Русскiй Мiръ - вопросы терминологии

"Русский Мир», «Русскiй Мiръ» и Всероссийское Цивилизационное Пространство


В статье рассматриваются проблемы осмысления термина «Русский Мир» и особенности общественного восприятия этой концепции, а также трактовка её основополагающих понятий современной российской властью, Русской Православной Церковью и Российским Императорским Домом.


Ключевые слова: «Русский Мир», «Всероссийское Цивилизационное Пространство», терминология, система ценностей, традиционализм, исторические институции, социокультурный суверенитет



С середины 1990-х годов в общественно-политическом лексиконе на постсоветском пространстве вновь зазвучало подзабытое в эпоху коммунистического режима словосочетание «Русский Мир». Обращение к комплексу идей и традиций, объединенных под этим названием, стало естественной потребностью общества, расставшегося с марксистско-ленинской идеологией, но не получившего взамен другой цельной системы ценностей и находящегося в поиске. Если одна часть интеллектуальной элиты пытается обосновать чисто прозападный вариант дальнейшего развития России и других государств, возникших после распада СССР, то другая признаёт своеобразие и самобытность общности народов, сложившейся на территории бывшей Российской империи, и  стремится обозначить для них собственный исторический путь.

К 2000-м годам накопился достаточно большой фонд теоретических разработок в обоснование идеи «Русского Мира», и стало всё более очевидным, что она вызывает интерес у значительной части общества. Принятие 24 мая 1999 года Федерального закона № 99-ФЗ «О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом» регламентировало взаимоотношения современного российского государства с лицами, проживающими в других государствах и продолжающими считать Россию своим Отечеством или, по крайней мере, тяготеющими к российской культуре. [15].

Наличие научных, общественных и правовых предпосылок повлекло за собой кристаллизацию концепции «Русского Мира». В 2006 году президент РФ В.В. Путин на встрече с санкт-петербургской интеллигенцией призвал ввести термин «Русский Мир» в постоянное употребление[10].

21 июня 2007 года указом Президента РФ  ссылка  создан фонд «Русский Мир», целью которого является популяризация русского языка, «являющегося национальным достоянием России и важным элементом мировой культуры», а также поддержка программ изучения русского языка за рубежом [13] Учредителями фонда от имени Российской Федерации стали Министерство иностранных дел РФ и Министерство образования и науки РФ. Исполнительный директор организации назначается президентом РФ, а имущество фонда формируется за счет средств федерального бюджета, добровольных имущественных взносов и пожертвований, а также иных источников в соответствии с действующим законодательством. Фонд «Русский Мир», являясь государственно-общественным учреждением, сотрудничает с образовательными, научными, просветительскими, религиозными и другими официальными и неправительственными организациями во всем мире.

Понятие «Русского Мира» прочно вошло в лексикон Русской Православной Церкви. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл в подобающих случаях активно использует этот термин и может по праву считаться одним из ведущих и авторитетнейших теоретиков «Русского Мира» [4].

С концепцией «Русского Мира» нерасторжимо переплетается (во многом совпадая, хотя и имея некоторые нюансные отличия) понятие Всероссийского Цивилизационного Пространства, используемое главой Российского императорского дома Великой княгиней Марией Владимировной.

Между тем, приходится отметить, что даже в научных публикациях, не говоря уж об общественном восприятии, существует некоторая терминологическая размытость и неопределенность понятия «Русский Мир». Это приводит к смысловым противоречиям, недопониманию основ концепции, а в ряде случаев даёт повод для политизации и существенного искажения самой её сути.

Проблемы осмысления термина «Русский Мир» во многом связаны с обеднением русского правописания в результате орфографической реформы 1918 года. В дореволюционной орфографии существовало два одинаковых по звучанию, но разных по смыслу и по написанию слова: миръ и мiръ (комментарий 1).

«Миръ» - аналог латинского «Pax» - имеет три сходных смысла: 1) противоположность войне, прекращение боевых действий; 2) вообще покой, согласие, отсутствие противоречий; 3) тишина, порядок, благоустройство.

«Мiръ» означает: 1)  вся Вселенная; 2) Земля – единственная обитаемая планета (комментарий 2); 3) человеческое общество в целом, род человеческий; 4) отдельное человеческое сообщество, община; 5) в религиозном смысле - часть сообщества верующих, не принадлежащих к духовному званию (комментарий 3); 6) среда (комментарий 4); 7) отдельное пространство (комментарий 5); 8) внутреннее состояние личности, совокупность её верований, убеждений, представлений и духовных и нравственных качеств (комментарий 6).

На латинском языке слово «мiръ»  в значении Вселенной выражается словами «universum» (буквально – «целое») и «mundus» (буквально – «украшение», «упорядоченная красота» [12] рода человеческого - «mundus» и «orbis» (буквально – «круг»), общины – «societas»  (буквально – «общество», «сообщество»), «civitas» (буквально – «сообщество граждан»), среды (совокупности, системы, области) - «orbis».

В греческом языке аналогичные понятия также выражаются словами, не имеющими никакого созвучия: «миръ» – «ирини» «;;;;;;», а «мiръ» - «космос» «;;;;;;». Следует, однако, отметить, что русское (и в целом славянское) созвучие обоих понятий носит неслучайный характер. Оба слова – «миръ» и «мiръ» восходят к древнеиндийскому «mitras» (друг). А.Г. Преображенский вовсе не выделяет слово «мiръ», объединяя оба основных смысла в написании «миръ» и утверждая: «в обоих значениях «ирини» «;;;;;;» и «космос» «;;;;;;»,  спокойствие и свет, в сущности, одно и то же слово» [9].

Макс фон Фасмер особо отмечает, что в памятниках старославянской письменности употребляется написание «миръ» и в отношении понятий, которые потом стали выражаться словом «мiръ» [14] (в Остромировом Евангелии XI века (комментарий 7) в Супрасльской рукописи XI века (комментарий 8), в «Слове на обновление Десятинной церкви» XI века [6], в послании св. епископа Владимирского и Суздальского Симона к печерскому черноризцу Поликарпу XIII века [3] и ряде др.

Действительно, «миръ» есть состояние, в котором в идеале должен находиться «мiръ», и, в свою очередь, без существования «мiра» не возникло бы и вопроса о его замирении. Так что эти понятия переплетаются. Но, в тоже время, они разные и не могут полностью слиться, что и вызвало в своё время необходимость разнообразить написание.

В «Словаре Академии Российской» словам «миръ» и «мiръ» и производным от них по отдельности посвящено несколько страниц. «Миръ» толкуется как 1) «тишина, спокойствие, согласие народа или государства с другими народами», 2) «самый договор, на котором основано или заключено спокойствие между двумя или многими государствами», 3) «согласие, любовь взаимная, противуполагается ссоре». «Мiръ» означает 1) «весь свет; небо и земля и все содержащееся в оных», 2) «Вселенная, подсолнечная, шар земный», 3) «люди, населяющие землю», 4)  «общество, собрание жителей какого-либо селения» [11].

В «Толковом словаре живого великорусского языка» В.И. Даля «миръ» объясняется как «отсутствие ссоры, вражды, несогласия, войны; лад, согласие, единодушие, приязнь, дружба, доброжелательство, тишина, покой, спокойствие» [2], а «мiръ» - «вселенная; вещество в пространстве и сила во времени. Одна из земель вселенной. Наша земля, земной шар, свет. Все люди, весь свет, род человеческий. Община, общество крестьян. Сходка»[2].

В христианском учении «миръ» имеет исключительно положительные значение и смысл. Это спокойствие, тишина, истинное благополучие. Миръ как основное состояние духа и суть служения оставил своим последователям Господь Иисус Христос: «Миръ оставляю вамъ, миръ Мой даю вамъ» (Иоан., 14, 27) (комментарий 9), «Всяческая же отъ Бога, примирившаго насъ СебЬ Iисусъ Христомъ, и давшаго намъ служенiе примиренiя» (2 Кор., 5, 18). «Стяжание духа мирна», по слову преп. Серафима Саровского, это путь к спасению себя и окружающих. В Средние века существовал обычай объявления «Мира Божия» - прекращения военных действий и вражды «в те дни, которые были освящены воспоминаниями о событиях из жизни Иисуса Христа, а также в большие праздники». Впервые «Мир Божий» провозгласили клюнийские монахи-бенедиктинцы в Бургундии, в 1041 году (еще до формального разделения Церкви на восточную Православную и западную Католическую) он распространился во Франции, затем перешел в другие страны, в 1095 был объявлен обязательным для католиков, а в 1179 закреплен в каноническом праве Римско-Католической церкви, хотя на практике не исполнялся. По некоторым данным, отголоски «Мира Божия» известны и в средневековой Руси (к сожалению, с тем же эффектом)[7]

А вот отношение к «мiру» более сложное. С одной стороны, «князь мiра сего» - это диавол; Спаситель дает миръ «не якоже мiръ даетъ, Азъ даю Вамъ» (Иоан., 14, 27) (комментарий 10); «мiръ весь во злЬ лежитъ» (1 Иоан. 5, 19) (комментарий 11); вера есть  «побЬда побЬдившая мiръ» (1 Иоан. 5, 4) (комментарий 12); мiръ  ненавидит Христа и его учеников (Иоан., 15, 18)  (комментарий 13), а кто любит мiръ - «нЬсть любве Отчи въ немъ: яко все, еже въ мiрЬ, похоть плотская, и похоть очесъ, и гордость житейская, нЬсть отъ Отца, но отъ мiра сего есть. И мiръ преходитъ, и похоть его: а творяй волю Божiю пребываетъ во вЬки» (1 Иоан. 2, 15-17) (комментарий 14).

С другой стороны, учению Церкви чужды гностические представления об изначальной принадлежности мiра Злу, ибо Бог создал Вселенную «хорошей весьма»: «И виде Богъ вся, елика сотвори: и се, добра зЬло» (Быт. 1, 31). Мiръ поврежден грехом, но Христос вочеловечился и принял крестные муки ради очищения его от греха: «И Той очищенiе есть о грЬсЬхъ нашихъ: не о нашихъ же точiю, но и о всего мiра» (I Иоан. 2, 2) (комментарий 15), «зане Богъ бе во ХристЬ мiръ примиряя СебЬ, не вмЬняя имъ согрЬшенiй ихъ, и положивъ въ насъ слово примиренiя» (2 Кор., 5, 19) (комментарий 16). В богослужебных   текстах Бог именуется Мiродержцемъ, Церковь молится «о мирЬ всего мiра», «Полный православный богословский энциклопедический словарь» определяет мiръ как «вселенную, то есть все то, что явилось созданием Творца» и включает в это понятие мiръ «видимый или внешний, и невидимый, духовный» [7].

В Вульгате (каноническом латинском переводе Библии) и других переводах Священного Писания на европейские языки во всех приведенных цитатах используется термин «mundus» и аналогичные ему: по-английски «the world» в Библии Короля Иакова [17], по-французски «le monde» (напр., перевод Иерусалимской Библейской Школы) [16]. Из контекста всегда ясно, что слово «mundus», особенно при негативной оценке, употребляется преимущественно в смысле:  1) падшей части невидимого мiра; 2) «рода людского», представители которого наделены свободой воли и способны (и склонны) впадать в грех, изменяя своему предназначению и предаваясь Злу. «Mundus» в данных местах Священного Писания – понятие не планетарное и не географическое, а демонологическое и антропологическое, то есть относящееся к совокупности диавола и его ангелов, а также к Человечеству и его повреждённому духовному состоянию.

В позитивном смысле «mundus» (как «украшение», «упорядоченная красота», «правильный порядок»), если его рассматривать в локальном воплощении (то есть как часть всего Мiра, связанную с конкретным народом или государством),  представляется понятием более политическим, подразумевающим наличие территории, управляемой (украшаемой и упорядочиваемой) доминирующей державой.

Для определения более свободной сферы влияния некоего цивилизационного центра скорее подходит термин «orbis» - «круг», «среда», «система с набором общих ценностей, обычаев и нравов».

Какой же мир имеется в виду в словосочетании «Русский Мир»? В новой русской орфографии это далеко не всегда понятно. В различных текстах встречаются оба основных варианта (в старой орфографии - «миръ» и «мiръ»), перемешиваясь между собой и создавая семантическую путаницу.

 Чтобы избежать разночтений, в дальнейшем мы будем использовать слова «миръ» и «мiръ» в строгом соответствии с правилами дореволюционного правописания.

Если идти по пути аналогии, то первым вариантом трактовки концепции «Русского Мира» напрашивается именно «Миръ», по подобию с другими «МИРАМИ»-«PAX»ами – Pax Romana, Pax Ottomana, Pax Britannica, Pax Americana и др. (и даже Pax Sovietica). Действительно, внешне «Русский Мир», казалось бы, стоит в одном ряду с «Римским Миром», «Османским Миром», «Британским Миром», «Американским Миром», «Советским Миром».

Однако, применяя исторический анализ, мы без особенного труда увидим, что исторические условия, в которых воплощается концепция «Русского Мира» в наши дни, существенным образом отличаются от условий складывания прежних «Миров» в разных частях света.

Историю какого бы «Pax»а мы ни изучали, везде наблюдается одна и та же закономерность. Когда речь идет о чьем-либо  «Pax»е, имеется в виду, что на значительной территории, включающей в себя ряд государств и народов, на какой-то период времени воцарились относительные международный мир и политическая, экономическая и социальная стабильность, которые обеспечила мощная держава, давшая имя соответствующему «Pax»у. Наиболее характерные примеры –  Pax Assyriaka (Ассирийский Миръ),  Pax Romana (Римский Миръ), Pax Khazarica (Хазарский Миръ),  Pax Mongolica (Монгольский Миръ), Pax Ottomana (Османский Миръ). 

Разумеется, все эти «Миры» были небезусловны в качестве подлинно мирных состояний и длились не так уж долго. Еще больше вопросов к мирному характеру близких нам по времени «Мировъ» - Pax Hispanica (Испанский Миръ), Pax Britannica (Британский Миръ), Pax Gallicana (Галликанский (Французский) Миръ), Pax Germanica (Германский Миръ),  Pax Americana (Американский Миръ), Pax Sovietica (Советский Миръ), Pax Sinica (Китайский Миръ).

Объем данной статьи не позволяет нам представить развернутую картину каждого «Мира». Отметим лишь несколько особенностей. У «Pax»ов древности и средневековья мы все-таки наблюдаем реальное достижение мира и стабильности на подвластной территории, хотя и поддерживаемых силой, либо угрозой её применения.

«Pax»ы Нового и Новейшего Времени ещё менее мирны. Они могут считаться «Мирами» с позиций европоцентризма (Pax Hispanica, Pax Britannica, Pax Gallicana, Pax Germanica) или американоцентризма (Pax Americana), или китаецентризма (Pax Sinica), или коммунистической идеологии (Pax Sovietica). Во всех перечисленных случаях непрекращающееся активное насилие доминирующего центра или политика шантажа с его стороны оправдывается мессианской или цивилизаторской идеей, а масштабы собственной агрессивности (немирности) строители каждого «Мира» пытаются приуменьшить путем культивирования негативных представлений о порядках и нравах народов на подчиненных территориях (комментарий 17).

Как бы то ни было, любой «Pax», то есть любой «Миръ» - это мирное стабильное состояние (или его иллюзия), поддерживаемое мощью великой державы, которая имеет реальные рычаги властвования  над странами и народами, пребывающими в соответствующем «Pax»е.

Сколь бы ни был долгим или коротким период «Pax»а, если память о нем зафиксирована в истории человечества, значит, он оставил след в судьбе государств и наций, пользовавшихся его подлинными или мнимыми благами.

Каждый «Pax» явился венцом длительного периода гражданских и внешних войн, которые позволили окрепнуть доминирующему государству, обеспечить его внутреннюю силу и международный авторитет. Pax Russica существовал в определенном смысле в царствования императоров Александра I Благословенного (1801-1825) и Николая I Незабвенного (1825-1855), ибо после разгрома неприятеля в Отечественной войне 1812 года и победоносных Заграничных походов 1813-1815 гг. вплоть до начала Крымской войны 1853-1856 гг.. Россия не вела крупных войн, не испытывала внутренних потрясений, способных сокрушить государственность, занималась внутренним благоустройством, продолжала расширять территорию и властно участвовала в мiровой политике. Но тогда всё же и внешние войны не прекращались, и вспыхивали восстания (комментарий 18), и революционное брожение подспудно набирало обороты.  Если говорить о Pax Russica в самом чистом и прямом смысле, то продолжительность его существования совпадает с царствованием императора Александра III Миротворца (1881-1894) и первыми 7-8 годами царствования его сына императора Николая II Страстотерпца (1894-1917), когда вообще не было ни одной внешней войны, а внутри многонациональной Империи наблюдалась относительная стабильность. В начале ХХ века опять начинается дестабилизация внутренней жизни страны (рост новой террористической активности), а неудачная для Российской империи Русско-японская война 1904-1905 гг. способствует дальнейшему развитию революционного движения и начинает череду внешних конфликтов, приведших к Первой Мiровой войне 1914-1918 гг. и Революции 1917 года, положивших конец и прежнему «Русскому Миру», и прежнему «Русскому Мiру».

Итак, «Миръ»-«Pax» - это период, характеризуемый благоденственным, с точки зрения доминирующего государства, состоянием обширной территории, вошедшей в политическую орбиту этого государства, и отсутствием серьезных внешних конфликтов.

Cамо собой разумеется, что в процессе завоеваний и добровольных присоединений стран и народов, упрочения своего положения среди других сильных государств, установления механизмов  внутреннего управления, гарантирующего стабильность  и других интеграционных действий,  системообразующая центральная держава любого «Pax»а  оказывает цивилизационное воздействие на нации и народности, оказавшиеся в её орбите. Так возникает соответствующий «Orbis» (буквально – «круг»), то есть «Мiръ» - межнациональное цивилизационное пространство, объединенное единым языком межнационального общения, социокультурными и историческими связями, ментальными особенностями, экономическими и геополитическими интересами.

Pax» («Миръ»)  - это СОСТОЯНИЕ, а «Orbis» («Мiръ») – ПРОСТРАНСТВО СОСУЩЕСТВОВАНИЯ и СОТВОРЧЕСТВА.

«Pax» («Миръ») есть кульминация развития «Orbis»а («Мiра»). При этом складывание Мiра начинается задолго до достижения состояния Мира, и существование Мiра не заканчивается после того, как Миръ перестал быть исторической реальностью.

Говоря о современной концепции «Русского Мiра», скорее всего, следует подразумевать именно «Orbis» («Мiръ»), а не «Pax» («Миръ»). Безусловно, Российская Федерация сохранила преемственность по отношению к исторической Руси-Русии-России и продолжает обладать статусом великой державы. Более того, в последние годы она стала осуществлять шаги, направленные на возвращение позиций, утраченных в ХХ веке, и на дальнейшее повышение своей роли в глобальной политике. Однако в настоящее время у неё нет того потенциала для создания нового Русского Мира, который существовал у Российской империи для Pax Russica  или у СССР для Pax Sovietica. Каким бы ни было отношение  к возможности, желательности и целесообразности возрождения Русского Мира в будущем, на нынешнем историческом этапе претензии на его установление в обозримой ближайшей перспективе могут стать непосильной ношей и скорее не помогут, а повредят продуманной, систематической и рассчитанной на долгосрочный период программе планомерного восстановления традиционных устоев России, её внутреннего благосостояния и законного места среди других великих держав.

Что же касается Русского Мiра, то он пребывает всегда, независимо от политических изменений, благодаря русскому языку, остающемуся языком межнационального общения, и русской культуре, имеющей православные истоки, но также впитавшей в себя живительные соки культур других братских народов и образовавшей сплав, духовно и ментально близкий, дорогой и понятный не только этническим русским, не только православным по вероисповеданию, но и представителям многих других  наций и религий.

Здесь мы подходим к необходимости рассмотреть понятие  «русскости» рассматриваемого Мiра.

 Современное прочтение слова «русский» акцентирует внимание на этнической принадлежности. Это семантическое упрощение  влечет за собой непонимание термина и его политизацию. Концепция «Русского Мiра» за пределами России многими рассматривается как инструмент политической экспансии современной Российской Федерации, идеологическое обоснование ее «имперских амбиций». Причем такого рода трактовки звучат из уст не только радикальных противников России, но и дружественных ей государственных и общественных деятелей. Лидеры и политики бывших союзных республик СССР, ставших независимыми государствами,  говорят о том, что они, в мягком варианте, «не понимают», что подразумевается под «Русским Мiром», а в более твёрдом – недвусмысленно отвергают это понятие уже на уровне лозунга, не вникая в то, что за ним стоит.

«Русский Мiр» в наиболее негативном освещении видится мiромъ некоей «вассальной зависимости» от Российской Федерации для бывших частей Российской империи и СССР и (или) мiромъ российской «пятой колонны» в ближнем и дальнем зарубежье.  В поддержании всех отрицательных и настороженных оценок играют роль не только навязчивая антирусская и антироссийская пропаганда или поверхностные предубеждения, но и неудачные выступления и акции некоторых сторонников «Русского Мiра», действительно дающих повод считать эту концепцию идеологической базой российского «неоколониализма»  или русского шовинизма. Однако в действительности, если ознакомиться с трудами и выступлениями наиболее авторитетных апологетов «Русского Мiра», становится очевидным, что этот Мiр, во-первых,  есть живая объективная реальность, не зависимая ни от каких партийных идеологий, во-вторых, представляет собою значительно больше, чем некий политический проект, а в-третьих, весьма далёк от экспансионизма и шовинизма и  скорее даже противоположен им.

Президент РФ В.В. Путин в своем Послании Федеральному собранию 2013 года отметил: «Мы всегда гордились своей страной. Но мы не претендуем на звание какой то сверхдержавы, понимаемое как претензии на мировую или региональную гегемонию, не покушаемся ни на чьи интересы, никому не навязываем своё покровительство, никого не пытаемся учить жить. Но мы будем стремиться быть лидерами, защищая международное право, добиваясь уважения к национальному суверенитету, самостоятельности и самобытности народов. И это абсолютно объективно и объяснимо для такого государства, как Россия, с её великой историей и культурой, с многовековым опытом не так называемой толерантности, бесполой и бесплодной, а именно совместной, органичной жизни разных народов в рамках одного единого государства.(…) И мы знаем, что в мире всё больше людей, поддерживающих нашу позицию по защите традиционных ценностей, которые тысячелетиями составляли духовную, нравственную основу цивилизации, каждого народа: ценностей традиционной семьи, подлинной человеческой жизни, в том числе и жизни религиозной, жизни не только материальной, но и духовной, ценностей гуманизма и разнообразия мира» [8].

Это знаковое выступление Президента РФ вызвало положительную реакцию многих граждан современной России, придерживающихся традиционализма и здорового консерватизма. В этом послании и в ряде других шагов наблюдается последовательная поддержка государственной властью РФ идеи «Русского Мiра» как совокупности цивилизационных ценностей. В то же время нельзя игнорировать факт, что восприятие заявлений действующего политического руководителя усложняется наличием межпартийных разногласий внутри страны и особенностей международной политики. Поэтому для положительного восприятия концепции «Русского Мiра» в самой России, на просторах бывшей Российской Империи и СССР и в других странах необходима консолидация влиятельных неполитических сил: Православной Церкви и традиционных конфессий, Российского императорского дома и других исторических  институций (комментарий 19), общественных, культурных  и научных организаций.

Выступая на учредительном собрании Новосибирского регионального отделения Всемирного Русского Народного Собора 24 августа 2013 г., Святейший Патриарх Кирилл, говоря о наличии разнообразных разобщающих факторов, в том числе национальном, отметил: «А теперь давайте попытаемся понять: а что уравновешивает эти многочисленные потенциалы разделения в нашей стране? (…) Я не вижу такой системы. Традиционно такой системой была Церковь. Но после многих лет страданий и гонений Церковь только сегодня обретает некий потенциал. И это вызывает, как вы знаете, неадекватную, истерическую реакцию со стороны носителей нерелигиозного мировоззрения. (…) у Церкви ещё нет потенциала, позволяющего говорить о том, что она способна уравновесить все эти конфликты, хотя сегодня уже делается очень многое. Но у Церкви есть возможность собирать людей, в том числе людей разных взглядов и разных убеждений, во имя высших целей. Однако эти цели должны быть ясно сформулированы. (…) Нужно так формулировать цели и задачи общенародной жизни, стратегического развития нашего общества, чтобы это объединяло людей независимо от политических, социальных, этнических, возрастных и прочих границ» [4].

Таким образом, Патриарх подтверждает, что Церковь, являясь первенствующей из всех хранителей духовных и цивилизационных основ, всё же не может взять на себя весь комплекс проблем обеспечения единства народов России и поддержания добрых отношений с братскими народами, избравшими путь самостоятельного государственного развития.

В формулировании объединяющих граждан и народы  целей и задач, максимально независимых от политической конъюнктуры, в число которых, несомненно, должна входить и концепция «Русского Мiра», велика роль Российского императорского дома.

«Смысл существования Императорского Дома как исторической институции, - говорит глава династии Великая княгиня Мария Владимировна, -  заключается в сохранении постоянной живой связи с прошлым, из которого мы стараемся извлечь уроки. Одной из своих главнейших задач мы видим в непрестанном напоминании всем народам бывшей Российской империи, что у нас гораздо больше светлых страниц общей истории, чем темных. Я всецело признаю независимость возникших после 1991 года государств, новые международные соглашения, внутреннее законодательство каждой страны. Но также я всегда говорю, что, хотя государства у нас теперь разные, но Отечество остается одно. За него проливали кровь наши предки всех национальностей в Отечественную войну 1812 года, в I Мировую войну 1914-1918 гг., в Великую Отечественную войну 1941-1945 гг. Это единое цивилизационное и культурное пространство, которое не может быть разрушено переменчивыми политическими обстоятельствами. В каждом государстве этого пространства я чувствую себя на Родине. Уверена, что это не только мои ощущения». (…) Думаю, что Императорскому Дому удается внести свою лепту в восстановление и укрепление взаимоотношений братских народов, как внутри Российской Федерации, так и между нынешней Россией и ее ближайшими соседями» [5].

При сравнительном анализе выступлений Патриарха и Великой княгини наблюдается созвучие и взаимное дополнение их видения «Русского Мiра» как цивилизационного пространства, не замыкающегося в государственных границах и национальных и конфессиональных общностях.

31 октября 2013 г., выступая на XVII Всемирном Русском Народном Соборе, проходившем под названием «Россия – страна-цивилизация. Солидарное общество и будущее российского народа», Патриарх Кирилл  заявил: «Сегодня мы имеем иную геополитическую реальность: на просторах исторической России возникли самостоятельные государства, многие из которых также являются наследниками Руси. Поэтому, когда я говорю о России, я всегда подразумеваю это великое цивилизационное пространство. (…) Мы отвергаем позицию тех, кто считает, что Россия должна быть страной только и исключительно для русских. Но мы также никогда не согласимся с теми, кто хочет видеть её «Россией без русских», лишённой национального и религиозного лица, потерявшей чувство солидарности и единства. Подобный сценарий чреват катастрофическими последствиями не только для нашего государства, но и для всего мира. При этом я хотел бы подчеркнуть, что ни один человек, принадлежащий к другому народу в России, не должен быть ограничен в своих правах и возможностях. Одним из непременных условий межнационального согласия должно быть, во-первых, осуществление права народов нашей страны на этнокультурное развитие, при котором государствообразующий русский народ не может быть исключён из процесса. И во-вторых, формирование многонациональной гражданской и цивилизационной общности, осознание всеми людьми, принадлежащими к различным этносам и народам, своей сопр сопричастности к единому обществу, к единой стране, чтобы каждый мог гордиться тем, что он является гражданином свободной России» [4].

Аналогичную позицию озвучивает глава Дома Романовых: «Государствообразующей нацией, разумеется, были и остаются великороссы. Это историческая данность, и нелепо спорить со столь очевидным фактом. Но до революции 1917 года все жители Всероссийской Империи, а не только великороссы, считались русскими. Кстати, во всем мире такое понимание осталось по сей день. Для иностранцев русские – это и украинцы, и белорусы, и татары, и узбеки, и евреи, и молдаване, и грузины, и армяне, и любые выходцы из СССР или потомки выходцев из дореволюционной России. В этом есть глубокий положительный смысл. Русские – это не столько этническое, сколько духовное и культурное понятие, также как в древности понятие римлянин было не этническим, а цивилизационным. Если человек чувствует себя русским, то он им и является, независимо от национальной принадлежности» [5].

Глава Дома Романовых убеждена, что идея всероссийского цивилизационного пространства и концепция «Русского Мiра» как наиболее осязаемое её воплощение приносит пользу в наше время и имеет будущее на долгосрочную перспективу: «Я свято верю, что на территории бывшей Российской империи продолжает сохраняться единое цивилизационное пространство, которое в действительности гораздо ценнее государственно-политического единства. Политическое единство может быть эфемерным и уязвимым. ХХ век это красноречиво показал. А цивилизационное единство, спаянное многовековыми духовными, культурными и социальными факторами, крепче, глубже и значимее. И России, и другим суверенным государствам, возникшим после распада СССР, нужно сохранять и развивать всё, что сближает народы и служит поддержанию мира и стабильности» [1].


Комментарии

1. Ныне это различие сохраняется только в церковно-славянском языке, доступном специалистам, священнослужителям и наиболее воцерковленным членам Русской Православной Церкви, но, к сожалению,  неизвестном большинству народа

2.  В этом смысле используется выражение «страны мiра»

3.Мiряне, в отличие от клира (духовенства); власть мiрская в отличие от власти духовной

4.  Например, «научный мiръ», «театральный мiръ»

5.  «Мiръ иной» как место загробной жизни, параллельный мiръ, виртуальный мiръ

6.  Духовный мiръ, внутренний мiръ художника (поэта, писателя и т.п.)

7.  Богослужебное Евангелие (апракос), переписанное в 1056-1057 гг. диаконом Григорием для новгородского посадника Остромира, памятник древнерусской письменности

8.  Минея на март, памятник древнеболгарской письменности

9. «Pacem relin quo vobis, pacem illam meam do vobis» (Johan. 14, 27)

10.  «Non prouf mundus dat, ego do vobis» (Johan. 14, 27)

11.  «Mundum totum in illoim probo jacere. (I Johan. 5, 19)

 12. «Victoria, quae vicit mundum» . (I Johan. 5, 4)

  13. «Аще мiръ васъ ненавидитъ, вЬдите, яко Мене прежде васъ возненавиде» - «Si mundus vos odit, scitis me prius, quam vos ab illis odio habitum» (Johan. 15, 18)

14.  «Ne diligite mundum, nesque ea, quae in mundo sunt. Si quis diligit mundum, non est charitas Patris in eo. Quoniam quicquid est in mundo, cupididas carnis, & libido oculorum, & fastus vitae, non est ex Patre, sed ex mundo est. Porro mundus praeterit, & cupiditas ipsius: qui vero praestat voluntatem Dei, manet in aeternum» (I Johan. 2, 15-17)

15.  «Et ipse est propitiation pro peccatis nostris: nec pro nostris solum, sedetiam pro totius mundi peccatis» (I Johan. 2, 2)

 16. «Nempe, quia Deus erat in Christo mundum reconcilians sibi, non imputando eis offenses eorum, posuit que in nobis sermonem illum reconciliationis» (II Cor. 5, 19).

17.Одна из ярких современных иллюстраций такого подхода – фильм М. Гиббсона «Апокалипсис». Среди полудиких племен американских индейцев не было мира, и показ с нарочитым натурализмом их зверских обычаев, очевидно, призван в какой-то мере оправдать тот «Миръ», который принесли в Америку белые - сначала испанские и португальские, а затем английские и французские - колонизаторы. Действительно, в конце концов, этот европейский  по происхождению Миръ постепенно становился всё более мирным. Только вот на пути к нему большинство индейцев, которые веками жили в отсутствие этого Мира, куда-то подевалось.

18.  Чего стоит восстание, организованное тайными обществами 14 декабря 1825 года или восстание в Царстве Польском  1830-1831 гг.

19. То есть, корпораций, имеющих несомненную преемственность с момента основания, осуществляющих свою деятельность на основании исторически сложившихся правовых норм и обладающих в силу этого социокультурным суверенитетом (подробнее см. Закатов А.Н. Социокультурный суверенитет исторических институций: истоки и современность // Ценности и смыслы. 2016. № 1 (41). С. 36-47).




Литература


1. Волков К.Глава Императорского Дома: «Обвинители ищут соринку в глазу России»//Известия. 2014. 14 апреля. [Электронный ресурс] URL:http://izvestia.ru/news/569073#ixzz4Wmx2nFN9 (дата обращения: 25.01.2017).
2. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка.  В. 4-х т. Т. 2. //М.: Издательская группа Прогресс. «Универс», 1994. Репр. изд.  912 (2030)
3. Калайдович К.Ф. Памятники российской словесности XII века.// М.: Типография С. Селивановского, 1821.[Электронный ресурс] URL: http://www.sedmitza.ru/lib/text/438062/ (дата обращения: 25.01.2017).
4. Кирилл, Патриарх Московский и всея Руси. Семь слов о Русском Мире.// М.: Всемирный Русский Народный Собор. 2015. с.
5. Крылов-Толстикович А.Н. Великая княгиня Мария Владимировна: «Политика – это искусство компромиссов» // Российские вести. 2012. 9-15 февраля № 4 (2078). [Электронный ресурс] (дата обращения 25.01.2017).
6. Оболенский М.А., кн. О двух древнейших святынях Киева: мощах св. Климента и кресте великой княгини Ольги. Киевлянин.// М.: 1850. Кн. 3. С.144-147.
7. Полный православный богословский энциклопедический словарь. В 2-х т. Т. 2. Репр. изд. //М.: Концерн «Возрождение», 1992. 2463 с. C.1571.
8. Послание Президента РФ Федеральному собранию, 12 декабря 2013 года.//[Электронный ресурс] URL: http://www.kremlin.ru/events/president/news/19825 (дата обращения: 25/01/2017).
9. Преображенский А.Г. Этимологический словарь русского языка. В 2-х т. Т. 1.// М.: Государственное издательство иностранных и национальных словарей,1959. Репр. изд. 674 с. С.538-539.
10. Путин В.В. «Русский Мир может и должен объединить всех, кому дорого русское слово и русская культура, где бы они ни жили, в России или за её пределами. Почаще употребляйте это словосочетание «русский мир» // Российская Федерация сегодня. 2007. № 4.С.158-159.
11. Словарь Академии Российской 1789-1794. Т. 1-6. Т. 4.//М.: МГИ им. Е.Р. Дашковой,  2004. 784 с. С.145-146.
12. Трубачев О.Н. Сравнительно-историческое изучение языков разных семей. Теория лингвистической реконструкции. //М.: 1988. С. 197-222.[Электронный ресурс] URL:http://philology.ru/linguistics1/trubachev-88.htm(дата обращения: 25.01.20.17).
13. Указ Президента Российской Федерации О создании фонда "Русский мир". [Электронный ресурс] URL: http://rg.ru/2007/06/23/fond-dok.html(дата обращения: 25.01.2017).
14. Фасмер М., фон. Этимологический словарь русского языка. В. 4-х т.  Т. 2.  4-е изд., стер.// М. :Астрель-АСТ, 2007. 671 с. С. 626.
15. Федеральный закон № 99-ФЗ «О государственной политике Российской     Федерации в отношении соотечественников за рубежом».
16. La Bible de Jerusalem. Paris: Desclee de Brouver. 1975. 2172 p.
17. The Holy Bible King James Version. Referenceedition. Minsk. 2004. 1766 p.

Первая публикация: Закатов А.Н. «Русский Мир», «Русскiй Мiръ» и Всероссийское цивилизационное пространство //Ценности и смыслы. 2017. № 1 (47) С.8-23.


Рецензии
Очень полезное и актуальное уточнение насчет правописания слова "мир", особенно для тех, кто называет себя русским на территории Украины.

Евгений Кулагин   16.10.2017 16:13     Заявить о нарушении