - навсегда... Что же вы не защитили его? Где вы были и как это допустили?

- Какие вопросы, речь - не мальчика... Давай поговорим, когда пройдёт траур. Или лучше, когда ты немного подрастёшь. Обещаю, я всё тебе расскажу, ты, конечно, должен знать о своём дедушке... Идём к бабе Тане? Береги её, Саша.

Папа совсем позабыл про меня, крутился, как белка в колесе: платил деньги священнику, спорил с могильщиками, измерял землю для будущей ограды, рассаживал всех в автобусе и по машинам. Бабушку, тётю Люду, свою старшую сестру, её сына и меня посадил в прокатную машину, и во главе колонны мы поехали в кафе. Туда прибыло ещё меньше народу, стол для поминок не заполнился и на половину. Я сел слева от бабушки, справа - Дмитрий, потом тётя Люда, рядом со мной - папа. Снова говорили что-то хорошее про дедушку, пили вино, ели холодные закуски и большие бифштексы.

Я совсем не мог есть, ко мне потихоньку подкрадывалась тоска: вспоминал, сколько удочек было у нас с дедом, о чём мы говорили на рыбалках, как он изображал героя фильма "Неоконченная пьеса...", смешно бежавшего по обрыву над рекой, как играли в шахматы и как он учил меня записывать ходы, про Кузю и схватку лягушки с ужом... "Господи, - думал я, держа в своей руке под столом руку бабушки, - а ей-то теперь как жить? Что она будет делать без своего Коленьки?" В мозгу зрела одна мысль: надо пожить у бабы Тани столько, сколько ей будет хорошо со мной. "Школа есть у дома, мне не надо репетиторов, особых режимов и особого питания, теннис подождёт... - уже не мог думать ни о чём другом, - главное, я буду рядом с ней, нам будет веселее вдвоём. Надо поговорить с отцом. Но вперёд - поговорить с бабушкой"

Наклонившись к худенькому плечу бабы Тани, я дотянулся до уха и стал шептать:

- Хочу сделать предложение, думаю, оно тебе понравится...

- Хорошо, мой мальчик. Потерпи до дома, там и поговорим...

Она крепко сжала мою руку под столом. "Дома, так дома", - подумал я и мне стало намного легче. Я был уверен, она скажет "да".


Продолжение: http://www.proza.ru/2017/09/12/1455



 


Рецензии
Юрий, какая же печальная глава и как же жалко терять близких.
А бабай по-татарски дедушка, так что герою дали необычное имя.
Пока Вас покидаю, вернусь обязательно.
С самыми добрыми пожеланиями,

Лариса Малмыгина   14.09.2017 00:55     Заявить о нарушении
Спасибо, Лариса!
Имя-из детства, на рынке после войны торговал
безногий Бабай Вазихович Ахмедов, им пугали
детей бабушки, если те плохо засыпали...)))
В рассказе оно обыгрывается: фольклор и реальность...
С уважением и улыбкой,

Михайлов Юрий   14.09.2017 09:47   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 22 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.