Живи и помни

            
Илья Петрович прислонил затылок к подголовнику, расслабился. В машине тихо гудел кондиционер. Хорошо! Двигатель выключать не стал. Жена должна была быстро вернуться из булочной. Негромко играла музыка, убаюкивала.
Вдруг слева надвинулась какая-то тень. Илья Петрович ощутил это боковым зрением. Взглянув в окно, он увидел необычного человека. Это был пожилой,   даже очень пожилой мужичок. Среднего роста, худощавый.  Лицо с седой бородкой, бледное. Одет был старичок в какие-то непонятные и в тоже время неприметные одежды. На голове небольшая соломенная шляпа, или панамка – Илья  Петрович так чётко и не мог вспомнить. Курточка-ветровка серенькая, заношенная какая-то или многократно стиранная. Штаны тоже серые, именно штаны, а не брюки. Они были заправлены в сапоги, совсем низкие. Или это были лапти! Но верней всего, на ногах были галоши или полусапожки резиновые. Через плечо у старика на простой верёвке висел полупустой вещмешок. Не какой-нибудь рюкзак, что модно сейчас, а вещмешок, совсем как в военных фильмах.
Облик этого старичка был настолько необычен, что Илья Петрович не сразу и сообразил, что надо сделать. Только когда увидел, что губы старика двигаются, нажал кнопку стеклоподъёмника.
-  … до школы довезёшь? – услышал Илья Петрович конец фразы. Голос негромкий, но чёткий.
В голове у Ильи Петровича закопошился целый клубок мыслей. Они, эти мысли, как молнии сверкали в сознании и сразу исчезали. Вероятно, у нерешительных людей, к коим относил себя и наш герой, мысли противоречат одна другой.
Сначала было: надо взять, тяжело ведь, наверно, ему.
Потом: а чего его везти, тут-то идти всего лишь квартал.
И полетел диалог между хорошим и плохим:
- Жарко старичку, а машина на «взводе», носом в нужную сторону смотрит, разворачиваться не надо.
- Да какой-то он неопрятный, его же надо усадить на заднее сидение, а там после мойки никто ещё не сидел. Грязи нанесёт.
- Постыдись! До школы ехать две минуты. Возьми старика!
- Вот именно! Ходьбы-то один квартал. А дед шустрый, сам и добежит!
Мысли промелькнули в голове за долю секунды.  Между подлостью  и добротой Илья Петрович зафиксировал ничью. И неожиданно для себя отрицательно покачал головой.  Старичок молча отошёл.
В этот момент в машину села жена:
- Чего это он? – спросила.
- Да подвезти до школы просил.
- Ну и правильно сделал, что не взял. Разворачивайся здесь, поедем другой дорогой.
Илья Петрович развернул машину. При развороте  не удержался и посмотрел в сторону ушедшего старичка. Его на дороге не было!
«Наверно в магазин зашёл» - подумал.
Этот совершенно незначительный инцидент был очень быстро забыт.
Прошло дней десять.
Ночью Илья Петрович почувствовал, что задыхается. Выпил корвалол, немного полегчало. Терпел до 5 утра, а потом начал отключаться. Жена всё же настояла и вызвала «скорую помощь».
Далее совсем неинтересная история. Городская больница. Отделение реанимации. Палата интенсивной терапии и далее по пунктам. Запомнился чётко врач «скорой». Крупный, молодой человек. Он оказался на счастье по специальности реаниматологом. Его слова: «Отёк лёгких. Я уже вколол и влил в него весь свой запас лекарств». И затем: «Ещё бы  пять минут и спасать было бы некого!»
В общем, несколько часов Илья Петрович находился между небом и землёй. А потом начал выкарабкиваться. Через несколько дней был уже на ногах. Правда, эти ноги ещё долго плохо служили, норовили всё согнуться пополам, да и голова кружилась от слабости.  Но это уже мелочи.
В больнице, валяясь в общей палате и постепенно идя на поправку, Илья Петрович много размышлял и рассуждал сам с собою. Благо в больнице заниматься такими делами находится много времени. Вот он и мыслил.
«Ну, что касается возраста, то 66 – это же ещё не предел. Хотя  вон, сколько друзей и знакомых поуходило ещё и раньше.  Но, во всяком случае, я думал, что запас времени у  меня ещё есть. Думал! Думал! Индюк тоже кое- что думал! Но ведь ничего не предвещало такого. А как должно предвещать? СМС-ка должна придти: сегодня ожидается песец! Да?»
Смешно, да не весело.
И вдруг Илья Петрович вспомнил тот случай с дедом, которого отказался подвезти. Да так этот дедок ему чётко показался, будто бы рядом стоял. И голос даже расслышал: «До школы   довезёшь?» Всё было, как наяву. С тех пор этот старичок не выходил из головы. Странный старик!  Одет был как-то неприметно, и одежды непонятные. Глаза?! Вот глаза старика Илья Петрович запомнил плохо. Точно был без очков. Кажется, взгляд был пронзительный, но глаза, как у всех старых людей, прозрачные немного, влажные. Даже на мгновение не выходил из головы этот старик. В том районе, где он встретился, они с женой часто бывали. Там неподалёку расположен овощной рынок, людей много встречается, а вот такого старика никогда не видели. Кто же он такой? Откуда взялся? Эти вопросы не давали теперь покоя Илье Петровичу.
И вдруг, как молния блеснула догадка.  А ведь я знал этого старичка! Не видел никогда, но знал! С самого детства знал! Это было просто, как озарение. Вот это – да!
Далее всё дословно из интернета:
«Это случилось в городе Куйбышеве, ныне Самара.
Наступил долгожданный вечер 31 декабря 1955 года. Собрались приглашённые гости, и только Николай, жених Зои запаздывал. Его не стали ждать. Начались танцы. Парни и девушки , разбившись на пары, начали кружить  и только Зоя, грустно-завистливо глядя на кружение, сидела в одиночестве.  Кто знает, может лукавый нашептал или просто ей самой пришла мысль станцевать с иконой Николая Чудотворца. Не долго думая, проворно вскочив, она с досады обняла икону со словами: «Возьму этого Николая и пойду с ним танцевать. Если Бог есть, Он меня накажет». Продолжили танцевать, круг, другой, и вдруг комната наполнилась ослепительным светом  и невероятным шумом…  Страх объял всех присутствующих, приведя их в неописуемый ужас. В миг все выбежали из комнаты. И только одна Зоя замерла с прижатой к груди иконой Святителя – окаменевшая, холодная как мрамор. Прибывшие врачи  ничего не смогли поделать с этим стоянием Зои. Пытаясь сделать ей различные инъекции, врачи встретились с сопротивлением Зоиной  кожи. Все иглы гнулись и ломались об её кожу, как будто это был камень.
…Очень мало посетителей было допущено к Зое во время её окаменелого стояния.
…Был один странный посетитель, благообразный старец, он пришёл перед праздником Благовещения и попросил дежурных пропустить его к Зое, но милиционеры были непреклонны.
На следующий день он снова пришёл и снова получил отказ.
В самый день Благовещения он в третий раз пришёл к Зое, и дежурные пропустили его. Они  слышали, как он с заботой и лаской в голосе сказал Зое: - «Ну, что, устала стоять?»
Прошло немного времени и обеспокоенные дежурные тем, что посетитель задерживается, хотели выпустить старца, но зайдя в дом, не нашли никаких  следов его присутствия, его там не оказалось. Все из них были убеждены, это был сам Святитель Николай.
Зоя простояла 4 месяца (128 дней), до самой Пасхи».
Этот случай, верней это чудо в то время упоминали наши газеты. Хотя время-то было строго атеистическим, но всё же трудно было обойти вниманием такое событие. Ну, а уж людская молва через край была насыщена подробностями. Кто верил, кто не верил, это уж как водится.
Маленький Илья и запомнил со слов своих родителей и родственников этот эпизод. Уже став постарше, прочитал о каменной Зое в какой-то книжке.
И вот прошло около 60-ти лет, и вдруг все подробности всплыли в памяти.
«Так значит, я мог встретить Святого Николая – думал Илья Петрович и тут же себя перебивал, - что значит – мог! Это был Он! Нет сомнений! Точно – Он! – Илья Петрович полностью уверовал в это, -  Да, но почему Он так жёстко отомстил за то, что я его не подвёз? – продолжал рассуждать он, - А Он и не мстил! – сам себе отвечал, - Он просто понял, что перед  ним никчёмный человек и отозвал от него ангела-хранителя. Вот и всё. И это ничтожество осталось без защиты!  Получай, что заслужил! И никакие прошлые заслуги тут ни причём. Что же мы так легко сокращаем свою жизнь? Делов-то? Подвезти старого человека один квартал!!!»
Мысли о Святом Николае не покидали Илью Петровича ни на минуту. «Вот бы ещё раз встретить Его, упасть на колени, вымаливать прощение!»
Время шло. Здоровье постепенно восстанавливалось. А здоровье начало возвращаться, и мысли о той встрече стали бледнеть. Человеческая природа по своей сути порочна. Случается горе, сразу бежим в церковь, свечки ставим, кресты смущённо на себя кидаем. А стало хорошо, и забываем о своих просьбах да молитвах. И ещё себя считаем верующими! Стыдно!
Но всё же Илья Петрович встретил ещё раз того старичка.
Дело было ярким солнечным днём. Илья Петрович ехал на своей машине через какой-то перекрёсток в городе. Ему надо было делать левый поворот, и он был уже в том положении, когда направление сменить невозможно. Старичок стоял на противоположной по диагонали стороне. Сразу не подъехать.  Он был одет в те же серые одежды и вещмешок был при нём, только держал он свою торбу не через плечо, а рукой за верёвку.  Стоял и смотрел в сторону машины Ильи.
Илья Петрович растерялся. Надо было срочно тормозить – не позволяли запрещающие знаки. Разворачиваться – до следующего перекрёстка и места для разворота далеко. Но надо что-то предпринимать! Пока ещё видно в правое зеркало стоящего старичка!
И здесь всему хорошему вопреки из какого-то далёкого угла вылезло мерзкое ничтожество и начало нашёптывать в ухо: «А чё ты засуетился? Это ведь может и не тот, о котором ты помнишь? Да, точно не тот! Напридумывал себе чёрт знает что! Вот и мечешься! Вон, смотри! Его уже нет!»
Пока Илья Петрович так раздумывал, дедок куда-то делся! Его уже не было видно в зеркало! А машина всё шла вперёд.
И тут Илья Петрович почувствовал, будто ему стакан кипятка выплеснули в груди. Успел затормозить, съехать на обочину. Обернулся – кругом жаркая безбрежная пустыня! «Как же так? Я же в городе!» - успел подумать.
Голова безжизненно с тихим стуком упала на баранку…


Рецензии