Ашкеназские женщины Средневековья

 
  Период между концом 10 и серединой 14 столетия характеризовался крестовыми походами, начавшимися   в 1096 году, и завершался эпидемией чумы в 1348 году. Эти события отмечены расправами, гонениями и погромами против евреев  из-за обвинений в убийстве Христа и  распространении болезней. Еврейские общины, особенно на Рейне, подверглись нападениям крестоносцев. В начале четырнадцатого века евреи были изгнаны из Франции, а после эпидемии чумы такая же участь постигла многие общины из Германии.
  Несмотря на полную неуверенность в отношении их жизни и собственности и правовые ограничения, которым они подвергались, ашкеназийские общины Западной Европы (Англии, Франции, Италии, Германии) продолжали расти  и развиваться, и материально были вполне обеспечены.
   Само еврейское общество состояло в основном из групп, проживающих в городах. В дошедших до нас рукописях того времени содержится весьма скудная информация о женщинах, ведь все источники писались мужчинами и в них бытовали взгляды о превосходстве мужчин по интеллекту и деловым качествам.  Наиболее информативным материалом средневековья о женщинах у ашкеназских евреев являлись респонсы (ответы на вопросы, написанные ведущими раввинами того времени). В них среди других затрагивались вопросы: о поведении женщин и об их домашних проблемах, о разводе и наследстве, участия женщин в предпринимательстве, религиозной жизни и воспитании детей. Формирование жизни средневековых еврейских женщин проходило под воздействием религиозного  наследия, их экономического статуса и христианского окружения.
   Важные изменения в организации средневековых браков были осуществлены в период, предшествовавший первому крестовому походу, раввином Гершомом бен Иудой (960-1028), главой начавшегося формироваться ашкеназского еврейства того времени. Ему приписывают постановление о запрете полигамии (уже редкое в то время явление в еврейских общинах на Рейне) в отличие от евреев в мусульманских странах, где многоженство как у мусульман, так и у евреев имело место. Моногамия стала нормой у ашеназов не позднее 11 века.  В результате такого перехода на моногамию еврейская  жена получала единолично  финансовое  преимущество по сравнению с полигамной семьей. Еще более важной была установка, что ни одна женщина не может быть разведена против ее воли.
 Большое внимание вопросам брака, развода, поведению и отношениям мужа и жены были уделены  Маймонидом (примерно 1135 -1204), выдающимся еврейским философом, раввином и  врачом, проживающим в Каире. Одна из 14 книг "Мишне Тора" – фундаментального и всеобъемлющего свода еврейских законов, или заповедей, написанных им, озаглавлена "Женщины". Согласно этому своду законов женщины должны работать, получать доход и передавать этот доход своим мужьям. Мужчины изучали Тору с полной дневной занятостью, и считалось неприличным, чтобы они одновременно занимались мирскими занятиями.  Женщина должна выполнять работу для получения дохода, что должно  защитить  ее от безделья, которое ведет к безнравственности, но она не должна принуждаться к работе. Безделье может привести к желанию изучить Тору. Но кто тогда обеспечит  доход семьи? Женщина должна независимо от того, насколько она богата и сколько у нее служанок, во всем помогать своему мужу. Она должна быть знакома с практическими вопросами,  необходимыми для выполнения работ по дому, -  соблюдению субботы и законов ритуальной чистоты, приготовлению кошерной   пищи, несмотря на ограничение в знании религиозных основ и  иврита.
   Роль грамотных еврейских женщин, как правило, благодаря своим родственным связям c раввинами, сводилась не только к оказанию помощи своим мужьям, но и в обучении в синагоге молодых девушек и других не очень грамотных женщин молитвам и еврейским традициям. Одна из этих женщин, имя которой дошло до нас, Урания Вормс была дочерью кантора.
    Женщины с энтузиазмом стремились принимать участие в религиозной, духовной и общественной деятельности  их общин.  Они посещали синагогу каждую субботу, а некоторые из них приходили туда на богослужения ежедневно.
   Важным источником сведений о женщинах того времени является "Книга милосердных", написанная раввином Иудой бен Самуилом  в конце 12–начале 13 столетия. В книге он выступает за поддержание надлежащих супружеских отношений и роли женщины в брачных отношениях, в семье и защите дома. Там же обсуждаются финансовые права разведенной жены или вдовы. Указано, что женщины имеют право подавать на развод в случае  импотенции мужей. Раввины относились  к потребностям и требованиям женщин более гуманно, чем мужья. Они допускали браки в детстве, разрешали замужним еврейским женщинам путешествовать с нееврейскими мужчинами.  Раши (1040  — 1105), выдающийся комментатор ТАНАХа и Талмуда,  также был сторонником женщин.  В начале двенадцатого века одна из дочерей раввина  Раши, записывала респонсы  под диктовку своего отца, что требовало знания иврита на уровне его владения раввинами. 
  Ряд письменных источников дает представление о жизни реальных еврейских женщин - жен, дочерей, матерей.  В христианских источниках  также содержится некоторая информация о еврейских женщинах,  благодаря  информации, поступающей от христианок, нанятых  еврейскими семьями  для работы у них по дому. В этих источниках есть ссылки на еврейских женщин, которые занимались медицинской практикой. В рукописях и на надгробиях того времени  чаще всего, как женская профессия упоминается акушерство. Некоторые еврейские женщины осваивали профессии ремесленников, торговцев и предпринимателей.  Существует небольшое количество источников, рассказывающих о женщинах, которые были центральными и очень влиятельными кредиторами - такие как акушерка  Марат Минна из Вормса, которая имела  дела с властями города.
  Примером умной и деятельной женщины является Дульция, жена ашкеназского лидера и раввина Елеазара бен Иегуды из Вормса (1165-1230). Дульция преподавала еврейские законы и обрядовые правила женщинам своей общины и регулярно ходила в синагогу, хотя от женщин не требовалось присутствия на службах.  Она вела учет доходов и расходов финансов семьи, занималась домашним хозяйством и растила детей, чтобы ее муж мог все свое время посвящать изучению Талмуда и преподаванию. Дульция заботилась об учениках ешивы, которую возглавлял ее муж. Помимо этого, она сшивала куски пергамента для свитков Торы, шила платья невестам и готовила угощение гостям на свадьбах, омывала мертвых и облачала их в саваны перед погребением. Занятость ее дочерей была связана с обучением чтению и письму, а также работой по дому и шитьем. В 1197 году бандиты, вероятно крестоносцы, убили ее и двух дочерей, ранили сына. Элеазару в момент гибели его близких было около 30—36 лет, а Дульция была даже моложе.
  Семья  Элеазара мало отличалась от других семей, чьи члены погибли во время погромов крестовых походов. Летописи, того  времени описывали многочисленные истории женщин, которые призывали своих мужей бороться с нападавшими. Еврейские женщины известны своими актами мученичества во времена крестовых походов и во время различных трагических событий. В ответ на ультиматум с требованием перехода в христианство они предпочитали погибнуть вместе с семьей во имя Киддуш а - шем (освящения имени Б-га). Имена этих погибших мучениц сохранены для потомства в памятных списках.
   Возможность не вступать в брак даже не обсуждалась в еврейском обществе, в отличие от идеала безбрачия, который существовал в окружающем христианском окружении.  Девочки в этом обществе были помолвлены очень молодыми, обычно в возрасте восьми или девяти лет. Их выдавали замуж за подростков, которых  выбирали отцы девочек или родители, чаще подростки были с девочками примерно одного возраста.  Затем по достижении одиннадцати - или двенадцатилетнего возраста, который считался совершеннолетием, девочки вступали в брак, являющийся сделкой между двумя семьями. "Книга милосердных" призывала  своих отцов семейств, не выдавать замуж своих детей против их воли и обсуждать с ними до замужества важность полноценных супружеских отношений.
   Раннее вступление в брак несовершеннолетних дочерей один из комментариев к Талмуду тринадцатого века объясняет тем, "…что жизнь в диаспоре становится все труднее; следовательно, если человек сейчас находится в хорошем финансовом положении, надо выделить дочери надлежащее приданое. Он опасается, что через несколько лет не сможет этого сделать, и его дочь останется навсегда незамужней». К тому же, денежное приданное создавало  благоприятные условия для бизнеса, и молодая пара могла сразу же поддержать себя, одновременно знакомясь с тонкостями предпринимательства - это также давало возможность жениху продолжить религиозное  обучение.  Пары часто жили на содержании родителей в течение первого года или двух лет после свадьбы. Брак должен был стать долговременным и выгодным партнерством между двумя семьями, способствуя их процветанию и повышению престижа.
  Богатое приданое гарантировало приобретение более достойных женихов для дочерей, поэтому наличие такого приданного было главной заботой родителей невесты. Они требовали в брачном контракте гарантий, что к их дочери будут относиться с уважением, что ее брак будет иметь постоянство, и что у этого брака  будет обеспечена  финансовый тыл.
  В случаях, если супруги женаты десять лет, но женщина за это время не забеременела, ее мужу разрешали жениться на другой, но только после того, как он разведется со своей женой. Мужьям не разрешалось бить жен, они не могли покидать своих супруг более чем на восемнадцать месяцев подряд. Последнее правило было особенно значимо в общинах, состоявших в основном из купцов, вынужденных регулярно отправляться в длительные поездки. В тринадцатом веке, судебные власти пытались затруднить женщинам требование разводов с мужьями. По более поздним данным, в пятнадцатом столетии близко к одной трети еврейских браков заканчивались разводами - сказывалось вступление в брак в слишком молодом возрасте.
  Новая семья сильно зависела от кредитования в начале совместной жизни, поэтому с учетом экономических соображений в порядок заключения брака были внесены изменения.   До середины тринадцатого века семья девочки не вкладывала деньги в виде приданного до того, как брак был заключен, в то время как семья жениха выделяла сумму, обещанную в брачном договоре - ктубе. Это добрачное соглашение, составленное с согласия невесты и жениха, в котором излагаются права и обязанности будущего мужа по отношению к будущей жене, а также часто и ее обязательства перед ним. В ктубе также содержится финансовое соглашение, которые они заключили:  оно способствовало  улучшению положения семьи невесты. Если ранее, после заключения брака, деньги передавались семье мужа и больше не возвращались в семью невесты, даже если невеста скончалась на следующий день после свадьбы, то согласно новому решению, если невеста умерла в течение первых двух лет брака и у нее не было детей, деньги возвращались ее семье. В середине тринадцатого века такое решение стало стандартом, и семьи невесты и жениха вносили свой денежный вклад в экономическое положение молодой пары.  Согласно  новому положению, денежные средства возвращались в соответствующие семьи, если невеста или жених умирали либо до рождения потомства, либо если не прошло два года после вступления в брак.
  После свадьбы основное внимание женщины должны были уделять рождению детей и  заботе о них. Средневековые сборники посвящали целые страницы амулетам, считавшимися магическим средствами помощи бездетным женщинам. Хотя пары вступали в брак совсем молодыми, они либо воздерживались от сексуальных отношений до тех пор, пока женщина не станет достаточно взрослой, чтобы безопасно родить  ребенка, либо они использовали какую-то форму предохранения от беременности. Гинекологические трактаты того времени относятся к возрасту до четырнадцати лет, как ко времени, когда женские проходы были еще слишком узкими, чтобы безопасно рожать  детей и предлагают, чтобы акушерка наставляла молодых женщин в искусстве контрацепции.
   Среднее число выживших детей, которых женщина могла вырастить в то время, оценивается от двух до четырех. Большинство женщин рожало гораздо больше детей,  поскольку детская смертность была довольно высокой. В течение времени взросления  детей, заботы о них возлагались на матерей. Матери несли ответственность за образование своих дочерей и были постоянно вовлечены в эту повседневную работу.  Согласно еврейскому закону, дочери всегда оставались под опекой своих матерей, а сыновья передавались под контроль их отцов, когда они начинали учиться в хедере.
   Если женщина пережила роды, у нее были хорошие шансы прожить до шестидесяти лет. Ранний возраст вступления в брак, иногда даже с более взрослым супругом, и большая продолжительность жизни женщин по сравнению с мужчинами приводили к тому, что вдовы были обычным явлением в средневековом обществе. Они были полностью независимы, в отличие от разведенных женщин, чьи бывшие мужья были еще живы.  Вдовы обычно были исполнителями воли их мужей, и в некоторых случаях обладали значительным капиталом, чтобы жить и вести бизнес. Однако вдовы, особенно с маленькими детьми, обычно были заинтересованы в повторном браке.
   Евреи в городах пытались жить близко друг к другу и к синагоге. Довольно часто они жили во дворах вместе со своими соседями-христианами, делясь колодцами, емкостями для воды и печками. Такая же картина была во многих маленьких деревнях, где среди христиан могли проживать несколько еврейских семей.   В те далекие времена многие женщины готовили лекарства из трав, которые они выращивали на садовых участках у своих домов. Как христианские женщины, так и еврейские применяли в своих семьях эти  средства от недугов и болезней. Помимо контактов, связанных с приготовлением пищи и другими домашними делами, медицина была областью, в которой еврейские и христианские  женщины помогали друг другу советами. Еврейские врачи часто прибегали к советам христианских, а еврейские семьи часто нуждались в помощи нееврейских практикующих врачей. Христианские источники 12-13 веков запрещали медицинскую помощь христианских врачей евреям, особенно услуги христианских акушерок еврейским матерям. Хотя еврейские женщины  предпочитали пользоваться услугами еврейских акушерок, это не всегда было возможно, так как во многих небольших общинах не было опытных акушерок.
  В рамках семьи главной задачей еврейских женщин было управление домашним хозяйством и забота о ее повседневных потребностях: уход за детьми, стирка, приготовление пищи, уборка. Помимо этого - производство или приобретение ткани, необходимой для одежды и шитья, изготовление свечей для освещения в доме, обеспечение водой для питья и купания, а также поддержание  огня для  приготовления пищи и тепла. Кроме того, еврейские женщины покупали и продавали товары, а некоторые нередко путешествовали по своим делам, будь то денежное кредитование или торговля. Они также занимались ткачеством и вышивали. Это считались частью образования девочек, и некоторые женщины торговали своим рукоделием. Другие врачевали - помогали мужчинам, женщинам и детям во время болезни.  Некоторые  из них  были известны своими способностями к целительству.
   Еврейские женщины достаточно широко участвовали в коммерческой и финансовой деятельности.  Они проявляли инициативу в деловых вопросах, зачастую обеспечивали часть или даже весь семейный доход, позволяя своим мужьям посвятить себя учебе.  Женщины были торговцами и кредиторами, иногда в партнерстве с мужьями или со своими братьями и сестрами.  Нередко женщины вели дела отдельно от мужа, и имели свои собственные доходы. Хотя древние правовые решения  запрещали еврейским женщинам вести бизнес в одиночку с нееврейскими мужчинами, средневековые раввины разрешали такую деятельность, полагая, что они таким образом заботились о наличии своей собственной клиентуры. Одной из профессий еврейских женщин, которая хорошо документирована, особенно в латинских источниках из Франции 13 века, была выдача денег в кредит. Финансовая деятельность в силу своей сложности, несомненно, требовала грамотности и подготовки по математике и бухгалтерскому учету. В этом еврейские ростовщицы не имели конкуренток среди своих христианских соседок.
   Столь многочисленные обязанности практически невозможно выполнять их в одиночку, поэтому  почти во всех, даже бедных домах, евреи нанимали христианских женщин в качестве домашней прислуги, и как воспитательниц и кормилиц. Несмотря на усилия церкви, эта практика никогда не прекращалась, и христианские женщины продолжали работать в еврейских семьях на протяжении всего Средневековья.
   Записи в респонсах 11-12 веков показывают, что женщины иногда обращались в суд. Отчеты зафиксировали споры о займах между еврейскими женщинами и их соседями-христианами, проливая свет на деловые отношения между ними.   Некоторые из разбирательств были связаны с супружескими разногласиями и спорами по поводу завещаний и наследства, а также сексуальных отношений. Ходатайства женщин часто удовлетворялись.
 Еврейские ученые и раввины, которые устанавливали прочие нормы общинной жизни, оценивали позитивно секс. Сексуальные отношения между супругами были совершенно легитимными, не требовалась их обязательная связь с произведением потомства. Мужчины должны были выполнять заповедь, заключающуюся в регулярном,  обычно еженедельном, удовлетворении сексуальных потребностей своих жен. Еврейские авторы связывали интимную близость со святостью, а христианские видели в сексуальных отношениях скверну и порок, а потому осуждали пары, часто предающиеся ему ради удовольствия, предупреждая, что это отдаляет их от Бога и истинного служения.
   Мало известно об образовании еврейских девочек и женщин того времени.  До возраста пяти или шести лет, когда еврейские мальчики начинали свое обучение, они росли вместе дома под наблюдением матерей. В эти ранние годы их учили первым молитвам и начинали приучать к соблюдению еврейских традиций. Примерно в возрасте шести лет мальчиков отправляли в местную синагогу или в дом учителя для обучения грамоте и  религиозного образования.  В отличие от мальчиков, девочек учили нанятые наставники-мужчины, поэтому раввины предупреждали о недопустимости оставлять их наедине с их ученицами. Девушек должны были учить тому, что им нужно было знать в дальнейшей жизни.  Предполагают, что девочек учили читать на иврите, но только небольшое число хорошо образованных женщин могли полноценно понимать прочитанное. Хотя  еврейские женщины получали недостаточное образование по сравнению с еврейскими мужчинами, оно было лучше, чем у христианских женщин. Ведь даже мужское население у христиан было в основном неграмотным.
 


Рецензии