Чайные ложки

Много лет назад случился у меня юбилей — пятьдесят лет мне стукнуло.

И вот в этот день идём мы с моим другом Сашкой Надеждиным по улице и о том, о сём беседуем.

И говорю я Сашке так, между прочим, говорю: «Юбилей у меня, старик. Сегодня пятьдесят лет мне стукнуло».

Сашка-то и обрадовался, и потащил меня в магазин ближайший. Подарок он решил мне купить. Ну, а я думаю: «Пусть и подарит, если ему уж так приспичило, как-никак, а юбилей у меня».

Зашли мы в магазин, и Сашка, долго не раздумывая, покупает набор чайных ложек и дарит их мне. Удивился я: странный какой-то подарок. Но и приятно было.

Сашка-то уж много лет, как умер. А я ещё жив, и каждое утро пользуюсь его ложками. Размешиваю чайной ложкой сахар в чашке и Сашку вспоминаю.

А ведь не подарил бы мне Сашка эти чайные ложки, вряд ли бы я его так часто вспоминал. Так уж жизнь устроена: люди умирают и их забывают. Забывают людей даже известных, выдающихся.

Я вот полистал энциклопедию, изданную аж в 1931 году, и поразился: сколько в ней биографий людей, живших, умерших и забытых! А ведь были эти люди известными учёными, философами, писателями, государственными и общественными деятелями. И многие из них забыты! Ну вот, хотя бы, знаете вы выдающегося экономиста России Зибера Николая Ивановича, или государственного деятеля, сторонника освобождения крестьян Киселёва Павла Дмитриевича? Уверен, что и Столетова Александра Григорьевича, известного физика, вы не знаете. А уж о писателе Измайлове Александре Ефимовиче, издателе журнала «Благонамеренный», и спрашивать вас не буду.

И я ничего не знал об этих замечательных людях, пока в энциклопедии о них не прочитал.

Всех мы забываем. Почти всех. Помним только тех, кто много жизней человеческих загубил. Македонского помним, Чингисхана, Наполеона,  Гитлера, Сталина, Мао Цзэдуна, Пол Пота. Помним мы и выдающихся преступников, маньяков, авантюристов. Чикатило помним. А вот простых людей быстро забываем. Какое-то время после похорон помним, вспоминаем, сколько денег на похороны было потрачено, сколько родственников, сослуживцев пришло проститься с покойным. И забываем!

А бывает, что и близких своих родственников забывают. Вот, к примеру, умер Петрович. В третьем подъезде он жил. Хорошим семьянином Петрович был, ветераном труда, всегда он со всеми здоровался. Пил сильно, но кто сейчас не пьёт. И вот умер Петрович. Похороны, поминки. Родственники заплаканными ходили, и все им сочувствовали. Год только и прошёл — а уж и забыли Петровича! Вдова похорошела, три раза в неделю  бассейн посещает, на фитнес какой-то ходит. А внук Петровича машину купил, девок на ней возит. По выходным семья на даче шашлыки жарит. И ведут себя родственники так, как будто Петровича-то и на свете не было. Как-то спрашиваю я внука: на могилу-то, мол, ездишь ли, вспоминаешь ли деда-то? А внук смеётся, рукой машет, не до этого ему. Забыли Петровича, через год забыли!

Вот и я переживаю: умру я, и меня забудут. И ведь как-то это и обидно. А был бы я выдающимся преступником или авантюристом каким, так и не забыли бы, помнили бы меня, а быть может, и биографию мою в энциклопедическом словаре поместили.

И вспомнил я своего друга Сашку Надеждина и его странный подарок — чайные ложки. И подумал: а не подарить ли и мне своим родственникам и друзьям чайные ложки. И будут они моими ложками сахар в чашках размешивать и меня вспоминать. И от этой мысли мне как-то и спокойнее стало. Нельзя сказать, что я уж совсем успокоился, но и надежда какая-то появилась, что не постигнет меня участь всеми забытого Петровича из третьего подъезда.

И  я уже закупил несколько наборов чайных ложек. И уже раздариваю. Родственники удивляются, но и от подарка не отказываются. И уже пользуются моими ложками, и вспоминают меня, пока ещё живого.

Я и вам советую чайные ложки закупить да раздарить их своим родственникам и друзьям, если хотите, чтобы они вас вспоминали.

Согласен, что на покупку ложек придётся потратиться, а если у вас родственников и друзей много, то и основательно потратиться. Но не скупитесь на расходы. Вот я ради памяти о себе никаких денег не пожалею. Я даже своим соседям чайные ложки подарю, пусть и соседи меня добрым словом поминают.

Подумал я было и о своей бывшей жене Маруське: ей не подарить ли чайные ложки? Но не решился. Не примет Маруська моего подарка, как всегда, подвох какой-нито заподозрит.

А дарить чайные ложки надо непременно наборами, по шесть штук. Это на случай потери одной-двух. Но даже если затеряются пять ложек, что маловероятно, то и одна ложка будет о вас напоминать.

Утро. Сижу я в кухне, чай пью и вспоминаю своего друга Сашку Надеждина.

А быть может, и многие Сашку-то вспоминают. Не мне же одному он ложки-то подарил.


Рецензии