Супергерл

                                  
                                                 

– Всем привет! Это ваши старые знакомые, Гаврик.
– И Майк, о-еее!
– Что Майки, похоже нас тут не узнают?
– Да, парни, мы немного стиль поменяли, но мы всё те же.
– (хором) И снова с вами!
– Наша тема, как всегда –  борьба Добра и Зла!
 
– Не парься, чувак, что Доктор Зло победит,
  В конечном итоге, тебе твоя лень навредит.
  Есть тема, понятно, стоять в стороне
  Согласен, не всем нам стрелять на войне.
  Есть шанс, что тебя не причислят к лику святых
  Но есть шанс и другой – жми “play”, брат и бой.
 –Послушай чувак, тут есть выход другой,
  Жми “play” поскорей и скорее же в бой!

– Ладно не увлекаемся  хип-хопом, давай лучше подумаем, отчего это Зло в последнее время всегда на высоте? Что с нами не так?
–  Зло, по моим наблюдениям,  стало хитрее, коварнее, изобретательнее, а Добро, знаешь, такая няшка, простое, наивное, всему верит, всех любит, все прощает, ну знаешь далее по тексту.
– Что из этого следует? Пора укрепить Добро! Давай-ка добавим в инвентарь побольше кулаков, ящиков с динамитом, черные пояса и все такое.
– Да, чувак, пусть оно будет тверже, сильнее, жестче.
– Done.

– Куда это мы попали? Что за биом?
– Ага, вот деревня на северо-западе, подростки, оружие в сейфе, но там похоже,  тупик. Есть Ближний Восток.
– Неее, там этот наш, кого не называем, сам себе ногу сломит об этот ИГИЛ.
– Вот табличка – Балтимор. Юэсэй.
– Жми!

Криминальный  афроамериканский район, где торгуют наркотиками, в просторечии “Трущобы”. Улица.  Дом. Гостиная. Камин. Праздничный стол, в центре индейка с яблоками. За столом двое, муж и жена, Грегори и Энн – учителя в местной школе.
– Когда я увидела вчера, что они отнимают у Стивена деньги на улице, то сразу подошла. Взяла за руку этого их главного, он часто травой в туалете торгует.
– С синими дредами?  Ди Анжело?
– Да. Сказала, что бы отошли от парня. А он, не лезь, мол не в своё дело, училка, мы не в школе. Я сказала, что вызову полицию. Они отпустили Стива, а мне давай угрожать.
– Зачем ты влезла? Ищешь себе приключений.
– А что я должна была пройти мимо и отвернуться? Смотреть, как они деньги с малышей выколачивают в канун Дня Благодарения? Ну, ладно, хватит об этом, праздник, в конце концов. Смотри и погода, как по заказу, когда ты еще видел снег в ноябре? Индейка не подгорела?
– Вроде нет, положи мне еще.
– А я, когда ставила её в печь, даже всплакнула, так захотелось в Нью Джерси, к родителям. Джулия с Эдди, наверное, там уже и ребятишки.
– А мне нравится, что мы вдвоем сегодня. И индейка у тебя не хуже маминой. Но чем это припахивает?
– Ой, я плиту забыла выключить, раскалилась камфорка.
В этот момент открывается дверь и в комнату врываются трое в черных масках.
“Стоять! Руки за голову, к стенке! Не шевелиться! Пистолет заряжен. Где драгоценности?”
Грегори, с неожиданным проворством для его тучной фигуры учителя, вышиб пистолет из рук нападавшего и вырубил его метким и сильным ударом. Затем быстро развернулся и заехал ногой в пах второго бандита, третий не успел опомниться, как подскочившая Энни заломила его руки за спину.
“Эй, училка, полегче” – завопил тот от боли. Энн сорвала с него маску: “Привет, Ди, давно не виделись. Хаха, Грег, они не знают, что у нас черные пояса по карате.– Не ждали отпора? Только на слабых нападаете?”
– Ханни, так что там у нас с камфоркой? Смотри раскалилась, надо её остудить, как ты думаешь?
– Думаю пора и наших гостей обогреть, смотри, замерзли, дрожат.
Супруги толкнули преступников в угол кухни, где стояла плита, с камфоркой, которую действительно забыла выключить Энн, когда готовила праздничный ужин. Они  перемигнулись и одновременно ткнули головы бандитов на раскаленный  круг. Дикий вопль пронзил окрестность, двое дергались, вырывались, корчились от боли и резкий запах паленого мяса наполнил комнату.

– Фу, хардкор не наша тема.
– Точняк, плохая идея, кажется я даже чувствую вонь, сейчас стошнит. Дай-ка понюхаю свой белый цветочек. Праздничный ужас у нас получился, а не праздничный ужин.
– И пафосно очень вышло, тебе, кстати, не кажется, что пафос – признак старой доброй гордыни? Мы с ним и так уже сколько дров наломали.
– Согласен. И Добра стало меньше. Надо придумать что-то свежее. А может спрятать Добро? Слыхал про непротивление злу насилием?
– Давай попробуем. А куда? В сундук и на дно морское?
– Договорились ведь без помпы, проще надо, легче. Превратим добро ну…
– Тоньше, креативнее…
– Допустим в кнопку?
– Одной маловато будет.
– Ладно, в 2 кнопки.
– Лол. И засунем под обои. Там никто не найдет, искать будут на дне морском  в Сахаре, или в космосе, в конце концов.
– Окэй. Мы меняем формат!

                ДУМАЙ, КАК КНОПКА     ДЕЙСТВУЙ, КАК КНОПКА    

– Кто там шуршит? Тараканы?
– С ума сойти, мы боимся тараканов.
– Слушай, почему это я лежу на букве Д, дальше кажется О, что потом не видно, темно, вроде Б.
– Это старая газета под обоями. Тебе повезло, а я лежу на голой стене. Щепка царапает спину. Ничего. Зато мы здесь в безопасности, кто вздумает нас искать под обоями в старом доме?
– Сколько интересно тут сидеть?
– Наверное, пока не придумают новую стратегию. Нами нельзя рисковать.
– Фу, какая-то труха сыплется. Ты уверена что здесь безопасно? Тараканы еще эти  зашуршали.
– Конечно труха, сколько обоев, с  прошлого века. Будем обои разглядывать, чтоб не бояться?
–  Вот смотри, бежевые с золотыми огурчиками, это наверное с 70х.
– А под ними светло-зеленые в полоску, пятна какие-то масляные, фу, селедка что ли?
– Зато сверху, глянь какие нарядные? Это уже новые, моющиеся. Красивые, мне нравятся эти розовые цветы.
– Нам тут долго сидеть, давай считать обои?
– Нет, давай лучше я буду считать цветочки, а ты полоски на обоях! Потом поменяемся.
– Ок.
– АААА, что это крошится? Куда мы падаем? Это не тараканы!
– Я лечууу!
– Держись за меня, не упускай из виду.

                    ЧТО-ТО ПОШЛО НЕ ТАК
    
– Кажется нас выследили. Ты в порядке? Попробуй пошевелится.
– Я в норме.
– Тогда вставай, надо искать выход.
– Где мы? Это тюрьма?

                   РЕЖИМ ИГРЫ ИЗМЕНЕН   

Внезапно загорается электрическая лампочка и освещает комнату. На полу лежат двое инсургентов, они избиты. В центре помещения стул, вмурованный в цементный пол, над ним высокий светильник, похожий на медицинский. Круглый вертящийся табурет на одной ножке. Стол, похоже с инструментами, накрытый больничной клеенкой. На стенах несколько крюков, под которыми расползаются бурые пятна. Такие же пятна на полу под стулом. Открывается дверь и в комнату заходит рыжеволосый толстяк с закатанными рукавами гимнастерки, его руки в крови. Фартук толстяка заляпан такими же застаревшими бурыми пятнами, на их фоне  резко выделяются несколько новых, алых. Медицинским пинцетом он держит папироску. Следом заходит секретарша в форме третьего Рейха.
– Так что, молчать будете? А если я вам сейчас ногти стану выдирать потихонечку? Нежно так, начну с мизинчика. (Фрау Мюллер, записываете?) Может не верите? И правильно делаете. Не буду я трогать ваши сраные пальчики, сами ими в жопе ковыряйте, что за детсад, право. Я лучше сразу кого-то кокну. А кого именно не скажу. Вам, нравится такая игра? Молчание знак согласия. На коленочки! Живеехонько, парни. Стреляю на раз-два-три. Раздается выстрел.
Тело одного из пленников дернулась, он падает и рука его еще некоторое время конвульсирует в руке другого.

В ЭТОМ ИСПЫТАНИИ ВЫ НЕ МОЖЕТЕ НИКОГО УБИВАТЬ, ВРЕДИТЬ, ЛОМАТЬ

– Видишь к чему приводят такие идейки? Добро опять проиграло.
– Да, его почти не осталось. Кажется у нас проблемы. Что если Босс узнает?
– Уволят. Низвергнут.
– Срочно брать себя в руки, нас не только выкинут с работы, но и вообще.
– Кофе-брейк 20 минут!

– Я тут придумал кое-что. Не хватает нового персонажа. Ситуация критическая и в таких случаях должен появиться супер герой.
– Кто это будет? Терминатор? Робокоп?
– Хватит меня троллить, Майки, мы не эпигоны какие-то, выдумаем своего, нового!
– Только, пожалуйста, без этих кривляний – железок, бицепсов и личных трагедий.
– Это девочка! Ну ладно, девушка, лет 20. Щечки пухлые такие, румяные, кудряшки, как обычно наших рисуют. Розовое платьице наденем, всякие кружавчики, рюшечки, Настенькой назовем, летать научим.
– Не согласен я.
– Как? С чем?
– Платье пусть будет в горошек. 

Девушка выходит из подъезда. На улице какая-то рекламная компания, люди в сияющих белых одеждах раздают цветы и шарики. Подбегает один из парней и протягивает флаер: “Супер предложение!” Настя молчит. “Специально для Вас! А это – комплимент от нашей компании! поможет в обучении” и вручает Насте 3 довольно чахлых ириса с опустившимися лепестками и полуздувшийся белый шарик на длинной веревке. Настя пробегает глазами по флаеру. “Инструкция полета” – написано крупными буквами и список правил для тех, кто в воздухе. На картинке девушка, очень похожая на Настю, летит в облаках, вытянув такие же ирисы и такой же точно шарик.
“Вы только попробуйте, – крикнул через плечо юноша, – я знаю, у вас получится! Протестируйте и убедитесь: наша фирма НИКОГДА НИКОГО не обманывает!” и красиво, по-спортивному побежал к своей команде. Настя пожала плечами – цветы и шарик, который на глазах сдувается, были не лучшими средствами для воздухоплавания,  с её точки зрения. Все же, она прочла правила и какая-то вера, в то, что летать возможно, в ней зародилась (тем более,  что где-то в глубине души Настя и сама это подозревала). 
Настя вытянула вверх цветы с шариком, постаралась сильнее напрячься, как сказано в инструкции, и представить себе, что она отрывается от земли. Даже пот на лбу выступил, но ничего не произошло. Настя расслабилась. Может глаза не надо закрывать? Тут про это ничего не сказано. Немного передохнув, Настя повторила попытку, она собралась, напряглась из всех сил, так что заломил затылок и представила, что летит. Простояв так с минуту, заметила, что ноги оторвались от земли где-то сантиметров на пять, Настя испугалась и тут же опустилась обратно. Теперь она окончательно поверила, что это не сон.
Настя снова вытянула вверх цветы и шарик и снова напряглась. Сморщила лоб, сжала губы, присела, словно на низкий старт, потом резко выпрямилась и … оторвалась от земли. “Главное не бояться” – прошептала Настя. С большим трудом, с нечеловеческими усилиями, так, что голова стала раскалываться, Настя поднялась еще повыше, потом еще чуть-чуть, вот до своих окон первого этажа добралась, “Не сдавайся”, – шептала себе Настя и заглянула сверху в кухню – молоко не убрала в холодильник. Щеки  её раскраснелись, кудряшки прилипли ко лбу, Настя медленно, с трудом перелетела забор, поднялась к большому клёну, и на спине нового платья, розового в горошек, проступили темные следы пота. Когда крона дерева была уже под ногами, Настя почувствовала, что стало немного легче. А миновав четвертый этаж, полет стал казаться  не таким уж сложным, как это она и сама раньше не догадалась? Это только оторваться от земли очень и очень тяжело. На высоте метров 40 Настя освоилась с новыми возможностями и так осмелела, что стала носится от дома к дому. Шарик и цветы она выкинула, так как знала, что это ей больше не пригодится. На самом деле они вообще были не нужны, это такие атрибуты, чтобы легче было поверить. Обретя легкость и свободу, Настя взмывала к облакам и снова опускалась вниз. Ей понравилась такая игра, когда в режиме полета, она становилась на асфальт в каком нибудь людном месте, например на пешеходном переходе, когда горит зеленый, смешивалась с толпой, где её никто не заметит, шла несколько метров и снова взмывала в небо. Летать оказалось так просто и весело!
А вот зазывала из “Корчмы”, он же по совместительству охранник, в синей кацавейке, в сапогах и с хохляцким чубом, вытаскивает пьяного из заведения. Незаметно подлетает Настя и опускается рядом, берет под-руку пьяного и вроде бы помогает идти к такси, говорит еще что-то бедолаге, словно она его девушка. И только открывается дверца машины, чтоб усадить пассажира, так и след Настин простыл в небе. И долго потом хмыкает охранник, теребит искусственный чуб и попыхивает люлькой, хотя видела  Настя сверху, что там электронная сигарета, и размышляет в недоумении, куда же так быстро  исчезла девушка, такая милая и платежеспособная.
А Настя летит, улыбается, поднимается выше и опускается вниз, маневрируя между домами и выискивает глазами, какую б еще новую проделку устроить. Надоело ей летать в городе, захотелось на природу, на свежий воздух. Летит Настя, весело смеётся, опустилась в чисто поле и радуется. Она так  счастлива, что не замечает, как спугнул кто-то птиц и летят они огромной стаей с той стороны горизонта, тревожно кричат, свистят и каркают, от кого-то спасаются. Это Змей Горыныч  вышел на охоту. Беги, Настя, улетай с птицами, но она парит беззаботно, смеётся, радуется, не замечает даже зловония, которое идет с той стороны. Сначала душком повеяло, будто сероводородом кто-то поля опрыскивает, потом сильнее стало пахнуть, смрад донес ветер, а Настя наверху, в чистом воздухе божьих пространств продолжает парить беззаботно. Беги, Настя, беги к тебе этот смрад приближается. “А не слетать ли в Берлин? Вот Вася обрадуется” – появилась шальная мысль.

– Ну что, неплохо выходит?
– Отлично. А дальше стрелялки?
– Надоело. Может Ключ какой в следующем уровне или Лабиринт придумаем?
– Ну сколько можно. Знаешь, что в википедии написано? “Они относятся к роду умеющему быстро учиться и обладающему хорошей памятью”. Понял, что люди о нас думают? Ключи, лабиринты, ворота  избитая тема, давай по-другому, чтоб оправдать репутацию.
– Лавстори!
– Ок. Старо, но мило. Все же армейка у Горыныча, похоже, есть.
– Ты же стратег, а кто это?
– Агенты спецслужб, конечно.

Настя летела по туннелю Берлинского метро в перегоне к Подсдамер платц. Она уже знала, что обладает кучей сверх способностей: сила, выносливость, честность, доброта, интеллект били все рекорды, а коэффициент интуиции зашкаливал. К тому же она умела летать. Но и её враги, на этом уровне агенты спецслужб, были тоже не лыком шиты. Настя имела моральный перевес: она знала, что от нее зависит существование Добра на Земле. Но в этот момент Настя просто летела на свидание с Васей, который должен был ждать её в метро, в конце концов, супергерл должна быть влюблена.  Когда Настя подлетела к месту встречи, увидела, что не Вася поджидал её с цветами, а толпилась на перроне куча подозрительных людей в штатском, словно пригнали сюда целое спецподразделение. Настя немного выждала в верхнем углу туннеля, куда не добирались прожекторы и, как только двери в отъезжающем поезде готовы были закрыться, Настя молниеносно юркнула в первый вагон. Она надеялась, что осталась незамеченной, спокойно подошла к окну и взялась за поручни. Достала зеркальце, как обычная девушка, поправила челку и увидела, что к ней направляются четверо в одинаковых черных костюмах с холодным выражением серо-голубых  глаз. “Хорошо, что села в пустой вагон, никто не пострадает”, – пронеслось в голове.

– Ей срочно нужна помощь.
– Что в инвентаре?
– Электрошокер.
– Нет!!!
– Волшебная палочка.
– Жми!

Настя улыбнулась подошедшим мужчинам.  Она  спокойно вынула из сумки волшебную палочку, похожую на губную помаду – один из агентов достал из кармана наручники. Настя подняла вверх своё розовое  оружие – другой агент сверкнул сталью пистолета. Но оказалось, что палочкой-помадой пользоваться проще, чем пистолетом и наручниками, так что Настя проворно коснулась ею одного агента, затем второго, третьего и четвертого. Их лица тут же преобразились.
– Какая ты красивая, – улыбнулся первый.
– А какая умная! – восхитился второй.
– Можно тебя поцеловать? – робко спросил третий.
– Я люблю тебя – вздохнул четвертый.
Компания, взявшись за руки, вышла в город на следующей остановке.


– Джекпот, чувак! Мы сделали это!
– Добро победило! После стольких поражений, даже не верится. 
– Да, Майки, наша взяла и мы снова в топе.
– Оооо, гляди сколько очков заработали!!!
– Ладно, хватит кривляться. Надеюсь, вы поняли кто был с вами?
– Вечно с вами: (хором) Г.. и М..!
– До новых встреч.
   


Рецензии