Берега плывут за лодку

Загорелый до черноты мужик, в майке и болотниках, стоял по колено в реке. Правой рукой он держал длинное удилище и щурился на воду. За широким Волховом из густой путаницы кустов с какой-то прочной неподвижностью выглядывал маленький храм, издали похожий на крепенький подосиновик.

-Клюет?

Мужик не ответил, только мотнул головой.

-Как до вон той церкви можно доехать?

Мужик  посмотрел в мою сторону.

-К церкви что ли? На лодке – она на острове стоит.

-На лодке...?- растерялся я.

-Ступай в деревню, может и уговоришь кого свезти на остров. Парень! В деревню вот по этой тропине иди – так покороче будет.

Лето кончилось. Небо в рыхлых комьях облаков. Сыроватой луговиной тропина вывела к большому и неуютному монастырю с собором двенадцатого века, только не с той стороны, с которой по выходным экскурсионные икарусы привозили сюда туристов, а с другой. Почти сразу за стеной паслись  десятка два шиферных крыш. Со стороны  автобусной остановки по деревне шла коротконогая тетка с городской прической и в туфлях на толстых каблуках.
В окрестностях областного центра сохранилось ещё несколько храмов двенадцатого-тринадцатого веков. Они стояли наперекор всему – погоде, революциям, войнам. Раньше в них молились, теперь они стали просто памятниками, куда едут за счёт профкома туристы со всей страны. В городе старина стала каким-то естественным, примелькавшимся фоном, а там за пятиэтажными улицами, она еще была волнующе осязаемой.

-Эй! Чё тут бродишь?- ткнул меня в спину подозрительный голос из полисадника с астрами.

-Вот хочу на остров попасть. Церковь поглядеть.

-К дяде Саше иди, он теперь от работы свободный, летом туристов катает на остров церкву глядеть.

-А где его найти?

-За магазином вторая изба.

За калиткой угрожающе заворчала собака.
 
-Вы дядя Саша?- подкупающе улыбаюсь деду в ватнике внакидку. Сонному и недовольному.
 
-А что не похож?

-Мне сказали, что вы к Николе на Липне можете свезти.

-Свезу коли денег заплатишь.

-А сколько?

-Десятку летом туристы плотют.

-Дороговато.

-Твоё дело.

-Хорошо, я завтра подойду.

-Утром приходи, а то мне ещё картошку копать.
 
Через улицу лошадь спокойно щипала траву. Двое мальчишек, сложив портфели под большим деревом, гоняли в футбол. Испытывая какую-то азартную радость, вернулся на турбазу, устроенную в бывшем монастыре с церковью тринадцатого века. В кельях с вечера отмечали приезд очередные туристы из  Москвы. На крыльце пускали сигаретный дым через ноздри брюнетка и очкарик. К москвичам подошёл турбазовский истопник Михалыч, уже заряженный, и попросил прикурить. Очкарик полез в карман за спичками. Михалыч долго прикуривал.

-Вот раньше рыбалка была, дак рыбалка!- сообщил он туристам.

-А что, отец, рыбки копчёной к пиву у вас тут можно достать?

-Почему нет,- с хитринкой на всё лицо затянулся папиросой Михалыч,- сделаем.

Пока утром на берегу дядя Саша долго возился с замком, на который запирал лодочную цепь, я нетерпеливо переминался рядом и представлял, как здесь ещё недавно мужики смолили лодки, сушили сети, уходили в озеро ловить рыбу.
 
-Залазь в лодку, имени твоего не знаю, паря.

-Ну-ка поплыли, Вадим,- каким-то просевшим голосом сказал дядя Саша и оттолкнулся веслом. Потом с третьей попытки завёл мотор. Мы по диагонали пересекли Волхов и зашли в протоку, сплошь затянутую по берегам кустарником. Слева среди высоких деревьев осталась церковь.

-Нередица-, кивнул в ту сторону дядя Саша,- там тоже старинная церковь. Её в войну расхерачили. Потом снова отстроили.

-А ты воевал, дядь Саш?

-В артиллерии,- дядя Саша достал из кармана простенький портсигар, щелкнул крышкой, взял папиросу, потом прикрывая огрубевшей ладонью огонек спички, прикурил.

-Если хочешь, пристанем, сходишь поглядишь. Туда туристы летом тоже любят ездить.

-Много приезжают?

-Хватает.

-Нет, давай на Липну.
 
Он долго вёз меня какими-то водными коридорами, где в чёрную у берегов воду ивы уронили свои гибкие ветки и даже целые стволы. У меня стали зябнуть спина и руки, вдобавок от неудобного сидения  затекли ноги. А мы всё сворачивали в бесконечные рукава, рвали тишину лодочным мотором. Его тарахтенье казалось слишком громким. Винт пенил воду за кормой. Пару раз из кустов вылетели утки. Дядя Саша, в нахлобученной по самые брови кепке, пел мне рыбацкие песни, безошибочно ориентируясь в дельте Мсты. Я ощущал себя почти варягом, пришедшим  покорять эти земли.
 
-Теперь скоро.

-А я думал мы озером пойдём.

-Озером обратно пойдем.

На дне лодки стояла небольшая лужа, и дядя Саша неторопливо вычерпывал её консервеной банкой.
 
-Приехали,- лодка мягко ткнулась носом в заросший травой низкий берег.

Полинявшее небо и тишина. Я неуклюже вылез, сильно накренив лодку. Стоял и чувствал какое-то необъяснимое волнение. Откуда-то из-за неразберихи кустарника наползали остатки утреннего тумана. Молочная пелена медленно обтекала облупленную церковь, выглядывавшую из травы. Ту самую...тринадцатого века. Откуда-то из глубины острова к нам не спеша шла тетка в резиновых сапогах, рядом с ней вертелась собака.

-Здесь что, кто-то живет?

-Да нет, она с музея, летом смотрит за церковью и билеты туристам продаёт.

-Много рыбы надобычил, Лександр?

-Да вот туриста тебе привёз церковь поглядеть. Ты уж отопри ему, пусть зайдет поглядит.

-Отопру сейчас. В деревне-то че нового?

-Васька Егоров у Терентьевых несушку позавчера купил.

-У Терентьевых все куры ноские, сама у ней покупала.

-Ты-то, Антонина, чай уже свинух набрала на засолку?

-Ой, беда! Нету сей год грибов. Лес пустой стоит.

Смотрительница вернулась с ключом и отперла дверь. Собака, не отходившая от неё, строго обнюхала мои джинсы.

-Белка! Поди прочь, не приставай!– скорей для порядка замахнулась она рукой на собаку,- прикроете потом дверь.

В небольшое окно пыльно просвечивало солнце и казалось, что в храме кто-то ставит свечку. Выше на стене пятна сохранившихся фресок. В неглубокой нише лежала журнальная репродукция иконы Николы Липного, рядом сох букетик луговых цветов. Я вышел на улицу. К обеду солнце стало припекать. Выбрал место посуше, постелил куртку на траве среди цветов, лёг на спину и стал смотреть на овечки редких облаков, скользивших на храмом. Церковь уходила в небо. Казалось облака вот-вот зацепятся за её крест. Было слышно, как ветерок шелестит ещё зелёными листьями деревьев и кустов. Некошеная луговина ещё пахла ушедшим летом.

-Вади-им!- позвал меня дядя Саша,- давай, поехали.

Ильмень озеро - широкое, гладкое, словно отутюженное, с полоской дальнего берега и белевшим на солнце Юрьевым монастырём с дяди сашиной деревней. Картину портила небольшая туча, кляксой черневшая прямо над нами. В стороне светило солнце, озёрную гладь резал прогулочный теплоход. Мы далеко уже отплыли, когда неожиданно мотор задребезжал, начал захлёбываться и заглох. До нашего берега с турбазой на вскидку оставалось километра три, а может больше. Неожиданно сквозь воду зажелтело песчаное дно, оно стремительно поднималось из глубины, пока мы не упёрлись в него брюхом.

-Куда ты – сиди! Сам справлюсь!- чертыхаясь, дядя Саша стащил сапоги, брюки; перекинул за борт одну худую ногу, потом другую, ойкнув в холодной воде, навалился, и стал спихивать лодку с мели. Потом без штанов недолго копался в моторе, всё время поглядывая на небо.

-Щас, Вадим, щас поедем,- как-то бесшабашно улыбался он мне.

Тучу прорвало – ударил проливной дождь, крупный и холодный. Озеро вокруг нас закипело  дождинками. Ливень был скоротечным. А вокруг, на сколько хватало глаз, голубела озёрная ширь, светило солнце, в Великий Новгород весело возвращался белый прогулочный теплоходик с немногочисленными отдыхающими на палубе.

-Ну, вот, а ты боялся,- засмеялся дядя Саша, когда мотор заработал и лодка, перекатываясь с небольшой волны на волну, снова заспешила к берегу.
 
-Споём, дядь Саш?!

-Чего?- округлил он глаза.

-Давай споём, говорю, просто так, с хорошего настроения.

Мне казалось, что этот день будет длиться, и длиться, и запах некошеной луговины до конца не улетучится....

Таганка, июль 2017


Рецензии
Какой великолепный слог! Какой простой задушевный язык со старинными, просторечными выражениями! Какими поэтичекими милыми сердцу словами даны описания природы. Вроде ничего особенного не сказано, а вызывает восхищение: "барашки облаков", плывущие по небу,
"За широким Волховом из густой путаницы кустов с какой-то прочной неподвижностью выглядывал маленький храм, издали похожий на крепенький подосиновик". В памяти накрепко остаются "из густой путаницы кустов" и "храм, издали похожий на крепенький подосиновик".
Подкупает добродушное остроумие:
"- Вы дядя Саша?
- А что не похож?"
Вы берёте вроде бы простые, оычные слова. А складываются они у вас в поэтическую прозу. Вот такое происходит волшебное превращение.Слова рождают образы. А образы рождают живое чувство присутствия. Чувствуешь дуновение ветра, луговые цветы, запахи нескошенной травы, солнце золотит траву на поляне, голубеет река, и синяя туча нависла прямо над головой... Вам удалось передать неземную красоту русской природы. И здесь, в этой неземной красоте испокон веку живут люди, слитые воедино душой с этими прекрасными местами:
"Откуда-то из-за неразберихи кустарника наползали остатки утреннего тумана.
Молочная пелена медленно обтекала облупленную церковь, выглядывавшую из травы. Ту самую...тринадцатого века."
Прочитав ваш рассказ, я ещё раз убедилась в одной истине: всё гениальное просто. А вы создали свой гениальный маленький шедевр таким простым и чистым русским языком.
Я в восторге от вашей поэтической прозы!
С глубоким уважением и признательностью,
Елена.

Елена Тихонова-Цеханович   16.06.2018 10:05     Заявить о нарушении
давно подбирался к этой теме. всё тянул и тянул, а потом сел и написал...
спасибо, Елена)

Вадим Гордеев   16.06.2018 11:34   Заявить о нарушении
И прекрасно всё получилось! Изумительные вещи обычно так и получаются - неожиданно. Я вас понимаю. Для вас говорить и писать таким языком является обычным делом, для вас это привычно, естественно. Но вот мысли ложатся "на бумагу" и начинается превращение обыденной реальности в произведение поэтического искусства. Не каждому это дано. В горниле творческой мысли рождается алмаз. А скромность говорит: - А что, разве в этом есть что-то особенное? Я очень рада знакомству с вашим творчеством. Всё лучшее беру и сохранию себе. Желаю вам дальнейших творческих успехов. Порадуйте нас ещё!

Елена Тихонова-Цеханович   17.06.2018 14:34   Заявить о нарушении
спасибо, Елена) всё, что хотелось сказать, уже сказалось.
у меня в основном фотографии на память, только словами. теперь попИсываю от случая к случаю.

Вадим Гордеев   17.06.2018 20:56   Заявить о нарушении
На это произведение написана 61 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.