Апрельская шутка

         Витька Жбан пришел в школу раньше всех и долго ждал пока уборщица тетя Варя с истопником Петром Константиновичем, хромающим на правую ногу, откроют двери.
- Эка тебя угораздило в такую рань прийти. Ты часы, что ли спутал? – строго спросил Петр Константинович.
Витька уважал раннего на войне истопника, поэтому не нагрубил, а промолчал.
- Ну, проходи, чего мерзнуть-то в тамбуре будешь, не Петров день,  мартовский холодок до подштанников проймёт. На фронте лежишь в окопе, солнце в марте днем  пригреет,  снег растопит, вода на дне появится, а в ночь мороз такой ударит, что шинель вместе со штанами примерзает к земле. А ты чего так одет, будто действительно тепло пришло? – стал по-отечески журить Витьку,  Петр Константинович.
Витька буркнув: - Спасибо, - проскочил внутрь школы.
В коридоре пахло свежевымытым полом, в печках потрескивали, догорая поленья дров, тепло плавно   разносилось по всем закоулкам школы.
Витька прямой наводкой направился в свой класс, разделся, повесив на вешалку легкое осеннее полупальто, и стал, доставать из сумки всякие мальчишеские вещицы. Среди них рогатка, два перочинных ножа, бита для игры в чику и всякие  другие штучки.
- Эх забыл! – огорченно  произнес Витька, явно, что-то не найдя в своем портфеле.  Вытряхнув книги с тетрадками на пол, он еще и еще раз все перебрал, и опять не нашел того, чего искал. – Неужели у Толяна вчера оставил? -  с сомнением произнес сам про себя Витька. Он попытался еще раз найти то, что он где-то оставил, но опять, не найдя ничего, решил сделать перерыв и дождаться прихода в школу своего друга, который может прояснить, куда делось то ценное, что лежало в его сумке еще вчера.
Постепенно  школа стала заполняться детьми, и в дверь класса вошел тот, которого он так ждал. Это был я.  Витька сразу же подскочил ко мне.
- Толян, куда ты подевал открытки?
Я пожал плечами.
- Никуда, ты их вчера собрал в колоду и положил себе в карман куртки, когда уходил от меня. И зачем они тебе сейчас?
- Я хотел, чтобы мы с ребятами написали на них апрельскую шутку.
- Это как? – спросил я.
- А вот так!  Ты, Вовки Чиж или Федул, ну вообщем, все кто с железки напишут на открытке приглашение. Ты пишешь в открытке Нинке: – Нина, приходи сегодня в семь вечера к клубу в маскарадной маске. Буду ждать.
- Почему я должен писать Нинке?
- Да, я так говорю, просто для примера. Можешь написать всем девчонка нашего класса. Главное -  идея. Нинка первая, кто поверит в наш розыгрыш.   Вот будет умора, если девчонки все, как одна, придут в маскарадных масках к клубу, где их никто не ждет, кроме нас с тобой.
- Не знаю, как ты, но мне  твоя идея, что-то не нравится?
- Это почему?
- Во-первых, может они бы и пошли, но одна из восьми девчонок в классе обязательно покажет открытку своей подруге.
- Зачем?
- Ты чего совсем того? – показал я пальцем у виска.
- Не задавайся и не важничай – ответил обидчиво Витька. – Говори, если знаешь.
А что тут знать – женское хвастовство.  Вот меня пригласил мальчишка на встречу, а тебя-то нет. -Но, я не думаю, что кто-то будет хвастаться – отреагировал на мои слова Витька.
– Хорошо, допустим, что девчонки решили не выдавать своей тайны. Тогда другое-,начал я развивать дальше свою мысль 
- Говори быстрее... – стал торопить Витька меня.
- Все в нашем классе знают почерк друг- друга.  И девчонкам ни какого труда не составит узнать, кто написал записку,-закончил я
- Тут, Толян, ты прав. Девчонки наверняка  узнают почерк. Это точняк! А поэтому его нужно изменить, написать левой рукой или печатными буквами.
- Вот – ухватился я за слова Витьки. -Девчонки не дуры, поймут, что кто-то их водит за нос и не пойдут, как пить дать, на  такую встречу.
- Н-да! Витька на минуту задумался, а потом сказал: -   Нинке, менять  не будем, ты напишешь своим настоящим почерком. Пусть она  думает, что это ты приглашаешь на встречу.
- Ты чего, Витек, сбрендил, а мне-то зачем это нужно?
- Ну, для розыгрыша?  Смешно же будет! Неважно, кто написал, главное, что она пришла и значит, среагировала на твою шутку.
- Ты даешь, Витек. Ты придумал этот розыгрыш, ты его организовал, а победа достается мне?  Так получается?
- Ну, не совсем. Я буду объяснять  всем, кто придет,  что это придумали мы с тобой вместе, чтобы пошутить!
- Ладно! Допустим, что шутка получится. Но самое главное, в любой шутке – смех. Так Витек?
- Конечно, хохота будет больше, чем нужно.
- А кто смеяться-то будет, ты подумал? 
- Как кто? – опешил Витька. – Ты, да я...
- Да мы с тобой – добавил я от себя. - А что этого разве мало?
- Не то, чтобы мало, а совсем ничего – ответил я. – Давай тогда пригласим всех ребят, пусть придут и повеселятся!-предложил Витька.
- Вот, это уже проблема. Если им не рассказать всё как есть, они не пойдут.
- Откуда ты знаешь?
- Оттуда! Кому хочется тащится вечером в семь часов  к клубу, когда нет ни кино, ни концерта.
- И то верно – согласился Витька.
- Ну, а если всем ребятам рассказать, то и шутка уже не шутка, а так, вроде как обманка – засомневался я.
- Ну, ты даешь Толян, какой обман? Все по-честному. Мы пригласили - вы пришли.
Пока мы обсуждали с Витькой, предстоящий первоапрельский розыгрыш наших одноклассниц, в класс стали подходить и другие ребята.  Староста класса Нинка подошла к нам, и словно читая наши мысли, спросила:
- Ершов и Кириллов, вы чего, как заговорщики шепчетесь? Опять какую-нибудь проказу замышляете? Хотите урок сорвать? Не выйдет! Поняли. В мое дежурство я не допущу хулиганских выходок. Это относится прежде всего к тебе, Кириллов,  на тебя Ершов дурно влияет. Запомни! – и староста торжественно зашагали между партами к доске, чтобы посмотреть, есть-ли мелки для учителя, и смочена-ли тряпка для стирания надписей на доске.
- Ненормальная! – огрызнулся Витька.
Я засмеялся.
- Витек, это у тебя такой взгляд, будто ты, действительно,  что-то замышляешь.
- Ладно тебе, Толян, чужые слова повторять. Это она из-за вредности,  что мы ее на танцах в школе ни разу не пригласили.  Она так хотела,  а ты свою  Таньку только и приглашал. Вот теперь староста и отыгрывается на нас.
Я не стал спорить, тем более,что в класс вошел Василий Степанович, учитель по математике.
Весь урок Витька сидел, как на иголках, он не мог сосредоточится и все ерзал по лавке парты, поглядывая в мою сторону.
- Ершов, ты чего потерял? – строго спросил Василий Степанович.
- Ничего. Я думаю над решением задачи - ответил Витька.
- Так, вообще-то над задачей думают сидя, спокойно и не вертятся из стороны в сторону,  – парировал учитель Витькино объяснение. – Будешь мешать, удалю из класса – подвел черту  Василий Степанович.
Витька промолчал. Ссориться с классным руководителем не входило в его планы. Кое-как досидев до конца урока, Витька бросился ко мне на перемене .
- Толян,  я придумал! Пишут все наши с железки. Ребята проверенные, болтать не будут. Это, во-первых. Во-вторых, почерки разные. И в-третьих, девчонки, если и покажут друг-другу открытки, то запутаются, почерки-то разные.
Я не стал спорить. Знал, что это бесполезно. Витька вбил в себе в голову эту ерунду с апрельской шуткой, теперь он от нее не откажется. К вечеру, мы собрались на квартире Витьки Жбана. Витька важной походкой  прошелся около стола, за которым сидела вся наша команда: я, Вовка Чиж, Пуша, Федул , достав открытки, положил перед каждым из нас по две штуки. Мы стали их рассматривать. На всех была одна и та же картинка: мальчик в белой рубашке с бабочкой встал на колено, держа за ручку пухленькую в кудряшках девочку, с букетиком в другой руке, приглашал её на танец. Открытка была явно не современного формата.
- Где ты их нашел, Витька? – спросил Вовка Чиж. Он даже понюхал одну из открыток. Они же старинные, может даже из царского периода.
- Ну и что! – ответил Витька. Нашел у сестры Нинки, у неё там целая стопка в коробке лежала. Она из Питера привезла, говорит, что когда  проходила практику на бумажной фабрике, так там разные открытки кипами были в мукулатуре. Вот она и взяла на память. Я случайно вспомнил и позаимсвовал у нее.
- Да ладно тебе, Вовка,нашел чем интересоваться- открытками – спокойно пробубнил  Пуша. – Лучше  давай послушаем Витьку зачем он нас сейчас собрал?
- Вот в этом-то все и дело – охотно отозвался Витька.
- Скоро первое апреля, день смеха, вот я и решил пошутить над девчонками из  класса. Пошлем  эти самые открытки, с приглашением прийти к семи часам вечера к клубу и обязательно в маскарадных масках.
Федул, как самый строгий судья,наших мальчишечьих дел, заметил:
- А зачем маскарадные маски? Не все знают, что это такое и потом,  где их взять?
Я  защитил Витьку.
- Как не знают? Лермонтова поэму про балл-маскарад все читали, даже репетировали в школьном драмкружке. И маски из любой бумаги легко сделать- вырезают их картона под глаза дырки и резиночку сзади. Вот и маска готова!
- Верно! – поддержал меня Пуша.
После споров все восемь открыток были подписаны и переданы Витьке в руки.
- Ну все! Завтра засуну всем в портфель, когда дежурить будшь ты, Пуша. Твое дежурство по графику.
- Нет, лучше  послезавтра, в сам день смеха, 1 апреля, а то раньше времени спалимся – высказал свое мнение Вовка Чиж.
Мы его поддержали.
- Хорошо!
На этом и разошлись. 1 апреля дежурил по классу Федул. После трех уроков, на большой перемене,он попросил всех удалиться из класса для проветривания: Душно, училка по английскому начнет задыхаться и чихать, - сказал он классу, выгоняя всех за дверь.
И вот в тот момент, когда все ушли, Витька тихо проник через дверь и попросив Федула покараулить, ловко рассовал открытки по портфелям девчонок.
- Ну, вот и все, а ты не верил, что можем провернуть это дело – сказал Витька Федулу, уходя так же тихо из класса.
- Посмотрим! Цыплят по осени считают.
Вечером мы заранее собрались у клуба.
- Давайте за кинобудку спрячемся. Из-за нее все видно будет, - предложил Витька.
Схоронившись за кинобудку, мы стали ждать. В семь часов прошел поезд Кабожа-Сосновка, развозя рабочих по полустанкам и станциям. Мы сидели не шевелясь,ожидая прихода девчонок, но никто не приходил.
- Скоро придут! – шептал весело Витька, едва сдерживая смех.
Попрошло полчаса, потом еще полчаса. Взошла Луна, но девчонок как не было,так и не намечалось. Мы стали замерзать от холодного мартовский ветра.
- Может они открытки не нашли? – засомневался Вовка Чиж.
- Как не получили, я их в портфели всем засунул. Кто-то, может, не заметил, но хоть одна-то нашлась бы – ответил, стуча зубами, Витька Жбан.
Спорить не хотелось, и решили расходиться по домам.
Утром, когда мы пришли в свой класс, то обомлели от увиденного. На доске  была приклеплена картина нарисованная на большом листе ватмана. Мальчик,с рыжей шевелюрой, в котором  все узнали Витьку Жбана,стоял на коленке, а вокруг него собирался танцевать другой мальчишка, с кудряшками на голове и букетиком незабудок в руке,очень похожий на меня. Внизу надпись: С днем смеха, мальчики!
Класс дружно грянул от смеха. Вошла учильница, Нина Павловна, увидев рисунок на доске, так же не удержалась и рассмеялась.
Витька сидел с розовыми пятнами на лице и молчал, я же засмеялся вместе со всеми.
Вот это настоящая апрельская шутка!





 


Рецензии
Спасибо, уважаемый Анатолий, за смешной рассказ и напоминание о грядущем Дне Смеха. Пора придумывать первоапрельские шутки.
С уважением и улыбкой,

Любовь Арестова   30.03.2018 21:52     Заявить о нарушении
Спасибо Любовь,рад Вашему посещению,с теплом,

Анатолий Аргунов   31.03.2018 09:39   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.