Горькая трава полынь Книга вторая

   Глава 1

   В сладкий сон Амирэль настойчиво вломилось лохматое чудище, которое почему-то нещадно трясло её за плечи и тоненьким голоском Лэйна упрямо голосило:
   - Вставай! Амирка, вставай! Да проснись же ты, наконец, соня несчастная!
   Разлепив непослушные веки, девушка непонимающе уставилась на нависшего над ней мальчишку. И с чего она решила, что ей сегодня дадут нормально выспаться после почти недельного путешествия в родовой замок шейны Оливии?
   Вчера, когда герцогиня, выйдя из кареты, увидела свой отчий дом, а потом и занимавшегося долгие месяцы его восстановлением мужа, Ами поняла, что теперь у этих двоих всё будет хорошо. Сколько неприкрытой любви и нежности было в каждом их взгляде! Юная целительница видела и чувствовала, как неистово бьются их огненные сердца, истосковавшиеся и изболевшиеся друг по другу, и как радостно ликуют их души, встретившись после долгой разлуки. Всё это и дало девушке основание считать, что несколько дней, пока семья герцога будет пребывать в эйфории после долгожданной встречи, про Амирэль никто из них и не вспомнит. Как же крупно она ошиблась, сбросив со счетов неугомонного мальчишку, у которого в голове постоянно варилась какая-то волшебная каша, а в пятой точке сидела бешеная пчела, то и дело толкающая его на рискованные приключения.
   - Что тебе нужно в такую рань, Лэйни? - простонала Ами, обнаружив, что за окном едва-едва начинает брезжить рассвет.
   - Вставай, ты должна срочно спасать смертельно больного мальчика и пойти рассказать о его страшном недуге Кассу!
   Сон как рукой сняло, и испуганно подскочив на кровати, Ами тревожно уставилась на взъерошенного Лэйна, нетерпеливо ёрзающего по постели.
   - Какого ещё «смертельно больного мальчика»? – недоуменно моргнула девушка.
   Лэйн картинно закатил к потолку глаза, всем своим видом намекая на постыдную недогадливость Ами:
   - Ты здесь видишь какого-то другого мальчика? – рухнув на кровать, пострел внезапно смежил веки, сложил на груди ладошки и, вяло ворочая языком, жалобно промямлил:
   - Помогите... Умираю...
   - Лэйн! – негодующе взвизгнула Ами. – Я тебя прибью! Я уж было решила, что какому-то ребёнку и правда нужна моя помощь, а ты опять со своими глупыми затеями! Ну уж нет! На этот раз – без меня!
   - Амирка, - ладошки Лэйна, словно клешни, вцепились в запястья девушки, и мальчик разгорячённо зашептал: – Без тебя никак, миленькая! Пожалуйста! Пожалуйста, Амирка, родненькая! Касс хочет уйти, потому что Ли на него обиделась. Мы должны их помирить! – ребёнок стал порывисто целовать Амирэль в лоб, глаза, щёки, умоляя о помощи. – А если я сильно заболею, то Касс останется!
   - С чего ты взял, что Касс собирается уйти? – не выдержав, обняла растревоженного мальчишку Ами.
   - Он мне сам сказал вчера перед сном и вот что оставил, - Лэйн подсунул под нос Амирэль фамильный перстень рода Оттон с гербовой печатью. – Я не хочу, чтобы он уходил!
   - Тише, тише, - заметив на глазах ребенка слёзы, ласково погладила его Ами. – Может, ты ошибся? Я думала, что Касс и Оливия помирились...
   - Я тоже так думал, - громко шмыгнул носом Лэйн. – Но Касс вчера вечером сказал, что я теперь остаюсь за главного, а сегодня я нашёл у себя на пальце это, - снова потряс кольцом мальчик.
   - Странно, - Ами призадумалась, не понимая, что нашло на герцога. Ведь вчера, казалось, всё стало налаживаться!
   - Ты должна пойти, найти Касса и Ли, и сказать им, что я серьёзно заболел, - одёрнул её Лэйн. – Они станут ухаживать за мной и перестанут дуться друг на друга.
   В дверь спальни Амирэль вдруг постучали, и Лэйн, плюхнувшись на постель, умоляюще посмотрел на девушку.
   - Амирка, это я – Джедд! – раздался из коридора густой голос мастрима, тоже явно чем-то встревоженного в такую раннюю пору.
   - Что случилось? – впуская мужчину в комнату, поинтересовалась девушка.
   - Лэйн, ты здесь! – заметив в кровати мальчишку, шумно выдохнул охотник. – Ну, хоть этого нашёл! И на том спасибо! - обращаясь явно к Всевидящему, запрокинул вверх голову он.
   - Джедд, в чём дело? – теперь уже не на шутку начиная нервничать, испуганно посмотрела на мастрима Ами.
   - Не знаю, - мрачно буркнул мужчина, - но мне всё это сильно не нравится! На-ка вот, почитай, - Джедд всунул в руки девушки исписанный витиеватым почерком листок бумаги, и она, быстро пробежавшись взглядом по строчкам, ошеломлённо протянула:
   - Где вы это взяли?
   - Под дверью у себя нашёл.
   Послание, оставленное герцогом Оттоном Джедду, больше напоминало предсмертное письмо, и теперь Ами очень хорошо понимала причину гнетущего беспокойства мастрима, а в свете того, что она услышала от Лэйна, происходящее вообще пугало до почечных колик.
   - Мне кажется, вам следует пойти к герцогу и попросить объяснить, что всё это значит! – Ами решительно вложила в руки Джедда письмо.
   - Его нигде нет! – нервно покосился на мальчишку мужчина. – Я весь замок обошёл!
   - Может, он в спальне шейны Оливии? – предположила девушка.
   - Её тоже нигде нет!
   - Как это «нигде нет»? – в душе Ами скользко зашевелилось дурное предчувствие. Куда могла исчезнуть в такое время из замка беременная женщина, и что это за жуткое письмо, подброшенное Джедду? – Подождите, я переоденусь, и пойдем искать герцога и герцогиню вместе.
   - Я с вами, - мгновенно вскочил с кровати Лэйн. – И Грасси надо подключить! Она меня быстрее всех находит, может, и Ли с Кассом найдёт?
   - Грасси со мной вместе их искала, - рассеянно махнул рукой Джедд, и на его лице отразилась крайняя степень досады. – Без толку!
   - Тогда поднимайте слуг, - хватаясь за одежду, предложила Ами. – Они лучше других знают все укромные места в замке!


   Спустя час угрюмо мотающиеся по поместью слуги смотрели друг на друга с нескрываемым ужасом. Ни хозяина, ни хозяйки не было ни в самом замке, ни в его ближайших окрестностях, и когда кто-то из прислуги, вернувшийся в очередной раз ни с чем, обречённо покачал головой, Лэйн, не выдержав напряжения, начал громко плакать.
   - Лэйни не плачь, мы их обязательно найдем! – в отчаянии закрывая глаза, прижала к себе мальчишку Амирэль.
   Внезапно пришедшее прозрение сбило её дыхание и, энергично встряхнув Лэйна, девушка прошептала:
   - Лэйн, какие же мы глупые! Мы не то ищем! Надо найти их сердца!
   - Амирка, ты гений! – мгновенно перестал реветь мальчишка и, крепко хватаясь за ладошку подруги, потянул её за собой в другую реальность.
   Огненные сердца Касса и Ли обнаружились почти сразу. Они пылали в девственно белом поле так ярко, как огромный, взметающийся в высокое небо костёр.
   - Они там, - пронзительно звонко закричал Лэйн, рука его мгновенно разжалась, и прежде чем Ами успела что-то сообразить, ребенок уже мчался в ту сторону, куда вело его сердце.
   За мальчишкой в тот же миг толпой увязались все обитатели Доу Драххар, и когда Лэйн вывел их к подножию Драконьего Камня, Амирэль наконец увидела медленно спускающегося с горы по узкой тропе Кассэля дель Орэна. Мужчина аккуратно нёс на руках нежно обнимающую его жену, и выглядели эти двое такими счастливыми, что на глаза Амирэль невольно накатили слёзы.
   - Касс, Ли! – пронзительно закричал Лэйн, стрелой бросаясь им навстречу.
   Осторожно опустив на землю Оливию, герцог подхватил подлетевшего к нему мальчишку, сжав в своих объятиях так крепко, словно не видел целую вечность.
   - Вас нигде не было. Я так испугался! – причитал ребёнок, испуганно мечась взглядом то по лицу Касса, то преданно заглядывая в глаза Оливии. – Вы помирились?
   Герцогиня порывисто обняла мужа и мальчика, уткнувшись носом в широкое плечо герцога:
   - Мы и не ссорились, Лэйни...
   - Значит, ты никуда не уйдёшь? – Лэйн жалобно всхлипнул, закусив дрожащие губы. – Не оставишь нас с Ли?
   - Не уйду, сынок, - ласково вытер ладонью зареванные щёки мальчика Касс. – Никуда я от вас не уйду. Я очень люблю вас...
   Грасси мгновенно стала умилённо рыдать, вторя ей, громко зашмыгали носами остальные слуги, а Джедд, всё это время молча наблюдавший за воссоединением семейства Оттон, протянув Кассу в вытянутой руке найденное письмо, мрачно выдавил:
   - И что всё это значит?
   Лицо герцога исказила виноватая гримаса, совершенно не свойственная суровому и сдержанному маршалу.
   - Прости, Джедд, - не выпуская из рук жену и сына, неловко передёрнул плечами мужчина. – Я не ожидал, что всё так получится... Забудь всё, что я там написал...
   - Забыть, значит... - недобро прищурился Джедд, мозоля герцога негодующим взглядом. – Выпороть бы тебя, Ястреб, чтобы дурь из башки выбить, да при бабах позорить не хочется! Тьфу! Всю душу вымотал! Да ну вас... - зло сплюнув, мастрим, сердито махнув рукой, пошагал к замку, а подхватившая юбки Грасси, мгновенно перестав реветь, ринулась за ним.
   - Простите, что заставили волноваться, - обращаясь ко всем собравшимся, светло улыбнулся герцог. – Возвращайтесь спокойно к своим обязанностям и спасибо всем за заботу!
   Слуги, вежливо кланяясь, стали расходится, и в этот момент Касс окликнул разворачивающуюся Амирэль:
   - Ами, подожди! Спасибо, что была всё это время рядом с моей семьей, - произнёс мужчина, когда девушка подошла ближе.
   - Не надо благодарить, - тут же замотала головой Амирэль. – Я... Мне было хорошо рядом с вами... Как с родными...
   - Я написал письмо твоему отцу, - сообщил герцог. – Давно... Не знаю, по какой причине он задержался, но пока Нэсс не приедет, ты будешь жить с нами, и я обещаю заботиться о тебе, как о собственной дочери.
   Тронутая словами маршала, Амирэль рвано вздохнула, смахивая накатившие слёзы. Семья герцога и правда стала ей близкой и родной - так спокойно и хорошо Амирэль чувствовала себя только рядом с мамой и папой.
Ами скучала по ним, ужасно скучала!
Сколько глупостей она наделала, оставшись без их помощи и поддержки, но как бы там ни было, девушка была уверена в том, что они единственные поймут и простят её, какую бы ошибку в жизни она ни совершила.
   - Ещё я хотел попросить тебя посмотреть Оливию, - вновь обратился к Ами герцог. – Слишком много потрясений за два дня... Я волнуюсь за её состояние...
   - Я в порядке! – герцогиня упрямо вскинула голову и, мягко улыбнувшись, Кассэль привлек её к себе, невесомо целуя в висок.
   - Мне так будет спокойней.
   Женщина снисходительно усмехнулась, лучистым взглядом глядя в пронзительную зелень глаз мужа.
   - Хорошо, - покорно согласилась она. – Но ты напрасно переживаешь.
   - Ваш муж прав, - решила поддержать Кассэля Амирэль. – Мне действительно стоит проверить, как отреагировал на переезд ваш организм. Поездка была долгой и утомительной, а учитывая ваше состояние, сильные потрясения вам противопоказаны.
   - Только не говори, что мне надо опять лежать! – надулась Оливия. – Я этого больше не вынесу!
   - Для начала вам не мешало бы просто поспать! – заметила Ами.
   Оливия возмущённо открыла рот, который мгновенно закрыл своим поцелуем герцог.
   - Я буду сидеть рядом с тобой, родная, - ласково шепнул он, мгновенно нивелируя мягкостью тона растущее раздражение Оливии. – Я теперь всегда буду рядом...
   Улыбаясь в склоненное к ней лицо мужа, герцогиня нежно погладила его по колючей щеке.
   - Я есть хочу! – беззаботно заявила она. – Хочу мяса!
   - Всё, что пожелаешь, моя огненная! - рассмеялся мужчина, легко поднимая Оливию на руки и весело шагая вместе с ней, Ами и Лэйном в сторону Доу Драххар.
   
****

   Сытая и умиротворенная Оливия дель Орэн спустя час уснула на плече бережно обнимающего её Касса, и Ами, не желая больше мешать супругам, решила покинуть их комнату. Но на пороге неожиданно возник Джедд, почему-то выглядевший ещё более сердитым, чем тогда, когда Амирэль видела его в последний раз. Заметив, что Оливия уснула, он молча кивнул Кассу, требуя выйти.
   - Что случилось? - неохотно покидая жену, скривился герцог.
   - Это ты мне объясни! – зашипел охотник. – Какого пьяного гоблина сюда припёрлись остроухие?
   - Что?! - Касс стремительно побледнел, а Ами испуганно замерла, переводя взгляд с одного мужчины на другого.
   - Внизу целая делегация, во главе с их патлатым зазнайкой! – добил Касса Джедд.
   - Раннагарр, - тихо простонал мужчина. – Я совершенно забыл об Элле...
   - Только не говори, что ты эльфу написал такую же бредятину, что и мне! – потрясенно вытаращился на герцога мастрим.
   - Я не думал, что всё так получится, - нервно растёр руками лицо Касс. – Дерьмо, как я теперь ему всё объясню? Он не поймёт... Просто не поверит!
   - Во что не поверит? – в груди Ами болезненно заныло от острого предчувствия неотвратимо приближающейся беды. Элл был здесь и, судя по всему, его позвал герцог, иначе как бы он узнал дорогу?
   Всевидящий, что происходит?
   - Останьтесь с Лив, - в голосе Касса зазвучали повелительные интонации. Окинув тяжёлым взглядом Джедда и Амирэль, он мрачно добавил: - Я сам со всем разберусь.
   У Амирэль тошнотворно засосало под ложечкой: это «разберусь» ничего хорошего не предвещало. Как умели разбираться мужчины, Ами знала слишком хорошо. А уж о том, как умели разбираться нелюди, лучше вообще было никому не знать. Поэтому, как только Касс исчез из виду, Амирэль под предлогом того, что ей нужно ненадолго отлучиться, помчалась в свою комнату переодеваться, чтобы вернуть на место утягивающий грудь корсет.
  В свете случившегося, девушка посчитала, что её появление в женской одежде может окончательно добить Элладриила и, как оказалось, её опасения были небезосновательными.
Когда Ами выбежала во двор, то от увиденного перестала дышать. Всевидящий, Элл притащил в Аххад скиргорнов! Птицеящеры, привязанные к Эльве, спустя месяц без неё умирали от тоски, но Владыка, знающий о том, какую причиняет им боль – все равно рискнул. Так хотел поскорее увидеть свою Eathari, что переступил даже через это. Сумасшедший!
   За то время, что Амирэль жила без эльфа, ей удалось немного успокоиться и привести свои мысли в порядок. И вот теперь месяцы самоконтроля летели в мрачный Сардарр, стоило увидеть любимое лицо, высокую поджарую фигуру мужчины и его длинные волосы, развевающиеся на ветру шелковой рекой. Чувства, которые Ами прятала в глубине своего сердца, вспыхнули с новой силой, и желание обнять светлого Владыку стало почти невыносимым.
   Таким нарядным и красивым Амирэль видела его только на празднике Y;la. Белые одежды мужчины отливали лунным серебром, и от самого эльфа шло яркое свечение, свидетельствующее о его приподнято-возбуждённом состоянии.
   Даже находясь на расстоянии, Ами казалось, что она слышит гулкое биение сердца Элладриила, то замирающего, то вновь разрывающего тишину, словно безудержный майский гром.
   Отделившись от окружавшего его ольдта, Владыка шагнул навстречу угрюмо застывшему статуей Кассу, улыбаясь ему искренне и широко:
   - Gell cen lle, otorno!* (Рад видеть тебя, брат!)
   В воздухе повис тяжёлый вымученный вздох герцога, и улыбка эльфа несколько померкла:
   - Я приехал за Ollw;, как ты и просил.
   - Обстоятельства несколько изменились, - Касс сжал кулаки, шея его заметно напряглась, и Ами почувствовала, с каким трудом мужчина подбирает слова.
   - Обстоятельства? – непонимающе склонил к плечу голову эльф.
   - Я не рассчитывал тебя сегодня увидеть, - поморщился Касс. – Поскольку не надеялся дожить до сегодняшнего утра... Я не мог рассказать тебе всего этого раньше, потому что тайна древнего проклятия, наложенного на всех потомков Мэрлина, все эти годы тщательно хранилась мужчинами моего рода. Оливия разрушила проклятие и мне больше не нужно ничего скрывать, как и не нужно ждать смерти...
   - Я рад за тебя, - Элл раскрыл объятия и порывисто обнял друга. – Это замечательная новость! А где Оливия?
   - Лив спит, - сипло выдавил из себя герцог. – Ей нужно отдохнуть. У неё вчера был невероятно волнительный день, а сегодня очень непростое утро...
   Элл растерянно оглянулся назад, мазнув взглядом сначала по воинам ольдта, а затем по нервно подрагивающим телам скирргорнов.
   - Я спешил... Хотел привезти Ollw; и Лэйна в Айвендрилл как можно быстрее... Птицеящерам тяжело здесь находиться, - словно опомнившись, эльф упрямо тряхнул головой и, повернувшись к Кассу, покорно кивнул: - Ничего, я подожду, пока она проснется. Время ещё есть... Скирргорны домчат нас до Айвендрилла за несколько часов.
   - Элл, - Касс устало прикрыл ладонью глаза, собираясь с мыслями, потом, бессильно уронив вниз руку, шумно выдохнул и произнес: - Прости, но Лив никуда с тобой не поедет!
   С лица Элладриила схлынули все краски. Глаза налились бездонной синевой. Воздух вмиг подернулся серым сумраком, и безоблачно-солнечное небо как по волшебству стало затягиваться черными тучами. Повелевающий стихиям Владыка гневался, и поднимающуюся в его душе бурю Амирэль чувствовала каждой клеткой своего тела так, как будто принадлежало оно не ей, а раненому в самое сердце синеглазому эльфу.
   - Что значит «не поедет»? – голос Владыки стал таким же холодным, как и заволакивающая его глаза ледяная синь.
   - Я жив, а значит, в состоянии защитить свою семью от Магрида, - спокойно выдержал наливающийся бешеной яростью взгляд эльфа Касс.
   - Ты обещал, что отпустишь Ollw; через год, - тяжело дыша от распирающей его злости, напомнил герцогу Элл.
   - Я обещал, что отпущу её, если к тому моменту между нами ничего не изменится, - Касс сцепил за спиной руки в замок и высоко приподнял голову. - Все изменилось, Элл. Когда я просил тебя забрать её, я не знал, что она меня любит... Не догадывался... И даже надеяться не смел, что она меня когда-нибудь простит...
   - Она не любит тебя! – глаза Элла хищно сузились и крылья носа учащённо затрепетали. Эльф стал похож на белого кречета, готового вцепиться когтями в преследуемую добычу.
   Костяшки пальцев герцога опасно хрустнули, и руки за его спиной безотчетно сжались в кулаки. Мужчина внешне казался спокойным, и только Ами знала, как обманчива эта безэмоциональная маска нелюдей, скрывающая их бесконтрольную темную силу, остановить которую может лишь равный. Равным по силе Кассэлю дель Орэну был, пожалуй, только Магрид, и у девушки стали мелко дрожать руки от ощущения незримой угрозы, повисшей смертельно опасным мечом над головой эльфа в напряженном воздухе.
   - Я не стану с тобой это обсуждать, Элл, - безучастно обронил Касс. - Я жив. Оливия моя законная жена и ждет моего ребенка…
   Губы Элла скривились в надменной ухмылке:
   - А ты уверен, что он твой?
   Сердце Амирэль испуганно подпрыгнуло и стало куда-то падать. Всевидящий, лучше бы он этого не говорил, потому что тело герцога трансформировалось в одну секунду. Вот так просто: только что был человек - и вдруг появился нелюдь, окруженный своими жуткими оскалившимися тенями.
   - Ты зол, обижен и разочарован, Элл, - утробно прогудел превратившийся в монстра герцог. – И только поэтому я не стану поднимать на тебя руку. Я виноват перед тобой. Я позволил тебе питать ложные надежды, не спросив Оливию, чего хочет она сама. Уходи по-хорошему. Я не хочу с тобой ссориться. Я не отдам тебе мою жену. Ни тебе, ни кому-либо другому. Хочешь забрать её? Тогда придется меня убить!
   - Ты все это специально подстроил... - едко рассмеялся Элл. Смех вышел сухим и злым, как гонимая ветром в пустыне песчаная пыль. – Хотел ударить побольнее? За что?
   - Ради всего святого, Элл! – замотал головой герцог. – Что ты несёшь? Я клянусь, что у меня и в мыслях такого не было!.. Я же говорю тебе, что до сегодняшнего дня не догадывался о чувствах Лив! Я знаю, что их не заслуживаю, но так вышло...  Мы любим друг друга!
   - Позови Оливию! – едва сдерживаясь, смежил веки Элл. – Я хочу услышать это от неё!
   - Не вмешивай в это дерьмо Лив! – оглушительно гаркнул герцог. – Это моя ошибка! Если ты действительно любишь её – уезжай! Ей нельзя волноваться, и я не стану будить жену и рисковать её жизнью и жизнью ребёнка ради того, чтобы удовлетворить твое эго!
   - Это мой ребёнок! – заорал Элл, и в тоже мгновение кулак Касса взлетел в воздух, готовый впечататься в лицо Владыки.
   - Нет! – Ами, вцепившись ладонями в кулак герцога, повисла на его руке, вклинившись между мечущими из глаз молнии мужчинами. – Нет, умоляю, не трогайте его! Он не соображает, что говорит! 
Девушка и сама не поняла, как у неё получилось поймать руку Ястреба на взлёте. Видимо, движимая страхом за Элла, она превзошла возможности собственного тела.
   - Ами... - слетело с перекошенных губ Ястреба, но когда взгляд его напоролся на вспыхнувшие серебром глаза девушки, к «Ами» добавилось грозное «р-р-р».
{   ... - Я прошу вас, позвольте увезти его в Айвендрилл! – ментально передала герцогу Ами. – Разве вы не видите - он не в себе!..
   ... - Ты никуда с ним не поедешь! – точно так же мысленно ответил ей Касс. – Я обещал твоему отцу...
   ... - Пожалуйста! Его нельзя оставлять одного в таком состоянии! Он наделает глупостей, и виноваты в этом окажетесь вы! Вы же знаете – я исцеляющая. Я могу помочь! Скажете отцу, что я в Айвендрилле!..}
   Тяжело дыша, Касс опустил руку и, воспользовавшись моментом, Амирэль тут же метнулась к эльфу.
   - Мы сейчас уедем! – толкнув пышущего гневом Элладриила в сторону ольдта, Ами ухватилась за предплечье мужчины, пропуская сквозь него успокаивающую магию. – Пойдем, Элл.
   - Ты не сможешь скрывать её от меня вечно! – повернувшись к Кассу, зло выкрикнул ему Элл. – Однажды я встречусь с Ollw; и всё выясню!
   - Элл, прекрати! – повысила на эльфа голос Ами. – Не позорься!
   Сжав зубы так, что на скулах проступили белые пятна, Элладриил схватил Амирэль за руку и едва ли не волоком потащил к скирргорнам. Забросив её на своего Рахда, мужчина словно коршун взлетел на птицеящера следом, остервенело вцепившись руками в шейные наросты животного.
   - Auta!* (*Уходим!), - рявкнул он, и прежде чем ольдт успел отреагировать, поднял скирргорна в хмурое небо.



Глава 2

   Ярость... Бессильная злость, клокочущая, как расплавленная лава, выплескивалась из гнавшего птицеящера Элладриила, и необузданно-дикие эмоции эльфа били прижимающуюся спиной к нему целительницу, словно плети. Воздух пах готовой разразиться грозой, и девушка из последних сил пыталась утихомирить разбудившего своим гневом стихию Владыку. Гасить его припадки с каждой минутой было всё тяжелее. Ами, отвыкшая за месяцы спокойной и размеренной жизни с семьей герцога от утягивающего корсета, сейчас почти не могла дышать. Он впивался в ребра и грудь, добавляя к душевным мукам ещё и физическую боль.
   Говорить что-либо в полёте находившемуся в таком состоянии Эллу Ами боялась, да и вряд ли он сейчас был способен что-то воспринимать. Лицо мужчины превратилось в каменную маску, и только лихорадочно сияющие глаза эльфа выдавали бушующий внутри него ураган чувств.
   Когда отряд во главе с Владыкой добрался до границы с Айвендриллом, Амирэль еле держалась на ногах. Мрачный как туча Элл безмолвно миновал пост, и девушке не осталось ничего другого, как пойти за ним следом.
   Застыв изваянием на выступающем утесе, он отрешённым взглядом смотрел на шумящую у его ног Эльву. Шквальный ветер рвал его волосы, целовал бледное лицо и плотно сжатые губы, но так и не смог заставить мужчину выразить хоть какую-то живую эмоцию. Светлый эльф стал похож на ледяную статую – красивую ледяную статую. Амирэль даже подойти к нему было страшно: так и стояла за его спиной, впитывая всеми фибрами исходящий от него вымораживающий душу холод.
   Он развернулся резко и неожиданно. Прекрасное лицо исказила какая-то кривая ухмылка, смысла которой Ами так и не поняла.
   - Пойдём, - скупо обронил эльф, крепко схватив её за руку.
Ладонь Элла была обжигающе-горячей, но Амирэль почему-то стал бить ледяной озноб, словно эльф выпивал из неё все силы и жизненную энергию.
   Видя её состояние, Итилгил попытался предложить Владыке, чтобы Амир летел в Таоррисин вместе с ним, но Элл лишь молча оттолкнул мужчину в сторону, как досадную преграду, возникшую на его пути. Такой Элладриил пугал Амирэль.
  Никогда ещё девушка не видела эльфа столь невменяемым!
  Это был какой-то совершенно чужой и незнакомый ей мужчина, и только в Silm’alos Ами поняла причину такого поведения и всю степень своей вины за то, что с ним происходило.
   Резиденция светлого правителя была похожа на волшебную сказку: гирлянды снежно-белых роз, перевитые шёлковыми лентами, украшали террасы, окна, балконы и балюстрады дворца; лестницы и полы были усыпаны лепестками гортензий и жасмина; над шпилями Таоррисина реяли белые флаги, расшитые золотыми гербами рода Ноэринн.
   Столица готовилась к свадьбе.
   Воздух её был пропитан ожиданием счастья и торжества, а улицы наполнены съехавшимися со всех концов Айвендрилла гостями.
   Всевидящий! Как теперь объяснить им всем, что случилось, и каким посмешищем будет выглядеть пригласивший их на свадьбу Владыка?!
   - А где heri Ollw;? – улыбка застыла на лице Варда, выбежавшего навстречу приземлившемуся Элладриилу, когда эльф спрыгнул со скирргорна.
   Если бы взглядом можно было убить, то начальник охраны Silm’alos уже был бы мёртв. 
   Испуганно отшатнувшись в сторону, Вард пропустил вперёд Владыку и Ами, предусмотрительно приказав закрыть эльфам все входы во дворец.


   Торопливо поднимаясь по лестнице следом за Эллом, Ами слушала злое эхо его шагов, вбивающих в мозг девушки гвозди раскаяния и стыда, а когда они вошли в спальню Владыки, муки совести стали просто невыносимыми.
   Комната утопала в цветах.
   Нежный аромат рассыпанных по коврам и постели белых фиалок кружил голову.
   Сверкая всеми цветам радуги, на столике лежала невероятной красоты бриллиантовая тиара, рядом с которой на небольшом постаменте возвышалось надетое на манекен свадебное платье, достойное бессмертной богини.
   Напоровшись на него взглядом, Элл на секунду замер, разглядывая роскошный наряд с каким-то безумным блеском в глазах, а затем, проследовав до прикроватной тумбочки, схватил с неё графин с вином. Не утруждая себя хорошими манерами, эльф, запрокинув голову, стал пить прямо из горлышка, жадно и громко глотая искрящуюся янтарную жидкость. Рука его вдруг замерла, а затем молниеносно метнула хрустальный сосуд в стену. 
   Тишина наполнилась звоном разбитого стекла и диким рыком слетевшего с тормозов мужчины. Ледяной кокон, за которым он прятал свои эмоции, треснул, и эльф стал срывать терзающую его бешеную злость на ни в чём не повинных вещах, ломая и круша всё, что попадалось ему под руку.
   - Элл, прекрати! – заорала Амирэль, когда Элл, сплюснув руками тиару, швырнул её в окно, разбив стёкла. – Опомнись! Что ты делаешь? Ты сошёл с ума?
   Мужчина хищно развернулся, сверкая безумными глазами:
   - Да, я сошёл с ума, Амир, - тяжело дыша, прохрипел Элл. – Сошёл с ума, когда снова поверил этому подлецу... Ненавижу! Он отнял у меня всё! Сначала сестру, потом любимую женщину, а теперь хочет отобрать и сына!
   Ами в отчаянии схватилась руками за голову, с ужасом взирая на перекошенное злобой лицо Владыки.
   - Нельзя отнять то, что тебе никогда не принадлежало, Элл! - всем телом задрожала девушка. – Это не твой сын! 
   - Мой! – рявкнул Элл. – Я знаю!
   - Ты знаешь? С чего ты вообще это взял?! – опешила Ами. – Да ты же видишь и слышишь только то, что тебе хочется!
   Элл от неожиданности оторопело нахмурился, а Амирэль прорвало, как плотину:
   - Ты даже не слышал, как Манэльдор говорил о родовом артефакте герцога, защищающем ребенка Оливии! Конечно! Зачем слушать, если тебе правда не нужна? Родовые артефакты защищают только родную кровь, Элл! Это сын Касса!
   - Касса? – голос Элла угрожающе понизился. – Уже и Касса? Вот, значит, как? Как быстро ты переметнулся на его сторону!
   - Ты себя вообще слышишь? – закрыла ладонями лицо Ами. – О чём ты говоришь? Я здесь, с тобой! Разве тебе этого мало?
   - Мало! – прорычал Элл. – Мне мало! – эльф опять схватил со стола письменный прибор, в ярости грохнув его об пол. – Это Кассэль попросил меня помочь ему! Сказал, что умирает! Просил забрать Оливию и жениться на ней! Я поднял на уши весь Айвендрилл, готовясь к свадьбе! Он выставил меня идиотом в глазах собственного народа, а ты его защищаешь?
   - Он ни в чём не виноват перед тобой! – выкрикнула Ами. – Не виноват, что не умер! Не виноват, что любит свою жену! Не виноват, что она тоже его любит!
   - Она не любит его! – вспыхнул как свечка эльф.
   - Любит! – отчаянно крикнула Ами. – Любит, и только слепой может этого не видеть!
   - А это тогда что? – рванув изо всей силы ткань своей одежды, бешено заорал Элл, обнажая грудь с украшающим её алым цветком. – Это что? Кто из нас слепой? Сердце не расцветает без пары! – резко развернувшись, мужчина, тяжело и рвано дыша, упёрся руками в оконный проём, невидящим взглядом уставившись в одну точку.
   - Это ошибка, - понимая, что словам светлый Владыка не поверит, Ами начала расстёгивать негнущимися пальцами пуговицы на своём камзоле.
   Руки стали дрожать, когда она добралась до корсета. Расстегнув верхние крючки, девушка отогнула край ткани, прикрывающей грудь с цветком, сгорая от стыда и страха.
   - Это ошибка, - глотая слёзы, прошептала она. – Подлость, ложь и ошибка... Посмотри на меня, Элл...
   - Убирайся! – грубый приказ прозвучал как приговор, ударил наотмашь плетью своего безжалостного тона, сдавливая горло и лёгкие Амирэль мучительной судорогой. – Пошёл вон! – процедил сквозь зубы Элл, так и не соизволив повернуться.
   Острая боль пронзила грудь девушки: ей показалось, что цветок стал жечь кожу, как раскалённые угли, добираясь своими ядовитыми щупальцами до самого сердца.
   - Вон! – раздался яростный крик владыки, и Амирэль задохнулась от боли, скрутившей все её внутренности мёртвым узлом. Ощущение падения в чёрную пропасть, в которой нет воздуха, нет света и которой нет конца... Только опустошающая безысходность, рвущая тебя на части как старую тряпку. Цепляясь ногами за ускользающий из-под них пол, Амирэль сделала шаткий шаг, другой, ещё один, а потом побежала... В никуда. Просто бежала, ничего не видя из-за застилающих глаз слёз, не в состоянии сделать вдох, потому что воздух застрял где-то в груди каменным осколком, пока не врезалась во что-то на полном ходу и не упала ничком на пол.
   - Амир! Священная Эльва! Что с тобой, мальчик мой? – на плечи Амирэль опустились худощавые ладони Манэльдора и, подняв голову, девушка судорожно вцепилась в ноги целителя, с трудом выдавив из себя:
   - Помогите, учитель, умоляю!
   - Что происходит? Что случилось? – эльф испуганно подхватил Ами подмышки, пытаясь поднять.
   - Не могу больше... - прохрипела девушка, со свистом сделав вдох, а потом забилась в истерике, бессвязно выкрикивая: – Не могу... Не могу так... Нет больше сил... Помогите... Он убивает меня... Выпивает, как стакан воды... Ничего не осталось... Только боль... Болит, - яростно ударила ладонью в грудь Ами. – Оно так болит...
   - Амир, сынок, – трясущимися руками эльф зашарил по голове, плечам и спине своего ученика, пытаясь понять, что с ним происходит. – Я ничего не понимаю! Тебя кто-то обидел?
   - Я люблю его... Я так его люблю... - протяжно заскулила Амирэль. – А ему не нужны ни я, ни моя любовь...
   - Кто? Мальчик мой! Ты о ком? Я не понимаю... – Манэльдор сам едва не плакал, чувствуя невыразимое горе ставшего ему почти родным ученика.
   - Владыка... - бессильный стон Амирэль повис в тишине зала и глаза целителя расширились от шока.
   - Амир, ты что такое говоришь?
   - Я люблю его, - Ами подняла на Манэльдора огромные, полные слёз глаза. – Люблю! Жить без него не могу! Помогите, прошу вас. Сделайте что-нибудь! Сотрите мне память, заморозьте моё сердце, что угодно... Пожалуйста...
   Эльф, закрыв ладонью рот, отшатнулся от Ами, взирая на неё со смесью ужаса и неверия.
   - Амир...
   - Я не Амир, - девушка схватилась за руки целителя, снимая все щиты и позволяя магии Манэльдора увидеть и её женское начало, и невероятный дар, который она так долго и тщательно от всех скрывала. – Я всех обманула. Я Амирэль Варгард, сбежавшая дочь Нэсса Варгарда. Простите меня, учитель... Простите... - упав на грудь эльфа, Ами забилась в безудержном плаче, а так и не пришедший в себя от потрясения Манэльдор ошалело водил по её спине руками, совершенно точно теперь чувствуя, что держит в своих объятиях девушку, а не парня.
   - Амирэль... - почему-то без конца повторял он. – Амирэль... Исцеляющая... Женщина... Женщина-исцеляющая! Это невозможно! Этого просто не может быть!
   - Простите... Я так виновата...
   - Почему, девочка? Бесконечная Эльва! Почему ты сразу мне всё не рассказала? Зачем скрывала, кто ты? – Манэльдор обхватил ладонями щёки Амирэль, заглядывая в её заплаканное и опухшее от слёз лицо.
   - Я боялась, что вы отдадите меня Магриду и я больше никогда не увижу Владыку... А потом... потом всё так запуталось! Я запуталась... Помогите! Прошу вас! Я не знаю, как мне жить дальше...
   - Тише, тише, - успокаивающе гладил плачущую девушку Манэльдор, наконец, лихорадочно складывая в своей голове недостающие кусочки целой картины происходящего. – Боги! – потрясённо выдохнул он. – Исцеляющая... А я всё понять не мог, что с ним происходит! Там, в лесах Нирнистаура он уходил за грань, и ты позвала его обратно?
   - «Позвала»?.. – непонимающе мотнула головой Ами. – А надо было звать?
   - Ты пошла за ним? – обмер эльф. – Так Владыке это не приснилось? Ты забрала его из круга забвения?
   - Я просто очень хотела его вернуть, - горестно всхлипнула Ами. – Я не могла позволить ему умереть... Он должен жить! Не важно, что он любит другую. Главное, чтобы он был жив и счастлив...
   - Глупая девочка, - притянув к себе плачущую Ами, Манэльдор рассеянно гладил её по голове. – Бесстрашная, глупая девочка... Из круга забвения просто так не возвращаются! Нельзя тебе здесь оставаться! Надо увозить тебя срочно отсюда, пока не случилось беды, - решительно отстранившись, эльф схватил девушку за руку, увлекая её за собой. - Я отвезу тебя в Эвалон, к протэктору* Гилдалеону.
   - К кому? – жалко отозвалась Ами.
   - Он мой друг и хранитель лучшего в Айвендрилле нагсера. Будешь учиться и жить у него!
   - Вы не отдадите меня Магриду? – Ами перестала рыдать, взирая на эльфа с надеждой и мольбой.
   - Нельзя тебе к нему, - ласково погладил её по щеке Манэльдор. - Тебе помощь нужна, а Гилди – исцеляющий, как и ты. Очень сильный исцеляющий! Он сможет подлечить твою разбитую душу и спрятать тебя.
   - А папа? – потерянно прошептала Амирэль. – А как же папа? Он должен приехать за мной!
   - Я найду способ связаться с твоим отцом, - уверенно кивнул мужчина. – У меня в Аххаде друзей не меньше, чем здесь. Пойдём. Пойдём, детка, пока мы ещё можем уйти незаметно.
   - А как же?.. Мне, наверное, нужно собрать свои вещи... - Амирэль заторможенно заметалась по сторонам расфокусированным взглядом и эльф, видя её неадекватное состояние, по-отечески бережно обнял девушку, увлекая за собой.
   - Не думай об этом. Вещи купим тебе в Эвалоне. Всё будет хорошо, девочка. Всё будет хорошо... - успокаивающе повторял Манэльдор, медленно поглаживая плечи Амирэль и уговаривая её как маленькую. Это потом девушка поняла, что целитель использовал магию, пытаясь её успокоить, но только даже уровня Манэльдора не хватило, чтобы хоть немного привести Ами в норму.
   Эльф вывел её через западный вход, и когда собрался использовать арку перехода, из дворца следом за ними выбежал Вард.
   - Манэльдор, постойте! – мужчина тревожно посмотрел на сгорбившуюся и опустившую голову Ами, которую старый эльф предусмотрительно прикрывал свой спиной. – Вы куда-то собрались? Владыка приказал найти и привести к нему Амира!
   - У нас срочный вызов, - соврал целитель так невозмутимо и просто, словно обман был его второй натурой. – Дело не терпит отлагательств. Очень сложный случай! Вернемся через пару часов!
   - Но... - опешил от такого ответа Вард. – А как же приказ Владыки?
   - Ничего без Амира с Владыкой за пару часов не случиться, - раздражённо махнул рукой Манэльдор. – А пациент без нашей помощи может умереть! – бесцеремонно толкнув Амирэль в арку, эльф активировал портал, выбравшись из него в растревожено шумящей Эльве. – Дальше пройдём пешком, - потянул он за собой Ами. - Потом полетим на скирргорне, чтобы Вард не смог отследить путь.
   Ами безразлично кивнула, совершенно не воспринимая действительность. Не понимала, что происходит, куда её ведут и зачем ей это нужно.
   Первые капли дождя беспокойно забарабанили по зеленой листве, и девушка, закрыв глаза, запрокинула голову, подставляя лицо холодному дождю, вдыхая опаляющий лёгкие свежий воздух.
Облегчения не было.
Сердце и тело по-прежнему горели, словно внутри у неё всё выжгли калёным железом, разве что дышать она теперь могла чуть свободнее, и каждый вдох больше не причинял невыносимую боль.
   - Потерпи, девочка, - утешительно шептал Манэльдор. – Доберемся до Гилди, и тебе сразу станет легче! Он поможет, - эльф кивал головой как болванчик, неразборчиво бормотал что-то и ободряюще улыбался Амирэль, глядящей на него совершенно пустым взглядом.
   Всё случившиеся было похоже на какой-то страшный сон, от которого Амирэль всё никак не могла очнуться. Ей казалось, что она замерла на месте, а сквозь неё сплошным потоком движется пространство, время, скользит вездесущий ветер, течёт поднимающее волны море и прорастает высокими кронами зелёная Эльва.

   - Давай мне руки, детка, я помогу, - Ами непонимающе посмотрела на протянутые к ней ладони Манэльдора, а затем испуганно оглянулась по сторонам. Шум незнакомого города клином вбился в затуманившееся сознание девушки, напрочь дезориентируя и ввергая в состояние паники. – Мы прилетели в Эвалон, - эльф погладил её холодные пальцы и недовольно поморщился.
   Ами часто заморгала, скользнув взглядом по послушно замершему под ней скирргорну, потом по высокому пирсу, за которым ослепительной лазурью колыхалось безбрежное море, а затем, повернув голову, засмотрелась на белоснежные шпили домов, разновысоко выстреливающие в безоблачное небо. Оказывается, она даже не заметила, как скирргорн перенёс их с Манэльдором через море, и что несколько часов пронеслись для неё как один миг.
   - Пойдём, девочка, - снимая Амирэль с птицеящера, целитель заботливо укутал дрожащую девушку в свой плащ. – Тут совсем близко. Сейчас... Сейчас полегчает, - без устали повторял эльф.
   Ами хотелось ему верить, потому что сил с каждым пройдённым шагом становилось всё меньше и всё больше хотелось упасть посреди улицы в беспамятстве, чтобы больше вообще ничего не чувствовать.
   Как ей удалось подняться по кажущейся бесконечной лестнице, для Ами так и осталось загадкой. Просто в какой-то миг она закончилась и Манэльдор, устало выдохнув: «Пришли», остановился перед живописным, увитым плющом и диким виноградом домиком.
   Над стрельчатой резной дверью мелодично прозвенел медный колокольчик с гравировкой и чернью и на пороге возник очень высокий худощавый эльф, с хищно-заострёнными чертами лица, покатым лбом и слегка загнутым вниз носом. Мужчина почему-то напомнил Ами каменного грифона, украшающего тронный зал Магрида Великого. Длинные седые волосы мужчины были убраны в низкий хвост, что придавало эльфу лаконично-строгий вид в совокупности с тёмно-синим костюмом, красиво гармонирующим с цветом его глаз.
   - Гилди! – Манэльдор подался вперед, едва не толкая в руки эльфа Амирэль. – Помоги, потом всё объясню.
   У Амирэль резко закололо в затылке, а затем горячая волна магии поползла по позвоночнику, превращая тело девушки в тающий лёд.
   Прежде чем она успела упасть, неожиданно сильные руки Гилдалеона уверенно подхватили её, и мужчина поспешно вошёл с ней в дом, отрывисто крикнув Манэльдору, чтобы тот шёл следом.
   После нескольких часов непрестанно терзавшей тело Амирэль боли внезапно наступила такая опустошающая легкость, что девушка протяжно застонала, бессильно вытянувшись на мягкой постели, в которую её заботливо уложил почтенный эльф.
   Брови мужчины хмуро сошлись на переносице, пока он разглядывал Ами, скользя пристальным взглядом по её лицу.
   - Кто её так?.. - не поворачиваясь к Манэльдору, изрёк эльф.
   - Всё так плохо, Гилди? – целитель испуганно вытянулся, напряженно гипнотизируя затылок друга.
   - Поправимо, - сухо обронил Гилдалеон. – Вовремя привёз. Еще немного – и было бы поздно.
   - Ты не удивлен? – Манэльдор осторожно коснулся рукава протэктора. – Ты хоть понял, кто она такая? Гилди, она исцеляющая! Женщина-исцеляющая?!
   - Она к тому же еще и нелюдь, Мани, - поджал губы эльф. – Поэтому я и спросил тебя – кто её так?
   - Нелюдь?! – целитель открыл рот, округлившимися глазами уставившись на Амирэль. – Но это невозможно!
   - Она нелюдь, - тихо и уверенно заявил Гилдалеон. – Уж я-то не перепутаю...
   Глаза мужчины засветились пронзительной синевой и, автоматически выбросившая в последний момент щит Амирэль успела лишь ойкнуть, когда эльф, сломав его без особых усилий, отключил её сознание коротким ментальным приказом.


Глава 3

   Элладриил угрюмо смотрел на результат своего звериного буйства, сожалея лишь о том, что разбил графин с вином, а новый ему вряд ли кто-то принесёт. Напиться хотелось с завидным упрямством.
   В хлам.
   Чтобы вырубиться и очнуться только, когда весь этот кошмар закончится.
   Странное ощущение – словно это не он и происходит это всё тоже не с ним. Не он громил комнату, не он вёл себя, как помешаный, не он прогнал Амира...
   Слова мальчишки жгли душу.
{   …Это ошибка… Подлость, ложь и ошибка...}
   Как будто Элл и сам этого не знал!
   Да, подло желать чужую женщину, подло было спать с женой друга, а потом смотреть ему в глаза, лгать и делать вид, что ничего не произошло...
   Ошибка? Да, наверное, это была ошибка... Не поддайся он тогда чувствам, возможно сегодня не было бы так больно.
   И Амира зря обидел...
   За что?
   За правду?
   За то, что чистая юная душа не приемлет обмана и грязи? Кем он теперь выглядит в его глазах? Разве так должен поступать мудрый и взрослый правитель?
   Правитель...
   Элл закрыл глаза и сдавил руками голову.
В Раннагарр всё!
Да, правитель, но ведь он, кроме всего прочего, ещё и просто мужчина, обычный мужчина, имеющий право на счастье, на любовь и семью! Только всё это почему-то обходит его стороной. Не заслужил? Наверное...
   В груди нещадно запекло, и сердце сначала сжалось в болезненном спазме, а потом отпустило, но всё равно ощущалось тяжёлым камнем, тянущим куда-то вниз.
 { ...Это ошибка... Подлость, ложь и ошибка...}
   Почему он не мог забыть упрека Амира? И почему так больно было оттого, что это сказал именно он? Возможно, он имел на это право. Ведь мальчишка брал с него пример, старшим братом считал, смотрел, как на божество... Жизнь спас... Стал единственной отдушиной, лучшим другом, родным и близким...
   Во рту стало горько.
   Зачем прогнал?
   Зачем обидел?
   Вард сказал, что Амир с Манэльдором ушёл в город к больному, и Элл съедал себя поедом, ожидая их возвращения. Ни одной умной мысли в голову не приходило, только банальное «Прости», настойчиво зудящее и мучающее запоздалым раскаянием.
   Прошло больше трёх часов, и к взвинченному состоянию Владыки добавилось чувство нарастающей тревоги. Он вышел из своей комнаты и, спустившись вниз, стал расхаживать взад-вперёд перед входом во дворец. Плевать на то, что в глазах наблюдающего за ним ольдта он выглядел слегка невменяемым.
Элл хотел видеть Амира.
Навязчиво. Болезненно. Так, что все остальные проблемы вдруг ушли на другой план и казались чем-то второстепенным, мешающим сосредоточиться на главном.
   Ещё через два часа тревога переросла в панику. Элл поднял на ноги всю охрану Silm’alos, пытаясь выяснить, от кого Манэльдору пришёл вызов и куда он отправился. Не получив на свои вопросы ни одного ответа, Владыка приказал мейсду* прочесать Таоррисин, теряясь в догадках, куда мог пропасть целитель вместе с мальчишкой. От диких предположений разрывался мозг.
   Что, если их похитили? А если и того хуже?..
   Безотчетный страх сквозняком гулял по телу Владыки, и Элл не находил себе места, срываясь на всех, кто приносил ему недобрые вести.
  Он орал на Варда за то, что тот выпустил Амира из дворца; на Итилгила за то, что не проследил за мальчишкой; на воинов мейсда за то, что они плохо и безуспешно ищут, и себя тихо ненавидел за то, что прогнал парнишку и наговорил ему глупостей.
   К утру Элла стало захлестывать отчаяние. В голову лезли дурные мысли. Теперь Владыка полжизни был готов отдать только за сообщение, что Амир жив и здоров, поэтому, когда из арки появился Манэльдор, у Элла перехватило дыхание, и сердце, подпрыгнув словно сумасшедшее, замерло в томительном ожидании.
   - А где Амир? – нервно спросил Владыка, видя, что портал закрылся, а мальчишка так и не вышел из него. – Где Амир? – схватив целителя за одежду, Элл тряхнул эльфа изо всей силы, цепко всматриваясь в его лицо.
   - Уехал, - тщетно пытаясь высвободиться, прокряхтел Манэльдор. – Амир уехал. Так будет лучше для всех.
   - Что?! – голос Владыки превратился в змеиное шипение, и синие глаза зло сузились, превратившись в два колючих осколка. – Куда уехал?
   - Он пожелал оставить эту информацию в тайне, - упрямо качнул головой Манэльдор, и руки Элладриила мгновенно вздернули его вверх, поднимая высоко над землей.
   - Ты! – выцедил из себя Элл. – Ты кем себя возомнил, старый идиот? Ты куда дел мальчишку?
   - Я вам не скажу! - выкрикнул Манэльдор, цепляясь за руки своего правителя. – Я позвал исцеляющих! Вам нужна помощь, Владыка!
   - Мне нужен Амир! – рявкнул Элл, отшвырнув эльфа в сторону. – Я должен увидеть его и поговорить с ним!
   - Вы не здоровы! – взывая к разуму ставшего похожим на безумца Элладриила, замотал головой целитель. – Амиру не нужно видеть вас в таком состоянии.
   - Я в таком состоянии, потому что всю ночь искал вас! – взбесился Владыка. – Потому что боялся найти вас в сточной канаве со стрелами в сердцах! Где Амир, Манэльдор? Не заставляй меня применять силу!
   Эльф громко вздохнул, с жалостью посмотрев на Элла.
   - Вам помогут, Владыка! Успокойтесь! Мне обещали прислать исцеляющих как можно быстрее.
   Элл, нахмурившись, вдруг замер, уставившись тяжёлым взглядом себе под ноги.
   - Исцеляющих, значит... - задумчиво протянул он. – Пообещали...
   Лихорадочно вспоминая все места в Айвендрилле, где жили исцеляющие, Элл пришел к выводу, что Манэльдор мог позвать их только оттуда, где преподавал сам.
   Ну конечно!
   Как только старый эльф увидел Амира, он стал сразу настаивать на его обучении в Эвалоне. И потом несколько раз пытался уговорить Элла отправить мальчишку туда учиться. Куда ещё, как не в курируемый им нагсер, Манэльдор мог отвезти юного целителя?
   - Итилгил! – злость и раздражение Владыки стали понемногу оседать от осознания того, что через пару часов он доберется до Амира и заберёт его домой. – Собирай ольдт! Мы летим в Эвалон.
   - Нет! – бросился к нему Манэльдор. – Вам нельзя туда!
   Воздух задрожал, и из земли поползли жгуты лиан, скручивая эльфа, словно увязшую в паутине муху.
   - Я же просил не заставлять меня применять силу. Ты мне надоел, Манэльдор! - холодно сверкнул глазами Элл и, развернувшись, пошагал с ольдтом к площадке скирргорнов, больше не слушая, что кричит ему вслед старый целитель.


****

   В носу Амирэль защекотало от сладкого запаха земляничного чая, насыщенного аромата горячего лембас*, и желудок скрутил требовательный голодный спазм, вмиг прогоняя полусонную дрёму девушки. Взгляд её наткнулся на белые полукруглые балки потолка, медленно скользнул вниз по светло-бежевым стенам, украшенным богатой резьбой, и остановился на сидящем в мягком кресле мужчине, цепко и пристально наблюдающим за Ами.
   - Maer aur, heri Amirel!* (*Доброе утро, эри Амирэль!) - едва заметно улыбнулся эльф. – Или вам больше нравится, когда вас зовут по-домашнему - Ами?
   - Вы рылись в моей голове?! – Амирэль мгновенно закрылась щитами, стремительно поднимаясь на постели.
   - И не только, - Гилди невозмутимо закинул ногу за ногу, сложив на колене длинные ухоженные пальцы в замок. - В голове, в сердце и остальных органах тоже, - мило сообщил он. – Вы как целительница должны понимать мой интерес. Чисто профессиональный, - правая бровь мужчины лукаво изогнулась, и синие глаза заискрились весельем.
   - Вы нелюдь... - мрачно констатировала факт Ами, настороженно разглядывая друга Манэльдора, поскольку в свете случившегося не знала, чего от него можно ожидать дальше.
   - Мне казалось, вас этот факт должен смущать меньше всего, - в голосе эльфа прозвучала откровенная ирония, больше насмешливо-снисходительная, чем язвительно-циничная.
   - Вы эльф-нелюдь... - пояснила причину своего недоумения Ами. – Это как-то очень неожиданно...
   - Неожиданно? – удивился Гилди. – А по мне, так вполне закономерно! Видите ли, heri Amirel, - эльф спокойно откинулся на спинку кресла, изобразив на лице расслабленное благодушие, – если не вдаваться в дебри истории противостояния нашего мира и пришельцев из Раннагарра, то объяснить появление нелюдей можно всего несколькими словами: эгрэгорам нравились наши женщины. Замечу, - многозначительно поднял указательный палец он. - Очень красивые женщины. Насколько я могу судить, эльфийки обладают очень незаурядной внешностью, так что... Ничего неожиданного!
   Сбитая с толку словами протэктора, Ами основательно призадумалась.
  А ведь эльф был прав! Мысль, что среди эльфов тоже могут быть нелюди, почему-то никому в Аххаде в голову не приходила.
   - И много вас таких? – поинтересовалась девушка.
   - Понятия не имею, - усмехнулся Гилдалеон, и Амирэль вдруг отчетливо-ясно поняла: врёт. Впрочем, такая конспирация ей была понятна и близка: сама всю жизнь скрывала от всех, кто она такая. Теперь теория Лэйна о том, что легендарный Ультринн был нелюдем, не казалась девушке беспочвенной и необоснованной. Изучающе всматриваясь в лицо мужчины, Ами попыталась определить его возраст. Непростая задача, если учесть, что все эльфы живут очень долго, сохраняя при этом молодость и красоту своих тел. Понять, что сидевшему перед ней Гилдалеону давно перевалило за несколько сотен лет, можно было только по седым волосам и таящейся в глубине синих глаз вековой мудрости, скрыть которую не могли даже мощнейшие щиты, монолитной стеной окружавшие нелюдя. Во всём остальном эльф ничем не отличался от того же Элладриила: притягательно красив, безупречно элегантен и горделиво подтянут. 
   - Вы смогли взломать мою защиту... - сейчас в Ами тоже проснулся чисто профессиональный интерес. Считалось, что нелюди могут защищать свой разум друг от друга, и почти семнадцать лет прочитать Ами не удавалось даже Магриду. – Как у вас это получилось?
   - Возможности нелюдей-исцеляющих на порядок выше, чем у обычных нелюдей, но об этом позже.
   Гилдалеон, легко оттолкнувшись руками от подлокотников, поднялся с кресла и, остановившись возле кровати, галантно протянул Амирэль руку:
   - Предлагаю продолжить нашу беседу за завтраком, чтобы не терять драгоценное время. Через час нас ждут в нагсере, а вам ещё нужно подписать несколько бумаг. У вас первое занятие по практической магии. Вы зачислены на второй элект* отделения исцеления и целительства.
   Амирэль поднялась на ноги, растерянно уставившись на эльфа.
   – Обычно у нас не принимают учеников с середины учебного года. Для вас сделали исключение, поскольку Манэльдор занимался с вами лично, и уровень ваших знаний выше обычного. Но дальнейшие поблажки на этом закончатся. Спрашивать с вас будут так же, как и со всех остальных. Одевайтесь, я подожду за дверью, - кивнул Гилди на аккуратно разложенную на постели эльфийскую мужскую одежду. – И ради всего святого, не издевайтесь над своей грудью! Я наложу качественную иллюзию.
   - А... - Ами открыла было рот, но в этот момент мужчина закрыл за собой дверь, оставив её недоумевать в полном одиночестве.
   Ничего другого как подчиниться девушке не осталось. Во-первых, ужасно хотелось есть, а во-вторых, получить ответы на вопросы, которых было более чем предостаточно.


   Одевшись, девушка умылась, воспользовавшись предусмотрительно оставленными на столе кувшином с тёплой водой и тазом, после чего, взяв костяной гребень, подошла к зеркалу. Выглядела она, откровенно говоря, не очень: щеки болезненно впали, под глазами тёмные круги, лицо бледное и осунувшееся, что при этом несколько противоречило её внутренним ощущениям. Как ни странно, но чувствовала себя Ами довольно сносно.
   Когда, закончив приводить себя в порядок, девушка вышла из комнаты, Гилдалеон уже сидел за круглым столом, сервированным тончайшим эльфийским фарфором, а вокруг него суетливо хлопотала чопорная эльфийка, чем-то напомнившая Амирэль их паргонтэссу в столичном особняке Варгардов.
   - Благодарю, Эллуидэс. Вы свободны, - мягко пророкотал эльф, отпуская прислугу.
   - Если что-то понадобится, дэр* Гилдалеон, я рядом, - женщина любезно улыбнулась Амирэль и так же любезно оставила их с протэктором наедине.
   - Прошу, - эльф отодвинул стул, приглашая Ами к столу, а когда она удобно уселась, выудил откуда-то из воздуха свернутый в трубку свиток и писчий грифель. – Сначала закончим с делами, heri Amirel. Это стандартное заявление о вашем зачислении нагсер, дающее вам гарантию того, что два последующих года вы будете находиться под моей опекой и защитой.
   - Зачем вам это нужно? – Ами подняла голову, пронизывающе глядя в глаза Гилдалеона.
   - Это нужно не мне, а вам, - мужчина внимательно на неё посмотрел, сложив на груди руки. – Ваш внутренний резерв практически на нуле. Вас выжали, как сочный плод, оставив одну корку. Ещё немного – и не осталось бы даже этого. На электе, куда я вас записал, обучаются три десятка целителей, четверо из них – исцеляющие. Более мощной и действенной терапии придумать невозможно! Находясь среди них, вы восстановитесь в течение недели. Дальше вашим лечением буду заниматься исключительно я.
   Рука Амирэль дрогнула, и дальше она, не задумываясь, поставила свою подпись под документом. Слишком свежи были воспоминания о боли, терзавшей её душу и тело.
   Свиток и грифель исчезли точно так же, как и появились, а эльф невозмутимо поднял с тарелки Амирэль сверкающую крышку, под которой обнаружились румяные тосты лембас, политые джемом из плодов йаванны и ароматная овощная запеканка.
   Голод оказался сильнее любопытства, поэтому Амирэль набросилась на еду, решив все волнующие её вопросы задать позже. Один из них отпал как-то сам собой, когда Гилдалеон, налив ей чая, небрежно заметил:
   - Сожалею, что маскировку придется продолжить, но в нагсере обучаются только мужчины. Ваше появление там в нормальном виде может внести некоторую смуту в умы свободных и молодых эльфов, а мне не хотелось бы, чтобы учеба превратилась в брачные игрища, поэтому для всех вы останетесь Амиром Ривельстрином– моим дальним родственником.
   Ами смущенно кивнула, опустив взгляд в чашку с чаем.
   - А жить мне тоже придется с мужчинами в сampano*?
   Эльф рассмеялся. Смех у него был красивый: низкий, мягкий… Ами заслушалась.
   - Жить вы будете у меня, - насмешливо изрёк Гилди. – Достаточно с вас и того, что придется изображать из себя парня в нагсере. Здесь сможете быть собой и чувствовать себя как дома. К тому же Эллуидэс будет всегда к вашим услугам.
   - Мне неудобно... - попыталась было возразить Амирэль.
   - Бросьте, - безапелляционно перебил её Гилдалеон. – Жить вам здесь предстоит долго. А даже с наложенной иллюзией сampano – не подходящее место для юной и красивой девушки.
   - Долго? – у Ами внутри всё болезненно сжалось. – Почему?
   Невозмутимое лицо эльфа скривилось в ироничной ухмылке, и не без доли сарказма он произнес:
   - Женщины... Сначала вы, не мучая себя ненужными размышлениями, делаете глупости, а когда дело заходит в тупик, задаете удивительно смешной вопрос: «Почему?». Потому что это единственное место, где вас можно изолировать от Владыки! На нагсеры его влияние и власть не распространяются.
   Упоминание о любимом эльфе тупой болью отозвалось где-то под сердцем, и Ами потерянно выдохнула:
   - Изолировать? Зачем?
   Гилдалеон перестал улыбаться, став задумчиво-серьёзным, и от его пристального взгляда Амирэль неожиданно захотелось скрыться, как минимум, под столом.
   - Сначала, взявшись его лечить, не умеючи это делать, вы подсадили его на себя, как на дурман-зелье, а затем, вытянув из Круга Забвения, чуть не лишили рассудка и не погибли сами.
   Ами сглотнула тошнотворный спазм, подкативший к горлу, и сжала в кулаки вмиг похолодевшие руки.
   - Я всего лишь хотела его спасти!
   - Принимается, как оправдание, - милостиво кивнул эльф, расслабленно откинувшись на спинку стула. – Владыка жив - это главное, слегка невменяем – надеюсь, это поправимо!
   - Надеетесь? – переспросила Ами, начиная трястись от страха.
   - Успокойтесь! – Ами показалось, что в грудь ей ударила горячая волна и, растекаясь по всему телу, стала превращать его в мягкое тесто. Исцеляющая магия Гилдалеона была настолько мощной и действенной, что девушке даже языком пошевелить было сложно, а может, просто лень. Она толком не поняла, потому что в этот миг чувствовала себя счастливым огурцом, мирно лежащим на грядке и радующимся тёплому солнцу.
   - Когда душа уходит в Круг Забвения, это значит, что её больше ничего не удерживает на этом свете, - менторским тоном продолжил объяснять мужчина. – Она оставляет за гранью все прошлые воспоминания, всё, что ей было дорого и имело смысл. И чтобы вернуть вошедшего в Круг Забвения, его нужно чем-то зацепить за эту жизнь, привязать к чему-то, что будет его якорем, путеводной нитью и компасом. Единственное, что есть в распоряжении исцеляющих в другой реальности – это их душа! Вы привязали Владыку к своей душе, heri Amirel. Поделились с ним частью себя, тем, что удерживало вас на этом свете, чтобы вернуть Элладриила к жизни. Это теория! – многозначительно повёл бровью Гилдалеон. – На практике же вытащить вошедшего в Круг Забвения пациента не удавалось ещё ни одному исцеляющему. Более того, сами они после таких попыток вскоре сходили с ума, поскольку часть их души так и оставалась привязанной к тому, кто ушёл в мир мёртвых. Вы первая, кому сей безумный эксперимент удался, а посему очень любопытно узнать – что такого вы сделали в круге, что Владыка за вами пошел обратно?
   - Я его поцеловала, - прежде, чем поняла, что она сообщает слишком личную информацию, выдала Ами.
   - Нетривиальный подход, - насмешливо искривились губы протэктора. – Пожалуй, если бы меня поцеловала такая красавица, я бы тоже страстно возжелал вернуться обратно, дабы продолжить.
   Ами густо покраснела от стыда, понимая, что Гилдалеон увидел в её голове значительно больше, чем ему следовало.
   - Вернув Владыку к жизни, вы раскололи его душу надвое, - вновь заговорил эльф, спокойно и дозированно подавая Ами информацию, словно читал лекцию или пересказывал прочитанную книгу. – В нём теперь живет часть вас – женская составляющая, и эта часть вступает в жесткий конфликт с той привычной мужской составляющей, дарованной ему от рождения. Это как поселить в одно тело две совершенно разных личности. Чем ближе вы находитесь подле Владыки – тем сильнее ваше влияние на него, и тем острее становится мучающий его когнитивный диссонанс, мешающий объективному восприятию той или иной ситуации. А, кроме того, состояние усугубляется ещё и привязкой к вашей магии. Теперь он напрямую может черпать ваш ресурс, пользуясь им в минуты сильнейшего эмоционального потрясения, совершенно не чувствуя границы, где нужно остановиться. Из-за этой связи он едва не убил вас своей вспышкой гнева, сам того не понимая.
   - И что с ним теперь будет? – сквозь панцирь спокойствия Ами вновь стали пробиваться ростки паники, мгновенно подавленные Гилдалеоном.
   - А вы не хотите спросить, что будет с вами? – сурово поинтересовался эльф. – Вы сейчас более уязвимы, нежели Владыка: истощенная донельзя, с разбитым сердцем и изорванной душой…
   - Это не важно, - виновато опустила голову Ами. – Я всю эту кашу заварила, мне и отвечать.
   Протэктор сокрушенно покачал головой, со снисходительной жалостью глядя на девушку.
   - Ваша гибель может привести Владыку к безумию. Связь между вашими душами сейчас очень крепка. Ваше спокойствие – это его спокойствие, ваша боль – его боль. Хотите помочь Элладриилу – вам придется меня слушаться.
   - Я буду, - энергично закивала головой Ами. – Я буду слушаться…
   - Вот и славно, - улыбнулся Гилди. – Чем быстрее вы придете в норму, тем лучше будет чувствовать себя Владыка, а чем дальше вы будете от него находиться, тем быстрее разрушится связь. Я направил в Таоррисин двух исцеляющих в помощь Манэльдору. Разрыв с вами под их присмотром пройдет для Владыки относительно мягко и безболезненно.
   - Вы расскажете Владыке правду? – тяжело вздохнула Амирэль, и эльф посмотрел на неё как на неразумное дитя.
   - Любую новость надо уметь преподносить вовремя, если Владыка узнает правду сейчас, то вас не защитит даже мое покровительство. Вы девушка из очень знатного рода – дочь приближенного к царю Аххада эрла. Владыка просто вынужден будет жениться на вас после того, что он с вами сделал... – Гилди замолчал, заполнив неловкую паузу тихим покашливанием. – Он женится на вас немедленно, и этим самым вас просто убьет, а потом и сам сойдет с ума. А мне не хотелось бы, чтобы Айвендриллом правил безумец. Смею заметить, до вашего появления у нас был очень достойный Meletyalda.
   Чувство вины с новой силой придавило девушку тяжестью своего груза и, не давая Ами и дальше вязнуть в бесконечном самоедстве, эльф небрежно отбросил в сторону салфетку, поднимаясь из-за стола.
   - Я вижу, вы уже позавтракали, heri Amirel, а значит, мы можем отправляться в нагсер! Не хотелось бы, чтобы первый день учебы вы начинали с опоздания.
   Ами покорно последовала за протектором и, выйдя во двор, жадно вдохнула свежий воздух, словно не дышала им целую вечность.
   - Да, морской воздух особенный, - видя её заминку, улыбнулся мужчина. – Влажный, чистый, с запахом соли, йода и привкусом свободы. Обычно я хожу в нагсер пешком, но недельку из-за вашего плачевного состояния нам придется поездить в сакароне. Боюсь, что дальние прогулки на пользу вам пока не пойдут, - любезно подав Амирэль руку, эльф помог ей забраться в карету, а затем, открыв окно, отдал приказ вознице трогаться с места.
   Всю дорогу Гилдалеон рассказывал Амирэль историю Эвалона и создания в нем нагсера, самого старого и почетного учебного заведения в Айвендрилле. Отсюда выпускались лучшие маги-фундаменталисты и прикладники, а также нагсер славился своей кафедрой целительства, где были собраны лучшие преподаватели во всех серединных землях.
   Амирэль так заслушалась, что к концу дороги ей совершенно не хотелось выходить, лишаясь общества такого интересного визави, но едва нога её ступила на выложенную светлым камнем мостовую, как девушка забыла и о Гилдалеоне, и об истории, очарованная красотой архитектуры величественного здания нагсера.
    Даже дворец Владыки мерк на фоне масштабнейшего по широте размаха творения эльфов, выполненного из белого мрамора. Гигантское здание было поразительно красиво: невесомое, со стрельчатыми арками, высокими колоннами и фасадами, украшенными лепниной, барельефами и резьбой. Вставленные в удлиненные окна витражи казались, пойманной в каменный переплет радугой, а многочисленные снежно-белые башни нагсера венчались длинными золотыми шпилями, что делало его похожим на каменный лес. Эльфы воплотили в архитектуре свое стремление к бесконечному и неизведанному, сочетая в удивительно гармоничных пропорциях пространство и свет.
   - Я же говорил, что вам здесь понравится, - Гилди легонько подтолкнул Ами вперед. – Внутри тоже есть на что посмотреть, - заговорщически подмигнул девушке он, на ходу степенно кивнув кому-то из поздоровавшихся с ним эльфов, спешащих в нагсер. – И не забывайте, что здесь вы Амир, - шепнул напоследок протэктор, после чего, надев на лицо непроницаемую маску, важно стал подниматься вверх по ступеням.
   Зачарованно глазея по сторонам, Ами пошла за ним следом, получая истинное наслаждение от ощущения прикосновения к чему-то вечному и прекрасному. Нагсер, монументальный и огромный снаружи, внутри был просторным и светлым: высокие окна и потолки, широкие коридоры, летящие лестницы, хорошо освещённые залы. Находиться в таком здании было одним удовольствием, не говоря уже о том, чтобы учиться в нём.
   Гилди открыл украшенные невероятно сложной резьбой двери, пропуская Амирэль в большую и светлую аудиторию, заполненную молодыми эльфами, которые при появлении протэктора мгновенно поднялись со своих мест, выражая хранителю своё глубокое почтение.
   - Присаживайтесь! – мягким жестом руки усадил их обратно Гилдалеон, после чего направился к стоявшему у кафедры тёмноволосому эльфу, позвав за собой Ами. – Это тот самый протеже Манэльдора, о котором я вам говорил, Орииль. С сегодняшнего дня он зачислен на второй элект отделения целительства! – сообщил протэктор мужчине, подталкивая вперед стушевавшуюся Амирэль.
   - Дэр Манэльдор дал очень высокую оценку вашим знаниям и таланту, - улыбнулся Ами эльф. – Я очень рад, что теперь вы будете учиться именно в нашем нагсере, Амир. Выбирайте себе место по душе, - Орииль любезно повёл рукой, показывая на длинные ряды парт, поднимающихся по наклонной плоскости вверх.
   Смущённая устремлёнными на неё со всех сторон взглядами, Ами неловко потопталась на месте, не зная, куда ей сесть, и в этот миг в голове неожиданно раздался голос Гилдалеона:
{   … - Третий ряд, вторая парта, блондин в синем.}
   Рефлекторно повернувшись к протэктору, Ами удивленно посмотрела в искрящиеся синие глаза мужчины, в ту же секунду получив исчерпывающее пояснение:
{   … - Симлазар исцеляющий, к тому же самый мягкий и покладистый из всех учеников этого электа. Рядом с ним тебе будет комфортнее всего: излучение его магии быстро восстановит твои силы. }
   Тихо вздохнув, Ами опустила голову и поплелась туда, куда ей посоветовал сесть Гилдалеон, а когда опустилась на скамью рядом с заинтересованно косившимся на неё парнем, протэктора уже и след простыл.
   - Рад вам сообщить, что с сегодняшнего дня в вашей группе будет учиться новый ученик Амир, - с улыбкой глядя на Ами, громко возвестил всем присутствующим мэтр Орииль. – Амир исцеляющий, уровень силы aratar*(*Высший). До сего момента Амир являлся учеником и помощником дэра Манэльдора и Амлоха.
   По залу прошелся тихий восхищенный гул, и Ами вжалась в стул, чувствуя себя совершенно неуютно из-за повышенного внимания к её персоне.
   Орииль, закончив представление, хлопнул в ладоши, и в воздухе стали появляться огненные знаки тэнгвара,* сообщая ученикам тему урока.
   - Я Сим, - сидевший рядом с Ами парень тепло улыбнулся ей, дружелюбно протягивая руку.
   - Амир, - осторожно пожала её Ами, чувствуя яркие эманации, идущие от эльфа. Гилдалеон был прав: рядом с Симлазаром ей было очень хорошо и уютно, как будто погрелась возле камина.
   - Записывай, - кивнул на светящуюся над кафедрой надпись парень. – Орииль диктует теорию очень быстро. 
   Ами огляделась по сторонам, обнаружив, что все эльфы, уткнувшись носами в тетрадки, что-то быстро царапают в них грифелями.
   - Ты не взял конспект? – заметив её растерянность, спросил Сим. – У меня есть чистая тетрадь. Держи!
   В воздухе неожиданно возникла толстая тетрадка, которая, плавно опустившись перед Ами на парту, предусмотрительно раскрылась на первой странице.
   - А грифеля лишнего не найдется? – поинтересовалась Ами, решив, раз уж её сосед был столь любезен, предложив тетрадь, то не откажет и с остальным.
   - Извини, не сообразил, что у тебя его тоже нет, - парень выудил из кармана тонкий стержень, вручив его Амирэль.
   Аудитория наполнилась тихим шорохом, скрипом скользящих по бумаге грифелей, и мягким, льющимся, словно вода, голосом дэра Орииля, повествующим об использовании метода обмена энергиями для лечения различных заболеваний.
   Ами, привыкшая за время учебы с Манэльдором больше к устному общению с учителем, теперь усердно строчила урок, с непривычки опасаясь что-то упустить или не понять. Впрочем, Орииль по ходу лекции приводил очень красочные примеры и задавал по теме провокационные вопросы ученикам, заставляя их активно поднимать руки, выдвигая разные версии решения той или иной задачи.
   - А что полезного подчеркнули для себя вы, Амир, из метода обмена энергиями? – Орииль лукаво изогнул бровь и присел на краешек своего стола. – Понимаю, что это ваше первое занятие в совершенно новой и не очень привычной для вас обстановке, поэтому хотел бы понять, насколько вам комфортно воспринимать информацию в таком ключе.
   В тоне и вопросе мужчины Ами не уловила ничего негативного, лишь вежливый интерес - точно такой же, как у Манэльдора, когда он заставлял её раскладывать на составляющие формулы то или иное заклинание поэтому по сложившейся привычке девушка и ответила так, как чувствовала:
   - Мне кажется, к этому методу нельзя сильно привязываться, так как впоследствии вы будете рассчитывать только на стороннюю энергию, а не на собственные силы. Это пагубно скажется на вашем собственном развитии энергетики, поэтому лучше использовать этот метод только по назначению.
   Орииль удовлетворённо кивнул, и лицо его расчертила широкая улыбка:
   - Чувствуется рука Манэльдора! Вы совершенно правы, Амир. Злоупотреблять этим методом не стоит. Целитель всегда должен быть уверен в собственных силах. Лечить кого-либо - это очень ответственный шаг, а посему лучше вообще не быть целителем, чем быть плохим целителем! 
   Дверь в аудиторию внезапно открылась и в проёме возникла худая фигура эльфа, быстрым шагом направившегося к Ориилю. Эльф что-то шепнул учителю на ухо, и тот, подняв удивлённый взгляд на Ами, несколько обескуражено попросил:
   - Амир, пройдите с heru Гристрэллем, вас желают видеть.
   Ами едва удержалась, чтобы не спросить, кому она могла понадобиться в середине урока. Вовремя опомнившись, она сообразила, что, возможно, её вызывают к протэктору, поэтому, коротко кивнув, поднялась с места, следуя за странным эльфом, почему-то то и дело оглядывавшимся на неё, словно боялся, что она вот-вот возьмёт да и исчезнет.
   Мужчина поднялся на этаж выше и, остановившись у дверей, на которых каллиграфическим эльфийским было выписано: «Кафедра целительства», вдруг отступил в сторону, пропуская Ами вперёд. Не заметив в поведении эльфа ничего подозрительного, она двинулась в комнату, зажмурившись на миг от яркого света, льющегося сквозь аркаду окон, расположенных прямо напротив входа, а когда глаза поймали в фокус широкоплечую фигуру мужчины, резко развернувшегося при её появлении, испуганно попятилась назад.
   - Амир, постой, - мягкий бархатистый голос Владыки выбил у Ами почву из-под ног, и с трудом обретенное с утра спокойствие вмиг разлетелось в стороны осколками разбитого стекла. – Оставьте нас, - холодно приказал Элладриил переступившему через порог Гристрэллю.
   Не посмев ослушаться повелителя, эльф осторожно закрыл за собой дверь, погружая пространство в настороженную тишину, разделённую пронзительными взглядами серых и синих глаз.
   Воздух стал тяжёлым и густым, застряв в лёгких Амирэль липким комком. Смотреть на приближающегося к ней Владыку было невыносимо больно: всё внутри давило и пекло.
   - Прости меня... - он остановился в шаге от Ами, виновато опустив голову.
   Она не видела Элла всего день, ничего не изменилось в его внешности, он даже в одежду другую не успел переодеться, но Ами казалось, что прошла вечность с той минуты, когда жестокое «убирайся» безжалостно ранило её в самое сердце, словно отравленная стрела.
   - Я был неправ, - Владыка поднял на Амирэль пылающий синевой взгляд, полный невыразимого раскаяния и стыда, лишая её последних крох самообладания и выдержки.
   Слёзы обожгли глаза, начиная свой позорный путь по щекам, и тело Амирэль предательски задрожало, стоило тёплой ладони мужчины опуститься на плечо.
   - Прости меня, пожалуйста, прости... - сдавленно просипел он, а потом, резко подавшись вперёд, сжал Ами в своих объятиях изо всей силы. – Ты всё верно сказал... - коснувшись носом её макушки, тяжело вздохнул Элл. – Я поступил подло... подло, недостойно правителя и мужчины. Это была ошибка...  Нельзя построить счастье на лжи...
  - Ты всё не так понял... - ладонь Элладриила накрыла губы Амирэль, не давая ей объяснить, что она не его имела ввиду. Лучше бы он этого не делал! Это прикосновение ударило девушку волной своих противоречивых чувств, превращая тело в очаг пульсирующей боли.
   - Нет, не оправдывай меня, - горько покривился Элл. – Всё правильно – я эгоистично и упрямо видел только то, что мне нравилось, не допуская даже мысли, что может быть как-то иначе. Прости меня...
   - Не за что мне тебя прощать...
   - Есть за что, - упрямо возразил Элл. – Я обидел тебя... выплеснул на тебя свою обиду и злость...
   - Я не сержусь, - сглотнула Ами, считая болезненные удары собственного сердца.
   - Тогда поехали домой? - воодушевлённый тем, что услышал, прошептал Элл. Пальцы его вцепились в плечи Амирэль так крепко, что, наверное, оставили синяки. – Нет, не домой... Не хочу. Не сейчас. Не могу. Поехали в Мирэндэль, к морским эльфам? Тебе там понравится...
   - Нет, - Ами отчаянно замотала головой, понимая, что не может остаться с Владыкой, а сил расстаться с ним нет никаких. – Нет... я...  Я не могу. Я...  моё место здесь.
   - Твое место – рядом со мной! – Элл крепко обнял Ами, не давая ей возможности выскользнуть из его рук. – Разве ты не понимаешь, Амир? Ты мне как родной! Ты всё, что у меня осталось! Я клянусь, что больше никогда тебя не обижу!
   - Я не могу! – Ами забилась в удушливом ознобе, понимая, что сейчас упадёт и разрыдается от горя и боли. – Я не могу...  Нам нельзя...
   - Я без тебя не уеду! – лихорадочно сверкнув глазами, Элл схватил Амирэль за руку, настойчиво волоча за собой следом. Он был взвинчен и возбужден, а сил у Ами на то, чтобы сопротивляться ему, совершенно не осталось.
   Дверь с шумом распахнулась, и перекрывший Владыке дорогу Гилдалеон подозрительно любезно произнес:
   - Какая честь, Владыка, видеть вас в нашем нагсере!
   Элл нервно кивнул, холодно скользнув взглядом по досадной преграде, возникшей на его пути.
   - Спасибо, протэктор, - пытаясь быть вежливым, ответил он. – Но боюсь, что нам уже пора идти...
   - Нам? – правая бровь эльфа высоко взлетела вверх, и взгляд мужчины хищно переместился с Владыки на болезненно-бледное лицо Амирэль. – Боюсь, что вам придется уйти без Амира. У него ещё не закончились занятия.
   - Я забираю Амира в Таоррисин, - безапелляционно заявил Элл.
   - Правда? – в голосе Гилдалеона прозвучало фальшивое удивление. – И на каком основании, позвольте спросить, вы забираете студиоза посреди учебного процесса?
   - Я его опекун! – с нотками раздражения ответил Конец ознакомительного фрагмента


Рецензии
Читаю эту серию на продамане. Очень интересная, неожиданные повороты, захватывающий сюжет. Хороший слог, читается легко.

Наталия Ким 2   04.08.2017 13:49     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.