По ту сторону гл. 4

" Кто посмел с моим  телом такое  сотворить?!"

От возмущения и негодования со мной случился неврический  или нервический (неважно), шок от увиденного. Но я решила во чтобы-то ни стало вернуться в тело. Расположилась над ним, да только видно и осталось мне что хотеть, чуть до пола не провалилась. Висю. Смотрю на себя родимую: синяки во всё лицо, голова в шапке из бинтов. Жалость к себе проснулась. Разрыдалась в кулачок, прикусила пальчик,  чтоб никто не услышал мои стенания. А тут, неожиданно, голос сзади послышался знакомый до ужаса:
 
- И чего рыдаем, Виолка, ты ж сама виновата, что из красавицы в чудовище превратилась, ещё и меня разукрасила. Смотри: живого места нет. Всего переломала…

Как же я обрадовалась, услышав Димкин голос, и таким он мне показался родным…, нет, не любимым, но в тот момент я готова была его расцеловать. Обернулась. Не раздумывая, к нему на шею бросилась. Каково было моё огорчение, сквозь него пролетев. А он паразит видя мою растерянность, расхохотался:

- Эт, тебе наказание! Нечего безвинных людей калечить, чуть не угробила…

Тут уж я пришла в негодование, про плакать и речи уже не было. Нависла над ним. Он от неожиданности аж над кроватью распластался, того гляди исчезнет, уже на половину скрылся. Смотрит на меня, а в глазах, не поверите, испуг. Но мне было совершенно наплевать. Была я в злостном настроении. Приблизив лицо к его бледненькому личику, почти касаясь его носа,  прокричала:

- Так ты меня обвиняешь?! Ты, что мне предъявляешь претензию к своему теперешнему виду?

Димка при виде моего грозного настроя не издал ни единого звука, лишь головой в согласии мотнул, что меня ещё больше в бешенство ввело.

 - Не тебе ли я говорила: пристегнись! Ты ж, гад, - сам отказался!  Сказал, что только идиоты пристёгиваются и, что если ехать быстро и не дай бог в дерево влетишь, от удара, можно без головы остаться. Так ты погляди на себя. Лежишь тут трупиком ещё и обвиняешь… накаркал. Кто ж знал, что ты за руль схватишься и будешь крутить вовсе стороны  и при этом выворачивать мне руки. Я ж ими за руль держалась, у тебя отбирала!

- Не ори тут!  Я тебе что кричал? Чтоб ты на тормоз давила, а ты на газ, дура! А дальше, что сделала? Визжала как поросёнок, руками в руль упёрлась и на газ. Видела бы ты себя в тот момент, когда дерево приблизилось… - Димка из-под меня выплыл. Встал, как статуя руку в бок воткнул,  другой махнул, словно от мухи отмахнулся, - зарекался с тобой ездить! Так нет,  уговорила… эх, Виолка, что мы с тобой наделали…
 
И столько было в его последних словах сожаления, что мне стало жалко не только себя, машину, дерево,  но и Димку, который при ударе вылетел через переднее стекло навстречу дереву.
 
"Что с ним будет? Вон лежит весь в гипсе,  да ещё и с трубочками, которых поболе чем у меня. А вокруг аппаратура, все важные функции за него выполняющая…" - думала я, стояла возле его кровати и неотрывно смотрела в его лицо.
 
- Виолка, ты, что меня не слышишь?!- Димкин вопрос вывел меня из раздумий. - Я тут распинаюсь, рассказываю, как второй день пытаюсь в тело вернуться, а она не слышит… Ты сама-то, где была?

- Я? Здесь и была. Себя искала. С нами был мой любимый собак. Не знаешь, где он?

- Знаю…

- Где? – взлетая,  обрадовалась я, - веди меня немедленно к нему.

- Не надо никуда идти. Он здесь.  Джека.

Из-под кровати вылетел Джека и сразу ко мне кинулся. Я руки уже приготовила, принять любимца в объятия. А он вдруг исчез. Я и опомниться не успела, как его и след простыл, дымкой растворился.

- Джека, вернись!– заорала я что есть мочи.

- Да не ори ты…  значит, выкарабкался…

- Куда выкарабкался? - удивилась  я.

Димка только головой махнул, сам грустный.

- Радоваться надо! Ты чего, Димка?

- Ты еще, не поняла что ли? Мы ж тут лежим, а может, того… не всем удаётся… насмотрелся…  я тут много чего перевидал. Ведь мы все в очереди. Понимаешь, Виолка? В очереди. Как только родились,  сразу  встали в очередь. Это, как к стоматологу. Страшно, боишься боли, но знаешь, что очередь подходит… и никуда, понимаешь, никуда от этого не уйти… очередь гадство! Кто-то торопится… это я про самоубийцу. Сегодня такого в морг опустили. Боролись за него врачи, как за нас с тобой… видишь сколько аппаратуры. Не хочу…

- Молчи, Димка,  - прошептала я,  всхлипнув от переполнившего всё моё существо чувства безысходности, такого всепоглощающего отчаяния, что  я упала на кровать, но оказалась под ней, вися над серой плиткой пола.

– Мадам, что вы тут забыли?! – услышала  я. Намерение разрыдаться в голос, тут же отпало само собой. – Здесь мой приют и без приглашения, никого не желаю видеть! – Не успела я опомниться, как перед моими глазами предстал раскрытый беззубый, зияющий чернотой рот, издающий не человеческий ор:

 – Не позволю быть здесь! Вон отседова, полумёртовка!

От неожиданного нападения на мою нервную систему, я зависла не только в воздухе, но и в тупом непонимании, что я такого сделала, и на каком основании он присвоил местечко под моей кроватью. Нет, под кроватью моего отдыхающего от тяжёлого пребывания в этом неспокойном мире, тела.

 Ответ мой был резким…

Продолжение следует...


Рецензии
Теперь все понятно стало...авария.
Людочка, чем же закончится все для героев?
Читаю дальше.
С добрым теплом,

Елена Коюшева   08.09.2017 11:06     Заявить о нарушении
Не знаю, Еленочка)
Возможно всё. И оставить так как есть...
вернуть в жизнь...
Спасибо, Еленочка!
С улыбкой и теплом

Людмила Михайлова2   08.09.2017 21:58   Заявить о нарушении
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.