Деревня

В конце мая три дня подряд стояла жара. Гисметео обещало отсутствие осадков и сегодня. Поэтому Ольга решилась съездить в знакомую ей деревеньку, где она иногда покупала товары подешевле.

На повороте грунтовой дороги в зеркале заднего вида она обнаружила на фоне синего неба клубы пыли, поднятые ее транспортным средством. Из-за штиля серо-желтая пыль стояла столбом над дорогой, по которой рейсовый автобус делал всего три рейса в неделю. Шофер автобуса не скупился на ругань в отношении дороги, в отношении тех, кто ее запустил.

«Эх, дороги… пыль да туман, - вспомнила Ольга и подумала, - лучше бы туман, хоть машина помылась».

Дорога представляла собой яму на яме, поэтому приходилось ехать на малой скорости в попытках объехать хоть какие рытвины и ухабы. Если бы ямах стояла дождевая вода, образуя лужи различного калибра, часть дорожной грязи автомобиль прихватил бы с собой. 

Здание деревенского лабаза пережило не один десяток лет, но стояло. Ольга обратила внимание на низкую цену оливного масла.

Продавец пояснила:

- Уже два года стоит, и никто ни одной бутылки не взял. В райцентр отправлять бесполезно, там всего две бутылки купили за то же время – вот и решили уценить. Ан, народ при безденежье все одно не берет это масло.

- Почему у людей отсутствуют деньги?

- Наш убыточный прежде совхоз приватизировал один деляга. Он увез всю технику до последней бороны и продал, а что не продал сдал в металлолом. Все в нашей деревне разом лишилась работы и мизерной зарплаты.

- Я возьму коробку на пробу, - с ноткой сомнения в голосе произнесла Ольга.

- Так открывайте багажник, я сейчас принесу нераспечатанную коробку, - обрадовалась просиявшая продавщица.

Когда поклажа стояла уже в багажнике, Ольга предложила:

- Давайте посмотрим: что внутри – вдруг там шампанское?

Испанскую разукрашенную картонную коробку вскрыли, в ней действительно находились целые и невредимые бутылки их тонкого дымчатого стекла с маслом из оливок.

Больше приезжая дама ничего на этот раз не купила в магазине, так как у нее сверкнула мысль, что, если она купит здесь какие-либо продукты питания, вдруг именно этих продуктов не хватит кому-то из местных жителей в кризисный период.
Она уже собиралась садиться в кабину, когда ее остановил старческий немощный женский голос:

- Матушка родимая, помоги Христа ради.

- Я не привыкла подавать милостыню, - сказала Ольга даже, не повернув головы в сторону страждущей.

- Не денег прошу.

- Чего ж тогда?

Ольга увидела тощую старушку в непонятном разноцветном темном балахоне. У нее умоляюще светились большие глаза на иссохшем лице. Уши также имели большие размеры.
 
- Помоги нам с внучком. Он сирота, отец с матерью погибли, а мне со стариком его не прокормить на мелкую пенсию.

- И что же вы хотите?

- Смилуйся матушка, возьми его на прокорм.

- Кормить просто так никого не собираюсь.

- Все что скажете сделает, что сможет, он у нас послушный.

- Чего ж не отправить его в город обучиться какой профессии?

- Позапрошлый год два наших парня пробовали учится в областном центре, но одного избили и скинули с 9 этажа, а другого избили и положили под машину. Оба погибли царствие им небесное. Полицаи все знали, прищучили родителей убийц, получили с них деньжат и сделали заключение о самоубийстве. С той поры в нашей деревне зареклись посылать детей на учебу в город особенно девчат, которых там запросто изнасилуют прежде времени.

- Ну пойдем поглядим на воспитанника ради интереса.

Бабусина изба стояла через дом от лабаза и чернела, как и остальные дома деревни, старым срубом.

- Как ваши дома еще не попадали? – спросила Ольга.

- Наша изба еще крепкая, поскольку ее строили довоенные мужики, а вот те, что поставлены послевоенными мужиками многие на ладан дышат.

Ольга присела на старую доску, прибитую гвоздями к двум осиновым чуркам, которая служила скамьей. Во дворе имелся колодец с воротом, доски колодца также все почернели от старости.

Бабушка привела, поддерживая под руку, внучка.

- Так он у вас из Бухенвальда?

- Вспоминаю, была такая песня, прежде ее часто передавали. Теперь нашу деревню превратили в этот Бухенвальд.

- Сколько же тебе лет, добрый молодец?

- Восемнадцать.

- Постой, тебе же пора в армии служить.

- За нами приезжал специальный автобус из райвоенкомата, и мы все парни из нашей деревушки проходили медосмотр. Главврач медкомиссии сказал, что куда ба меня не призвали, меня сразу определят в медсанбат. На что райвоенком сказал, что знает костоломов от медицины, которые могут угробить пацана. Главврач ответил, что я могу и не то что до медсанбата, а до части не добраться. Тогда райвоенком сказал, что лучше не выполнить план поставок призывников, чем получать регулярные нахлобучки от командования за отправленного на срочную службу ходячего трупа.

- То есть тебя не взяли не службу в армию из-за дистрофии.

- Сказали, что может быть через год я снова пройду медосмотр. Но райвоенком так передернул могучими плечами с желтыми звездами на погонах, что я понял, что меня вообще вычеркнули из списка призывников.

Вновь запричитала бабушка:

- Помоги матушка, смилуйся. Ведь ежели мы протянем лето, то все одно все втроем преставимся в зимнюю стужу.

- Вряд ли я смогу вам помочь, я полагала, что ваш мальчонка поменьше годами, а тут вон какая дубина стоеросовая.

- Ну, так и что с того, матушка?

- Ко мне на дачу особенно летом заезжают в гости знакомые, подруги, одноклассницы. И что они подумают и скажут, увидев, что со мной в одном доме проживает этакий увалень.

- Матушка, так давай нарядим его девицей. Пускай оденет чулки, юбку и все остальное. Помоги, матушка.

- Он-то сам согласен стать девочкой.

- На все согласится. Он признался, что к нему намедни несколько раз во сне приходила женщина в белом с косой со сверкающим лезвием.

- Пусть он сам скажет.

- Я сделаю все что вы потребуете, потому что от этого зависит, не только моя жизнь, но и жизнь бабушки с дедушкой.

Несколько раздосадовано Ольга произнесла:

- Иди сюда, сядь рядом, теперь встань, сядь, снова встань, сядь, встань, иди поцелуй бабушку.

Она первоначально имела желание лишь из любопытства поинтересоваться, посмотреть, как выживают в тяжелую пору люди, но ее приперли к стене безысходностью, и она подвела итог:

- Хорошо, я возьму его с месячным испытательным сроком на должность служанки и буду звать Маша, но до этого мы съездим в райцентр, где он сдаст все возможные анализы и, если серьезных заразных заболеваний нет, я отвезу его на свою дачу.

- Ой, матушка, спасибо. Дай Бог тебе здоровия, - причитала бабуся.

- А пока соберите его документы, какие у него есть: паспорт, где он учился, из военкомата, в общем все.

- Погоди, матушка, я найду еще его куртку зимнюю.

- Вот что бабуся не надо никаких вещей, ни одежды, ни обуви.

Бабушка проводила внучка до машины и, когда он сел на место рядом с водительским, Ольга достала из багажника бутылку оливного масла и, передавая бабусе сказала:

- Это для вас лекарство. Вы и ваш супруг пейте его по одной чайной ложке утром и по одной чайной ложке вечером.

По дороге, источающей пыль они ехали молча, потому что водительница очень внимательно вглядывалась в разбитую грунтовку. На асфальтовом шоссе, какое вело в райцентр, работодательница спросила:

- А где же дедушка, что –то я его не видела.
 
- Он в избе лежит с опухшими ногами. Ему больно наступать на ноги.

- Наверное у него артрит или артроз.

- Да.

- Он чем-то лечится?

- Бабушка готовит ему отвары из разных травок, но пока серьезных сдвигов нет. Фельдшер из местного пункта посоветовалась с врачами и выписала список лекарств, какие надо пить. Но у нас нет денег на лекарства.

- У бабушки очень маленькая пенсия?

- Да. Нам на зиму нужны дрова. А машина дров стоит, как бабушкина пенсия, да еще водителю надо доплатить за то, что он поедет по нашей военной дороге. Бывали случаи, что шоферы отказывались гробить машины свои на нашей фронтовой дороге. И одной машиной нам на зиму даже с учетом глобального потепления не обойтись.

- Может быть, в ближайшем лесу имеются упавшие ветки или сушины?

- Несколько лет и стар, и млад выносят из лесу любой попавшийся сучок. – Наш лес уже года два назад стал парком. Рубить растущие деревья и сухостой народ боится, так как лесничий грозит огромным штрафом.

- Есть же вблизи какие-то лесозаготовители?

- Повезло бабушке в марте четыре года назад. – Трактор к дому приволок хлысты, которые тут же распилили на чурки. – И обошлось это всего в несколько бутылок водки. На следующий день бабушка опять проставилась, и эти же лесорубы все дрова перекололи.

- Ну, а теперь?

- Сей год зимой трелёвочный трактор притащил древесину, проехал всю деревню и так и возвратился с хлыстами обратно на делянку, потому что во всей деревне не оказалось денег, чтобы заплатить за дрова.

Образовалась тягостная пауза, которую прервала Ольга:

- Понадеемся, что бабушка не даст дедушке уйти от нас вскорости.

Райцентр – поселок городского типа – встретил рекламой о продаже земельных участков и благоустроенных квартир.

В частной медслужбе по анализам она сказала, что ее в первую очередь интересуют анализы на венерические заболевания и СПИД. – Девушка-администратор сообщила:

- По части СПИДа: о результатах посторонних не извещаем.

- Абсолютно все его документы у меня, вы же видите. – Я его опекун. – Так ведь? – Ольга повернулась к юноше.

Деревенский парень утвердительно кивнул головой.

Медсестра в светло-голубой униформе перед тем, как повести юношу в процедурный кабинет полушутя сказала с улыбкой:

- Если в нем и были микробы и бактерии, они все вымерли от голода.

Затем Ольга привела парня в местный ресторан, где официант оказался ей хорошо знаком. Она попросила его:

- Пожалуйста, мне, все сделайте как обычно. А для моего спутника нашинкуйте грамм сто пятьдесят мелко измельченного морковно-капустного салата. Пить ему дайте пожалуйста бутылку Боржоми. Кроме того, мы возьмем с собой в дорогу три килограммовых контейнера с таким же салатом. И еще раз прошу, помельче порежте салат.

Когда официант отошел от них, она пояснила:

- Таким салатом правильнее всего выходить из голодного состояния. Сейчас тебе нормально есть противопоказано, иначе можешь получить заворот кищок или что-нибудь похлеще. Салат пережевывай, не торопясь тщательнее, потому что в желудке зубов нет. Кстати, а что ты ел на ужин?

- Пил колодезную воду.

- А на обед?

- Бабушка сварила похлебку из разной зелени и одну картошину на троих.

- И как часто у вас такое пиршество?

- Каждый день с той поры, как только травки начали пробиваться весной, когда земля оттаяла.

Парень справился с едой и питьем и минут через двадцать спросил:

- А можно мне еще салата?

Ольга попросила официанта повторить для юноши лечебное кушанье, а служанку попросила:

- Ты Маша, подольше жуй, чтобы то что пережевываешь превращалось в жидкую массу, а затем запивай бутилированной водичкой.

Трапеза окончательно завершилась, и Ольга спросила:

- Зимой чем же вы питались?

- У бабушки были засушены травы, почки сосновые, корешки разные, да и я ходил в лес за сосновыми ветками, которые заваривали вместо чая.

- Сколько в деревне домов?

- Изб сорок, не считая магазина, школы и медпункта.

- А сколько классов в школе?

- Единственный. – Один учитель учит всех в одной большой избе.

- И никто ему не помогает?

- Как же, помогает тетя Клава – женщина лет пятидесяти. Она протапливает печь, убирает, подметает, заваривает чай из хвои. Да и старшие помогают младшим, а старшим помогает учитель.

Ольга расспрашивала о соседях и знакомых. И чем дольше длился диалог, тем более тяжелая вырисовывалась картина.

Наконец блямкнул ее мобильник, известив о полученном СМС.
 
- Медики после экспресс-анализов дали положительное заключение о состояние твоего здоровья. За более подробным официальным документом заеду к ним в офис через пару дней, а пока поедем за покупками в магазин сохранения семьи.

В секс-шопе они приобрели женские туфли и босоножки по его ноге, чулки с поясами, мужской бюстгальтер, два парика с длинными волосами, а также по его размеру костюмы горничной, медсестры и снегурочки.

Далее они заехали в отель, где она взяла номер на час. Ольга изрядно поработала мочалкой, отмывая парня, который последний раз парился в баньке соседей три недели назад. Из отеля он вышел стройной привлекательной блондинкой с немножко неуверенной походкой.

Обнесенная забором двухэтажная кирпичная дача ничем особенным не выделялась. С шоссе к дому спускался асфальтированный съезд, двор дачи также темнел асфальтом. Во дворе имелся гараж, гостевой домик и теплица.

- Забирай свои вещи, Маша, и пойдем, я покажу твою комнату.

На втором этаже она открыла дверь рядом с лестницей.

- Это шкаф для одежды и обуви; столик, чтобы что-то почитать; заправленная кровать; санузел, чтобы принять душ утром и вечером и справить естественную нужду. Телевизор в доме большой внизу в холле. Пока мы ехали, я из автомобиля включила сауну. Надеюсь, она нагрелась, и мы сейчас хорошенько пропотеем. Это нам нужно обоим, потому что частота – залог здоровья, а в здоровом теле - здоровый дух.

Закончив процедуры в сауне с маленьким бассейном, они обмотанные простынями отправились в кухню-столовую на первом этаже. Из ресторанного контейнера он получил на тарелку грамм двести салата, который запивал чаем с имбирем.
 После ужина она сказала:

- Теперь отправляйся спать, я вижу твою усталость.

- А что мне нужно делать в будущем?

- Первоначальная твоя задача вернуть здоровье, это не произойдет за один день, но по ходу оздоровления, конечно, познакомлю тебя с бытовой техникой и с тем, чем ты сможешь помочь дачному хозяйству. Так что пока – спокойной ночи.

- Спокойной ночи.

Туманное утро пообещало вновь жаркий день.

Ольга зашла в комнату служанки и справилась о состояние здоровья.

- Все нормально, - ответил живой человек из Бухенвальда.

- Хочу тебе сообщит, что я проконсультировалась у диетолога и вечером ты сможешь попробовать немножко куриного бульона.

- Спасибо.

- Тебе нужно потренироваться ходить в босоножках и юбке. В правом карманчике передника находится тюбик с губной помадой. Когда появятся какие-либо гости, тебе лучше держаться от них подальше: уйти в теплицу или лучше в своей комнате можешь полежать под одеялом и сослаться, что у тебя болит голова. Вот тебе газовый шарфик для сокрытия твоего кадыка. И еще потренируйся говорить голосом ближе к женскому, а не хриплым басом.

- Хорошо.

- Сейчас мы позавтракаем, затем ты самостоятельно потренируешься, а после обеда я посмотрю: что и как у тебя получается.


Ресторанный салат давно был съеден, Маша стала ходить, уже не держась за стенки, служанка освоила почти всю бытовую технику. Теперь она управлялась с пылесосом, со стиральной машиной, гладила одежду и познакомилась с кофемашиной. Она по утрам в постель, а днем в кабинет приносила на подносе чашечку ароматного кофе хозяйке.

В середине июля утром на разухабистую дорогу, шедшую в деревню свернула легковая машина, а за ней «Газель» с коричневым тентом. Легковушка ушла вперед, а грузовичок ехал медленнее, пересчитывая ямы.

У деревенского лобаза иномарка остановилась. Ольга вышла, открыла багажник и сказала:

- Ты, Маша, отправляйся к бабушке, я сейчас загляну в магазин и тоже подойду к вашей избе.

Ольга у знакомой продавщицы приобрела две последние коробки с испанским оливковым маслом. Продавец настойчиво предлагала купить еще хоть чего-нибудь, но дачница отказалась. Она встретила грузовичок и показала: где следует остановится.

Бабушка со слезами радости на глазах обнимая щупала живого внучка, когда в избу двое парней занесли упакованный в каркас из реек с картоном и пенопластом холодильник.

- Матушка дорогая, какое счастье, что ты вновь здесь. А эту штуку ты хочешь оставить у нас на хранение?

- Я позже все объясню, - ответила Ольга, а ребятам велела, - распаковывайте. Давайте посмотрим – все ли нормально с комплектацией и включим в электросеть для проверки работоспособности.

Вскоре белоснежный холодильник заурчал, ребята подкрутили винты на опорах агрегата для придания ему горизонтальности. Ольга рассчиталась с помощниками, поблагодарила их, и они отправились в обратный путь пересчитывать ухабы фронтовой дороги.

- Заступница ты наша, зачем же ты привезла нам этот самогонный аппарат, он же так накрутит счетчик, что никаких денег не хватит.

- Прежде всего, бабуся, здравствуй. Не волнуйся, за электроэнергию я заплачу сама, поскольку этот холодильник нужен мне самой, - пояснила гостья, а служанку попросила, - принеси, Маша, из автомобильного холодильничка пакет с продуктами.
На полки нового агрегата легли: палка копченой колбасы, пахнущий ольхою лещ с бордовыми боками, желтый кирпич сыра, добрый шмат сала, две полукилограммовые пачки сливочного масла, коробка с творогом, пакет молока и розовые помидоры со свежими зелеными огурцами.

- Холодильник мне нужен, чтобы временно хранить в нем чернику. Вот наберется пару ведер, я подъеду и увезу к себе на дачу.

- Так, матушка, я сей час по деревне пробегу и найдем тебе пару ведер.

- Мне нужна крупная, спелая, с высоких мест, чтобы сладостью сочилась, а не кислая.

- Именно сейчас такая ягода и созревает, болотная зреет позже. Погоди немножко, я найду чернички сколько надо, а то, когда ты к нам вновь заявишься. Из деревни нашей чернику не предают – дорог перевоз. Я тебе бесплатно найду пару ведер.

- Стой бабуся. Бесплатно не надо. Мне нужна качественная вкусная хорошая черника, поэтому вот возьми две тысячи – по одной тысячи за ведро.

Когда бабуся ушла, Ольга подошла к лежащему в постели в дальнем углу дедушке, глаза которого выражали обреченность и тоску. Она попросила разрешения посмотреть больные ноги и отдала распоряжение Маше помыть дедовы распухшие ступни ног теплой водой. После того, как ноги осторожно вытерлись вафельным полотенцем, она попросила:

- Пока ноги подсыхают, принеси, пожалуйста из багажника мешок с тремя кочнами капусты.

Отбросив первые наружные с зеленью листья, Ольга поочередно обмотала белами капустными листьями ноги дедушки, закрепляя лисья белыми марлевыми резинками.
К возвращению хозяйки все процедуры оказались закончены. Ольга пояснила бабушке:

- Желательно листья держать до утра, затем их снять и выбросить на помойку, далее промыть в теплой воде ноги и обернуть их вновь свежими капустными листьями до следующего утра и так далее. После того, как основная опухоль спадет, боль еще останется, тогда смазывайте больные места и рядом ними мазью из тюбика. Вот - их три штуки.  А пока пусть шевелит ногами, пальцами ног и голеностопом, тренируется лежа.

- Все сделаем, как ты сказала, спасительница ты наша.

- Не сразу, но примерно через месяцок дедуля примется расхаживать атрофированные ноги.

- Спасибо тебе матушка. Люди, у которых я брала ягоду, да и другие спрашивали: когда еще понадобится черника и сколько?

- Заеду через день и возьму два ведра.

- Люди спрашивают, может родным и знакомым потребуется.

- Узнаю. Однако мне пора ехать. Ты, Маша, здесь останешься или со мной.

- Да, я поеду с вами, так лучше всем.

При затянувшемся прощании Ольга оставила бабушке три бутылки лекарства – оливкового масла.

Вечером следующего дня на дачу нагрянули три ее подруги, Маша сразу же убежала и спряталась в своей комнате. Первым делом Ольга пригласила приехавших на своих иномарках подруг в кабинет:

- Имеется предложение, какое желательно обсудить безотлагательно.

Четыре женщины, каждая из которых отметила тридцатилетний юбилей, если не в этом году, так в предыдущем, расположились вокруг круглого стола. Они не учились в одном классе. Соединил из вместе труд. Объединяла их и одна беда – каждой медики объявили, что детей у нее не будет. Все они являлись ИП - индивидуальными предпринимателями. У каждой был свой салон красоты и два – три магазина, в том числе: у Зинаиды имелся магазин для рыболовов, у Елены – промтоварный магазин и специалист по работе на вязальной машине, Екатерина заведовала адвокатским бюро, Ольга имела туристическое агентство, коим пользовались все четверо. Они побывали во многих странах и на отечественных курортах. Это отражало специфику работы, когда человек днем и ночью решает проблемы без выходных и проходных. Поэтому чаще всего раз в квартал, каждая из них улетала на недельку куда-нибудь подальше, где ее не настигал бы звонок любимого мобильника. Фактически, создав рабочие места, женщины обеспечивали работой около семидесяти человек. То есть в кризисное время около семидесяти семей имели стабильный доход для существования.

- Есть неподалеку одна деревенька. Положение в ней аховое. Опухших от голода я там не видела, зато истощенных до состояния узников Бухенвальда увидеть удалось. Я предлагаю взять эту деревеньку на абордаж. Первоначально нам придется выступать в роли инвесторов – придется вложиться, но в последующем мы в минусе – в прогаре не останемся. При этом получим несравненное моральное удовлетворение от того, что спасли людям здоровье или даже жизнь.
Первой откликнулась Екатерина:

- Узнать бы о подробностях.

- Вчера я взяла в деревне для себя два ведра черники. Затем решилась отдать одно ведро в магазин, и оно ушло на ура, покупатели просят еще такой же крупной и сладкой ягоды. Завтра я отправлюсь в деревушку, потому что заказала еще два ведра ягоды, хотя уверена, там готовы предложить больше. Поэтому, предлагаю завтра поехать туда нам всем и на месте провести рекогносцировку.

Все трое сразу же сгоряча согласились.

Ольга их несколько остудила:

- Беда лишь в том, что дорога туда ужасная, поэтому для сохранности боевой техники предлагаю поехать на двух машинах, а две другие машины оставить здесь на даче в гараже.

Несколько скептически подруги согласились.

- Как вы поняли для нас, да и для деревенских жителей вопрос с дорогой – наиважнейший. Для его решения, я кое-что подготовила, посмотри Катя.

Екатерина зачитала:

- Главе администрации района. От жителей деревни Озерной. Коллективное Заявление. Ввиду постоянного ухудшения ведущей к нашей деревне дороги, которую ремонтировали последний раз более 30 лет назад, просим немедленно заасфальтировать нашу дорогу для того, чтобы машина скорой медицинской помощи приезжала к нам и уезжала от нас беспрепятственно, а рейсовый автобус начал ходить хотя бы два раз в сутки. В противном случае мы отказываемся участвовать в голосование и на осенних выборах, и на дальнейших.

- Ну как? – спросила Ольга.

- Это шантаж, - сказала Екатерина уверенно.

- Да, - согласилась Ольга, - а что делать? Знакомые мне дорожные строители сообщили, что у них запланированные на этот год заказы скоро окажутся на стадии завершения. А сейчас они уже могут начать делать документацию на строительство дороги и могут начать первичную отсыпку гравия. Поэтому, Катя, подкорректируй, пожалуйста, текст и доведи его до главы района.

- Что ж, лиха бела начало, - задумчиво произнесла Екатерина. – Ты продолжай раскручивать дорожников, а завтра пусть деревенские сами соберут все подписи до единой, а я на неделе прорвусь вместе с главой муниципального образования к главе администрации района.

- Только не задерживайся, здесь промедление жизненно опасно.
Создалась пауза, какую прервала Ольга:

- Зину могу обрадовать тем, что имеется возле поселения небольшое озеро, сейчас уже ставшее почти болотом. Так вот если запустить в него поедающих зелень и ил рыб мы получим шикарное озерцо, где наподобие «Русской Рыбалки» можем открыть Крестьянскую рыбалку.

- Хорошо бы, - согласилась Зинаида.

- Для Лены закупим четыре вязальные машины, ее специалист обучит крестьянок, а мы будем обеспечивать нитью и шерстью.

- Он научит и рыболовные сети вязать, отозвалась Елена.

- Как понимаю – все за, - подвела итог Ольга, - завтра встретимся с главой муниципалитета Дарьей Ивановной, которая возрастом чуть младше нас, и обговорим основу. Уверена, что любой не откажется от помощи, тем более при таком критическом положение.

Подруги пошли трапезничать в столовую, где их встретил стол с бутылкой шампанского посередине, вокруг для закуски лежал шоколад, порезанный лимон, сегменты яблок и груш, вазочка с темной черешней и две лубяные корзиночки с крупной черникой.

- Если кто-то хочет перекусить основательнее в холодильнике имеется колбаса, сыр и салат с копченой рыбой. Для черники имеется молоко, сливки, сметана и могу достать из морозильника три сорта мороженного.

Утром две оранжевые иномарки въехали на разухабистою дорогу и стали осторожно продвигаться к деревеньке. Пыль из-под колес уносилась ветерком на придорожные кусты и меняла их зеленый цвет. Перед лабазом иномарки остановились, пассажиры и водители вышли, и Ольга сказала:

- Вы познакомьтесь с деревенским ассортиментом товаров в этой избе, а я пока проясню, как найти Дарью и как перекусить.

- По поводу перекусывания я категорически пасс, - сказала Зинаида, поворачивая головой из стороны в сторону в знак протеста, - скорее после этих бесконечных ухабин может произойти обратный процесс.

- Эта дорога помогла вспомнить катание на американских горках, - поддержала Елена.

- Рада, что вы ознакомились с местным аттракционом, - ответила Ольга.

После этого они разошлись, и Ольга заспешила к бабусе предупредить, чтобы они с дедом ни словом не обмолвились при подругах о Маше, оставленной на даче. А когда к ним придут подписи придут собирать – пусть подпишутся и за внучка.
Дарья срочно отпарила членов муниципалитета собирать подписи деревенских жителей, после чего поделилась информацией:

- Рядом имеется заброшенный карьер, которым не пользуются со времен последнего ремонта дороги, то есть уже более тридцати лет. Он находится в ведение местного лесхоза, и надеюсь, что без сильного вливания мы с их руководством договоримся, тем паче, что они смогут записать во всех своих отчетах, что для улучшения пожарной безопасности лесов, участвовали в строительстве дороги.

- Это ценная новость, - сказала Ольга, - я извещу дорожников, чтобы они взяли пробы содержимого в карьере, что нужно в первую очередь для проектировщиков. И, если плечо для самосвалов укоротится, дорога построится и дешевле, и быстрее.

Ознакомила местная глава приезжих и с озером, у которого берега оказались полностью заболоченными, только посередине под палящими солнечными лучами испарялась лазурная гладь. Предпринимательницы решили, где в будущем можно организовать пляж, где лодочную станцию с водными велосипедами, где Крестьянскую рыбалку.

Копий карт деревушки и окрестностей у Дарья не оказалось, поэтому приезжие инвесторы сфотографировали имеющиеся с помощью мобильников. Ольга сказала деревенской голове:

- Возможно мы здесь организуем артель, поэтому желательно иметь информацию о том, что может и умеет каждый житель, какие у него способности и наклонности с тем, чтобы каждый занимался по возможности интересным для него делом. Скорее всего мы возведем здесь несколько домов. Но обо всем об этом можно смело говорить после завершения строительства дороги.

Две иномарки увозили из деревни восемь ведер отборной черники с договоренностью, что через три дня приедет машина для тог, чтобы забрать около восьмидесяти ведер ягоды.

Из штаб-квартиры – с дачи Ольги - Елена и Екатерина договорились, что два рынка возьмут ягоду на реализацию. С одного рынка обещали прислать газель с оборудованным полосатыми матрасами кунгом.

Продажа черники прошла успешно, но оба руководителя рынков – Данар и Зураб – отказалась брать новую партию, пока не продадут ягоду, что у них имелась прежде, так как покупатели смели с прилавков вкусную деревенскую ягоду, оставив прежнюю без особого внимания.

Возникшую острую проблему с продажей черники предложила решить Екатерина:

- Однажды на рынке я покупала сушеную клюкву, которая мне очень понравилась. Значит можно засушить и чернику. Конечно с реализацией такого товара сейчас при наличии свежей спелой натуральной ягоды могут статься проблемы, зато зимой и особенно весной эта продукция может хорошо пойти, как по рельсам.

- Между прочим, - вспомнила Зинаида, - на югах и сейчас сушеная ягода в цене. Однажды в Батуми меня просто умоляли прислать черничного листа.

- Еще очень ценится лист морошки, - добавила Елена.

- Так что давайте сориентируем нашу деревню на сушку ягод черники, брусники, клюквы и грибов – белых и лисичек, - сказала Екатерина.

Ольга резюмировала:

- Будем считать решение принятым, а для внедрения его в жизнь нам следует приобрести для каждой избы электрическую сушилку. Чтобы население не протестовало из-за затрат на электроэнергию, предлагаю оплачивать всю электроэнергию деревни самим. А Елену просим связаться с аптеками и фармацевтами и прозондировать возможности поставок сушеных трав, листьев, чаги и тому подобное.

- Поскольку это надо провести срочно я свяжусь со складами в городе и с производителями для покупки дешевых и более производительные сушилок, - сказала Зинаида.

Через три дня Екатерина докладывала штабу инвесторов:

- Честно признаться, у меня было мало надежд на скорое решение вопроса, памятуя о преднамеренных чиновничьих проволочках. Большую роль сыграла уверенная позиция главы муниципального образования. – Дарья напомнила и о забастовке водителей АТП и о скончавшемся в машине скорой медицинской помощи три года назад жителе деревне. С той поры деревенские отказываются от скорой помощи, говоря, что лучше умереть в своей постели, чем на ухабах в окружение врачей. Глава администрации района при нас связался с губернатором, и тот сказал, что без голосов обойтись можно, но о ситуации станет известно через неделю всему городу, а еще через неделю и всей стране и тогда у нас с тобой вид станет бледным. – Поэтому финансовую сторону строительства дороги мы обеспечим, а о нюансах переговоришь с моим помощником через две минуты. Здесь мы подсунули на подпись заготовленное распоряжение о начале строительства дороги и окончание в срок до 01 декабря. – При этом всем отделам и подразделениям администрации района предписывалось помогать осуществлению проекта. Помощник губернатора сообщил, что закупят новый автобус для обслуживания жителей деревни и передадут его в районное АТП в течение месяца. Но самое важное, что он сказал, что после окончания строительства дороги следует начать возведение в деревне трех объектов: административного двухэтажного здания, школы-детсада и жилого трехэтажного дома для ветеранов и для проживающих в аварийных домах. А пока следует подготовить типовые проекты зданий для утверждения их в службах города.
 
Лица предпринимательниц-инвесторов засветились счастьем.

- Этот успех обусловлен и тем, что губерния ежегодно не реализует отпускаемые ей деньги на строительство, а мы и предложили животрепещущий объект, куда с пользой можно вложиться.

Ольга поделилась информацией:

- Не зная подробностей, я связалась с дорожниками и уже завтра после обеда начнутся первые отсыпки грунта из Дарьиного карьера. Проектировщики и сметчики приступили к работе с нашей дорогой сегодня.

Деревенские жители встретили весть о дороге, как манну небесную. Под руководством Дарьи они варили грибные супы и из свежих ягод компоты для дорожников, что бы те трудились с большей производительностью. Ими же стихийно организовалась и ночная охрана дорожно-строительной техники.

После первых десятков метров уложенного асфальта предпринимательницы оформили организацию артели, при которой они стали учредителями, а все жители поголовно стали членами артели. После совещаний назначили исполнительным директором пожилого мужчину коренного жителя деревни, бухгалтером назначили девушку, которой предстояло пройти недельной обучение и последующей ежемесячной сдачи отчета главбуху городской организации в какой велся бухгалтерский учет предпринимательниц. Также из местных жителей выбрали кассира и счетовода.

 В разгар дорожно-строительных работ двое жителей деревни достали из багажника автомобиля Зинаиды металлический аквариум с тремя парами толстолобиков, которых торжественно выпустили в озеро с надеждой сохранить рыб-помощников от залетных браконьеров.

Асфальтирование близилось к завершению, когда бурильщики достигли нужного водного горизонта для подачи питьевой воды в будущую водонапорную башню.

Почти в это же время определились с тремя избами, куда станут привозить туристов на экскурсии для ознакомления их с видами работ какими занимались жители деревни в недалеком прошлом: ткачеством, гончарным производством и кузнечным делом. – Когда пришли к кузнецу спрашивать согласие, его супруга посетовала, что он ослаб от недоедания и кувалду поднять не сможет. Решили помочь кузнецу и его семье в части питания незамедлительно. – Конечно, подобная помощь требовалась абсолютно всем жителям деревни. – Но от кузнеца и его семьи зависели первые значительные финансовые вливания в кассу артели.

Накануне окончания строительства дороги Дарья попросила высыпать по несколько самосвалов песка в двух местах у берега озера, где предполагали расположить Крестьянскую Рыбалку и пляж. Между этими двумя точками срочно возвели помещение из стекла и металла с вывеской кафе-столовая. – Каждый житель деревни имел право два раза в неделю бесплатно поесть в артельной столовой: тарелку супа или борща, или щей; на второе кашу, а на треть компот из сухофруктов.

Поскольку в избе бабушки имелся вместительный холодильник с морозильником, а дедушка стал набирать вес после голодовки и начал ходить самостоятельно, ее назначили заведующей кафе-столовой. В помощь ей дали двух восемнадцатилетних девушек, которые немного разбирались в кулинарии и с удовольствием перенимали бабушкин опыт.

Кафе пользовались и водители автобусов, и строители, и туристы. Для приезжих в меню добавлялись мясные и рыбные закуски и вторые блюда.

В течение месяца асфальтирование дороги успешно завершилось, и местные жители вместе с дорожниками праздновали этот день, как действительно всенародный праздник со слезами на глазах.

Бабушкин внучек окреп, и Ольга вернула его домой в середине сентября. Он стал главным закоперщиком сбора ягод красной рябины, какие сушили гроздями, затем прямо с ветками отправляли в мясорубку и на выходе получали пасту, какая хороша сохранялась в домашних условиях в обычном полиэтиленовом пакете. – Одна-две чайных ложки этой пасты на стакан воды позволяли сделать своеобразный, целебный, натуральный напиток.

Год оказался урожайным на рябину. Вначале предпринимательницы продавали рябиновую пасту в своих магазинах и получили массу положительных отзывов. Затем и рынки принялись за продажу деревенской рябиновой пасты.

Пяти семьям раздали по четыре курицы несушки для обеспечения яйцами артельной столовой, и чтобы курицы высиживали цыплят, для распространения куриного воспроизводства по всей деревне.

В пяти избах разместили аквариумы с мальками радужной форели в целях подрастания, чтобы в дальнейшем использовать их в Крестьянской рыбалке.


Строители трех губернаторских зданий еще возились с фундаментами, а в трехэтажном здании предпринимательниц уже вовсю возводили стены с помощью съемной металлической опалубки. Их дом ушел пол крышу в середине декабря. Этот дом в дальнейшем планировали использовать, как гостиницу, а первоначально переселить в него жителей самых аварийных домов. Энтузиазм жителей позволил вести отделочные и сантехнические работы зимой.

Совет Учредителей артели решил, что земли, которые принадлежали отделению совхоза при деревне, следует вернуть. Екатерина начала собрать материал по этой теме и обнадежила, что, скорее всего обойдутся без обращения в суд, иначе деляга, прихватизировавший совхоз, лишиться и этих земель, и земель всего бывшего совхоза, на законном основание. Она пообещала, что к весне земли вернутся их историческим владельцам.

В зиму деревня уходила, зная свои положительные перспективы, и никто уже не собирался умирать голодной смертью.



 


Рецензии