Псих

               Ректор Рязанского медицинского института медленно поднялся из-за стола, будто на его плечах восседал весь лечебный факультет.
               -Ну, вот "светила медицины",-иронично вылил он на студентов елей,-пора теоретические знания применить на практике.Каждый из вас получает направление как в города,так и в сельские глубинки.
               Вас я, Рябинин, Долматов и Мишин направляю на стажировку в город Бабушкин. Не тот, что на берегу Байкала, а чуть ближе-на Вологотчину.
-Ага,в глушь, в Саратов!..- хихикнул Андрей Долматов,светлоголовый, как раскрывшийся подсолнушек.
-Не всё ли равно, куда? Лишь бы подальше,-урезонил его Костя Рябинин, юноша, с копной тёмных волос,как сено, наспех набросанное вилами.
                 Борис смолчал, что-то обдумывая.
              Однокурсники сдружились с первых дней как поступили в институт.
Одного роста, энергичные, непоседливые, они стали заводилами многих пра-здников:капусники,КВН, сценки из жизни медиков, интермедии и многое другое,что очень нравилось  студентам и преподавателям. Поэтому ректор направил всех троих в одно место.
              Путь им предстоял неблизкий.
              Пришлось на пароме форсировать широкие реки, потом на теплоходе - до конечного пункта.
              Борис не словоохотлив, зато Андрей, имея тонкую чувствительность к прекрасному, любовался старинными деревянными постройками по берегам рек,заливными лугами, деревнями, деревеньками, погостами...
Великую гордость в нём вызывали купола древних храмов, медленно проплывающих то вдали, то вблизи.
Наконец, он выдохнул:
                  -Именно здесь живёт русская душа!..

            "Русская душа" оказалась и в районной ЦРБ:большая деревянная больница. Она располагалась в просторном купеческом доме с мансардой. Дом казался таким старым,словно построил его Ермак .
Брёвна от времени почернели, потрескались от непогод.Резьба на ставнях и наличниках потеряла свою прежнюю вязь.Части орнамента сгнили и осыпались...
 
      Главврач- выпускник этого же института, совсем молодой, приветливо встретил практикантов на порожках:
               -Как добрались? Как настроение? Идём на обед!-строчил фразы.

           Прибывшие хотели было разговаривать с ним, как с ровесником.Разница-то в три года: им по 22, а главному- 25 лет. Но тот быстро охладил их прытость:
                -Не забывайте, что я-руководитель и несу полную ответственность за ваше пребывание здесь, за качественную работу всего коллектива, в том числе и вашу...

            Целый месяц молодёжь осваивала азы своей профессии.
 Костя и Борис-в стационаре медбратьями,Андрей- фельдшером скорой помощи.
             Местное население поначалу с недоверием относилось к новичкам,которые не считаясь со временем много и усердно трудились.  Были чутки и внимательны к больным. Их полюбили и стали уважать.
             Девчата часто шли на приём с незначительной царапиной, уж очень нравились им красавцы-"студентики".
             У парней-медиков хватало времени и на девушек. По вечерам и в выходные дни устраивались пикники, танцы, вечеринки...
             Горьким было расставание!Но всякое дело- концом хорошо.
             -Краса приглядится, а ум- пригодится,-произнёс Борис.-
 Девчата одна другой краше, да не наши!
 Решили, что им ещё рано заводить семьи, надо сначала отучиться.
             Разбили девушкам сердца, да не подарили.

             Зато какой пир для них был устроен в ординаторской главврача!
В конце своей хвалебной речи, он вручил стажёрам характеристики, выдал зарплату по 75 рублей(таких денег студенты никогда не имели!) и дал задание:
               - В терапевтическом отделении находится больной Сизов с острым панкреатитом. Мы его вылечили, но он страдал алкогольной зависимостью. На этой почве произошло помутрение его сознания.В нашей больнице нет психиатра. Вам поручаю доставить его на лечение в областную.

               До Вологды - двое суток.Больной буйства не проявлял. Молодые врачи с ним  были давно знакомы, и он вёл себя адекватно.
               С полными чемоданами провизии и вещей Борис, Андрей и Костя усадили Сизова между собой и покатили на автобусе до следующего пункта.
               Через три часа подъехали к переправе через реку Сухона. На другом берегу раскинулся старинный город Тотьма.Здесь им предстояло коротать половину суток до прибытия теплохода.
              Вчетвером пришли на пристань, купили билеты низшего класса.
              Своего подопечного они на время захотели сбыть.Навестили местную больницу.Заведующему показали сопроводительные документы и уговорили на время поместить помешанного в изолированную палату.
             По досчатым тротуарам городка дошли до местного музея, чтобы чем-то заполнить время.            
 Экспонаты музея, в основном, рассказывали о покорении Ермаком Сибири,его походах в отдалённые области.Рассказ экскурсовода увлёк их в героическое прошлое,когда совершались дальние походы, и русское государство прирастало новыми территориями. Тогда купечество щедро спонсировало такие предприятия.
            Перекусив в буфете, через четыре часа вернулись в больницу за опекаемым.
            К великому разочарованию в запертой палате его не оказалось:тот раскрыл окно и убежал. Куда? Никто не знал. Следов больного в городке не обнаружили.
           Позвонили о случившемся в Бабушкин и, к великой их радости, сообщили, что Сизов уже находится  дома, в семье.
           Грех с души снят, как крест с шеи. Медицина отдыхает.
Костя выдал сакраментальную фразу: "Психиатрия -наука о болезни, когда сам жалуешься на себя".
              -А на кого ещё стоит жаловаться? Только на себя:плохо лечил!-съязвил Борис.

          Компаньоны купили у рыбаков тарань, в магазине-три бутылки крепкой настойки и отправились на свой трехпалубный, только что пришвартовавшийся теплоход, который курсировал между Вологдой и Архангельском.
           Борис первым произвёл разведку, чтобы сориентировать других,где им следовало расположиться.
           Их "апартаментами" оказалось трюмное помещение. По деньгам и место.
           Перенесли туда свои чемоданы. Огляделись. Койки двухъярусные.
По соседству заметили каких-то подозрительных  типов, видимо, только что освободившихся из воркутинских лагерей.Те вонзили свои мышиные глазки на увесистые чемоданы студентов так, как входит ржавый гвоздь в пятку.

           Стояла июльская жара."Трюмные соседи" оголили свои торсы. Тела их- картинные галереи!
           Наколками разрисованы все части тела.Казалось, ими испещрены и интимные места.
  Сами они - бледные, измождённые, игольчатые.
           Борис схватился за голову:"Мужики!Кажется, мы влипли!"
 Вдруг, осенённый чем-то важным, отозвал друзей в сторону:
           -Есть идея!С нами документы на буйного психа. Кто им хочет стать, чтобы плыть более комфортно?
           Бросили жребий.
           Повезло Борису.
           Единственный в семье сын полковника, начал входить в свою роль, изобразив угнетённого и немощного.

          Подыскали помятые выцветшие штаны,напялили рабочую ситцевую рубаху. На босые ноги надели сандалии, взъерошили волосы.Покрутили вокруг оси.Борис покривлялся перед друзьями, и все решили- "сойдёт"!
          Повели в капитанскую рубку, показали "речному волку" сопроводительные документы.
          Капитан долго и придирчиво рассматривал "сумасшедшего".
  -Что-то он не очень похож на больного?-вымолвил неуверенно.
          -Мы, товарищ капитан, не раз с такими встречались,-перебил его Анлрей.
          Рябинин и Долматов пошли в наступление, словно в смертный бой:
  -Это они с виду смирные, а как накроет "белая горячка", так начинают крушить всё попало.Тогда приходится привязывать их к койте или дверной ручке...
          Немало вылили нечистот на умную головушку Бориса Мишина, но "безнадёжно больной" лишь краснел от злости, потупив жалостливый взор в железную твердь палубы.
Он готов был каждому изрядно повозить по физиономии, да план бы сорвался.

            Наконец,капитан открыл одноместную медицинскую каюту. "Сопровождающим" выдал ключи, сказав, что ночью на корабль сядет судовой врач.(Эти последние сказанные им слова пронеслись полтергейстом над разгорячёнными медиками. Они их не поймали).
           "Психа" с чемоданами замкнули на некоторе время, а сами пошли узнать,где можно поесть? Разведка оказалась удачной..
          Проходя мимо рубки капитана,дали ему понять что "душевно больного" вывели на прогулку, а сами прошмыгнули в ресторан, где хорошо погуляли.Пели песни, отплясывали с девушками, рассказывали им анекдоты из медицинского сериала.
          В ноль часов вернули Бориса в свою "камеру". Закрывать снаружи не стали, чтобы тот мог ходить в туалет.
          Борис нашёл какую-то деревяшку,заперся изнутри и улёгся спать.
          Костя и Андрей, измученные дневными хлопотами, уставшие и разомлевшие от выпитого, так же мертвецки заснули в своих "колыбелях".

          А ночью события разворачивались следующим образом.

  Борис проснулся в три часа ночи от настойчивого стука в дверь.
          Полуголый, в одних трусах,он нехотя поднялся с лежанки и вынул засов.
          Перед ним беломраморной Венерой Милосской застыла женщина лет сорока восьми.
Увидев взъерошенного психа с увесистой дубинкой, она взвизгнула и с силой захлопнула дверь.
          "Психа" это не смутило. Приняв как должное, улёгся досыпать.
Весёлая троица спала  долго. Солнце уже вовсю исполняло свой огненный танец, раскаляя свою буйную головушку.
          Вот уже стал проявляться пригород Вологды.
          Наспех перекусив пирожками, переодели своего "арестанта" в цивильную одеждду, приготовлись к сходу на берег. И тут они увидели, как слева к трапу подкатила "Санитарная машина", из которой вывалились два дюжих хлопца с носилками, а с ними медсестра, а из рубки спускался капитан.
         Друзья поняли, что их дела плохи.
         -Так!-сказал Костя,- поодиночке растворяемся в людском потоке.Пристраивайтесь к высоким, будем менее заметны.
         Теперь они првратились в агентов ЦРУ. На полусогнутых, невидимой тенью выскользнули на берег и скрылись за домами.
Теперь им предстояло как можно быстрее попасть на поезд, чтобы добраться до Рязани.
 Спокойно вздохнули тогда, когда за окном замелькали кирпичные и деревянные строения красивого городка средне-русской полосы.                   
   В институте никаких карательных мер к ним не последовало.
           Некоторое время Костя и Андрей подтрунивали над сыгранной ролью своего товарища.
           -Борис Витальевич!-с ехидцей прошелестел Костя.- Как только вылечишь всех больных,переходи на другую работу.
            -Это куда?
            -В театр!Чего тебе стОит теперь сыграть Раскольникова!
            -Борис легонько отвесил Косте затрещину:
"Это тебе от "психа!"
Друзья весело расхохотались.

            
   


Рецензии
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.