Пусть строчат... глава 9. от мира сего

                                       ПУСТЬ  СТРОЧАТ…. Глава 9. От мира сего
 
  У культурного человека не только развито чувство собственного достоинства, но он умеет считаться с мнением других. Он всегда корректен и сдержан в споре. Возможно, директор не усмотрел, а учителя вовремя не подсказали и не помогли, поэтому в коллективе возникли споры, и борьба мнений переросла в перебранку,  в клевету. Те, кому новый директор пришёлся не по вкусу, стали мешать ему в работе. Таких было очень мало,  пятеро, но они чувствовали свою силу, средством своей борьбы выбрали клевету. Клеветали в первую очередь на директора, на его заместителей, учителей, поддерживающих  Петрова Венедикта Яковлевича. В школе директор работал последние месяцы: горком партии переводил его заведующим отделом народного образования. У одного из своих заместителей-противников Венедикт Яковлевич обнаружил финансовые нарушения в замене уроков, их оплате. В школе продолжала работать прежний директор Лидия Михайловна, назначенная учителем русского языка и литературы, которая смогла быстро переманить к себе в школу бывшего инспектора городским отделом народного образования  Наталью Александровну, снятую с должности  горисполкомом. Некоторые учителя поддержали завуча-математика, начали действовать против директора, даже после его ухода заведующим гороно. Начали писать анонимные письма, отправляли их в горком партии, горисполком, в обком,  где разбирали все письма, и анонимные, и открытые.
  К нам назначили нового директора, Груздева Виктора Ивановича. Он последовал традициям Петрова, полностью поддержал бывшего директора, чем не понравился анонимщикам. Груздев Виктор Иванович, учитель истории, ветеран Великой Отечественной войны, во всём поддерживающий своего предшественника, на первом своём совещании заявил:
- Ничего менять не собираюсь. В школе сильный, работоспособный педагогический коллектив. Екатерина Ивановна перешла в школу № 9 директором. По рекомендации Венедикта Яковлевича своими заместителями назначаю Никитину Розу Яковлевну и Кузнецову Людмилу Александровну. В школе работают опытные, сильные учителя, такие, как: Чибис Надежда Александровна, Ия Александровна Никулина, Юлия Николаевна Морева, Таисия Петровна Баранникова, которая территорию школы сумела превратить в цветущий сад. Весной благоухает вишнёвый сад, на грядках цветут красные и белые тюльпаны, распускают аромат сирень, на День Победы дети преподносят букеты сирени ветеранам войны. Цветут яблони…
   Всё хорошее, созданное под руководством Петрова Венедикта Яковлевича в школе, не давало покоя пятёрке.  В списке «нарушителей» первым стоял теперь уже заведующий гороно Петров, вторым – директор Груздев, затем Ревина, Никитина, вновь назначенный завуч и я, заместитель директора по воспитательной работе, некоторые учителя. Вначале ни горком партии, ни горисполком на письма, тем более анонимные, не обращали внимания. Почерк пишущего мы сразу узнали: аккуратный, красивый. Нас сталкивали друг с другом. Проверяющий инструктор обкома партии посоветовал нам написать ответное письмо с подписями учителей школы. Письмо было короткое, конкретное, с подписями всего коллектива, кроме пятерых. От нас отстали, но продолжали строчить анонимки в горком о Петрове. К этому времени Венедикт Яковлевич закончил аспирантуру, получил приглашение работать старшим преподавателем в один из институтов Москвы, но он не хотел уезжать из Чувашии, где родился, учился, работал, просто жил. Те пятеро жили дружно, в школе держались вместе.
  Учителя школы №4 получили зарплату. Получила зарплату и Василиса Григорьевна. После третьего урока она повела детей в столовую, сумку с деньгами оставила в кабинете. 
- Вы понимаете, - вбегая ко мне в кабинет, Василиса Григорьевна кричит на меня,- я потеряла всю зарплату! Найдите мою зарплату! Её сына, ученика 9 «В» класса, я учила, очень уважала. Он часто заходил ко мне в кабинет, советовался со мной, участвовал в решении школьных вопросов. Подпись матери-математика Василисы Григорьевны также была направлена против Венедикта, меня и всего коллектива школы.
- Хорошо, Василиса Григорьевна, я постараюсь найти Вашу зарплату.
- Когда мне к Вам обратиться?
- Я сама к Вам подойду. Сейчас начнётся четвёртый урок, идите на занятие, у меня будет «окно», и я займусь Вашим вопросом.
  О пропаже денег Василисы Григорьевны доложила директору школы Виктору Ивановичу Груздеву, с которым тоже находили общий язык. Он мне говорит:
- Вы не обязаны искать деньги учителей, Вы не работник милиции, пусть напишет заявление в правохранительные органы.
 - Виктор Иванович, она напишет заявление, в этом я не сомневаюсь. Деньги украл именно наш ученик, нас с Вами и наших детей в милицию будут таскать. Поэтому я сама разберусь, - успела сказать – зазвонил телефон, трубку подняла Юлия Фёдоровна, секретарь директора.
- Вас, Виктор Иванович. Из гороно звонят.
  Звонил Венедикт Яковлевич. Пока Виктор Иванович разговаривал с заведующим гороно,  я снова занялась поиском зарплаты Василисы Григорьевны. Расспросила всех дежурных третьего этажа,  детей того класса, которые перед столовой  были в кабинете Василисы Григорьевны…
  Наконец-то нашла виновника – не успел сбежать из школы вместе с зарплатой математика. Я обещала ему не разглашать «секрета», и он тут же вернул мне всю зарплату до копейки. Вернул без слов. Пропажа нашлась за сорок минут, за пять минут до конца урока.
 - Нашли мои деньги?
 - Да. Получайте свою зарплату, считайте! Вот ещё копейки.
 - Кто украл мои деньги? Говорите! – требует учитель математики.
- Я Вам вернула всю Вашу зарплату. Не надо быть раззявой! Извините: мне надо идти в горисполком.
- Вы, Раиса Александровна, вора скрываете, буду на Вас жаловаться. Пока пойду к директору.
 - Идите, Василиса Григорьевна, куда пожелаете. 
   Через полчаса мы с Виктором Ивановичем сидим в кабинете  Венедикта Яковлевича.
 -Знаете, Венедикт Яковлевич, наш Шерлок Холмс только что раскрыла преступление, нашла у  Василисы Григорьевны зарплату. Требует, а не просит, чтобы её деньги нашли немедленно.
  Венедикт расхохотался. Повеселел.
- Понимаете, идёт ко мне с жалобой, почему Раиса Александровна ей не называет вора, скрывает его от неё.
- Даже меня не поблагодарила, - добавила я.  Теперь оба расхохотались.
- Смех смехом, они от меня не отстают, строчат и строчат письма в горисполком или горком партии. Их письма ложатся на мой стол. Вот они, их жалобы-листочки, - сказав, Венедикт Яковлевич подошёл к окну, раскрыл форточку, повернулся к нам с Виктором Ивановичем, спросил:
- Кто пишет, чей почерк?
- Ясно, Венедикт Яковлевич! Вот они, эти почерки, в журнале патрулирования родителей школы по микрорайону школы. Кто, чей почерк? Понятно! Та же пятёрка во главе со старым директором школы, - успокоила я заведующего народным образованием.
 - Пусть строчат – бумага терпит! – заключил Виктор Иванович, новый директор школы № 4. – Горкому партии надо было перевести Лидию Михайловну в другую школу. Пусть теперь строчат!    


Рецензии
Здравствуйте,Роза Арслановна!Прочитал Ваш по человечески чистый и добрый рассказ.
Хорошо,что работали в такое время,когда по анонимным доносам не ссылали в лагеря на долгие года.Что это за люди такие нехорошие анонимщики?Просто любители делать гадости другим.Хорошо,что получили достойный отпор!
С самыми добрыми чувствами,
Виктор.

Лавров Виктор   23.08.2017 17:26     Заявить о нарушении
Виктор, здравствуйте! Как всегда, рада видеть и приветствовать Вас на своей странице! Спасибо огромное за прекрасные и очень правильно и верно сказанные слова рецензии на главу об анонимщиках. Говори прямо, открыто, чем не доволен, а тут исподтишка строчат анонимки - так поступают только трусы. Их было только пять человек во главе со старым директором. Все они наказаны БОГОМ. До встречи на Вашей странице. Прошу извинить меня: отвечаю чуть с задержкой: только приехала с дачи, которую запустила после двухнедельного отдыха в Сочи со своими австрийцами, родными для меня людьми. С большущим уважением и с самыми добрыми пожеланиями к Вам Роза Арслановна. Вы знаете, что я всегда отвечаю на добро добром.

Роза Салах   23.08.2017 20:51   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.