Суд над священником и суд над старушкой

Суд над священником и суд над старушкой


Только настоящий художник способен породить легенды и фольклор, как это сделал «отец судебной риторики» адвокат Федор Никифорович Плевако (1842—1908). «Плевако был гениальным русским оратором. В этой области он был для нас тем же, чем был Пушкин для русской поэзии. Как после Пушкина стало трудно быть русским поэтом, так после Плевако стало трудно быть русским оратором», — написал в некрологе Плевако адвокат-криминалист Н.П. Карабчевский.

«За всю историю отечественной адвокатуры не было в ней человека более популярного, чем Ф.Н. Плевако… Сама фамилия его стала нарицательной как синоним адвоката экстра-класса: «Найду другого «Плеваку», — говорили и писали без всякой иронии. Письма же к нему адресовали так: «Москва. Новинский бульвар, собственный дом. Главному защитнику Плеваке». Или просто: «Москва. Федору Никифоровичу». (Н.А. Троицкий).
Будучи оплотом судебной реформы 1864 г. Александра II, Плевако прославился как разработчик основ судебной риторики в России.
О русском адвокате знал весь мир. Его удостоил своей аудиенцией даже римский папа св. Пий X.

Блестящие речи защитника, пересыпанные остротами и каламбурами, не только в громких процессах («Митрофаниевский» процесс, дело Морозовской стачки 1886 г., дело Грузинского, дело Люторических крестьян и др.), но и в неприметных для общества судах над «маленькими людьми» стали настоящими театральными представлениями. Моноспектакли Плевако приводили публику и присяжных в восторг, даже когда они были (а такое случалось нередко) всего лишь искрометным двухминутным экспромтом. Очень часто слово адвоката, как мяч в ворота противника на последней минуте игры, ставил точку в судебном процессе.

Выступления Федора Никифоровича стали памятниками российского судопроизводства, а некоторые истории превратились в легенды, пересказанные на тысячи ладов. Не чурался адвокат и письменного творчества, публикуя в журналах свои пародии и эпиграммы под псевдонимом Богдан Побережный.

Плевако был глубоко верующим человеком, знатоком богословской литературы; служил церковным старостой в Успенском соборе Кремля. Тонко чувствуя религиозный настрой присяжных, «митрополит адвокатуры» щедро цитировал Священное Писание, ссылался на учение святых отцов, устраивал маленькие «чудеса». Как-то в провинциальном окружном суде он попросил звонаря местной церкви начать благовест к обедне точно по расписанию. И как только в конце многочасового выступления Плевако воскликнул: «Если мой подзащитный невиновен, Господь даст о том знамение!» — тут же зазвонили колокола. «Присяжные заседатели перекрестились. Совещание длилось несколько минут, и старшина объявил оправдательный вердикт».

Целый ряд известных дел стали таковыми только потому, что в них участвовал «московский златоуст». Благодаря его защите в историю вошли безымянные мужики и бабы, многих из которых Федор Никифорович защищал бесплатно и даже оплачивал их непредвиденные расходы. Адвокат вообще мало обращал внимания на статус и достаток обвиняемого. Прежде всего он чтил российские законы.

Когда 23 декабря 1908 г. действительный статский советник, депутат 3-й Государственной Думы от партии октябристов Ф.Н. Плевако скончался, его «похоронили при громадном стечении народа всех слоев и состояний на кладбище Скорбященского монастыря». В 1929 г. прах юриста был перезахоронен на Ваганьковском кладбище.

Мы специально выбрали не большое дело, а два «дельца» — два эпизода из адвокатской практики Плевако, ставшие примерами в учебниках. Перескажем их своими словами, поскольку и до нас они дошли в многочисленных пересказах. Подчеркнем лишь одно — это не вымысел, а реальные истории, в которых Федор Никифорович произносил свои речи не ради красного словца, забавляя публику, а для спасения подсудимого от каторги. В эти моменты защитник творил царскую милость — даровал отчаявшимся людям, не ждущим помощи ниоткуда кроме как от Бога, свободу.

1. Дело о старушке, разорившейся и обнищавшей дворянке, укравшей то ли 30-, то ли 50-копеечный жестяной чайник.
Дворянку судил коронный — правительственный суд. Прокурор, желая утереть нос адвокату, в своей речи забежал «поперек батьки» — озвучил все, чем можно разжалобить присяжных: больная жалкая старушка, живущая в беспросветной нужде, совершила грошовую кражу… Жаль бабусю, так жаль, хоть сам иди на каторгу. И все же — с пафосом произнес обвинитель — собственность священна! Пожалей воришку — пожалей и революционера. Все начинается с маленького. Сегодня — чайник, завтра — повозка. А послезавтра, гляди, погибнет Россия!

Говорят, Плевако поспорил с В.И. Немировичем-Данченко, что выиграет этот процесс. И выиграл. Он произнес тоже не без пафоса и словесного реверанса в сторону прокурора.
—  Много бед и испытаний выпало России за 1000 лет. Печенеги терзали и топтали ее, половцы, татары, тевтонские рыцари, поляки. Двенадцать языков сожгли Москву. Все вытерпела, все преодолела Россия, только крепла и росла от испытаний. Но вот старушка украла чайник ценою в 30 коп. Бедная Россия! Что-то теперь с тобой станет?
«Зал хохотал. Процесс был сорван, женщину оправдали».

2. Дело о пожилом священнике, обвиненном в прелюбодеянии и воровстве.
У Плевако перед судом по обыкновению спросили, как долго он намерен вести речь? «Одной фразы хватит», — ответил защитник.
Прокурор ярко описал глубину падения священнослужителя, дно, на котором тот оказался, после чего несчастному еще до геенны огненной грозила богатая стужей Сибирь. Уж очень были злы присяжные на грешника. Еще бы — от других требовал соблюдения Божиих заповедей, а сам!

Плевако был краток.
— Господа присяжные заседатели! Вспомните, сколько грехов отпустил вам батюшка за свою жизнь, так неужели мы теперь не отпустим ему один единственный грех?
Злость присяжных как рукой сняло: все рассмеялись, а батюшку оправдали.


Рис. Федор Никифорович Плевако (в центре).


Рецензии
Виорэль,вечер добрый!

Приятно было ещё раз "встретиться" со знаменитым Плевако! С восьмиклассниками изучаем "Шемякин суд",надо будет и им рассказать о Плевако.

С интересом прочла о слушаниях двух дел. Раньше не читала. Спасибо за ликбез!

Спризнательностью,

Котенко Татьяна   16.09.2016 23:09     Заявить о нарушении
Добрый день, Татьяна!
Рад, что очерки пришлись по вкусу.
Хорошего дня!
С благодарностью,
Виорэль Ломов.

Виорэль Ломов   17.09.2016 09:03   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.