Крейзи Муза

Моя муза в дурке! Она закрыта в сумасшедшем доме! Нет… нет… она не в смирительной рубашке, ее руки свободны, как и чумная голова с ее фантасмагорическими мыслями. Ранимая психичка с неиссякаемым потоком мечт отлучена, изолирована в комнате пять на шесть. А вокруг раздражающий белый цвет… и он везде, куда не глянь. Обшитые стены плюшевыми простынями – диафильм отменен, порвалась пленка; покрытый натянутым молочным брезентом пол – не дай Бог, упасть и размазать расквашенным носом горячую кровь по полотну, которому не суждено стать чем-то большим; обляпанный мелом потолок – так высоко, что не вздернуться на люстре, которой нет.
Тщетны попытки подковырнуть обрезанными под ноль ногтями дверь на выход. Бессмысленна беготня по клетке до изнеможения… Так мягко, что даже не разбить в приступах отчаянья кулаки, не навредить себе дабы привлечь внимания. Остается лишь оттенок собственного, уже ослабевшего, голоса: зряшные крики в шумоизоляции, смех безумца… горький смех, ирония. И воспоминания о других цветах, ярких и пестрых, о другой жизни, а не той, что вертится около работы и затянувшихся телесериалах… где вся эта, истраченная прежде, палитра… где потерянная свобода музы и ее творческие плоды? Сгнили в подвале души, до пепла… до белой пыльцы, как несъедобный плод, не заслуживающий быть посаженным и выращенным?
Так что же останется после смерти: белый цвет… прочерк… пустота… или…


Рецензии