Проза жизни. Ночью

      Плавать ночью в море – одно из самых приятных занятий.  Кому это знакомо, тот меня поймет. Ночью время течет иначе, пространство кажется безграничным, звезды ниже, море спокойнее…  Помню, в Сочи мы с подругой ушли ночью плавать, а когда вышли на берег, оказалось,  что плавали четыре часа.  В другой раз мы ушли в море с приятелем моего мужа. Его жена с моим сыном ждали нас на берегу. Мы потеряли счет времени, а они сходили с ума, вглядываясь в ночное море. Потом мой сын сказал: «Тётя Ира, пойдем домой. Они наверняка уже утонули».

      Вчера я отправилась плавать на закате.  Солнце уже намеревалось погрузиться в море, окрашивая небо розовыми  красками.  Стаи рыбок выныривали и некоторое время пролетали над водой поблескивая розовыми от солнца чешуйками.  Пляж постепенно опустел, и лишь с танцевальной площадки доносилась музыка, куда каждый шабат приходили потанцевать жители  нашего города, да вдоль  моря прогуливались любители вечернего променада.

      Вскоре стало совсем темно, и лишь ярко сверкала огнями Хайфа на горе Кармель, да круглая Луна висела над городом.  Вода казалась более прохладной по сравнению с дневным морем, когда появляется ощущение, будто плаваешь в компоте или, что еще хуже, в ухе…  Я плавала почти два часа и уже решила повернуть к берегу, но тут на пляже появилась парочка. Они уютно устроились в тени волнолома,  не подозревая, что их кто-то видит. Сначала они  сидели, потом прилегли, потом  принялись ритмично исполнять танец любви. Они истово танцевали, иногда не попадая в такт с музыкой, а я решила повременить, чтобы не ломать им кайф.

      И тут я заметила что-то тёмное, приближающееся ко мне. Моё любопытство, естественно,  пересилило, и я поплыла навстречу темному пятну. Но наткнулась на что-то тяжелое, что неприятно прикоснулось ко мне. Взяла двумя пальцами, вынула из воды и повернулась к свету. В моей руке оказался ботинок с правой ноги. Я с отвращением отшвырнула его подальше. И в этот момент что-то пушистое и еще более тяжелое прикоснулось к моей спине. Я отпрянула, отплыла подальше и оглянулась посмотреть… В следующее мгновение я заорала и изо всех сил поплыла к берегу.  Похоже, я побила  мировой рекорд. Парочка на берегу встрепенулась, к сожалению, я была далеко и в темноте не видела их лиц, но, думаю, на это стоило посмотреть. Мне было искренне жаль, что их танец остался незавершенным, но в море я не могла оставаться.

      Они сидели в оцепенении и молча смотрели, как я выхожу из воды. А я кричала что-то невразумительное, а потом вспомнила, что человек, утонувший насмерть – это *табА лемАвет*. Я кричала, что там в море табА лемАвет и надо вызывать полицию. Парень встал, подошел ко мне, посмотрел на меня сверху вниз,  погладил по плечу и что-то сказал на иврите, наверное «кончай орать, дура», но очень спокойно и даже ласково, видимо, в мыслях он еще был там, в танце. Штаны его были не застегнуты…  Потом он достал телефон и тем же ласковым голосом произнес пару фраз. Полицейская машина приехала через пару минут.

      Первым делом полицейский начал спрашивать, где тот, который табА лемАвет, кто его видел и кто мы такие. Красавчик в незастегнутых штанах показал на меня и справедливо доложил полицейскому, что это я контактировала с интересующим их объектом. Полицейский попросил мой тэудат зеут (удостоверение личности). «Какой теудат зеут, - говорю, - я же в море была!» «О’кей, - говорит полисмен, - скажи свой номер телефона».  «Не помню», - отвечаю. «Как не помнишь?»  Достает свой телефон и говорит: «Дай аппарат, я определю твой номер». Надо сказать, что в Израиле по номеру телефона можно определить даже номер счета в банке. Но у меня нет с собой телефона. Я же в море была! «Как нет телефона?» – Кричит полицейский. Израильтяне не расстаются с телефонами ни на секунду! И он делает правильный вывод: «Ты олА ходашА?» (новая репатриантка). « Не то, чтобы совсем уж ходашА (новая), - отвечаю, - но и не без этого». «О’кей, - говорит, - хотя бы имя своё и адрес знаешь?» Ну, это я точно знаю и бодренько диктую ему.
 
      К этой минуте на пляже собралась довольно большая толпа зевак – шабат ведь, все гуляют, а тут что-то интересное происходит. Со всех сторон только и слышится «табА  лемАвет,  утопленник»…  Подъехала вторая машина с полицейскими, они тоже начали активно интересоваться, кого я видела, как он выглядит…  Издеваетесь что ли, господа полицейские, я только видела волосатую голову, которая  толкнула меня в спину.

      Тут подъехала ещё одна машина. С этой машины в небо взметнулось нечто телескопическое, на вершине которого вспыхнул прожектор. Луч света, направленный в море, скользил по воде, пока не наткнулся на некий плавающий объект.  Полицейские, столпившись у воды, вяло рассуждали, как бы его достать. Потом один полисмен обращается ко мне: «Ты все равно плаваешь, возьми этот крючок, пойди в море, зацепи его, а мы подтащим. А то нам надо водолаза приглашать». «Я похожа на водолаза? – Спрашиваю. – Может мне этого *пловца* к себе домой пригласить, раз уж я тут недалеко живу? Очень надеюсь, что это шутка».  Зрительный зал меня поддержал, и полицейский не стал настаивать. Красавчик в незастёгнутых штанах предложил себя в качестве водолаза. Но полицейский уже начал расстёгивать свои брюки.

      И тут над пляжем раздался вопль: «Мааааамааааа!!!» Я узнала голос моего сына. Оказалось, они пошли меня встречать, увидели на берегу толпу людей, услышали разговоры об утопленнике…. Сын увидел меня у воды в окружении полицейских и сквозь толпу бросился ко мне.

      Мы не стали дожидаться окончания захватывающего спектакля под названием «спасение утопающего», да и спасать уже было некого… Я пошла искать свою сумку с сарафаном. Но сумки нигде не было! Шлёпки и шляпка тоже пропали! Вот в чём я не сомневалась, так это в том, что здесь никогда ничего не пропадает! Местным жителям порой за своим лень нагнуться, не то, что чужое взять. То здесь, то там частенько можно увидеть забытые полотенца, футболки, трусы... Я уж молчу про постиранное бельё, которое падает с верёвок, его никогда не поднимают! Оно так и лежит на земле неделями, на нём кошки спят...  Забытый купальник и тельняшку я находила в раздевалке на следующий день... Сейчас раздевалки не работали, и на берегу толпились десятки скучающих людей, но я знала, что завтра приду и найду мою сумку.

      Ладно, мой купальник похож на короткое платьишко, а босиком я не один раз ходила домой, тут всего-то до дома два квартала. Да и кто меня осудит после всего случившегося?  Да и кто вообще обратит внимание на мой наряд?

      По дороге к дому мой муж сказал мне, что я больше ни ногой одна из дома… А я что? Я виновата штоль?.. Он сам приплыл…  Это муж ещё новости не читал… И не знает, что в море, недалеко от пляжа в Кирьят-Яме, обнаружено взрывное устройство, предположительно спущенное в море в Ливане…
    
      На следующий день в дверь позвонили. Открываю.  На пороге стоит полицейский. В одной руке держит мою сумку, в другой – мороженое. «Твоя?» - Спрашивает.  В сумке мой сарафан, полотенце, очки, шляпка и шлёпки… «ТодА рабА, - говорю, - большое спасибо!»  Он улыбается и протягивает мне мороженое: «На, съешь сладкое».      


Рецензии
Надо же, ситуации схожие.Ничего худого не делали и столкнулись: с неживым телом и бойким духом, а вокруг вода.
Классно написано.Перлы лютые.
С уважением

Владимир Майоров   20.11.2017 19:18     Заявить о нарушении
Спасибо
С уважением

Надежда Розенбаум   20.11.2017 20:50   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 23 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.