Слуга

В 9.00 31 декабря 2000 года полковник Кузнецов заступал в смену на специальном объекте. Выслушал сообщение предыдущего оператора, принял документацию, расписался где положено, затем они вместе доложили вышестоящему командиру - "дежурство сдал - дежурство принял".

Здесь все было строго и однозначно. Никаких отклонений. Любые телодвижения исключительно по приказу и инструкциям. Все было отработано до автоматизма. Объект был настолько важным, что простыми операторами здесь служили полковники. Меньшим по званию столь ответственное дело просто не доверялось. А возглавлял смену целый генерал-майор.

Полковник уселся на рабочее место, привычно прошелся строгим взглядом по нескольким мониторов и панели управления с множеством кнопок и клавишей. Одна клавиша справа, помещенная чуть в стороне от остальных, была прикрыта большим красным колпаком. Колпак, в свою очередь защелкивался специальным устройством и был опечатан двумя разными печатями. Вообще, здесь все было специальным.

Полковник чуть прикрыл глаза, ночью скакнуло давление. Давило виски, сердечко бухало..., с ударением на "у", начатая упаковка капотена болталась в нагрудном карманчике форменной куртки. Кетанов тоже не спасал.

Коньячку бы, тем более, что Новый год на носу, да еще миллениум! Кузнецов взял с собой небольшую баклажку наудачу, да на входе двухметровый прапорщик, нежно улыбаясь пояснил:
- Низзя!  Товарищ полковник! Вот сегодня, ну никак низзя! Усиление....! Сами понимаете! Низзя!
И изъял баклажку гад! Кузнецов и не обижался, он все прекрасно понимал. "Низзя" и точка! Такой день сегодня ответственный. Вот сменится, тогда уж оттянется по полной ... схеме.

Собственно глаза ему были не особо нужны, он и так все здесь знал наизусть. В свое время служил в одном оборонном НИИ и сам лично участвовал в разработке этой аппаратуры, занимался программным обеспечением. Потому и слыл лучшим специалистом  в части, потому и ставили его в смену в самые неподходящие по жизни дни. Вот как сейчас, например!
Новый 21 век Кузнецов встречал глубоко под землей, "ниже ада",  как грустно шутил один его сослуживец.

Мир напрягся в ожидании масштабного сбоя всех компьютерных систем. Ладно, если просто свет кругом погаснет - не впервой,  свечами перебьемся.  Или все банки вдруг разом рухнут - да и хрен с ними, народ копейки свои в других банках хранит, в стеклянных, промеж грядок зарытых.

А вот если ракеты ядерные с обеих сторон сами собой вдруг вспорхнут, тут уж точно - конец света! Так что полковник Кузнецов оказался сегодня в нужном месте, и в нужное время. Как специалист он конечно посмеивался над всеми эти страхами. Но глубоко в душе "кошки скреблись"! Уж он как никто другой совершенно точно представлял себе последствия несанкционированного применения ядерного оружия. Даже одно время лекции читал курсантам по данной проблематике.

Потому разлепил всё же глаза и заученно быстро заклоцкал по клавишам, прогоняя контрольные тесты. Все оказалось в порядке, слава Богу. Кузнецов также быстро перекрестился втихаря три раза. И нежно погладил простой медный крестик на груди под майкой, бабушкин еще. При крещении надетый.

Он не был церковным человеком, в храме почти не бывал и молитв толком не знал. Однако в Бога верил, просто как разумный человек. Ведь достаточно взглянуть на ночное звездное небо, чтобы понять, что Создатель есть!
Иначе откуда это все взялось-то!

Ни в какие диктатуры или демократии он давно не верил, поскольку точно знал, что те, которые умные, сильные, здоровые, смелые, энергичные, или даже просто красивые никогда не захотят и не станут жить вровень с глупыми, слабыми, больными, трусливыми, ленивыми и обычными на внешность. Ни при каком общественном строе. Закон природы такой! Право сильного называется! Все остальное -  выдумки поэтов и писак субтильных.

Свое место на свете этом он знал хорошо, особо умным себя не считал, но специалистом был высококлассным. И на том спасибо тебе Господи!

День прошел спокойно, обычная размеренная работа: обмен информацией, доклады, контрольные прогоны. Но к ближе к полуночи напряжение стало резко нарастать:
Рабочие места не покидать. Инструкции боевого применения держать под рукой. Раздать табельное оружие.
По залу зашмыгали неприметные люди в строгих темных костюмах. Никто толком не знал, чего дальше ждать...!

Кузнецов обернулся на едва слышный шорох в правом углу. Там, буквально ниоткуда начала проявляться полупрозрачная фигура завернутая в черный длинный плащ. Полковник перевел взгляд влево, здесь к нему уже вплотную приблизилась фигура в белом. Рабочее место оператора постепенно заволокло легкой дымкой. Явственно ощущался запах спелого яблока.

- А...судный день! - успел прошептать полковник. - Сейчас получите ребята....

На него вдруг навалилось темное удушливое облако, шею обвила грубая веревочная петля, он рванул форменный галстук, пытаясь глубоко вздохнуть.

Левая рука его тем временем быстро набирала комбинацию на клавиатуре, правая намертво вцепилась в особую клавишу, скрюченные пальцы судорожно пытались сорвать заветные печати.

Послышались громкие возгласы, кто-то резко навалился сзади. Он попытался встать, но получив мощный профессиональный удар под лопатку рухнул в проем между столами...

- По местам! - орал кто-то страшным басом.

Над головами взвился штатный "ПМ" на тонком ремешке:
- Все по местам! Пристрелю, мать вашу...!

Это последнее, что он услышал в навсегда уходящем 20 веке!

*****

Через месяц после описываемых событий, в один из поздних пятничных вечеров полковник стоял навытяжку перед командиром.

- Вот, товарищ генерал-майор! - положил он на край стола красную папку.

- Что это? - спросил командир, не отрываясь от вороха бумаг произвольно разбросанных по широченному столу.

- Рапорт! - чуть двинул Кузнецов папку в его сторону.

- В отпуск? - приподнял голову генерал.  - Правильно! В госпитале подлатали, теперь в санаторий. Как положено, реабилитация! Продышись там маленько. Вернешься и ...  в смену сразу!  Хватит уже симулировать! Без тебя там никак! Давай подпишу!

- Не в отпуск! Уволиться хочу. Вообще..., из вооруженных сил.

- Что-о! - чуть не выпрыгнул из кресла генерал. - Рехнулся! Крыша поехала!? Я тебе дам ... "уволиться..."!

И разодрал  бумагу в мелкие клочки.
- Кру-у-у-гом! Маррррш! На рабочее место!

Однако характерного щелчка ягодицами не случилось. Полковник вздохнул  нелегко, открыл потертый кейс, достал бутылку коньяку, пару нарезок и аккуратно поставил все это богатство на край стола.

- Выпьем, Михалыч!

Генерал содрал с мясистого носа очки и внимательно взглянул на подчиненного.

- Видать припекло, раз так зарядился...! Коньяк вон...! Ну..., поздно уже, наверное сегодня больше не дернут! Давай, по маленькой!

Выпили, закусили, помолчали.

- Я понимаю! - начал генерал. - Ты после обморока того..., уверенность подрастерял! Уж больно ночка выдалась... ! Миллениум..., мать его. Помнишь сколько болтали всего. Вот тебя и пробило! Понять можно!

- Я, Михалыч! - поднялся со стула полковник. - Не барышня кисейная, чтобы на смене в обмороки падать. ... Отсутствовал я тогда, не было меня там! То есть ...., тело...как бы на месте...., а я сам...! В другом месте...!

- Ты..., перед приходом ко мне... не принимал...!?

- После того случая ни капли! Вот сейчас ... первый раз!

- Врачиха со "скорой" сказала - обморок! От перенапряжения! И точка! Так что не выдумывай! Давай еще по одной и ...домой!

- Не было меня там! - присел опять Кузнецов.  - В другом я месте был, и не месте даже, а до сих пор сам не пойму где! Как бы висел в тумане каком-то!

- Ну вот ты опять...!

- Михалыч! Мы для чего здесь служим! Для какой цели?

- А то ты не ведаешь!  Для обеспечения гарантийного применения...., сам знаешь чего! Если понадобится!

- И что это значит, по рабоче-крестьянски. Кирдык всем!?

- Может и кирдык, может и не всем! Только не нам одним кирдык, но и врагу нашему.

- Вот ТАМ и был разговор!

- С кем? С кем разговор-то полковник! Чего несешь!?

- А разговор..., двое их было! Тоже ..висели, как и я! Один чистый, в белом весь...., другой в черном...! С рогами...!

- С "рогами"...!? Ну-ну!

- СЛУГИ ДЬЯВОЛА мы! И тот, и другой так сказали! Не сговариваясь! Работаем на истребление рода человеческого, всего и сразу! Вот что они сказали! И тот, и другой за нас всех боятся страшно! Ты понимаешь - ОБА боятся! Тот с рогами так и сказал, мол, хоть вы и слуги мои, но уж больно крутые, типа...

- Мы... Родину защищаем, дурак ты, хоть и полковник! Родину...! Без нас бы тут давно пиндосы правили, бабы наши сортиры бы их мыли, а пацаны - пиццы им разносили. Этого хочешь!?

- Я такой же как и ты, за ... Родину жизнь отдам! Но они ТАК сказали! А я им верю...! Они и не говорил даже, зачем им слова, сразу в душу...!  Так что ... подпиши рапорт! Не хочу я в этом  участвовать. Подпиши Михалыч! Не гневи Бога! И того рогатого тоже не гневи, он всё же ангел, хоть и падший. Подпиши!

Кузнецов открыл портфель и достал еще один экземпляр рапорта

- Ишь..., запасливый! - переполз в служебное кресло генерал. - "По состоянию здоровья"! Чего же правду не написал? Так мол и так, "слуги дьявола"...

- Да кто ж поверит-то!

- А я, значит, поверю!? Хорош..., полковник.

Генерал отвернулся, долго смотрел окно на теряющуюся в темноте Арбатскую площадь.

- Говорят "Прагу" ... закрывают! Вот козлы!

Открыл верхний ящик стола, достал заветную ручку, подарок министра.

- Раз так, подпишу! Не верю я в сказки твои, но вижу, что мозг у тебя снесло прилично! Здесь без мозгов никак...., сам понимаешь.

Кузнецов молча кивнул, подхватил подписанный рапорт и направился к выходу.

- Тут недавно штатники гостили, все принюхивались, меня тоже позвали! - остановил его генерал. - Гордые все, победители, типа. Шнобелями аж потолок чиркали. А потом один их четырехзвездный как за ужином хрюкнул, так прямо и сказал, ...ну... вот как ты сейчас...

- "Слуги дьявола"!? - обернулся Кузнецов.

- Я тонкостями перевода не владею, читаю и перевожу со словарем, но..., что-то вроде этого! Ржали все за столом тогда! Прямо покатились со смеху!

- Значит не один я...в "обмороке" том побывал, Михалыч!?

- Иди уже! Праведник... - устало махнул рукой командир. - Иди...с Богом! И тому "в черном", если встретишь опять, передай там по ходу,  чтобы он за "слуг своих" нас не держал! А то ... рога-то обломаем! У нас тут своя "Сатана" имеется, и не одна, как ты знаешь...!  Так что, как-то вот так, примерно ...!

- Передам, Михалыч! Все как есть передам...!

Развернулся по-строевому и щелкнул-таки смачно ягодицами.


Рецензии
На таком ответственном государственном ядерном объекте, где операторами служат полковники - напряжение стрессовое велико. Очень велико. Психика полковника Кузнецова, видимо, не выдержала напряжения. Он поступил честно написав рапорт. Генерал Михалыч понял все правильно и быстро. Если психика сдала - уже служить не сможет, отслужился.

Игорь, спасибо большое. Интересный рассказ. Рассуждения о Боге как Творце и людской организации, где правит сила, красота и иные преимущества - понравились. Кратко, правдиво.

Хорошего дня. Всяческих удач.

С уважением,

Орлов Игорь Ко   29.08.2017 09:23     Заявить о нарушении