Железные братья

В отдельно стоящее здание, напоминающее скорее заброшенное производственное помещение под вывеской «Тренажерный зал», зашел мужчина. Женщина преклонных лет, если не старше, протиравшая шкаф с кубками и вымпелами, испуганно посмотрела на гостя, бросила тряпку в ведро и замерла. Одет необычный гость был в добротную с иголочки тройку и выглядел очень представительно. Своим степенным поведением он воплощал внутреннюю силу. Подойдя к техничке, так определял ее статус бейдж на синем, не первой свежести, халате, мужчина обмолвился парой коротких фраз с женщиной и вошел в спортивный зал. Он присел у входа на гимнастическую скамейку, немного отодвинулся к краю, так как та заскрипела и закачалась под его весом.
Зал выглядел не очень приглядно. На старых скрипучих тренажерах занимались двое молодых парней, уже покрывшихся жирком, лет двадцати пяти. Они с голыми торсами, после каждого подхода подходили к зеркалу и напрягали свои мышцы, любуясь собой и подшучивая друг над другом. Воздух в помещении проветривался плохо и от парней немного попахивало армией. Советская постройка давно уже требовала капитального ремонта. Со стен краска слетала большими кусками. Пол, видимо, иногда переживал небольшие ремонты. Там, где стояли тренажеры, был постелен линолеум, но и его пригодность вызывала уже сомнения. Вторая половина зала говорила о том, что несколько десятков лет здесь не было изменений. И на этой половине, в конце зала тренировалось несколько девушек. Как ни странно, но они занимались со штангой, а не на тренажерах. Они по очереди подходили к снаряду, поднимали его над головой и радостно бросали штангу на помост. Когда попытка у кого-то не удавалась, можно было услышать полубранную тираду, не понятно в чей адрес. Девушки даже не обращали на входящего никакого внимания. Парни же с нескрываемой завистью поглядывали на него через зеркало и еще больше тужились, показывая на что они способны.

Минут через десять, мужчина встал и опираясь на трость тихонько но уверенно подошел к девушкам. Поговорив с юными спортсменками и покивав друг другу головой, он попросил одну подойти к штанге. Девушка стала выполнять упражнение, а необычный посетитель комментировал и одновременно подсказывал дальнейшие действия спортсменке. Ее подружки окружив гостя внимательно прислушивались к его советам. Со стороны было видно, что они разговаривали о чем-то своем, на только им понятном языке и очень важным в данный момент.
Парни на другом конце зала брезгливо отвернулись от них и снова лязгая тренажерами продолжили свои занятия.
Заглянула техничка.
- Кузьмич пришел – громко проорала она в зал. Мужчина оглянулся, вначале кивнул женщине, которая уже исчезала за дверью и добродушно раскланявшись девушкам, направился к выходу. Качки молча проводили взглядами проходящего мимо неизвестного им посетителя. Когда он вышел, они переглянулись, состроили неблагодарные гримасы и засмеялись. Один даже попробовал передразнить походку незнакомца, приклоняясь на одну ногу.
- Николай? – радостно, с хрипотцой воскликнул старик в рабочей спецовке, в кирзовых сапогах, с топором в руках и пучком березовых веток.
- Нет Василий Кузьмич, Виктор!
- Да иди ты, как жив!? – избавившись от топора и будущих веников, старик со слезами стал обнимать мужчину.
Они прошли в маленькую бытовку, где стоял слесарный или столярный стол, заваленный незамысловатым инструментом и ветошью. Обнявшись, присели на диван, накрытый черно-красным пледом, который служил иногда одеялом хозяину этого помещения.
- Как же так исчезли, ни слуху, ни духу?
- Да, так вышло.
- А Николай где? С тобой?
- Николай сгорел на работе! Три года уже прошло.
- Заживо сгорел? – охнул старик.
- Да, нет. Это я образно выразился. Работал много, себя не берег, ради меня, матери, семьи. После похорон отца Николай сразу решил на рудники податься за заработком. Деньги на лечение, говорил надо. Меня в начале в Германию направил. Ему сказали, только там смогут такие операции сделать. Потаскали правда по больницам, но собрали из кусочков, а через несколько лет в Израиле и на ноги поставили. Вот я и перед Вами!
- Хорошо, радость то мне какая, - с неподдельным волнением произнес Кузьмич.
- Как у вас тут? Не тренируете?
- Слесарем пристроили на старости лет. Штанга сейчас никому не нужна. Только качалки им подавай, да деньги. В девяностых все крахом пошло. Стали разворовывать зал, но я часть припрятал, а потом вытащил к себе. А сейчас в зале у меня уголок оставили с помостом, я принес кое-что. Есть тут несколько очень приличных детей. Я с ними потихоньку работаю, когда мне не мешают. Вот и на соревнования хочу их вывезти, да деньги коплю. Сейчас за все надо платить. Это не Великий Союз - вот вам и стипендия, и сборы. Помните, как вам с Колей стипендию дали от «Буревестника», вы матери вязальную машинку купили?
- Да, хорошо помню.
- Мама то ваша как, жива еще?
- Спасибо, жива, здорова, за внуками Николая ухаживает.
- А ты? А Вы то женаты?
- Нет. Времени не было. Сейчас у меня семья брата. Он мне «Разрез» оставил, вот я теперь о них забочусь, долг неоплатный отдаю.
Кузьмич горько вздохнул и протянул руку за спинку дивана. Достал большую картонную папку. Развязал тесемки и бережно стал переворачивать пожелтевшие от времени фотографии. С фотографий смотрели крепкие парни в борцовках. Под некоторыми фамилиями были надписи: «Мастер спорта СССР». Достав две фотографии он протянул Виктору.
- Василий Кузьмич берегите их, скоро оформите стенд, как раньше по периметру всего зала. Скоро, очень скоро новый спортивный комплекс вашей детворе построю, пусть реализуют свои таланты. Не все же взрывать, и строить надо! Согласны со мной Василий Кузьмич?
- Подумай? Разворуют, к рукам приберут. Управы на них нет, черт их побрал.
- Нет, я своих людей посажу. Даньку, сына Виктора, пришлю. Он пединститут заканчивает, смышленый и спорт любит. И Вас в зал посажу тренером – консультантом. Бумаги я все подписал, кого надо навестил ...

Звонок прервал их разговор. Достав трубку и коротко ответив, мужчина встал, еще раз обнял прослезившегося старичка, протянул ему в трясущиеся руки конверт и вышел из слесарной каморки. Не далеко от входа в здание его ждал вертолет, готовый в любую минуту подняться в воздух. 
Через распахнутые, слегка покосившиеся двери спортивного зала техничка, слесарь и девчушки, закончившие свою тренировку, наблюдали, как вертолет плавно с полукругом поднимался вверх.
- Старый, это кто таков то? – с большим любопытством спросила женщина Кузьмича.
- Виктор Алексеевич Аганов! – с гордостью ответил старик.
- И что за гусь такой? Столичный что ли?
- Нет. Наш Фроловский. Тренировались здесь близнецы: Колька и Витька. Прозвище у них было "железные братья". Славные, шустрые пацаны, я их в школе приметил, к себе позвал штангой заниматься. Многие тогда ей, штангой то увлекались, - Кузьмич посмотрел на девушек, - Тогда тяжелая атлетика сугубо мужским спортом была. И улыбнулся. – Много мальчишек и зрелых уже парней тренировалось, но они у меня лучшие были. Пахали, как одержимые. Из зала приходилось выгонять. Когда они выступали, пол района приходило за них болеть. Как они выступали! Это надо было видеть! Боролись до последнего подхода. Вырывая друг у друга победу. Зрителей держали в постоянном напряжении. Я сам не мог предугадать кто победит. Переживал за каждого. Кольке чуть больше везло, но Витек не отставал, тоже и область выигрывал и студенческую спартакиаду. Не раз их уговаривали разойтись по разным весовым категориям, не соглашались они. Да, на помосте враги, а в жизни не разлей вода. Горой брат за брата. В обиду не давали друг друга, да их и не обижали, все любили. Девки за ними табунами ходили. Сильно они похожие были. Никто их различить не мог.
Немного повздыхав, Кузьмич улыбаясь продолжил.
- Родители гордились, что такие золотые у них парни. В газетах о их успехах постоянно печатали. Наш коллектив и район прославляли. И я с ними славу получал по заслугам. Правда в школе они куролесили, говорят друг за друга экзамены сдавали, да и в институте пользовались своим сходством. На соревнованиях по этому поводу заставляли их в разных трико выступать, чтобы судьям легче было их различать. А они только смеялись. Много баек про них складывали. Нравилось им к себе внимание привлекать. И еще пуще старались быть похожими. Со стороны казалось все им легко дается. Но я знаю, что очень трудолюбивые они росли. Красавцы, студенты горного института, мастера спорта, чемпионы области, - старик вздохнул, что-то вспоминая и стал продолжать уже с затухающим голосом, - должны были на всесоюзные соревнования ехать, но беда пришла в их дом.
- А что такое случилось то? – выдохнула техничка.
- Виктора с отцом сбил пьяный сынок завскладом на мотоцикле. Отец сразу умер, Витьку сильно покалечило. Думали не жилец. Ан нет, вот приехал навестил.
- А тому-то что, окаянному, кто сбил? - промолвила женщина качая головой.
Старик только развел руками, как двери спортзала с шумом распахнулись, чуть не соскочив с петель.
- Эй простонародье, там склады пылают - выбегая, два милиционера одевались на ходу. Двери еще не успели хлопнуть, закрываясь, как старик достал папироску и с удовольствием закурил. – Хорошо, что задержался на работе, такие хорошие новости!
- Да, ты что старый мелешь! Типун тебе на язык. Склады же горят, ужас!
- Не квакай лягушка. Знаю, что говорю!


Рецензии