Гробовые

Всем известно, что российские пенсионеры копят деньги на свои похороны. Это любимое занятие российских пенсионеров.

А казалось бы, зачем копить-то? Никого на земле не оставят, всех в землю зароют.
Но российских пенсионеров как-то и понять можно. Одни пенсионеры не хотят обременять похоронными расходами своих близких. Другие хотят, чтобы их похоронили достойно: катафалк с музыкой, престижное место на кладбище, ограда металлическая, памятник мраморный с цветником, поминки с разносолами.

И боятся пенсионеры, что без скопленных ими денег ничего этого не будет. А будет всё наоборот: вместо катафалка с музыкой — машина грузовая, вместо памятника мраморного — крестик деревянный, а то и железная пирамидка, бывшая в употреблении, с соседней могилы, а уж о поминках достойных, без денег-то, и мечтать нечего, поминок-то может и не быть вовсе.

Ну вот и переживают пенсионеры и годами деньги откладывают из пенсии, экономят на еде, на лекарствах.

Русские люди любят хоронить своих покойников. И бывает, огромные деньги тратят на похороны-то. Проводить человека в последний путь считают святым делом. С похоронами всегда помогут. Живому человеку, бывает, и не по-могут, скажут: сам виноват, сам и выкручивайся. А уж мёртвому не откажут в помощи, отказать мёртвому большой грех.

И государство наше помогает с похоронами. Для одиноких пенсионеров организует государство так называемые «социальные» похороны. И акции для таких похорон предусмотрены. Но как-то не верят пенсионеры в такие похороны. Цена их смущает, какая-то она не реальная: всего-то шесть тысяч рублей! И ходят среди пенсионеров слухи, что хоронят стариков в заброшенных могилах, потому и цена такая бросовая.

Вот и мой друг Петька копил деньги на свои похороны. Петька одинокий старик, ни жены у него, ни детей, дальние родственники, может, и есть, но где они — он не знает.

Петька деньги-то на свои похороны уж и скопил. И я был рад за него. Но случилась с Петькой беда. Все уж знают, что за стариковскими «гробовыми» злодеи охотятся. Выслеживают злодеи одиноких стариков и приходят к ним под видом работников социальной службы. С «сюрпризом» злодеи-то приходят. Мол, положена вам, уважаемый пенсионер, компенсация на лечение ваших хронических болезней. Или сообщают пенсионеру о прибавке к пенсии. Ну старики и рады, за стол злодеев сажают, чаем угощают. А у злодеев-то уж и план разработан: один злодей с пенсионером чай пьёт, на кухне зубы ему заговаривает, бумагу какую-то с ним подписывает, а другой злодей по квартире шастает, «гробовые» деньги ищет. Ну и опыт у них большой, у злодеев-то, знают они, в каких потайных местах старики деньги прячут. А как найдут злодеи «гробовые»-то, то посидят для приличия с пенсионером, чай допьют и распрощаются. И здоровья пенсионеру-то пожелают. Вежливые ребята!

Такое и с моим другом Петькой случилось. Всё, что скопил Петька на свои похороны за несколько лет полуголодной жизни, и унесли злодеи. Но, можно сказать, что и повезло Петьке. Немало случаев, когда злодеи-то и не разыгрывают спектакли с компенсациями и прибавками к пенсии, а как войдут к пенсионеру, так и бьют его по голове молотком или чем другим.

Ну и позвонил мне Петька, и сообщил о своей беде. Голос у него дрожал, того и гляди, заплачет. И стал я Петьку успокаивать: не убивайся уж так-то, есть и социальные похороны за шесть тысяч рублей, и акция на них ещё действует. А Петька на меня даже обиделся. «Я что же, — говорит,— должен сейчас умереть, пока эта акция действует? Не в моих планах сейчас умирать-то, да и не хочу я лежать в одной могиле с каким-нито придурком».

А через год Петька-то и умер. Подкосила его беда-то.

Когда я узнал о смерти Петьки, он уж на вскрытии в морге находился. Раньше-то стариков таких и не вскрывали, а сейчас всех подряд потрошат, только бы деньги с родственников содрать.

И был я в растерянности: как и на какие «шиши» друга-то хоронить? А похороны-то сейчас такие дорогущие, что в пору и сказать: человека легче прокормить, чем схоронить.

А день похорон Петькиных приближался, и надо было тело его из морга как-то и забирать. Но как забирать-то? Денег я своих не имел, жил в семье сына, и вся моя пенсия в общий семейный бюджет уходила. А без денег-то, пожалуй, в морге и разговаривать со мной не станут, и не отдадут тело-то Петькино.

Ну и пришлось мне к сыну своему обратиться. Сын не был в восторге от моей просьбы, но денег дал. Дядю Петю он уважал, подростком на рыбалку с ним ходил. Ну и дал денег-то.

И похоронили Петьку. Похоронили по первому разряду. Не стыдно было перед людьми-то. Но вот на памятник денег-то уж и не хватило. И как-то мне совестно было перед Петькой. Но подойти к сыну и попросить денег уж не осмелился.

Но Петька и сам виноват, что «гробовых»-то своих лишился. Нельзя же было быть таким уж доверчивым и купиться на соблазны-то злодейские. Да и место для хранения «гробовых» надо было выбирать понадёжнее. Деньги-то, скопленные на похороны, Петька за унитазом прятал, а как оказалось, место-то это совсем и не надёжное, и давно уж всем злодеям известное.

Миллионы российских пенсионеров копят деньги на свои похороны. А многие уж и скопили, и прячут свои «гробовые» от злодеев за унитазами, в банках с крупой, в подушках, в постельном белье, в матрацах.

Но и злодеи не дремлют. Знают они все потайные места, где пенсионеры свои «гробовые» прячут, и приходят к старикам под видом работников социальной службы. И ограбленным пенсионерам остается только на социальные похороны за шесть тысяч рублей и уповать.

А я не коплю деньги на свои похороны. Надеюсь на своих родственников. Скинутся они, небось, кто сколько может, и похоронят меня достойно. Надеюсь, что и на памятник денег-то мои родственники не пожалеют, ну если не мраморный, то хотя бы на гранитный.

Но бывает, мучает меня какое-то беспокойство. А если, думаю, кризис мировой случится, инфляция, реформа денежная… И угораздит меня в такое время умереть…А денег-то в семье может и не оказаться… А «гробовые»-то я и не скопил… И тревожно мне как-то.


Рецензии