Мама. Глава 11. Повесть Братья

                                                                                                                           Мама.
  Мать! Кто она такая? Мать и мама – слова-синонимы или однокоренные слова? Мама - на всех языках мира: русском, английском, немецком, французском,… - это слово звучит одинаково. Нежное, ласковое обращение к матери, самому близкому, родному человеку. Первый раз с этим коротким, но очень красивым  словом многие дети обращаются с годика. Значит, и я так, как все.  Мне повезло, что я называла это слово до девяти лет, а Римма, моя сестричка, - до пяти или шести. Есть дети (они в нашей жизни встречаются), которые даже один раз, ни разу не произносили волшебного слова МАМА. Помню, словно это было совсем не давно, вчера, позавчера,… Зимний день, чуть морозит. На солнце снег искрится, «точно серебром». Открывается в избу дверь – входит моя и Риммина мама, наша с ней мама. Вместе с мамой в тёплую избу врывается струя холодного, морозного воздуха.  Мы подбежали к милой маме, прижались к ней. Она нас обнимает, гладит по спинке, головке, целует: соскучились, со вчерашнего вечера с мамой не виделись. Лстии, двоюродной сестре, мама нас доверила. Вчера, с вечера, мама вместе с тётей Зиной вдвоём отправились на базар в Кинер, за двенадцать километров от Шлани, в татарский районный центр на базар. Обе для продажи на санки нагрузили берёзовых веников, веток с подсушенными липовыми листьями для ягнят. Шли пешком, везли товар по санному пути в морозный зимний вечер, чтобы продать его с утра пораньше и шагать обратно домой.
- Ой, мои девочки, как вы тут без меня? Лстий, спасибо тебе! Вижу: без меня жили дружно, даже успели сварить картошки, вскипятили чай. На улице холодно, - рассказывает мама, сама бесконечно растирает ладони озябших на морозе рук. - Сейчас погреемся. Я на рынке для вас, мои дорогие, купила очень вкусные гостинца. Сварить надо. Это колбаса, не домашняя, какую мы с бабушкой в нашей печке варили, пекли, а заводская. Один кусочек колбасы. Порезала их на три части. 
- Тётя Пиканай, я домой пойду, мама меня там ждёт, - перебила рассказ Пиканая Лстий.
- Хорошо, Лстий, вот только этот кусочек – твоя доля, бери с собой, угости маму,  Шумата и себя.
   На всю жизнь запомнила вкус небольшого кусочка поджаристой, чуть сваренной, ароматной, сочной колбасы!
   Бабушка была ещё жива, но  на целый месяц уехала в Шора Баш,  к дочери Унавий, оставшейся одна  с тремя детьми после гибели мужа, отца, зятя Шумата на войне. Мы остались дома одни, без бабушки Уналче на целый месяц. Мама теперь одна нас воспитывает, заботится о нас. На работу с собой берёт, одних дома оставлять боится. Мне тоже вручает серп, учит жать рожь или пшеницу. Мамина полоска с краю. Её обогнали соседки, ушли вперёд, Яштвий полоску свою закончила, сжатые стебли  связала  в снопы и сложила  копна.  Попрощавшись с нами, отправилась дальше брать следующую полоску. Вдруг с нашей мамой стало плохо: с серпом в руке упала на землю, ударилась головой, порезала  палец в руке. Вокруг никого. Мама лежит, Римма плачет, я побежала на другое поле к людям за помощью. За мной бежит и Римма.
- Сестричка, с мамой побудь. Чтобы маму нашу никто не мог обидеть, посиди рядом с мамой. Хорошо?  Я быстро вон туда сбегаю.  Римма села рядом с лежащей мамой на снопах.
 Маму на лошади доставили домой. А полоска несжатой пшеницы, как в стихотворении Николая Алексеевича Некрасова:
                                                                    …Только не сжата полоска одна…
                                                                      Грустную думу наводит она….
   Три дня стояла полоска одна, пока Зина, соседка напротив нашего дома, не пригласила меня на поле, и вместе с ней мы дожали полоску до конца. 
   Мама, особенно после смерти бабушки, уже редко с постели вставала, на двор выходила по стенке, с помощью палки. Римма выбрала для себя «удобное» место на крыльце. Садилась на одну из ступенек девочка, неумытая, иногда и голодная. Порой она забывала о еде, что с утра в рот ничего не брала. Бывало, завидит прохожий мимо двора, подойдёт к девочке, вручит ей игрушку какую или кусочек хлеба.
  За скотиной в хлеве смотрела то Лиза – мать, то девочка Лстий., то заглянет соседка Зина. А однажды вздумалось мне, восьмилетней девочке, босиком побежать за пятнадцать километров в деревню Усурт, на родину мамы, где мы с мамой  полгода назад побывали в гостях у её матери, моей бабушки Кнавий. Почему-то бабушка нас с мамой невзлюбила и всю ночь за что-то с нами ругалась. Мы с мамой встали утром рано, ушли домой, с бабушкой не попрощавшись. И я решила сбегать в Усурт, встретиться с дворовыми ребятишками, с которыми успела познакомиться, поиграть с ними  в классики. Меня, играющую перед их воротами, заметили все:  Кнавий-бабушка, тётя, жена дяди, брата моей мамы, их старшая дочь Зоя, Аркадий, сын старшего дяди, погибшего на войне. Уже вечер. Вижу: стадо коров возвращается домой – пора и мне домой. Попрощавшись с друзьями по игре, побежала в Шлань, к себе домой. Пятнадцать километров бежала без оглядки прямиком, по ржаному полю, от одной деревни к другой по тропинке, по широкой, машинной дороге. Никто меня, беспризорную, не терял и не искал.
   Приближалась Пасха, которую дружно отмечала вся деревня. До Пасхи оставалось три дня. По марийскому обычаю в этот день, в среду или четверг, ещё и поминальный день. Раннее апрельское утро. Как всегда, на помощь к нам пришла моя двоюродная сестра Лстий, старше меня на десять-двенадцать лет.  Она быстро подоила корову и её проводила на пастбище. Мы с Лстий покормили зерном кур. Об этом, последнем дне жизни мамы, написано в  первой главе повести «По утренней росе». Это мои первые строчки первого моего художественного произведения. Мама сердцем своим чувствовала, что она уходит из жизни, прощается со мной, с Риммой. Нас посадила рядом с собой, обняла Римму, глядит на меня -  в глазах её такая тоска, печаль.  Обратившись ко мне, старшей дочери, тихо-тихо начала говорить:
- Видно, доченька, без меня будете жить. Знаю: трудно вам будет. Расти без отца и матери  нелегко, на других людей не надейся, сама добивайся. Ты внешне похожа на своего папу, но всё хорошее ты переняла от меня. Ты  умная, сильная, постоишь за себя, как я. Сколько раз люди мне жаловались на тебя, что ты, защищаясь от них, отвечала им тем же. Заботься о сестре Римме, не давай свою сестру в обиду, защищай её. Запомни: зла в жизни очень много. Доченька, запомни следующие мои слова: не обижай,  защищай  сирот;  подавай бедным; навещай больных. А теперь пригласи ко мне двоих: Лствий аке и Орслан-вате (тётю Лствий и жену Орслана – тётю), других никого ко мне не надо.
- Мама, прежде вместе втроём мы позавтракаем, - сказала и полезла на стул у котла, откуда достала горячую картошку, разложила в тарелке, из кладовки занесла творог, из самовара налила горячего чая – всё это расставила на двух стульях перед мамой.
-  Спасибо тебе. А теперь пригласи их ко мне.
 Приглашённые люди долго ждать себя не заставили. Если бы я знала тогда, кого я к маме своей пригласила! Кого я пригласила?  Страшно вспоминать, писать ещё страшнее. Мама, пока я дышу, пока  вижу и слышу, о тебе я  допишу.                           


Рецензии
Роза Арслановна, доброе утро! Прочитала несколько глав, некоторые ещё раз, потому что до сердца каждого человека способна дойти та боль, которая является от несправедливого устройства этого мира. Никакие теории не способны оправдать правду жестокой жизни. Ни одна боль не сравнится с той, которую испытывает маленький ребёнок, теряющий самых родных на свете людей. Взрослому такого не перенести, а ребёнку? Мало того, что враги топчут родную землю, самолёты долетают до родного двора, так ещё и предатели и змеи подколодные влезают в святая святых! Это же надо такое зло таить за пазухой, чтобы невинных детей, оставшихся без отца, потерявших опору - бабушку, лишить ещё и матери! Как может такую нечисть земля терпеть матушка-кормилица наша земля. Нет им оправдания! А безнаказанность порождает новые преступления. Есть суд и есть ВЫСШИЙ СУД. Милая Роза Арслановна, спасибо, что Вы нашли в себе силы выстоять, остаться Человеком с большой буквы и донести до читателя всю прозу жизни, которая в детстве воспринимается, как поэзия. С глубоким уважение!

Галина Черонова   15.10.2017 08:04     Заявить о нарушении
Галина, здравствуйте! Премного благодарна Вам за такую обоснованную, жизненную, полную рецензию на 11 главу повести о моих предках. Нет ни одной фотографии мамы, но ОНА передо мной, живая, молодая, умная, красивая. Я знаю: Вы от мамы также остались очень маленькой - Вы напишите о своей МАМЕ, оставьте ПАМЯТЬ о самом дорогом человеке на ЗЕМЛЕ. Высший Суд наказал злодеев во главе с их мамой. ЗЛО наказуемо. Но мне от этого не легче: они же - мои двоюродные сёстры. Умирая,(а умирала она тяжело) мать их, жена младшего брата моего отца, своё "искусство" передала младшей дочери... Я ревела, когда узнала, что обе сёстры друг за другом отравились угарным газом в собственной бане, погибли. Галина, Бог - всему судья! С БЛАГОДАРНОСТЬЮ к Вам Роза Арслановна. Рассказы "Бабушка своя", "Прости меня, девочка, прости!", "Арслан" переведены на марийский язык и опубликованы в двух изданиях: в Республике Марий Эл и в Ханты-Мансийске - русском и марийском языках. До встречи, дорогая!

Роза Салах   15.10.2017 08:34   Заявить о нарушении
Спасибо, Роза Арслановна. Как Вам удалось пережить такое лихолетье, да ещё потеряв близких?!. У меня всё гораздо лучше, как-нибудь напишу, и время уже мирное, и мама будучи моей опорой сумела выжить и ушла гораздо позже. Это у моей двоюродной сестры её мама умерла при родах и то, потому что жили в глубинке, а фельдшер не забил тревогу, хотя спасти молодую женщину было можно. Кузину воспитывали дедушка с бабушкой, когда погиб и их сын, отец кузины; потом - мои родители. Когда ушёл из жизни мой папа, вся тяжесть и ответственность легла на маму. Ей досталось со всех сторон, её изводили снохи - сёстры моего папы. Нас ненавидели. Что им надо было!?! Это просто страшно, что есть люди, передающие "искусство" кому-то... Молодец Ваша бабушка-солнышко, ставшая настоящей матерью Вашей маме! Если бы младший сын не привёл подлую невестку-преступницу, такого бы не случилось!!! Даже если бы уехать в другую местность, негодяи всё равно лезут через все норы. Роза Арслановна! У Вас чуткая и нежная душа, но хоть и жаль наказанных,- всё свершилось по Закону.

Галина Черонова   15.10.2017 10:57   Заявить о нарушении
Галина, Вы прочитали и первую главу о братьях моего отца и о нём, Арслане, - даётся сцена свадьбы: невеста Эвакима Настачи выглянула из окна и заметила гармониста Арслана - влюбилась в него. Об этом пишу и в следующей главе, когда мой папа и его брат Эваким работала в поле, а Настачи им принесла обед. Маме моей, а потом и нам с сестрой не давали покоя, к колдовству подключила и своих дочерей. Я старшую сестру Катю очень любила. Редко приезжала в свою деревню Шлань, к Лстий, которой помогала всем. Сцену последней встречи с Катей хотела написать - передумала. Катя мне пожелала, чтобы я в дороге (по свету много разъезжаюсь) "упала и не встала". Я попросила её взять слова обратно. Ответила: "Не брим, не брим." Я-то разговаривала с ней на русском языке, ни марийского, ни татарского языка не знаю, хотя многое понимаю. И она мне так ответила на русском языке. Спасибо, Галина, Вам за прочтение моих текстов! Всего Вам ДОБРОГО! До встречи!

Роза Салах   15.10.2017 11:42   Заявить о нарушении
Роза Арслановна! Если бы она действительно полюбила, то и брата(мужа своего) ценила бы и счастлива бы была, что попала в хорошую семью. А она и детей настроила. Да разве ж это по-человечески? - Нет, она несчастная... Детей своих тоже не пожалела, не то, что детей Арслана. Это не любовь. Надо просто в церкви поставить свечку "Всем Святым", обычно икона сразу у входа. Так советуют. Может, отпустит всех обидчиков, станут всё же на путь истинный. И забудьте! Больше туда не надо ездить. Всё будет хорошо!

Галина Черонова   15.10.2017 12:38   Заявить о нарушении
На это произведение написано 13 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.