Заоблачная история

Глава 1. Гром среди ясного неба

По небу целый день бродили тучи. Они погромыхивали и важно дулись друг на дружку. А всё потому, что, по прогнозу, ожидалась затяжная баталия между тучами севера и юга.
- Прибыло, гро-м-м, войско Штормов, - напыщенно отчиталась одна упитанная туча, после чего, утробно грохоча, проплыла мимо.
- Явился, гор-ром-ром-м-м, отряд Мрачных Витязей, - гордо объявила вторая. – Эх, к ночи вдарим!
Они собирались и собирались, притягивали новые войска из неопытных, трусливых тучек и старались их всячески воодушевить. Война обещала быть громкой.

Об этой войне никто не предупредил Короля-Ветра. И когда утром он выглянул в окно облачного замка, то не на шутку рассердился. На дворе зима, а тучи решили устроить грозу?! Да это же бунт! Мятеж! От злости Король-Ветер вмиг потеплел и, не до конца понимая, что с ним творится, мягко поднялся к потолку своей белоснежной комнаты. А уткнувшись макушкой в потолок, яростно потряс головой. Где ж это видано, чтобы северные ветры теплели?!
Облачившись в вышитый золотом воздушный плащ и водрузив на курчавые ветряные волосы облачную корону, Король-Ветер попытался придать себе невозмутимый вид и кликнул сына.
- Сынок! Кх-хм, Пуэрико, будь так добр, позови-ка сюда этих лоботрясов, Сальто и Виэллиса.
- Слушаюсь, ваше ветрейшество, - поклонился тот. Мельком он отметил, что корона на голове у правителя смотрится несколько помято, а плащ развевается за спиной робко и неуклюже.
Пуэрико отдал честь, ухмыльнулся и со свистом припустил к земле. Там, опасливо поглядывая на небо, шли по своим делам прохожие да как-то уж больно подозрительно раскачивались деревья. 
- Закругляйся! Всё равно тебе со мной не тягаться, – веселился в ветвях чей-то голос.
- Пока не сломаю хотя бы одно деревце, не сдамся! Вот увидишь, Виэллис, я ни за что не проспорю, - упорствовал другой.
Люди вокруг чувствовали лишь, что усилился ветер, стучали зубами от холода и надвигали на лоб капюшоны. Братьев-сорванцов они, разумеется, не видели. А вместо голосов им слышалось вполне отчетливое завывание. Зато Пуэрико мгновенно различил и голоса, и их обладателей.
- Кончайте дурачиться! – крикнул он. – Разве король неясно выразился? Пока вам не выдали плащи с серебряной вышивкой, на землю ни лёту!
- Ай-яй-яй, опять наябедничает! – притворно оскорбился Сальто.
- Надо же нам где-то тренироваться! – возмущенно воскликнул Виэллис. – Сам ты хоть и с плащом, но толку от тебя никакого. Вечно играешь с облачным псом. А как дело сделать – обязательно посылают нас. Где справедливость?
Пуэрико состроил презрительную гримасу.
- Справедливость, справедливость, - передразнил он. – Вы не там справедливости ищете. Да я… Да мы с королем!.. Да мы такую бурю замутить можем! А вы, братцы, вообще невесть как в замок попали. Вам, может быть, никогда плащей и не видать.
- Ох, напрашивается! – засучил невидимые рукава Сальто. – А надаю-ка я ему тумаков.
Воздушных тумаков своего брата Пуэрико боялся до безветрия. Едва ему пригрозили взбучкой, как он моментально притих. И прохожий, которому до сих пор немилосердно задувало за воротник, почувствовал громадное облегчение.
- Я к вам не затем спустился, чтоб ссоры раздувать. Король-Ветер рвёт и мечет! Вас требует.
Сальто и Виэллис переглянулись. Значит, снова какое-нибудь поручение. Вечно они у короля на побегушках.
***
- Т-т-тучи! Видите, т-т-там! – суетился король. – Прогнать! П-прогнать сейчас же!
- Обычная демонстрация, - пожал воздушными плечами Сальто. – Что не так?
- Это неправильные тучи, - скучным тоном пояснил Пуэрико. – Летние. А у нас зима.
- Справитесь с заданием – будет вам награда, - пообещал Король-Ветер.
- А если не справимся, тогда что? – дерзко поинтересовался Виэллис.
- В ссылку их, в ссылку, - чуть ли не облизываясь, попросил Пуэрико. Братья-ветерки ему до смерти надоели. Что ни день, непременно спускают его с небес на землю. А когда тебе постоянно приходится спускаться, на гордость и высокомерие просто не остается времени. Ни плащом похвастать, ни могуществом своим насладиться – ничего не успеваешь.

Пока ветерки летели к месту, где тучи устроили демонстрацию, Виэллис думал, что он, в общем-то, совсем не против ссылки. Сальто легко прочел эти мысли в прозрачной голове брата и полностью с ним согласился. Лучше уж в ссылку, чем прислуживать королю.
Солнце висело над облаками, подозрительно щурилось, и было видно, что оно не прочь хорошенько взгреть ветерков. Солнце почему-то было уверено, что тучи собрались из-за них. А зловредные тучи гремели и ворчали на все лады. И до ветерков им не было никакого дела.

Сальто решил, что должен вести себя как можно учтивее, и неуверенно подлетел к фиолетовому предводителю одного из войск. Этот предводитель клубился загадочно и зловеще.
- Извините, кхм, - промямлил ветерок, - не могли бы вы…
- Убраться отсюда подобру-поздорову, - с готовностью подхватил Виэллис. – А не то вам же будет хуже.
- Что-о-орммм? – раскатисто осведомился фиолетовый предводитель туч. – Меня гнать? Да я сам вас сейчас прогоню. А ну, кыш!
Отлетев на безопасное расстояние, братья растерянно переглянулись. Они были еще слишком малы и неопытны, чтобы применить свои дутельные способности. Конечно, их с младенчества учили, как надо дуть. Но сдуть такую ораву двоим тощим ветеркам, да еще и без плащей, было решительно не под силу.
Солнце уже давилось от смеха. Его особенно забавляли бесплодные старания ветерков.
- Смейся, смейся, - проворчал Сальто. – Все горазды над нами потешаться. Нет чтобы помочь!
- Погоди-ка! – воскликнул Виэллис. – Меня, кажется, осенило. Тучи ведь терпеть не могут яркого солнечного света. И если заставить Солнце смеяться поярче… Ты ведь заметил? Когда оно смеется, света становится больше.
- Да, если заставить Солнце смеяться поярче, - воодушевленно продолжил Сальто, - возможно, нам удастся прогнать бунтарей!
Они взялись за дело с таким энтузиазмом, что фиолетовый предводитель (тот самый, клубящийся негодяй) даже насторожился. Они кувыркались и мутузили друг дружку столь самозабвенно, что, по идее, у Солнца уже должна была начаться истерика. Если что у ветерков и получалось лучше всего, так это смешить. В соревнованиях по полетам над водой им никогда не доставалось призовых мест, а на турнирах по швырянию песка их без труда мог обойти любой. Зато они уж точно завоевали бы медаль на чемпионате смеха. Если б, конечно, такой чемпионат существовал.
- О-хо-хо! У-ху-ху! – буянило Солнце. – Животики надорвешь! Эй, вы двое! Вы меня за горизонт загоните!
Солнце разгоралось всё ярче и ярче, а фиолетовый предводитель бледнел всё больше и больше. За ним, как по команде, начали бледнеть остальные тучи.
- Отступаем! – вдруг скомандовал предводитель. – Здесь слишком светло и жарко. Еще чуть-чуть – и мы превратимся в обычные облака!
- Прочь-чь-чь! Назад-д-д! – загудели другие предводители. – А то испар-римся!

Король-Ветер с довольным видом выглядывал из окна облачного замка, вертел в руках корону и одобрительно покряхтывал. Флотилия туч благополучно ретировалась. И уж Сальто с Виэллисом здесь наверняка не при чем. Король рассудил, что тучи ушли благодаря одному лишь Солнцу. Какое доброе, великодушное Солнце! Помогло горемычным ветеркам. И пусть потом только кто-нибудь заикнется, что у Солнца нет сердца!


Глава 2. Дело о порванном плаще

Облачный пёс, которого в облачном королевстве любили все до единого, появился в замке Короля-Ветра одним погожим утром. Вернее, в замок его притащили братья-ветерки. Облачный пёс был страшно добр, кошмарно пушист и целиком состоял из белых, как вата, облаков. Когда он летал в поднебесье, его обвисшие уши смешно мотались туда-сюда, а длинный хвост так и вообще жил отдельной жизнью. Облачный пёс не представлял своей жизни без игр. Он пытался играть с молчаливыми и незаметными слугами короля, резвился с Виэллисом, когда тот выделывал виражи под потолком замка, и донимал Пуэрико. Впрочем, Пуэрико против этого не возражал. Порой ему становилось так скучно, что, невзирая на своё высокое положение и манию величия, он был готов часами возиться с облачным псом.
В последнее время облачному псу необычайно везло: на него ни разу не накричал Король-Ветер, его ни разу не пнули воздушной ногой. Он ничего не порвал и не опрокинул. И это было странно.
- На месте Пуэрико я бы вёл себя осторожнее, - говорил за обедом Сальто. – Если пёс долго ничего не крушит, значит, скоро у него наступит кризис и он начнет крушить всё без разбору. Уж я-то знаю.
Предсказание Сальто не замедлило сбыться. Уже вечером облачный пёс порвал вышитый серебром плащ Пуэрико. Крику было немерено. Снега тоже. Когда у Пуэрико портилось настроение, он созывал тучи со всех концов земли, и они лили, не переставая, несколько суток кряду. Вернее, лили, если было лето. Зимой тучи обыкновенно сыпали снежинками. Король-Ветер одобрительно отнесся к затяжному снегопаду, а на облачного пса зыркнул с негодованием. 
- Не иначе, его подучили Сальто и Виэллис, - ныл Пуэрико. – Пёс не мог порвать плащ просто так. Его определенно надрессировали.
- Мы это выясним. Только не расстраивайся! – утешал любимчика Король-Ветер. – Мы выведем их на чистую воду. А тебе соткут новый плащ, лучше прежнего!

На следующее утро Король-Ветер созвал присяжных и устроил самый настоящий суд. При разбирательстве присутствовали братья-ветерки, главный обвинитель Пуэрико и облачный пёс, спрос с которого был невелик. На суд явилось даже надменное Солнце. Правда, с опозданием. Зевая, оно вынырнуло из-за горизонта и приволокло свою пурпурную мантию прямо во дворец.
- Встать! Суд идет! – гаркнул Король-Ветер и неистово шандарахнул облачным молотком по судейской кафедре. – Сальто и Виэллис обвиняются в том, что нарочно научили облачного пса рвать воздушные плащи.
- Протестую! – возмутился Виэллис. – Сроду никого не учил.
- Может, они того… Без умысла? - робко вставила защита.
- Мо-о-олчать! – прикрикнул на защиту Король-Ветер. – Слово пострадавшей стороне!
Пострадавшая сторона оглушительно высморкалась, состроила страдальческую гримасу и снова принялась ныть, что плащ для ветерка – самое ценное и что рваный плащ – это позор, который не смыть никакому дождю.
- Факты! Суду нужны факты, а не ваши мыльные пузыри! – рявкнул Король-Ветер и вновь обрушил молоток на кафедру. Солнце, которое всё это время непрестанно зевало, даже подскочило от неожиданности.
- Хорошо, факты, - смирился Пуэрико. – Когда мы были на земле, я сказал Сальто и Виэллису, что им плащи не светят. Поэтому они решили мне насолить.
Сальто и Виэллис болтали ногами под столом подсудимых и беспечно посвистывали. Рядом с ними облачный пёс усердно грыз облачный поводок. На этот поводок его посадили впервые.
- У защиты есть возражения?! – грозно осведомился Король-Ветер. И сразу стало ясно, что если возражения и будут, то защита никогда не осмелится их озвучить.
- Ну, мы попали, - ухмыляясь, сказал Виэллис. – Давайте уже свой вердикт.
- Вердикт! Вердикт! – зашумели присяжные.
Облачный молоток обрушился на кафедру в третий раз.
- Что ж, вердикт, - после паузы сказал Король-Ветер. При этом он выглядел таким важным, словно выносил вердикт самым злостным преступникам на планете. – Ветерки Сальто и Виэллис обвиняются в подстрекательстве к… - тут он запнулся. – В подстрекательстве к рванию… к разрыву… в общем, к порче имущества и нанесению урона королевской казне. И в наказание они отправятся в изгнание на месяц.
- Ура! Ссылка! – обрадовался Пуэрико. – Наконец-то я от вас избавлюсь!
- А что они будут делать в изгнании целый месяц? – поинтересовалось Солнце. – Баклуши бить? Галок гонять?
- М-да, - пробормотал Король-Ветер. – Без задания отпускать негоже.
Он задумался и о чем-то усиленно думал на протяжении нескольких минут, после чего просиял.
- Заданием будет разнести… - торжественно начал он.
- Разнести чей-нибудь сарай? – предположил Виэллис.
- Старую собачью будку? – понадеялся Сальто.
- Да нет же! – нахмурился король. – Разнести семена одуванчика по всей земле. Такой работы на месяц с лихвой хватит.
- Но сейчас же зима! – хором возразили ветерки. – Семена не прорастут!
- А кто сказал, что им нужно прорастать прямо сейчас? – ехидно спросил Король-Ветер. – Совсем скоро наступит весна. Какие могут быть разговоры?!
Раскланявшись, он объявил, что суд окончен, и швырнул судейский молоток в окно. Этих молотков он мог изваять из облаков, сколько душе угодно.

Солнце злорадно светилось на балконе облачного замка, присяжные аплодировали, а Пуэрико даже перекувырнулся в воздухе. Так он был счастлив. Братья-ветерки тоже были бы ужасно счастливы, если б не семена. Одно хорошо – никто не говорил, что из изгнания им непременно нужно вернуться.

Из дворца их выпроводили довольно неучтиво, а Пуэрико даже спел на прощанье какую-то пакостную песенку. Виэллис корчил из себя звезду мирового масштаба и раздавал воздушные поцелуи направо и налево. А Сальто наскоро слепил из облаков испанское сомбреро и размахивал им, словно какой-нибудь артист. Облачный пёс печально лаял ветеркам вслед.

… Они летели без передышки, пока не стали сгущаться сумерки. Далеко позади остался замок с хвастуном Пуэрико и вздорным Королем-Ветром. Далеко позади осталось чванливое Солнце. Когда оно в следующий раз взойдет на небо, братья, может статься, будут уже в другом облачном королевстве.
- Гляди-ка, скоро ночь, а ночью все дневные ветерки должны спать, - сказал Сальто.
- И без тебя знаю. Давай где-нибудь рассыплем семена, чтобы не мотаться с ними по всему миру, и уляжемся на боковую.
Они как раз пролетали над одной живописной деревушкой. Присев на красную шиферную крышу, Виэллис невольно засмотрелся на закат.
- И всё же, что ни говори, Солнце мастер своего дела, - сказал он. – Вон какие краски на горизонте. Загляденье!
- А я, между прочим, знаю этот дом, - заявил Сальто, которого мало интересовали закаты. – Здесь живет одна моя старая знакомая.
- Вот как? – воскликнул Виэллис. – Не думал, что ты водишь знакомство с людьми. Король-Ветер ведь строго-настрого запретил.
- А что нам Король-Ветер! – махнул воздушной рукой Сальто. – Мы теперь ветерки вольного полета. Куда хотим, туда и дуем. И семена где угодно рассыпаем. К тому же, я заметил, что на этом участке в прошлом году был неурожай. Всегда мечтал сделать хозяйке приятное.
Семена одуванчика Сальто рассеял одним небрежным дуновением. Он был уверен, что одуванчики растения полезные, и никак не предполагал, что это злостные сорняки, над которыми его старая знакомая будет горбатиться всё лето.


Глава 3. Тайны ночного ветра

Ночной ветер Эль-Экрос никогда не дожидался, пока Солнце окончательно закатится за горизонт, и принимался за свои дела задолго до того, как заснут дневные ветерки. А дел у него было невпроворот. Сначала требовалось осмотреть мантию, которая у Эль-Экроса была целиком из звезд, и отряхнуть ее от космической пыли. Потом следовало убедиться, что ты не забыл надеть звездный колпак (ибо без колпака подданные тебя ни во что не ставили). После этого Эль-Экрос проверял, нет ли у Короля-Ветра каких-нибудь планов на ночь. Как бы ни был король велик, он был обязан вовремя ложиться спать и не ворошить прошлое под покровом ночи. Для наблюдения за ветерками и королем у Эль-Экроса имелась специальная подзорная труба. Ее корпус состоял из свернутого в трубочку и очень послушного ночного облака, а линзы представляли собой не что иное, как сплюснутые, дрожащие капли воды.

Пролетая над живописной деревушкой, где, на крыше, расположились братья-ветерки, Эль-Экрос очень удивился и поспешил выяснить, почему они не спят.
- Нас отправили в ссылку, и мы собираемся в теплые края, - выпалил Виэллис. – А вы, собственно, кто такой?
Тут Эль-Экрос удивился еще больше. Неужели, подумал он, остались на свете ветерки, которым неведомо, что у ночи тоже есть свой король?
- Сплошь короли, - буркнул Сальто. – Нигде от них нет покоя.
- Но я не собираюсь вас ругать или судить, - примирительно сказал Эль-Экрос. – Добро пожаловать в мой ночной замок.

Ночной замок пришелся братьям по душе. Несмотря на то, что полы, потолки и стены изнутри были чернее самой черной кошки, на них во множестве светились и мерцали звезды. Белые и голубые, розоватые, как лепестки розы, и желтые, как спелый лимон, звезды притягивали к себе всё внимание. Поэтому ветерки опомнились не сразу. А когда наконец опомнились, то заметили, что в ночном замке полным полно круглых коридоров. Коридорам не сиделось на месте. Стоило на минуту отвлечься, как они принимались шалить. Они перетекали друг в дружку, точно были сделаны из джема, изгибались и уползали вглубь дворца, а иногда просто исчезали, словно их никогда и не существовало.
- Думаю, нам следует стать ночными ветерками, - рассудил Виэллис. – Ни тебе проблем, ни забот. И с поручениями никто не гоняет.
- Забот, пожалуй, меньше, - согласился Эль-Экрос, снимая колпак и вешая его на облачный гвоздь. – Но и возможностей у нас тоже меньше. Мы не можем врываться в распахнутые форточки, когда нам вздумается. Не имеем права устраивать беспорядки. Шуметь ночному ветру дозволяется в очень редких случаях. А собранные в кучу осенние листья мы можем лишь тихонько ворошить.
- Правила, - проворчал Сальто. – И кто их только придумывает?
- Каждую ночь, - признался Эль-Экрос, - я сочиняю по одному новому правилу. Конечно, многим моим подданным это не нравится, но так уж я устроен. Не могу не сочинять.
- А вы бы сочиняли, ну, скажем, стихи, - предложил Виэллис.
- Или цветные сны, - вставил Сальто. – Я слышал, людям их сейчас очень не хватает. И вообще, раз вы творческий ветер, вам просто положено устраивать творческие беспорядки, - категорично добавил он.
- Дневные ветры мыслят шире. Не стоит пренебрегать их советами, - пробормотал Эль-Экрос и сделался вдруг ужасно задумчивым. Ему редко удавалось поговорить с подданными, потому что его подданные были столь же незаметны и немногословны, как подданные Короля-Ветра. Поэтому в основном Эль-Экрос думал и рассуждал вслух.
Сальто с Виэллисом переглянулись и, не сговариваясь, решили, что сейчас самое время оставить Эль-Экроса одного. Им страх как хотелось изучить все закутки и потайные ходы ночного замка. И вот теперь момент представился.
Стараясь не задевать мирно дремлющие облачка, братья осторожно двинулись прочь, вглубь затейливо изогнутого коридора. Эль-Экрос продолжал что-то бубнить себе под нос, ходя из стороны в сторону и размахивая рукавами необъятной звездной мантии. Исчезновения ветерков он, похоже, не заметил.
Ночной замок издавал почти неслышный, таинственный шорох и постоянно перемещался с места на место. В усыпанных звездами стенах то и дело возникали дыры, и сквозь эти дыры виднелись настоящие звезды – холодные, крошечные, недосягаемые… А еще ветерки мельком увидели Луну. От равнодушной, необщительной Луны в небе остался один лишь тонкий серпик. Луна предпочитала скрывать свое истинное лицо в темноте и стеснялась того, что не может излучать собственный свет.
- Виэллис, - шепотом сказал Сальто, - зачем ты соврал, будто мы отправляемся в теплые края? Что мы будем там делать?
- А я вовсе и не врал, - отозвался тот. – Хочу на мир посмотреть, в другие широты податься. Не вечно же на одном облаке прозябать. К тому же, ты помнишь дедушку?
- Нашего чудаковатого деда? Еще бы не помнить! Но у него же не все дома. Он же немного с приветом. Пытался доказать, что сможет ужиться с дикими ветрами на вершине Эвереста.
- В любом случае, его следует разыскать, - сказал Виэллис. – Я по нему очень соскучился.
Внезапно коридор, по которому летели братья, закапризничал и решил извернуться. Причем извернулся он так лихо, что образовал замкнутый круг. Настоящая ловушка для доверчивых ветерков.
- Безобразие! – возмутился Сальто. – А ну, выпусти нас отсюда! У нас впереди большая дорога, некогда тут прохлаждаться.
Коридор, само собой, не послушался. И Виэллису даже почудилось, будто он ехидно захихикал.
- Шутки в сторону! – крикнул Сальто в вязкую пустоту. – Если это проделки ночного короля, то он у меня попляшет!
- Короли никогда не устраивают проделок, - послышался в вязкой пустоте беззлобный голос Эль-Экроса. – У королей всегда есть план. Ведь вы без разрешения собирались осмотреть мой замок? Так вот, знайте: в облачной мебели замка много таинственных ящичков, и тайны в них лежат отнюдь не безобидные. Открой вы хоть один ящичек – и страшно представить, что бы тогда случилось!
Братья-ветерки потупились и пробормотали что-то невнятное. Наверняка хотели попросить прощения. Но, вместо «извините», Эль-Экрос услыхал лишь что-то наподобие «бур-вур-пур».
- Я тут поразмыслил над вашими словами, - всё так же беззлобно продолжил он, – и решил посоветоваться с дневными ветрами насчет того, что лучше придумывать. Правила или безделицы, вроде цветных снов. Я написал девять облачных писем, но не знаю, как их отправить. Почтальонов в ночном королевстве сроду не бывало, а адресаты живут далеко.
Сальто и Виэллис по-прежнему не видели Эль-Экроса, но его голос показался им таким беспомощным, что они сразу же сообразили: сейчас им достанется новое поручение.
- Может, вы отнесете? – с надеждой спросил Эль-Экрос. – Если вам, конечно, по пути.
«Даже если и не по пути, - мрачно подумал Сальто, - всё равно ведь заставят. Ох уж эти мне короли!»


А остальное доступно здесь - https://ridero.ru/books/zaoblachnaya_istoriya/
Приятного чтения!


Рецензии
"Теперь Весна совсем-совсем близко" - слова к месту и ко времени. Философская,с
мудрыми изречениями подача заоблачного по-земному. Ощущение, что создатель произведения метеоролог,географ,путешественник и фантазёр в одном лице.Жаль,только
"Солнце", мною почитаемое, выступает не в роли Светоча...Читается легко.Добра вам.

Любовь Хохлова   27.02.2017 14:00     Заявить о нарушении
Да, Солнце здесь вредное и злодейское. Но где-то в глубине своей солнечной души оно наверняка доброе =)
Спасибо вам за отзыв!

Юлия Флоренская   27.02.2017 15:05   Заявить о нарушении