Чудеса в Авосьево

Очевидцы утверждают, что отсчет фантастическим событиям, изменившим жизнь Авосьева, надо вести с хмурого февральского вечера, с того самого момента, когда юная Диана впервые парковала автомобиль, подаренный накануне сердечным другом, во дворе дома на Гороховой. Станислав Петрович терпеть не мог фамильярного «папик» и настаивал на формулировке «сердечный друг», используя в качестве доводов милые безделицы. Когда нестройный рев сирен огласил округу, пустынный двор наполнился наспех одетыми обитателями упомянутого дома. Диану обступили со всех сторон, обсуждая колер ее волос, теорию Дарвина и физиологическую аномалию устройства головы. Девушка плакала, звонила кардиологическому приятелю и жаловалась на огромного кота, выпрыгнувшего из ближайшего сугроба под колеса. Этот кот, по заверениям начинающей авто-леди, неожиданно встал перед машиной на задние лапы, при этом передними начал показывать разные неприличные жесты, подкрепляя их пошлым мяуканьем.  По мере того как Станислав Петрович, приехавший, кстати, довольно быстро, избавлялся от наличности, двор стихал, пустея. Оставшийся наедине с подругой своего не совсем здорового от излишеств сердца, мужчина в последний раз глянул на выпачканное тушью личико, пробормотал что-то прощальное и навсегда укатил на своем огромном джипе подальше от хмурой многоэтажки на Гороховой.

Эту историю в Авосьево забыли бы наутро, но уже на следующий день по городу поползли слухи. Поговаривали, что в Селезневом переулке, который облюбовали все местные издания, появился странный кот. Он якобы неспешно прохаживался по переулку, спокойно заходил в редакции, обходил душные кабинеты сотрудников, запрыгивал на столы и даже отбивал лапами какие-то тексты, вносил правки и удалял рабочие файлы, не обращая никакого внимания на онемевших журналистов. Один из главных редакторов, которому это животное сначала запрыгнуло на колени, а потом несколькими нажатиями лап внесло хитрый компьютерный вирус, утверждал, что кот был пьян. Даже после того, как усатый монстр исчез, пройдя сквозь стену, в кабинете долго витал запах посткорпоративного амбре.

С приходом марта в городе только и говорили, что о разномастных котах, творящих повсеместно бесчинства. Секьюрити бара «Лихой удел» утверждали, что из здания банка «Соковыжималка-инвест», расположенного поблизости, всю ночь доносились кошачьи вопли. Между тем клиенты этого банка получали на свои телефоны странные уведомления. Кредиты закрывались, долги списывались, проценты по вкладам достигали астрономических сумм, а руководство финансовой организации получило инструкцию - рано утром явиться с необходимыми вещами по вполне определенному адресу. Самое удивительное, что все накопления сотрудников, все дорогие их душам приобретения последних лет бесследно исчезли в одну ночь.

В городе начались беспорядки. Директора магазинов спешно нанимали новых охранников, но и они не справлялись с бандами котов, легко проникающих сквозь стены. Удивительно,  животные портили только просроченные товары, оставляя целыми свежие деликатесы. Сотрудники одной из управляющих компаний оказались заживо замурованными на своем рабочем месте горами придушенных мышей и крыс, аккуратно сложенными у самой двери. При этом в офис сквозь стены проникали коты, запрыгивали на столы и деловито копались в документах. Бухгалтерша Клавдия Васильевна позже утверждала, что в одной из кошачьих морд она узнала почившую недавно активистку протестного движения жильцов Степаниду Матвеевну. «Право слово - Степанида», - повторяла она одну-единственную фразу во время лечебных процедур в психиатрической клинике.

Психиатры не справлялись с нахлынувшим потоком пациентов. Известного стоматолога привезли после удаления самому себе всех зубов. Он рыдал и кричал, что в кабинет проник кот, запрыгнул на рабочую лампу и уставился щелочками глаз. Остальное он помнил плохо, даже не мог вспомнить, как и кому перечислял средства со своей кредитной карты, помнил лишь, что считал платежи оплатой за эту жуткую операцию.

Сотрудников пенсионного фонда привозили автобусами. Их приходилось оформлять в отделение для буйных. Многие рвали ремни, которыми их привязывали к кроватям, порываясь сей же час отправиться отрабатывать украденный у пенсионеров стаж. В бреду они считали себя строителями, рабочими, швеями, шахтерами.

Развязка наступила в теплое апрельское утро. В тот день вешние воды размыли опоры нового моста, строительство которого с такой помпой отметили осенью. Руководство города всем составом выехало посовещаться на берег реки, подышать свежим воздухом. Пока чиновники слушали обличительные речи о недобросовестных строителях, предаваясь приятным мыслям о новых дачках и автомобилях, материализовавшихся во время этого строительства, целая армия котов преодолевала кордон охранников. Когда их заметили, было уже поздно. Сотни желтых глаз завораживали, лишали воли собравшихся. Воздух внезапно стал вязким, упругим, а тела чиновников наоборот легкими, почти невесомыми. Игривый весенний ветерок подхватил их, поднял к самим облакам и понес, понес подальше от Авосьево, будто нелепую в апреле снежную тучу.      


Рецензии
Дорогая Елена! Есть в Вашем произведении что-то гоголевское и булгаковское. Думала, что будет рассказ о житейском, бытовом случае, а тут просто бездна намеков на недостатки, имеющие быть в нашей стране. И такой юморок вроде легкий, а подумать - обличающая сатира. Мы все живем в Авосьево. Может быть, Ваши коты подскажут некоторым чиновникам, что не все веревочке виться. С уважением, Татьяна.

Ли -Монада   09.07.2017 09:27     Заявить о нарушении
Спасибо, Татьяна. Да, все мы из Авосьево (люблю я говорящие названия, не случайно и переулок, где обитает пресса Селезнев))) А на котов я возлагаю большие надежды, как умело они троллят в соцсетях, что-то замышляют, не иначе.

Елена Гвозденко   09.07.2017 09:57   Заявить о нарушении
На это произведение написано 19 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.