Скатертью дорожка

         -Ну и кормят здесь!-произнёс темнорусый Борис с хитрым прищуром глаз.-Скоро захрюкаем. Под конец практики прибавим кило по десять,родные нас не узнают.
Троих парней медиков Рязанского института направили проходить практику на Вологотчину, где они быстро освоились.
         -ДОма нас не  то что мамы, но и стены признАют.-вставил молчун Андрей, темнокожий кудрявый брюнет южных кровей.
          -Это уж точно,-подмигнул белобрысый Толик.
     На раздаче в больничной столовой загремели посудой. Друзья поднялись, чтобы направиться по своим  рабочим местам, как в это время вбежала медсестра Катюша,рыжеволосая и веснушчатая. Она затараторила, будто боялась забыть что-либо:
          -Присядьте, мальчики! Сообщаю приятную новость! В эту субботу в моей деревне подружка выходит замуж.
          Она- родная сестра нашей Маши.
         (Маша-тоже медсестра. Ей шёл двадцать первый год. Долговязая, нескладная, а вот лицом-вышла:улыбчивая,прямой небольшой носик,лукавый прищур глаз).
         Маша и вас приглашает.
 Настраивайтесь на мажорный лад. Вы у нас заводилы, с вами будет весело.
         Планов на субботу нет?
          - Какие могут быть планы?-откликнулся Костя.-
         Скучен день без вечера, когда делать нечего...

          Главврач по такому случаю выделил "УАЗик", куда втиснулось шесть человек.
         Ехать пришлось довольно долго по русским просёлочным дорогам.
 Борис взял гитару, несколько раз пытался бренчать "Осень выкрасила город", чтобы другие запели, но на ухабах не то что петь, и говорить-то было невозможно: подбрасывало так, что можно язык откусить.
         Деревня оказалась большой.Дом культуры, Сельский Совет, пекарня, магазины.
 Будущим врачам она пришлась по душе,но жить и работать здесь им не хотелось. Молодой поросли мечталось о "цивилизации"...

           Катины родители радушно встретили медиков.Весть о приехавших врачах растеклась по округе,как масло по горячей сковороде. На скамейке у дома Кати стали кучковаться пожилые люди. Друзья распределились на три группы и устроили "приём больных". За час управились в лёгкую.
 Уж очень по душе им пришлись молодые "дохтура".
         Хозяева выделили гостям отдельную комнату, а Катя с подружками решили спать на сеновале.Там рядом пышная развесистая рябина наливала плоды,и где воробьи проводили партийное собрание.

         Ближе к обеду, нарядные и весёлые, с шутками двинулись к дому жениха.
        В северных областях принято устраивать свадебное застолье на мужской стороне.
        Каждый гость был представлен родителям жениха и невесты: кто они и кем приходятся.
Тут раздался звон бубенцов, и нарядная бричка въехала в просторный двор. Из неё вышли жених и невеста.
        На крыльце родители перекрестили молодых,дали прикоснуться губами к Божьему лику и ввели в дом.   
        С пространной речью праздничное действо открыл тамада, пятидесятилетний мужчина.
        Зазвенели бокалы. Галопом помчались тосты. РОазвернулись меха трёхрядки, полились песни.
        От медиков слово предоставили Константину.
        Он не стал "растекаться по древу",коротко сказал о том, чтобы в семье было больше здоровых и счастливых детей:
        -Всё самое самое великое, сказал он,- в жизни идёт от семьи.
        От молодого месяца и ночь светла!
        Подарок молодожёнам пришёлся по душе: по блату медикам достали чайный сервиз из чешского богемского стекла.

        Рядом с Костей села медсестра Тамара-пышногрудая белокурая скромница. Косте она очень нравилась.
        Тосты она пропускала, но те дозы, которые принимала, постепенно разукрасили её без того наливные яблоки щёк.
       К Косте она она так же питала чувства.
        Вдруг подтолкнула его легонько ногой:"Давай, за твой тост!"
        Выпили.
        Потом ещё и ещё, и "царица Тамара"пошла в разнос.
        Косте хотелось не только "зрелищ". Сначала он положил руку на её коленку. Реакции не последовало. Затем перешёл к более решительным действиям. Тамара позволяла ему многое.
        Вскоре гостям места в доме показалось мало, и они высыпали на улицу брошенным букетом, который прыгал, взвизгивал,пел под гармошку.

        Вовлекли молодожёнов в круг.Зазвенели залихвастские частушки.
Жених, отплясав "Камаринского", бросил:
Моя милка маленька,
                                Чуть повыше валенка.
                                В сапоги обуется,
                                Как пузырь надуется!
        Под общий смех и свист из круга вылетела невеста.
        Скинув с себя вуаль и подобрав длинное платье, стала отбивать "чечётку":
                                Полюбила сокола
                                Длинного, высокого.
                                Становилась на кровать,
                                Чтоб его поцеловать.

          Гармониста хватило ненадолго, его запал иссяк. Изрядно перебрав, он, обессиленный, свалился в траву.
 Пришлось заводить патефон.
          Под "Прощание славянки"закружились в вальсе. Тамара вжалась в Костю так, что Костя, теряя самообладание, увлёк её в УАЗик, который стоял за забором.
        Сумерки начали тушевать радостный мир.
        Костя прильнул к губам Тамары и повалил на дермантиновое сдвоенное сиденье.Девушка не противилась.
        В самый неподходящий момент они взрогнули и, поправляя одежду, приняли вид сидящих.
        По машине зычно стучали палкой. Они не видели, кто? Скрипучий старческий голос: "Свадьбицца суды приехали! Я вам покажу как уединяцца!"
        Невидимая разрушительница ещё несколько раз походила палкой по капоту и исчезла
        -Старой бабе- всюду ухабы,-прошептал Костя.

        Их кто-то застукал.
        Жар в душе не погас, но здесь оставаться они больше не могли.
        Влились в общее веселье.
  Третий раз крутили пластинку в исполнении Валерия Абадзинского "Эти глаза напротив".
        Тамарины глаза были напротив. Они снова жались друг к другу. Их желания совпадали. 
        Тамара шепнула:"Давай,Костя, на сеновал! Надо исчезнуть незаметно."
        Ночь шелестела невидимыми листьями.
        Свадебные звуки таяли снежинками.
        Начинался всеобщий разброд.
        Костя первым шмыгнул в сгусток тени, через мгновение- за ним Тамара.
        Задыхаясь от бега, они по лестнице прыгнули на сеновал.
        Их бил озноб,он окатил их от губ до самых до окраин.
        Ещё какое-то время они наслаждались друг другом,но...
        Снова этот противный ржавый голос:
        -Гады! Паразиты! Ишь чё удумали! Не на свадьбу ехали, а на случку!..

        Когда, в какой момент их снова настигли,они ничего не понимали.
        Какая-то агентурная слежка работала безотказно.
        Они даже не уловили скрипа лестничных жёрдочек.
        Теперь этот голос не нуждался в подборе слов.Исторгал не слова,а  выхлопные газы с огненными искрами.
        -Это бабушка Груня. Ну и ведьма! Чтоб ей слететь с лестницы!
        Честь мою бережёт, а свою потеряла в семнадцать,когда вылетелат замуж,  а мне уже двадцать три,-негодовала Тамара...
         Чтобы залить душевный огонь,Костя напился так, что не помнил, как добрался до дома. 
         Проснулся, не понимая,где находится. Лежал он на широкой кровати, в одних трусах под тёплым одеялом.
         Голова трещала. Встал попить воды.
         Катерина прихорашивалась перед зеркалом:
         -Ну что, гардемарин,-саркастически бросила в сторону Кости.-Пришёл и плюхнулся в родительскую кровать,а тем пришлось ночевать у соседей.
         -Прости меня, Катюша!Ничего не помню.А где мои "собутыльники"?
         -Вы же у местных девушек нарасхват.
         Черноглазого смугляна Анатолия ни на шаг не отпустила Маша.Где они? История умалчивает...А беляша Бориса с братом невесты под своё крылышко и под белые рученьки  увлекли местные красавицы в ночные шорохи зарослей,-витиевато выложила Катерина произошедшие события.

          К одиннадцати часам все гости снова заняли места за столом. Теперь рядом с Костей снова сидела Тамара, а по другую сторону уселась та самая баба Груня. Ни с того ни с сего зашептала Косте:
                               -Ты Томку любишь?
Костя от колкого вопроса не растерялся:
                               -Люблю!
                               -А женисся на ей?
                               -Женюсь!-безапеляционно заявил он, ещё не совсем протрезвевший, и не осознавая смысла сказынных слов.
         После этих слов бабу Груню будто ветром сдуло.
Друзьям оставалось немного времени до отъезда.Друзья и отъезжающие подруги уселись рядом.
         Снова заиграла гармошка, запели и заплясали от трёх выпитых рюмок.
         После опохмелья, все быстро пьянели, и свадьба приобрела хаотичный вид:кто пел, кто пил, кто плакал, проклиная судьбу, кто спал.
         Вдруг появился отец невесты, грозовой тучей навис над парнями. Еле ворочая языком, прохрипел:
                       -А вы тута хто?
                       -Приглашённые врачи,-поднял свои овсяные волосы Борис.
                       -Мы гостям рады,-начал бурчать хозяин.- Да гости           то тут какие-то разные. Так что подъём! Проваливайте!
          Косте, Борису и Анатолию ничего не оставалось, как, нехотя, подняться со скамеек.
              -Можа,и станете нас лечить,да только чичас-Скатерью вам дороженька!
          И он цементным растворолм шлёпнулся на пол.
                               
 


Рецензии
Хорошая деревенская свадьба!
Умели весело гулять в деревне, но после долго болела
головушка: "А что это было?"
С улыбкой,
Зоя

Зоя Кудрявцева   10.02.2018 13:25     Заявить о нарушении
А это свадьба пела и плясала... Погуляли, прослезились...

Геннадий Леликов   10.02.2018 15:36   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.