Милостыня

"Продавайте имения ваши и давайте милостыню..." (От Луки 12-33)


- Квартиру тут не запускай без меня! - придержала дверцу такси жена. - И старье свое выкинь, наконец, год коробка стоит, все бережешь! Жмотина...!
- На помойку...?
- На помойку..., или нищим отдай! Их вон..., полно у церкви!

- Нищие..., да они лучше нас одеты! - пробурчал Егор.-  Не боишься мужа-то оставлять!? Вдруг зашалавлюся тута!
- Как надумаешь ..., косметичка на пианино!
- Какая ...! Зачем...?
- Моя, с лекарствами твоими! От геморроя мазь... , простамол там же! Пока Трубников! Не скучай тут!
- Ты тоже там..., смотри! Пост всё же! Великий!

Дверца захлопнулась, ярко-желтое авто тронулось с места, увозя ненаглядную в Домодедово. Она - на две недели в санаторий, он - на тот же срок, но дома, в тишине и покое.  У обоих отдых получился. Вот так они и жили..., в любви и согласии. Больше в согласии.

Егор поднялся на этаж, вошел в опустевшую квартиру.
- Схожу-ка в монастырь! - испугался он внезапно свалившейся на него свободы.- Помолюсь! Да и водички святой наберу. Пригодится!

Со всей страны, за тысячи километров съезжались паломники в знаменитый местный монастырь помолиться святым мощам. А супруги Трубниковы, и жили через улицу, ходили туда не часто, разве что за водой святой. Из которой уже и суп стали варить! Хорошо, что не мылись пока еще!

Егор разыскал две пластмассовые пятилитровые бутыли, запихнул их в пенсионерскую тележку и направился к монастырю.

Он никогда не мучился излишней религиозностью, хотя в Бога верил слегка, даже побаивался его втихаря. Правда не очень понимал, отчего у разных народов такие разные боги, но в эти свои сомнения старался не углубляться из-за боязни богохульства.

Все правую, основную сторону улицы по направлению к святыне контролировали назойливые южные цыганки, а на левой - просили милостыню наши, местные.

Егор поскреб в кармане, нащупал несколько монет и присмотрелся к просившим. Контингент был знакомый, многие ходили сюда как на работу. И почему "как"!? Это и была их работа, и очень хорошо оплачиваемая.

Егор заприметил скромно стоящего чуть в стороне невероятно худого мужичка, ну может чуть потолще его кургузого костыля.

Степенно подошел, вытащил из кармана монету и бросил ее в лечащий подле ног нищего пакет.

- Деньги - дело такое! - подмигнул ему сразу двумя глазами просящий. - Сегодня есть, завтра нет, а послезавтра тоже ...нет! Благодарствую. Спаси Бог!

Егор коротко кивнул, чуть осклабился малопонятной шутке и пошел себе дальше. Набрав воды в источнике, вошел в храм. Там как раз заканчивалась проповедь. Негабаритных размеров батюшка мягко назидал. И надо же, как раз насчет милостыни.

Из его витиеватых и не всегда понятных выражений нараспев Егор уловил, что подать - это не главное, гораздо важнее другое, а именно поделиться с нищим всем, что у тебя вообще есть, как бы уравняться с ним во всем. Подтащить к своему уровню, кем бы ты не был. Вот только такая милостыня и зачтется на небесах, а обычные подаяние - это не более, чем игры тщеславие нашего. Чуть ли не грех, ей богу!
- Продавайте имения ваши и давайте милостыню...  - закончил батюшка выдержкой из Евангелия от Луки.
Вопрос спорный, но Егор призадумался.

По дороге назад стоял опять мужичок, на котором Егор потешил давеча тщеславие свое. Точнее он спал, но... стоя.

- Мужчина! - тронул его Егор. - Проснитесь... мужчина!
Нищий вздрогнул и приоткрыл один глаз.
- Чего надо!
- Я тут рядом...! -  облизнул внезапно пересохшие губы Егор. - Проживаю, то есть...! У меня там одежда ..., ношеная, но хорошая еще. Коробка целая! Все постирано! Пойдёмте. Заберете. Может сгодится. Правда Вам, ... тебе ... большевато будет!

- ... Одежда ..., это надо бы! Зима на носу! Только вот ... уйти не могу, место держу. Займут...! Витька только вечером сменит...!

- Вон тот дом! - ткнул пальцем в свою девятиэтажку Егор. - Второй подъезд. Домофон 44. Я вынесу!

- Ну... спасибо! Зайду!  Вечерком-то можно? Застану?

- Застанешь! Я все время дома. Пенсионер!
На том и расстались!

Весь остаток дня не вылезали из головы слова батюшки.
"Ишь ты! - почти негодовал Егор. - Тут целую жизнь горбатишься и ... "всем поделиться"! Ну уж нет! Ненужное отдать - это ладно! По-нашему, по-христиански! А так чтобы....всем! Не-е-т!

Но что-то его свербило, не давало покоя. Так он и промаялся до вечера, пока не просвистел звонок домофона.

- Хозяин! - прохрипел с улицы нищий. - Сам снесешь, или подняться!?
- Поднимись! Коробка тяжелая, спина болит! - зачем-то соврал Егор и застыл в коридоре с приоткрытой дверью. Правда, тут же опомнился, подтащил коробку к лифту.
"Не хватало в дом пустить, заразу такую...!"
И тут же устыдился мыслей неправедных. Искренне устыдился-то!

Долго гремел старый заслуженный лифт. Двери со скрипом раздвинулись, внутри кабины оказалось двое. Давешний нищий и еще один...такой же.

- Я Витька прихватил хозяин! - прищурился первый. - Может и ему чего перепадет. Напарник мой, вместе мерзнем.
Воздух кругом быстро наполнился алкогольными парами. И еще чем-то несносным.

- Вот, забирайте! - пнул ногой коробку ногой Егор. - Тут на всех хватит.
Коробка переместилась в кабину, двери закрылись и лифт покатился вниз, увозя и гостей, и вещи.

-Фу! - облегченно выдохнул Егор. - Вот так сразу: и от старья избавился, и доброе дело сделал.
Включил телевизор, закинул тело "жирного пингвина" в гостеприимное лоно четвероногого друга и завис уже до утра.

Егор засыпал рано, по-стариковски, но так же рано и поднимался. Скакнул в ванную, умылся по - кошачьи, прошел на кухню, включил чайник. Поморщил нос..., мусорка не вынесена.
Схватил слегка уже подванивающий пакет, вышел как есть в трусах на лестницу, а там..., как раз возле мусоропровода величаво возлежал в егоровском свитере тот самый...просящий. Уже почти пустая коробка стояла рядом.

Вместо матраса - светло-серый пуловер, подарок мамы, давно ставший Егору не по размеру. Приодевшийся нищий мирно похрапывал, источая гнуснейший запах. Между ног его медленно растекалась небольшая вонючая лужица - общественного туалета на их этаже архитекторы не предусмотрели. Не учли парни традиций наших.

Обычно кроткому по жизни Егору вдруг очень захотелось изо всей силы врезать ногой прямо в похабное  рыло. Но сдержался: пост... все же!  Только пнул слегка. Нищий тут же вскочил, ошарашенно озираясь по сторонам. Блуждающий глаз его поймал наконец Егора.

- Ухожу! Ухожу! - понял он все сразу и суетливо засобирался.

- Остальное где? - кивнув Егор на коробку. - Растащили!?

- Зачем растащили!? - ощерился нищий. - Сам отдал.

- Чего же себе не оставил?

- Поделился ... с такими же..., нищими! Делиться-то надо! Не всё же себе! Щас, щас уйду! Ухожу, ухожу!

Егор спустился к дверям своей квартиры, нищий ткнул кнопку лифта. Глаза их встретились, несколько секунд оба молча глядели друг на друга. Тот же самый старый заслуженный лифт наконец подошел, раскрылись двери.

- Сам-то, гляди вон...без штанов! - чуть осклабился нищий. - Себе-то хоть оставил, или отдал все!  Дай Бог тебе...всего! Добрый ты! Зачтется...
И зашел в кабину.

- Стой! - вдруг крикнул Егор противным визгливым голосом. - Погоди...!

Нищий на полголовы высунулся из лифта.

- Зайди! - приоткрыл дверь в квартиру Егор.

- Зачем это!? - чуть ли не испугался нищий. - Пойду я лучше!

- Зайди! - повторил Егор чуть строже. - Как зовут?

- Сергеем...раньше звали! Сейчас, как собаку, по кличке...

- Кличку не надо! Заходи!
Пропустил нищего в квартиру и закрыл двери.

Очутившись в благоустроенном жилье Сергей явно смутился. Давно он не бывал в людском жилище. Все больше по норам.

- Чего хотел? - поднял он глаза на Егора. - Не надо мне тут! Грязный я, вонючий! Насорю...

- Значит так Сергей! Слушай сюда! Денег у меня нет, много дать не могу...! Но вот все это смыть, поесть нормально и выспаться я тебе здесь позволю, пока жены нет. А после обеда к врачу сведу, есть тут знакомая. Могу насчет работы спросить у ребят. Как хочешь! А можешь прямо сейчас, обратно на улицу...! Решай.

Минут пять нищий молча перетаптываться на одном месте возле двери.

- Помыться... хорошо бы! Не помню уж когда и мылся! ... Надеть мне нечего, трусов нет, штаны одни.

- Все дам! Остаешься!

- Не знаю, чего ты задумал..., опоишь щас и ... на органы! Ты не думай, меня хватятся..., если что!

- Посмотри на себя! - с силой развернул его к коридорному зеркалу Егор. - Нету у тебя уже никаких органов! Скидывай все, сразу в мусорку и в душ.

- В мусорку...! - пробормотал нищий. - Тут ...носить да носить.

Медленно разделся, тщательно вытер голые пятки о коврик и прихрамывая пошел в ванную.

"Худющий-то"! - поразился Егор. - Как Христос, прости Господи.
И уже в голос.
- Отмойся как надо! С мылом, мочалкой..., шампунь там на полке!
"Выброшу все потом, ванну продезинфицирую....!"

Пока нищий мылся Егор накрывал на стол. Яичница с колбасой, бутерброд с сыром и маслом, пару малосольные огурчиков, чай, хлеб. Подумал, достал из холодильника кастрюлю со вчерашним борщом, поставил на плиту греться. Стоящую на верхней полке початую чекушка задвинул подальше.

В какой-то момент тяжело опустился на табурет.
"Бомж у нас в ванной плещется! Сон, что ли? Чего это на меня нашло, господи! Наваждение какое-то... , Людка узнает - убьет!

Встряхнул резко головой и продолжил стряпню.

Нищий полоскался минут сорок, не меньше. Егор собрал кое-какое бельишко, даже старый спортивный костюм нашел. Положил все под дверью ванной.

Вскоре вымытый и уже сносно одетый Сергей сидел за столом и чинно поедал приготовленный завтрак.

- Как же ты..., как дошел до жизни такой! Не всегда ведь так у тебя было.

- Не всегда....! Человеком тоже побыл маленько. Все было: работа, семья, дочка...! Не ахти как, но было.

- И куда же все это подевалось?

- ...Водка! Она проклятая! Все сгубила...! И у всех наших также, чтобы они не врали, кого бы из себя не корчили..., причина одна - водка! Витька вон раньше даже в каком-то НИИ ошивался. У него и кличка - "наука"! Да и я человеком был...

- Человеком опять стать не хочешь? Может попробуешь?

- Поздно! Отвык я человеком быть. И люди от меня отвыкли, с собаками сплю у трубы. Они...милее будут. Людей понимать перестал..., носятся, суетятся! Зачем!? Конец-то у всех один! И у богатых, и у ...нас!

Сергей доел остатки, вытер рукавом губы. Поднялся.

- Пойду я! Витька менять надо. Можно... бутерброд ему снесу?

- Сам съешь! Я еще сделаю!

- Этого хватит! Как звать-то тебя? У церкви стою, молитвы знаю! Как-нибудь и за тебя попрошу у боженьки.

- Егором..!

- Ну, прощай Егор! Спасибо за все.

- А ... к врачу!? И насчет работы..., я хотел! Прямо сейчас позвонить могу. А!?

- Не, не надо! Отвык, говорю же! Другие мы уже!

И пошел к выходу. Егор проводил его к лифту.

- Человек ты! - обернулся входя в кабину Сергей. - Человек! Не гнида!
В глазу его что-то блеснуло и одиноко покатилось по щеке.

Двери закрылись, лифт пошел вниз. Егор еще долго стоял на площадке.

Никто, нигде и никогда не говорил ему такие слова.

Аминь.


P.S. Фото из интернета. С глубокой благодарностью от автора.


Рецензии
Игорь, прочитала несколько Ваших рассказов - хорошо пишете, проблемно. Все неоднозначно в Ваших рассказах , и это привлекает. Спасибо и удачи Вам!

Ольга Фок   06.08.2017 17:20     Заявить о нарушении
На это произведение написано 17 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.